ГОРОДА БЕЗ ГОРОДСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Я отложил публикацию продолжения "не доводи до предела". За полтора дня почти 1500 просмотров. Пока повисит первая часть. В понедельник - продолжим.
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ с Александром Архангельским 
3 февраля 2014

Правы ли урбанисты, которые жестко говорят о России как о стране незавершенной урбанизации, где не работают сложившиеся институты и торжествует культура городской окраины? Что нужно сделать, чтобы российский город стал средоточием культуры повседневности, в которую вовлечены все горожане, от мала до велика, и не только хипстеры, но и носители других идей и идеалов?

В обсуждении принимают участие: Ирина Душкова, координатор фонда Cultura; Виктор Вахштайн, социолог, заведующий кафедрой РАНХиГС при президенте РФ; Александр Высоковский, профессор, декан Высшей школы урбанистики НИУ-ВШЭ; Руслан Хестанов, профессор кафедры наук о культуре НИУ-ВШЭ; Ксения Чудинова, главный редактор журнала "Большой город"; Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы.

 

http://tvkultura.ru/anons/show/episode_id/961173/brand_id/20905/

 

Современная Анапа: теоретический аспект

Город сквозь призму теории

 

 

 

 

 

2 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 2 Февраля 2014

О. Генисаретский: К концепции развития города

HTTP://PRISS-LABORATORY.NET.RU/T.E.X.T.S.-/STRATEG_MATERIALS-GENIS.HTM

Предлагаемая концепция городского развития – по своим содержанию и целям – является управленческой, т.е. адресованной в первую очередь специалистам, профессионально занятым деятельностью городского управления, и тем жителям города, кто не равнодушен к его дальнейшей судьбе и готов – в порядке гражданского участия – потрудиться на ниве местного самоуправления.

Процесс становления местного самоуправления в нашей стране, процесс муниципализации различных городских процессов (и образа жизни в целом) вновь, после 80-летнего перерыва, начался сравнительно недавно. Можно сказать, что местное самоуправление в России еще только делает первые шаги. Вместе с тем, путь этот долгий и трудный, требующий от всех участников городского процесса немалых усилий по изменению взглядов на природу городского управления, овладения новыми управленческими компетенциями и внедрения в городскую практику новых управленческих технологий.

Предлагаемая концепция исходит из идей и опыта программно-целевого подхода и имеет своей конечной целью переход к состоянию устойчивого и управляемого городского развития.

Этот переход, если он будет признан целесообразным, предполагает определенную последовательность изменений в стратегии городского управления.

Ее первыми шагами являются:

· Разработка концепции городского развития, смысловым ядром которой является представление о природе устойчивого развития как такового.

· Определение первоочередных, доступных управлению точек и направлений развития, тех его программных фокусов, на которых целесообразно в первую очередь сосредоточить управленческие усилия.

· Разработка ориентированных на эти фокусы политик и программ технологически развития, обеспеченных наличными материальными, организационно-управленческими, информационными и интеллектуальными ресурсами города.

· Создание условий для активного гражданского участия населения в обсуждении политики развития и тех его программ, которые городские власти предлагают реализовать в городе в ближайшее время.

Предлагаемый текст концепции городского развития состоит из основной части и приложений.

В основной части:

во-первых, кратко изложены основные положения концепции городского развития, касающиеся задач местного самоуправления (на нынешнем этапе его становления), основных направлений управленческой деятельности, связанных с установкой на управляемое развитие города (и его различных объектных подсистем), целей и принципов пространственного социально-культурного и образовательного развития города;

а во-вторых, предложен перечень и дано краткая характеристика вытекающих из настоящей концепции первоочередных программ развития.

В приложениях эти же вопросы даны в более подробном исследоывательском и проектно-аналитическом изложении.

Местные сообщества и местное самоуправление

В проблематике местного самоуправления теснейшем образом переплетаются различные по своей природе измерения жизни и деятельности людей - воспроизводящийся процесс производства/потребления условий жизни и жизненных благ, пространственность (пространственная выраженность городского образа жизни, ее приуроченность к определенному месту) и тот специфический для оседлой жизни в городских поселениях тип социальных связей, который именуется местным сообществом[1].

