Профиль пользователя: Светлана

Блог: Зачем бизнесмены в России идут в политику?

Зачем бизнесмены в России идут в политику?

Зачем бизнесмены в России идут в политику?

Читая и комментируя статью "Почему Анапа не изменилась с 22 февраля (ч.2.)" мне вспомнилась статья в "Ведомостях" о влиянии бизнеса на российскую внутреннюю политику. Статья, правда, аж 2006 года, но если добавить новых героев, то получится вполне актуальной и на сей день. В Анапе, конечно, не бог весть какой бизнес, да и власть порядком поистрепалась в битве с проститутками и самопальным алкоголем, но, надеюсь, вдумчивому читателю станет понятно, что я имела ввиду, под метафорой о сиамских близнецах. Итак, привожу полный текст статьи. "Бизнес восстанавливает контроль над законодательной властью. Пока только в регионах. 59% — такова доля бизнесменов в Государственном совете Чувашии 75% — на столько увеличилось количество бизнесменов в Липецком областном собрании Режим, сложившийся в России при Путине, принято называть бюрократическим капитализмом. Имеется в виду, что всю полноту власти в стране — и экономической и политической — сосредоточила в своих руках силовая и гражданская бюрократия. Бизнес, затвердив назубок горькие уроки ЮКОСа, и думать забыл о том, чтобы перечить начальству. Это впечатление обманчиво. Коммерсанты наносят ответный удар. И какой! Как выяснил SM, октябрьские выборы в парламенты некоторых регионов предпринимательское сословие выиграло убедительнее, чем «Единая Россия». В Липецкой и Астраханской областях топ-менеджеры и собственники получили больше половины всех мандатов, в Чувашии — почти 60%. Бизнес увеличил свою долю и в парламентах других регионов. Сколько ни борись со сращиванием денег и власти, музыку в стране скоро снова будет заказывать тот, кто платит. ВЫБОР ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ Что дешевле — купить услуги профессионального политика или самому пойти во власть? В этот вопрос сплошь и рядом упираются и промышленники с миллионными GR-бюджетами, нуждающиеся в лицензиях и налоговых льготах, и директора колхозов, месяцами вытрясающие из чиновников разрешение на строительство коровника. Каждая пятая российская компания регулярно тратится на взятки, констатируют эксперты Всемирного банка. С 2002 по 2005 г. доля коммерсантов-взяточников увеличилась с 13 до 21%. Такой вывод основан на интервью с представителями 599 компаний. Казалось бы, это свидетельствует о закрепившемся в стране разделении труда: бизнес не лезет в политику, чиновники — за мзду — не лезут в бизнес. Не устарели ли сведения? 35-летний гендиректор Дальневосточной региональной компании, управляющей сетью супермаркетов «24 часа» в Приморском крае, Евгений Оломский за сентябрь потратил 17,14 млн руб. Легко сказать: в одиночку наполнить предвыборный фонд партии «Свобода и народовластие», да еще обогнать на пару миллионов финансистов «Единой России». Результат оказался непропорционален затратам: «медведи» получили 22 мандата в краевом парламенте, а финансируемые Оломским сторонники бывшего мэра Владивостока, ныне депутата Госдумы Виктора Черепкова — всего три. Оломский, свыкающийся с ролью депутата, еще дешево отделался. Для тех, кто пытался пройти в парламент по одномандатному округу, входной билет по сравнению с предыдущими выборами подорожал в 10 раз. «В думе предыдущего созыва люди, вложившие в кампанию $80 000-100 000, гарантированно получали мандат», — говорит кассир «Свободы и народовластия». Среди его знакомых, пытавших счастье на выборах 8 октября, есть одномандатники, проигравшие с бюджетами $1 млн. Впрочем, представительство бизнеса в Приморской думе снизилось не из-за дороговизны. Это исключение из правил объясняется предвыборной борьбой между губернатором Сергеем Дарькиным и центральным аппаратом «Единой России», который основательно почистил предвыборный список партии от партнеров губернатора. При определении «классового состава» новых законодательных собраний SM воспользовался данными, которые кандидаты сдают в региональные избирательные комиссии. Один из пунктов кандидатской анкеты — последнее место работы. Стопроцентной гарантии того, что кандидаты говорят о себе всю правду, быть не может. Но и скрывать свой род занятий им тоже не с руки. Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав граждан требует от кандидатов предъявлять точные биографические сведения. Наказание за малейшую неточность может быть крайне строгим — тому пример случай с бывшим генпрокурором Юрием Скуратовым, который был снят с выборов в Госдуму за то, что забыл вписать в предвыборную анкету должность профессора Московского государственного социального университета. А поскольку в большинстве регионов сохраняются остатки политической конкуренции, кандидат, врущий в анкете, становится очень удобной мишенью для атаки со стороны соперников. При подсчете «депутатов-капиталистов» SM учитывал только генеральных директоров, их заместителей, а также председателей и членов советов директоров частных и государственных компаний. Такой подход дает заниженную оценку: например, он не позволяет уловить присутствия в Липецкой облдуме представителей Новолипецкого металлургического комбината, который делегировал туда директора по безопасности и заместителя начальника протокольного отдела дирекции по закупкам. Но нас интересовало бизнес-представительство на высшем уровне. Зачем коммерсанты идут во власть, вместо того чтобы довольствоваться услугами «своих» политиков? Экономисты давно дали ответ на этот вопрос: предприниматели небезосновательно подозревают, что, выиграв выборы, политик не сдержит своих обещаний. В России эта логика работает так же, как и в других странах, где периодически проходят выборы. До отмены губернаторских выборов российские бизнесмены активно искали себе применение в исполнительной власти, ведь именно там формируется политика. Скотт Гельбах из университета Висконсина, Екатерина Журавская и Константин Сонин из ЦЭФИР подсчитали, что в 247 губернаторских кампаниях, которые прошли с 2001 по 2005 г. в 88 регионах России, в 151 участвовал по крайней мере один предприниматель. При этом в 104 случаях кандидат от бизнеса получал как минимум 5%, а в 66 — 10%. 17 бизнесменов стали губернаторами. В июле этого года ученые вернулись к вопросу о том, зачем коммерсантам политика*, и пришли к выводу, что ситуация принципиально не изменилась. Ценность предвыборных обещаний в России по-прежнему невысока, как и гарантирующие их исполнение инструменты — свобода слова и прозрачность деятельности правительства. Неудивительно, что с отменой губернаторских выборов конкуренция за места в законодательной власти сильно возросла. ЗАЩИТА ОТ ДУРАКОВ О своей новой работе депутаты-бизнесмены стараются говорить без лишнего пафоса. Директор Лахденпохского фанерного комбината «Бумэкс» Дмитрий Беляев, избиравшийся в законодательное собрание Карелии по одномандатному округу как кандидат от «Единой России», собирается поддержать почин депутатов предыдущего созыва, снизивших налог на имущество ряда машиностроительных предприятий в 11 раз: с 2,2 до 0,2%. Директор астраханского филиала страховой компании «Согаз» «единоросс»-одномандатник Татьяна Максимова скромно допускает, что ее присутствие в областной думе будет работать на имидж страховой группы. На посту председателя комитета по бюджетно-финансовой, экономической, налоговой политике и собственности Максимова обещает не лоббировать корпоративные интересы, просто страховые премии лучше собираются там, где выше уровень жизни. До 2012 г. химический холдинг «Акрон» , чьи налоги формируют четверть бюджета Новгородской области, планирует инвестировать в производство $1,5 млрд. «Многое придется согласовывать, и нам необходимо понимание как региональных, так и местных властей», — замечает исполнительный директор «Акрона» Владимир Гавриков, шедший третьим в новгородском списке «Единой России». А депутату легче наладить взаимопонимание с исполнительной ветвью, чем простому топ-менеджеру. Дополнительный стимул к взаимопониманию — соглашения о сотрудничестве с Новгородом и областью, которые обойдутся в этом году «Акрону» в 35 млн руб. В Новгородской облдуме интересы «Акрона» представляют два человека. Год назад, вспоминает Гавриков, холдингу потребовалось понимание власти, чтобы решить вопрос о ценах на апатит. Федеральная антимонопольная служба отказалась признать основного поставщика «Акрона» монополистом, обратив внимание на то, что ценовая политика «Фосагро» не помешала новгородскому холдингу в 2005 г. утроить свою чистую прибыль. Однако это не омрачило победу новгородских бизнесменов в арбитражном суде Москвы, который обязал «Фосагро» продавать «Акрону» сырье по фиксированной цене в следующие пять лет. А в ближайшее время депутаты-акроновцы готовятся к борьбе с повышением тарифов на природный газ. Можно затянуть принятие этого решения, можно выбить льготы — вариантов не так уж и мало, рассуждает Гавриков. Чувашские «единороссы» об участии бизнеса в законотворчестве и вовсе рассуждают как о меньшем зле. «В России есть, наверное, регионов пять, где сформировался класс профессиональных политиков, а в городах с населением меньше 800 000 даже с хорошими управленцами негусто», — рассуждает гендиректор концерна «Тракторные заводы» Семен Млодик. Его не удивляет, что партии включают в свои списки топ-менеджеров крупных предприятий: «Это вопрос квалификации». К тому же чувашские «медведи», по словам Млодика, не требуют от «трактористов» дополнительного финансирования за включение в предвыборный список первого лица компании. Зачем менеджерам тракторного концерна политика? «Чтобы оградить предприятие, формирующее треть доходной части республиканского бюджета, от популизма или простой глупости политиков, которая может нанести бизнесу системный вред», — объясняет «единоросс» Млодик. В прошлом году такую «глупость» едва