Плитка, лавочки и фонари как скрепы территории?

 Глава Анапы поставил задачи на год

 

Глава курорта Сергей Сергеев обозначил ряд задач на 2014 год: «Продолжаем благоустройство города. Начнем с улицы Стаханова: установим лавочки, фонари, облагородим территорию».  

Задача главы: постелить в этом году не менее 15 тысяч квадратных метров тротуарной плитки, в том числе и в сельских населенных пунктах, а также установить не менее 15 километров бордюрного камня.

«Где неправомерно закрыты сквозные проезды по улицам, будем открывать, – добавил глава города. – Дорожное строительство, благоустройство, газификация – вот приоритеты на этот год».

 

http://anapatoday.com/news/2014/01/493/

Осмысленность города

Очевидно, что мыслить город как целостный объект достаточно сложная задача, хотя этимология слова город, указывает на некую целостность, огороженную, от - гороженную, за - гороженную от иного. И если в исходном значении, город (Urbas, Burg, Wick или Weich, Stadt. City, Cite), - «Слово это издревле обозначало поселение, искусственно укрепленное оградою или валом и рвом для защиты от неприятельских нападений» [1, с. 21], то в современном контексте, целостность города, т.е. его границы, можно очертить, только построив его понятие. Несмотря на то, что на сегодня нет строгого понятия «город», в том числе и в социальной науке, именно в такой форме социальной организации народорасселения происходят процессы, зачастую определяющие и задающие закономерности развития и функционирования не только страны, но и мира. На сегодня город, как доминирующий образ урбанизированного уклада современной жизни, задаёт характеристики современного общества, траектории его изменения и проблемы. Это связанно не только с постоянным ростом городского населения, по разным источникам на сегодня оно составляет примерно 70 – 80% от всего населения земли, но и с тем, что в городах концентрация и столкновение разнообразных форм жизни является источником естественных инициатив, порождающих уклад жизни, связанный с производством знаний, в отличие от сельского уклада, где уклад жизни связан с природными циклами. 


Современная, практическая задача понимания города состоит в создании современной теории, обеспечивающей конфигурирование полипредметной сферы, отвечающей за рациональное жизнеобустройство территорий. Отсутствие такой теории остро ощущается при обсуждении вопросов муниципализации и формирования структур местного самоуправления. Это можно проследить на примере дискуссий по проблеме формирования градостроительной стратегии России. Так, в статье «По каким принципам развивать города и поселения» начальник Управления архитектуры Госстроя России Э. Шевченко, анализируя ситуацию, отмечает: « … в профессиональных кругах муссируются вопросы о необходимости разработки проекта «Генеральной схемы расселения на территории Российской Федерации» и «Национальной градостроительной доктрины России», однако ни на одном из совещаний не удалось не то что достигнуть консолидированного мнения специалистов – градостроителей, но хотя бы сблизить позиции даже по типу документа» [14]. Эта ситуация неопределенности и отсутствия базовых понятий является характеристикой переходного периода. Перехода от экономических экспериментов к последовательным реформам, поиску принципов и концепций. При этом происходит смена представлений, от собственных возможностей от патерналистских ожиданий к принятию ответственности на себя, осознания, в том числе, и возможностей процессов муниципализации. Возникают новые формы социальной кооперации, растет численность общественных организаций, решающих непростые проблемы человеческого общежития без помощи государства. Неравнодушие и сопереживание, как непреложные ценности нашей культуры, порождают новые общественные "связки", инициативы и начинания. И именно эти процессы реальней всего ощущаются в пространстве города, где плотность населения, связанная сопричастностью к некому доступному общему, сохраняемому теплом других людей, задают эту целостность, хотя ни категориально, ни понятийно, в строгом смысле этих форм, нет описаний такой социальной организованности. Предпосылкой для создания теории города является опыт инициатив городских сообществ по самостоятельному формированию необходимых представлений и механизмов его управления. Теоретическое оформление этого опыта может/должно осуществляться представителями научных сообществ, прежде всего учеными городского университета и учебных заведений города, активное участие которых обеспечивается публичной ответственностью за свои разработки, их практической направленностью на решения актуальных городских проблем. 
В сборнике «Понятие о городе» [9] представлены результаты работ по проблемам управления городским развитием, а также попытки теоретического обобщения и культуротехнического конструирования схем и понятий. Авторами этого сборника утверждается, что «город - один из удивительных феноменов человеческой мысли и деятельности – может выступать в качестве естественного источника инициатив, проектов, идей, обеспечивающих затем развертывание корпуса наших знаний, постановку новых проблем, движущих человеческий интеллект» [9, с.75 - 78]. 


В. Никитин, один из соавторов этого сборника, фиксирует проблему понимания города, которая заключается в возможности соорганизовывать две формы представлений о городе: одно из них предполагает понимание города как технического устройства форм городской жизни, другое – как фокуса создания социокультурных инициатив и интеллектуальных движений и программ. 
Но кому и зачем нужны сегодня смыслы, понятия, определения, теории ГОРОДА? Философствующим, размышляющим, думающим специалистам, для которых осмысленность деятельности невозможна без этих сущностей? Возможно ли обойтись без этих понятий и определений тем, кто осуществляет управление такими сложными объектами как города? Ведь эффективность и осмысленность управления во многом зависит от понимания объекта, его: процессов, структуры, связей, функций, характеристик материала наполнения. Понятия и определения - это то, что имманентно содержит в себе необходимые составляющие. 