Естественный рост городов, равно как и их целенаправленные (проектно-инновационные) трансформации затрагивают все три названные измерения. Поскольку расширенное воспроизводство вместе со структурными изменениями (процессами дифференциации/интеграции) принято называть развитием, то управляемость жизнедеятельностью городов будет означать не что иное как их воспроизводящееся во времени, устойчивое развитие.

Большинство предметов ведения местной власти относится к так называемым структурам повседневности и связаны с удовлетворением текущих (ежедневных, еженедельных и т.д.) массовых запросов населения. Объектами ее усилий являются городские системы жизнеобеспечения (сети обслуживания, социально-институциональная и технологическая инфраструктуры), а также – пространственно-организованная городская среда.

Структуры повседневности - это структуры образа жизни, то, что проживается и оценивается самими людьми по ходу их жизни и деятельности; тогда как системы жизнеобеспечения - это объекты деятельности городских служб и властей. Людей, как показывают опросы, в первую очередь волнуют не политические, а чисто практические вопросы: личная безопасность, благосостояние, здоровье и возможности отдыха, образования детей и т.п. Запросы повседневной жизни, уровень удовлетворенности ею, степень идентичности с местом проживания, степень вовлеченности в жизнь местного сообщества зависят от состояния городских систем жизнеобеспечения (а - через них - от качества городского управления), но одно все же не тождественно другому.

Согласно представлениям, заложенным в законодательные документы о местном самоуправлении, оно неразрывно связано с местным сообществом, которое и есть подлинный субъект самоуправления.

Организация, планирование и проектирование жизнедеятельности советского города, методы управления его функционированием и развитием, равно как и сложившиеся в нем образы жизни городского населения, во многом, если не целиком, определялись теми процессами индустриализации, которые переживала страна в эпоху советской власти.

На тех территориях, где этот процесс был особенно интенсивен, советский город и был индустриальным по преимуществу. Ключевое понятие народнохозяйственного планирования и градостроительного проектирования того времени - градообразующие, то есть определяющие функционирование и развитие города факторы, - имело в виду прежде всего предприятия, относящиеся к сфере материального производства, размещенные на территории города. Развитию производства подчинялось все, вплоть до численности и социальной социально-демографической структуры населения, мощности сетей коммунально-бытового, торгового и культурного обслуживания[2].

Образно говоря, советский город был приговорен к индустриальному типу функционирования и развития. Тип этот для каждого города был принудительно задан планами развития производства и совершенно ни в чем не зависел от воли проживающего в нем населения.

Город в России за время советской власти оказался существенно демуниципализированным. И это положение дел не могло быть изменено в порядке быстрых правовых решений. Ибо законодательные нормы муниципального права, являющиеся по своей природе проектами юридических институтов, устанавливают возможные параметры правопорядка, тогда как реальные правоотношения зависят не только и не столько юридических проектов/норм, сколько от стартового состояния этих отношений, от реального уровня урбанизированности и муниципализированности города.

В условиях вновь начавшегося процесса муниципализации городской жизни перед каждым городом встает вопрос о необходимости выбора городской политики развития, а в рамках ее - о концептуальном самоопределении в отношении того стратегического статуса (типа) города, который определяет:

- его место в региональном, страновом и - что для многих городов стало уже актуальным - наднациональном пространстве развития (на рынках капитала, труда, информационных, человеческих и прочих ресурсов);

- и его инновационно-инвестиционную привлекательность (для внешних и внутренних инвесторов), т.е. способность города мобилизовывать ресурсы и активы развития, делать их операционально доступными.

Разработка концепции развития, отвечающей типологии города и сложившейся в нем городской ситуации - отправная точка для реализации городской политики развития и выбора критериев оценки ее реалистичности и эффективности. Это стратегическое (одновременно, идеологическое и политическое) самоопределение далее реализуется в разработке городского пакета программ развития (объем которого зависит от реальных инновационно-инвестиционных возможностей) [3].

В документах по развитию многих городов до недавнего времени звучало намерение добиваться статуса "наукограда" или "технополиса". Предложения о том, что г. Димитровграду следует добиваться статуса наукаграда не раз звучало на семинаре по разработке концепции развития города.