не сделало городское собрание Чебоксар, собравшееся в 5 раз повысить налог на землю. Млодик считает, что тогда промышленников спасла настойчивость депутатов, достучавшихся до президента Чувашии Николая Федорова. В остальном же депутатская работа, по версии бизнесмена, «чистая благотворительность»: никаких преференций для предприятия через республиканский Госсовет не пробить, а вот скандалов, в случае чего, не оберешься. СНИЖЕНИЕ ИЗДЕРЖЕК Производитель соков ОАО «Лебедянский» , которому принадлежат бренды «Тонус», «Фруктовый сад» и «Я», оказался настоящим депутатским конвейером. Бывший руководитель компании Николай Борцов, которому принадлежит 30% ее акций, — депутат Госдумы; его сын Юрий, владеющий 25,13% акций, 8 октября переизбрался в Липецкий областной Совет, как и нынешний гендиректорАлександр Кобзев. «От “Лебедянского” в облдуме четыре человека, такого еще никогда не было!» — радуется за успехи компании наемный менеджер. Это больше 7% депутатского корпуса. До избрания Кобзев с 10 коллегами три года работал депутатом лебедянского райсовета, но большого эффекта это не дало. «Много законов принималось автоматически, просто потому, что так решила облдума, — вспоминает Кобзев. — Мы решили подняться на новый уровень». За деньгами акционеров Кобзев присматривает не только на корпоративной, но и на депутатской работе. Бюджет Лебедяни, города с населением 21 000 человек, на две трети сформирован за счет налогов сокопроизводителя (в 2005 г. компания заплатила в бюджеты всех уровней 1,47 млрд руб.) и отчислений благотворительного фонда Борцовых. Но если с благотворительностью сокопромышленников особых хлопот не возникает, то налоги уходят вверх по бюджетной вертикали: «Деньги района забирает область, деньги области — Москва», — поясняет Кобзев. Возвращать их в город, не имея депутатской корочки, дающей право голоса в формировании областного бюджета, проблематично. Снижение корпоративных издержек как побочный эффект законотворчества привлекает и Беляева из карельского «Бумэкса». Среднегодовой объем экспорта березовой фанеры и мебельных заготовок в $9,5 млн не позволяет предприятию остаться в стороне ни от формирования двух третей районного бюджета, ни от политики. Это в Новгородской области, если верить «акроновцу» Владимиру Гаврикову, депутаты договорились не использовать бюджет для исполнения предвыборных обещаний. В дотационных районах Карелии это приветствуется. «Инвестиционные программы и распределение бюджетных дотаций в правильном направлении — обязанность одномандатников», — настаивает Беляев. Есть у тебя личные связи в «Единой России», Минфине и правительстве — республика поможет закупить для районной больницы дорогое оборудование. Нет — об аппаратах искусственной вентиляции легких можно забыть, если, конечно, нет желания пожертвовать прибылью предприятия. ГОСДЕЯТЕЛИ НА СОДЕРЖАНИИ Помните, как политики и политологи объясняли причины репрессий, обрушившихся на Михаила Ходорковского? Владелец ЮКОСа, дескать, с особым цинизмом нарушил «шашлычный пакт» с Владимиром Путиным: не только вмешался в политику, но и попытался «скупить» Госдуму, финансируя одновременно «Единую Россию», «Яблоко», СПС и коммунистов. Бизнес переболел синдромом ЮКОСа. «У нас с губернатором уже 15 лет действует договоренность о том, что бизнес не лезет в политику. Именно поэтому “Акрон” не должен стоять в стороне от законодательного процесса», — творчески интерпретирует договоренности с властью Владимир Гавриков. Отговорки бизнесменов сути дела не меняют. «Рост числа топ-менеджеров в Астраханской думе нового созыва связан с активным участием в выборах представителей “Газпрома” и ЛУКОЙЛа — стратегических партнеров области», — объясняет Максимова из «Согаза». «Газпромовцы» получили в Астраханской думе четыре мандата (7% голосов), «лукойловцы» — два мандата, причем оба депутата-нефтяника приехали из Волгограда, где находится региональная штаб-квартира ЛУКОЙЛа. А что же профессиональные политики, у которых коммерсанты отбирают парламентский хлеб? Оппозиционеры — как слева, так и справа — рады любым спонсорам, но те к их спискам охладели еще три года назад. Финансировать оппозицию не столько страшно, сколько невыгодно. Бизнесу нужны гарантии, и он скупает партию власти. «Медведи» подстраховываются, но довольно вяло.«В предвыборном списке не может быть больше 30% топ-менеджеров», — объясняет принципы партстроительства замруководителя фракции «Единой России» в Госдуме Франц Клинцевич. Правда, это неписаное правило, которым можно и пренебречь. «Мы хотим, чтобы избиратели видели в думе представителей своего сословия, и каждый регион составляет списки с учетом своей специфики: в промышленном больше промышленников, в аграрном — колхозников», — поясняет другой замруководителя фракции ЕР, Валерий Рязанский. Пакт о невмешательстве бизнеса во власть, по его мнению, уже неактуален. Кто-то же должен оплачивать предвыборные амбиции «медведей».
83