Сегодня нет устоявшегося понятия города, несмотря на большой объем публикаций на эту тему, но такие мыслители как Платон, М. Вебер, Л.А. Велихов и многие другие, касавшиеся этой темы, создали необходимые основания, не потерявшие своей актуальности и сегодня. Отсутствие же устоявшегося понятия «города» указывает лишь только на то, что это «живой», динамический объект, подверженный влияниям времени, постоянно усложняется, наполняется новыми смыслами. В этой ситуации в качестве необходимых представлений о городе для практического применения могут быть использованы те, которые создаются в формах содержательного обсуждения, рефлексии опыта по решению задач обеспечения жизнедеятельности города. Но поскольку городские управленцы мало уделяют внимания поиску новых смыслов и представлений, то эту задачу может взять на себя «место», где есть достаточная концентрация специалистов, работающих с новыми смыслами, таким местом может служить образовательное учреждение, университет. Но только такой университет, который позиционирует себя в городском пространстве, беря на себя ответственность за его будущее, за формирование необходимых представлений. Такие представления конструируются в содержательных дискуссиях между представителями различных сфер городской жизнедеятельности, учеными из соответствующих предметных областей, и молодежи, заинтересованной в своем будущем. Размышление и осмысление опыта участия в этих работах и дискуссиях по теме «Город», поиск методов и способов конфигурации, получаемых при этом смыслов, являются основанием этого текста [10].

 

Пространство смыслов города

На какую высоту надо подняться, чтобы увидеть и понять в целостности то место, где ты живешь, и как с этой высоты разглядеть свое «место» в нем? Увидеть и понять осмысленность жизни в этом месте, оценить свои возможности и ограничения его изменения в соответствии с замыслами. Наша мысль вечно бродит в далеких и близких, прошлых и нынешних мирах, но есть такой «мир» где воплощение мысли в виде творений рук человеческих позволяет «отследить» и даже иногда понять странствия мысли. И именно к таким творениям относится город, удивительный феномен человеческого бытия, искусственно созданный человеком, в отличие от деревни, созданной богом. На планете города являются доминирующей формой народорасселения. В городе все искусственно, даже природа - трава, деревья, воздух, вода, подчинена воле человека, формирующего неповторимый образ, дух места. Однако известно, что города, как и люди, стареют и умирают, разве что только Рим – единственный город в мире, который заслужил своеобразный почетный титул Вечного Города.

Рим устоял перед всеми превратностями судьбы, а сам факт его существования давно стал восприниматься как символ вечной творческой энергии Человека. Энергия людей, воплощенная в камне городов, в застывшей музыке архитектурных памятников живет, пока живет дух. Но где, в каких знаках фиксируется дух, эта чувственная практика человека? В текстах, мифах, легендах, событиях, традициях, изучение которых иногда позволяет выделить этот чувственный опыт. Но это лишь часть того, что позволяет построить описание состоявшегося прошлого города, соотнести эти описания с артефактами и зафиксировать противоречия, поскольку именно сущностные характеристики города фиксируются на основе исследования противоречий чувственного и рационального опыта. Или, как это понимали в античной философии, через «эйдос», то, что дано в мышлении и, вместе с тем, видимо. Но наша задача состоит в том, чтобы построение такого образа, ценностного само по себе, позволяло нам строить свою деятельность так, чтобы, оперируя с этим образом сохранять, не разрушая ценностное и состоявшееся при создании нового, иного. Решение задачи по построению рабочего образа города во многом зависит от того, в каких системах координат исследуется его морфология, какие методологические принципы кладутся в основание его описания.


В основе описаний народорасселения используют социальные характеристики: социальное пространство, плотность населения, демография, взаимосвязи, организации. Принимая тот факт, что доминирующей формой народорасселения являются города, можно предположить, что именно координаты социального пространства, в которых строится образ города, являются базовыми, в том числе и для понимания объемлющего его пространства. Что такое рост социального пространства? Эволюцию, качественные изменения, прогресс возможно рассматривать только при расположении этих процессов на шкале времени. Очевидно, что оценкой может служить уровень сложности представлений и понимания его устройства. Понятие социального пространства, введенное Пьером Бурдье, одним из наиболее ярких представителей современной социологии, определяется как абстракция, употребляемая для размещения и выделения социальных объектов, их взаимодействия и описания социальной действительности. В критике его работ и его положений [2], социальное пространство рассматривается как «невидимая реальность, которую нельзя ни показать, ни потрогать пальцами, но которая организует практики и представления агентов» [17].