На наш взгляд, это предложение во многом имеет пережиточный характер. Ирония судьбы состоит тут в том, что за статусом наукограда, как он чаще всего понимается, закрепляется не только понимание города как инновационного пространства (с большим научно-техническим потенциалом), но и инвестиционная привлекательность. Однако, концепт наукограда и технополиса вошли у нас в оборот в то еще время, когда не была актуальной инвестиционная политика. Предполагалось, что если просто заявить (и даже обосновать, что случалось не часто) свою инновационность, то вложения не заставят долго себя ждать.

Актуальная сегодня идеология городского развития, опирающаяся прежде всего на муниципальную собственность и городскую недвижимость, на ноу-хау (с просчитанными бизнес-планами и инвестиционными проектами) и на финансовые схемы "займов из будущего", тяготеет скорее к иной, инновационно-инвестиционной манере стратегического самоопределения.

Это - город-предприниматель, город-хозяин, т.е. активный город, сплоченный город, умело рекламирующий себя город.

Для практической реализации этой стратегической установки важно наличие привлекательных идей и проектов городского развития, согласованность действий всех субъектов городского развития (включая различные группы населения) и дух соперничества с другими городами (в региональном, страновом и наднациональном пространстве), поддержка основных идей концепции развития различными группами населения, местными властями и представителями деловых кругов, наличие конкретных программ городского развития и, разумеется, активность в изыскании необходимых ресурсов.

Для того, чтобы городское развитие из намерения власти и цели специалистов-управленцев стало реальностью городской жизни необходимо всячески способствовать становлению прямогогражданского участия населения в делах местного сообщества и в ходе городского управления. Есть три направления его вживления в ткань городской жизни:

* Отработка механизма сотрудничества органов власти и местных сообществ

Необходимо создать механизм, который позволял бы отдельным гражданам и общественным группам выражать свое отношение к общегородским проблемам и участвовать в их решении на всех этапах. Граждане должны иметь возможность предлагать решения, предлагать конкретные проекты и участвовать в осуществлении решений, в которых они наиболее заинтересованы.

* Изменение отношения к гражданскому участию населения в гоодском управлении

Необходимо разрабатывать и осуществлять городские программы информированного согласия, которые помогали бы людям поверить в возможности своими силами повышать уровень и качество жизни в городе. Одним из предметов такого согласия/несогласия, обладающим сильным мотивационным потенциалом, является семейный бюджет (в долях расходов на те или иные социальные нужды для разных социальных групп).

Работа по формированию гражданского сознания, имеющая долговременный характер, может быть включена в число целей городских социальной, образовательной и культурной политик.

* Информированное согласие и сотрудничество

В настоящее время городская власть, ее намерения, решения и действия не являются достаточно информационно прозрачными. Тогда как хорошая информированность населения о положении дел в городе и перспективах его развития составляет основу информированного согласия, эффективности городского управления и способствует укреплению социальной стабильности.

1998

[1] От населения, понимаемого как статистическая совокупность людей проживающих на данной территории, местное сообщество отличается наличием у каждого жителя и у всех жителей, вместе взятых, чувства принадлежности месту проживания своей жизни (городу, селу), сознания своего права и возможностей влиять на ход жизни в нем и ответственности за него. Это на ином языке и называется городской идентичностью.

[2] Этой же логике развития был подчинен городской строительный комплекс и практика разработки и реализации генпланов городов. Индустриальное домостроение стало основным способом решения жилищной и других социально-градостроительных проблем. Инженерные инфраструктуры, сети коммунального и транспортного обслуживания или целиком (как в монопрофильных городах), или на территориях, подведомственных промышленным предприятиям, были также предметом их ведения.

[3] В управленческом смысле важно то, закреплены ли эти политики, концепции и программы развития в Уставе города, а также - сколь подробно, с какой мерой обязательности для городских исполнительных властей и всех фигурантов процесса развития). Поэтому анализ документов развития позволяет оценить перспективы муниципализации того или иного города и получить представление о его инновационном потенциале и инвестиционной привлекательности.

Олег Игоревич Генисаретский

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Город - урод Анапа

Архив материалов