в России 95% градоначальников — ставленники промышленно-финансовых групп

zalesov

 

 

 

Глава подмосковного городского округа Серпухов Павел Залесов занял свою должность в 2010 году. Ранее он возглавлял комитет по противодействию коррупции Совета депутатов Серпухова. О последних антикоррупционных инициативах федеральной власти, о вопросах борьбы с коррупцией на местах, в том числе и Серпухове, Павел Залесов высказался в интервью Первому Антикоррупционному СМИ.

— Павел Николаевич, Как вы оцениваете последние инициативы федеральной власти в сфере борьбы с коррупцией?

— Я считаю, что на сегодняшний день набор мер, который предлагается властями, по большей части декларативный. Основной принцип Римского права о неотвратимости наказания не действует. Неотвратимости нет. И это я заявляю со всей ответственностью.

Наказания за коррупционные преступления, на мой взгляд, очень мягкие. Не работает статья — конфискация имущества. У нас на территории мне не известно ни одного случая, когда были возбуждены дела по легализации преступных доходов. За исключением мелких посадок «стрелочников» ничего не происходит.

К примеру, в системе ЖКХ обираются деньги с населения: квартплата, которая включает в себя тепло и уборку территории, ремонт жилья и так далее. Всё это нагло разворовывается, жилфонд не ремонтируется, у поставщиков ресурсов возникают проблемы. На нашей территории это происходит восемь лет подряд. Но никто на это не реагирует. Нет ни оценки действий руководителей, ни возбужденных дел, ни попытки поиска этих денег.

Самое плохое, что правоохранители ждут на этот счет политических указаний. Им кажется что президент или губернатор должны лично указать пальцем на человека, своровавшего миллиард.

— Как Вы считаете, существует ли по-настоящему действенные методы борьбы с коррупцией?

— Совершенно победить алчность и коррупцию невозможно. Этого не смогли сделать даже в таких странах как Китай, где за коррупционное преступление предусмотрена смертная казнь.

В основном проблема кроется в недостаточно серьезном отношении людей к коррупции. Такое ощущение, что коррупция их не трогает. Они не считают что их лично обидели, что у них украли. Люди не понимают, что деньги, выведенные из государственного или муниципального управления, это не сделанный своевременно ремонт тротуаров, дорог, детского садика.

Для бизнеса же коррупция вообще губительна. Ведь создается очень плохая конкурентная среда. Потому что в составе любого продукта, будь то строительство объекта или выпечка хлеба, уже есть коррупционная составляющая.

— Доктор юридических наук Геннадий Горшенков в интервью «ПАСМИ» сказал, что увеличение зарплаты чиновников повышает и «рыночную» цену взятки. Согласны ли Вы с этим утверждением?

— Величина зарплаты чиновника и величина взятки не совсем связанные вещи. Я считаю, что на величину взятки будет больше влиять среда, обстановка. С одной стороны, есть мнение, что чем выше риск — тем больше взятка. Ужесточение в этой сфере, по мнению ряда экспертов, привели к тому, что если чиновник и идет на риск, то он и рискует по крупному: «Типа риск большой, меньше миллиона брать не буду».

Другая точка зрения заключается в том, что нельзя снижать пресс на коррупцию, потому что безнаказанность это — тоже плохо.

В плане борьбы с коррупцией нужно перенимать опыт успешных стран. У европейских, например. Прежде всего, это открытость, публичность и реакция на публикации, в том числе и в СМИ.

Когда коррупционные деяния становятся публичным, здоровое общество должно на них реагировать. То есть, человек с подмоченной репутацией уже не может быть чиновником. А у нас такие растут, идут на повышение, а уголовные дела на них закрываются волшебным образом.

В этом я убедился на собственном опыте, занимаясь несколько лет антикоррупционной деятельностью. Мы добились возбуждения восьми уголовных дел, но ни одно из них не доведено до конечного результата. Я полагаю они были закрыты по звонкам сверху. Ведь большие деньги имеют и больших покровителей.

— Согласны ли Вы с утверждением, что если у власти находится изначально богатый человек, то воровать он не будет.

— Я считаю, что в наших условиях мэр не должен быть прямым бюджетником. Потому что честно прожить на зарплату проблематично.

Здесь важнее не зарплата, и не взятка, а внутренняя мотивация человека, желающего занять эту должность. Могу сказать, что по моими ориентировочным оценкам, 95% мэров ставятся промышленно-финансовыми группами, находящимися на территории города, области или республики. Мэр в таком случае является представителем некоего клана и должен «отрабатывать» своё кресло и действует не в интересах населения, а в интересах этой группы. Это есть одной из потайных точек возникновения коррупции.

— Вы сами — далеко не бедный человек. В то же время, позиционируете себя как активный борец с коррупцией. У Вас лично за время нахождения у власти не возникало соблазна «порешать вопросы» собственного бизнеса?

— Безусловно возникали. Мы все живые люди, и всем хочется жить лучше. Но когда начинаешь взвешивать, понимаешь, что одно неверное движение разрушит репутацию, разрушит всё. Зачем мне это? Я достаточно уверенно чувствую себя в финансовом плане. Я далеко не олигарх, да и не стремился им быть. Но на свои насущные запросы всегда зарабатываю.

— Глава подмосковного Серпуховского района Александр Шестун в телефонном интервью ПАСМИ обвинил администрацию города Серпухов в огромных долгах району. Соответствует ли это действительности?