Широко используемые в специальной литературе дефиниции о социальном пространстве рассматривают его как устоявшееся представление, но, тем не менее, это представление является предметом дискуссий, указывающих на проблемную область, в научной среде социологов и философов. Уровень и состояние дискуссии по этой проблеме критически оценивается в работе А. Филиппова [13], в которой он анализирует пути и подходы к построению теории социального пространства, необходимость которого обусловлена практической необходимостью для понимания социальных процессов. В этой работе приводится достаточно подробный анализ трудов многих авторов, которые осуществляли попытки построения универсальных понятий социального пространства. Основываясь на выводах и утверждении автора об отсутствии разработанной теории социального пространства в современной социологии. Наша задача, состоящая в поиске оснований для описания такого сложного социального объекта как город, усложняется. Социальное пространство необходимо нам для позиционирования города и обоснования его характеристик как социального объекта, но смыслы, являющиеся материалом для построения образа города, порождаются не только социальными характеристиками. Для выделения иных смыслов, необходимых для построения целостности представления, будем использовать другие представления пространства, привлекая иные смыслы, по крайней мере, ориентируясь на то, как интерпретирует понятие пространства И. Канта, М. Мамардашвили: «Пространство является всеобщим, всеохватывающим отношением и в той мере не является частью никакого другого целого» [7, с. 9]. То есть такие представления, которые позволяют выражать существование вещей, полагая при этом, что вещь - это относительно самостоятельный фрагмент определенной реальности. Поскольку можно говорить о разных реальностях, то задача различения и точности употребления их характеристик во многом упрощается, если использовать предикат к слову «пространство», например, географическое пространство города, физическое и т.д. Распространенное в практической деятельности представление о пространстве города во многом предопределено предметностью экономической географии, но это так же далеко не достаточное условие для фиксации необходимых смыслов при поиске ответов на вопрос – в чем смысл города.


Пространство поиска смыслов города значительно расширяется, если обратиться к таким сущностям, как: миф, деятельность, природа, техника. Рассматривая эти сущности в виде самостоятельных пространств, то есть. выделяя в них всеобщее для обозначаемых вещей, как это описывает в своей работе «Антропология города… или о судьбах философии урбанизма в России» А. Смирнов, полагая город как субъект развития. «Мир мифа порождается практикой подражания образцу, который сотворен во Время Оно. Мир деятельности порожден практикой проектирования и осуществления трансцендентального сдвига. Мир Природы порождается практикой объективирования и полагания мира как объекта, в виде карты исследования и описания свойств этого мира. Мир Техники порождается практикой организации и инженерного устройства среды» [11]. При этом, слово «мир», А. Смирнов использует в своем анализе синонимично со словом «пространство». Данное различение на четыре мира (пространства), сделанное автором, позволяет ему сформулировать иной, в отличие от существующих подходов в исследовании природы российского урбанизма, подход.

Если большинство авторов, исследуя процессы российской урбанизации, основываются на сравнительном анализе существующих разработок западных ученых, например, таких как труды М. Вебера, теоретические разработки «Чикагской школы»…., то в работе А. Смирнова, рассматривается подход, основанный на поиске иных оснований, построенный на анализе иной эмпирии. По крайней мере, предлагаемая им схема смены циклов при становлении города, построенная на этой эмпирии, позволяет поставить вопрос « Что же такое российский город?». И может ли город в принципе быть той культурной формой, которая адекватна российскому этносу и российской культуре?»[11]. Эта интересная работа, как и другие оригинальные исследования городской темы, основанные на разных подходах, позволяют еще раз акцентировать то, что выбор того или иного подхода в исследовании города позволяет проблематизировать существующие и устоявшиеся представления. В рамках же исходного вопроса, поставленного в нашей работе «В чем смысл города?», ответ на который нам необходим для построения не только рабочего образа, но и механизмов осмысленных социальных изменений, предложенный А. Смирновым подход является достаточно продуктивным, но требующим нахождения своего места во всеобщих характеристиках (всеохватывающих отношениях) социального пространства. Но возможны ли такие характеристики, возможна ли формализация таких характеристик, использование которых позволит удерживать смыслы города, на основе которых формируется образ, позволяющий осуществлять осмысленные социальные изменения? 


Многие авторы, исследующие город часто используют характеристики физического пространства, которое, в свою очередь, представлено территорией, его природно-климатическим и географическим расположением, инфраструктурами и физическими объектами. Работы, в которых используются развитые представления физического пространства, построенные на основе эмпирических исследований во взаимодействии с социальным пространством, определяют сложность решения нашей задачи по выделению собственно городских смыслов, материалом которых являются такие сущности как: замыслы, идеи, проекты, программы, но именно они определяют уровень и объем поставленных проблем и задач, поиск методов и способов решения этих задач, а успешность их решения, в том или ином городском сообществе, являются показателям его развитости. 

Осмысленность города - http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=2199&level1=main&level2=articles

15 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 15 Января 2014
СКУЧНО...
Аноним , 16 Января 2014
Когда тебе, обывателю, СКУЧНО знать законы существования и развития территории, это полбеды. Настоящая беда приходит тогда, когда СКУЧНО постигать закономерности жизни города тем, кто управляет этой жизнью.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Город - урод Анапа

Архив материалов