— Александр Вячеславович — большой выдумщик. Город ничего району не должен, как раз наоборот. В результате действий районных чиновников ежегодно учреждались муниципальные унитарные предприятия в сфере ЖКХ, которые затем банкротились и причиняли серьезный финансовый ущерб уже нашему городскому унитарному предприятию «Серпуховский водоканал». Сумма задолженности, с учетом уже безнадежно просроченной, составляет более 140 миллионов рублей. И как раз на этот счет у нас есть все судебные решения, есть исполнительные листы, которые почему-то не исполняются. Мы полагаем, что все банкротства проходили при непосредственном участии главы Серпуховского района.

— Для жителей как города, так и района уже не давно секрет, что между Вами и Александром Шестуном сложились весьма напряженные отношения, перерастающие порой в настоящие информационные войны. Можно ли без этих публичных взаимных препирательств решить проблемы долгов и земельных споров?

— У меня личной неприязни к господину Шестуну нет. И вообще ни к кому нет. Я — прагматик в этой жизни. Но когда имеются атаки на муниципальные образования, которыми я руковожу…. Они заключаются в том, что реализовываются земельные участки, которые согласно закону Московской области находятся на нашей территории. Создаются проблемы в части коммунального хозяйства. Когда в результате неоплаты услуг нашему муниципальному предприятию оно находится на грани банкротства.

Когда идет прямой сговор с одним из крупнейших налогоплательщиков города, которого уводят в Серпуховский район путём подписания некого соглашения о сотрудничестве, и город лишается хороших налогов…

Я считаю, это — не личностные отношения, это — защита интересов города, а значит и его жителей.

Более того, мне господин Шестун как человек не интересен. И я бы его оставил как личность за рамками. Но своими действиями он пытается повредить нашей работе, и здесь у меня всегда будет очень жесткая позиция.

— Еще в ноябре 2013 года на заседании депутатов городского совета Вы заявили, что будете писать обращение к губернатору Московской области и в правоохранительные органы, чтобы прекратить «земельный беспредел», когда район практически отжимает землю у города, не признавая границ установленных законом Московской области. Дало ли это обращение какие-то результаты?

— Мы обращались. Но пока никакой реакции на это не было. Хотя дважды были отменены торги по нашим жалобам через УФАС.

Сейчас кадастровой палатой и прокуратурой проводится проверка, что земельные участки действительно находятся на нашей территории. Но эта проверка, к сожалению, затянулась. Уже назначены судебные заседания по этому поводу. Серпуховский район, на практике уже неоднократно реализовал «чужие земли» — лесного фонда, природозащитные зоны заповедника.

Есть судебные решения, где определено, что имела место реализация земель министерства обороны, где находится знаменитый кислородный парк «Дракино» — любимое детище господина Шестуна. И теперь он уже реализует городские земли, своих не хватает. Напомню, что у города Серпухова относительно Серпуховского района всего 4% процента земли, остальные 96% находятся в районе. Вопрос: «Что им своей земли не хватает»? Всё распродано?

— Заместитель председателя правительства Московской области Дмитрий Пестов заявил о возможных кадровых перестановках в тех районах области, где проблемы ЖКХ стоят особенно остро. Могут ли эти отставки затронуть администрацию города и района?

— Я не могу решать за правительство и делать прогнозы. Я знаю, что такие слова были произнесены. К сожалению, проблемы ЖКХ — общая беда и общая проблема. Показатель задолженность за энергоресурсы в области серьёзно растет с каждым годом. Это, на мой взгляд, говорит о том, что уровень воровства в сфере ЖКХ уже просто запредельный. И если не будет принято действительно жестких мер, то ситуация просто выйдет из-под контроля. Никто не будет поставлять ресурсы без денег. Происходит это от того, что нет эффективных и карательных мер. В том числе отставок и посадок.

В то же время реализация антикоррупционной программы должна быть прозрачной и качественной. Чтобы в процессе её реализации в рамках борьбы с коррупцией не убирали нормальных принципиальных людей. К сожалению, у нас и в этой части были перегибы.

К примеру, в Чеховском районе господин Слободин был отстранён от должности только по одному эпизоду. Он взял какое-то количество земель лесного фонда и присоединил к муниципальному образованию. Слободин не распорядился этой землей, не продал, он просто её присоединил. Тем ни менее, было быстро возбуждено уголовное дело, его отстранили и всё.

В случае же с Серпуховским районом, есть судебные решения в количестве 30 штук. Они говорят о том, что муниципальным районом были захвачены земли лесного фонда. Они были переведены из земель сельскохозяйственного назначения под строительство, проданы, а деревья вырублены. На землях министерства обороны был построен парк «Дракино». Нанесен фактический ущерб и ничего не происходит. Никто за это не ответил. (Спортивно-развлекательный парк «Дракино». Единственный в своём роде Кислородный курорт в Подмосковье. Находится в лесном массиве между городами Серпухов и Протвино. Включает в себя отели, коттеджи, ресторанный комплекс, кафе, пресс-центр — прим. ПАСМИ).

А ведь если копнуть ситуцию поглубже, то это и есть легализация преступных доходов. На какие источники такие шикарные заведения были построены? Я полагаю, что белых денег там не было. Вот это и есть легализация чёрных и коррупционных доходов. Я не уверен, что господин Самсонов декларировал миллионы и миллиарды(Сергей Самсонов якобы является официальным совладельцем парка «Дракино» — прим. ПАСМИ).

На какие деньги он всё это приобретал? Ведь, если верить его декларации о доходах, он зарабатывает 300 тысяч рублей в год? На какие деньги он строил то же «Дракино», которое по самым скромным подсчетам стоит 600-800 миллионов рублей. Не те ли это деньги «коммуналки», которые непонятно куда делись?
Марина Ильина

Сообщить о коррупции
"Первое Антикоррупционное СМИ" проведет журналистское расследование и опубликует материалы.

http://pasmi.ru/archive/100634

14 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Город - урод Анапа

Архив материалов