«Ваш ресурс субъективный» - сказали мне.

 

Безусловно. Я же – субъект. В сегодняшней ситуации РФ «объективными» СМИ являются издания-объекты, которые используются с целью камуфлирования действительности. Другой «объективности» мы не найдем сегодня ни в телевизоре, ни в бумажном, ни в электронном вариантах.

Поэтому будем обсуждать только субъективность = субъектность или авторское действие. Хотелось бы опереться на концепцию «Философию поступка» М.М. Бахтина, но мы и так «грузим» читателя методологическим языком.

Это тоже наша позиция – дать язык читателю адекватный язык описания современных городских проблем. Отсюда «городские режимы», альянсы и балансы.

Город описывается нами исключительно из позиции «эксперт», что делает нас объективными (уже в хорошем смысле этого слова) субъектами «гуманитарной зачистки» городского пространства или «креативной деструкции», как это называется в урбанистике (теории городов).

Но, когда с помощью нашего ведущего метода – проблематизации заговорил сам предмет анализа (город), мы не ожидали, что «ослепнем от его блеска». Здесь работает уже Хайдеггер с его концепцией «постава». Анапа  поставила (стала поставщиком) множества болезненных проблем и негативных (до криминальных) историй.

Но здесь, как говорится, что выросло – то выросло в Анапе. Метод не виноват. Эксперт не является автором болезненных проблем и негативных  историй.

Специализируемся ли мы на этом – объективно негативном (отрицательном) Анапы. Можно сказать и так, но это непреодолимый этап социального проектирования, условия проспективного социокультурного менеджмента. Пока не будет «утилизовано» все мертвое, мешающее городу дышать и развиваться, любые инновационные усилия обнуляются – средства затрачиваются напрасно. И в том, что мы берем на себя часть необходимой управленческой работы, есть момент  «вынужденности». Нам больше нравится конструировать.

Но только слепой не увидел, что в каждом «критическом»  тексте содержится достаточный элемент «позитива». Мы открыто говорим: «Не можете сделать, мы поможем».

И с образованием, и со СМИ, с любым социальным объектом. Нет. Люди, в том числе, в администрации цепляются за старые схемы работы, не веря ни в свои силы, ни в возможности города.

В причинах этого явления – почему «мертвые не хоронят своих мертвецов» надо разбираться.

Что сдвинулось с места. Кому-то может показаться удивительным, но господин Харитонов, который ведет с Родионом два проекта: люки и «ожившие улицы Анапы». Как я понимаю, Родиону предложено (в фотографиях) около 20 фасадов Анапы для  тематического декорирования в разных техниках.

Расскажу трогательную историю. Когда художник искал краски для люков с характеристиками «от механических повреждений», проектом настолько заинтересовался завод-изготовитель (его краевое представительство), что бесплатно доставили в Новороссийск набор колеров весом 30 кг для пробы.

Далекому от Анапы производителю показалось интересным и почетным участвовать в украшении Анапы.

Гузенко-Байдиков представляют собой глухую стену в то время, когда образование города трещит по швам. Ну, что ж…настанет свой черед.

Закончить хочу примером с казаками. Ко мне периодически   обращается районный атаман Плотников В.А. с примерным ТЗ на конструирование казачества Анапы. Проблемы феномена и не только на Кубани я хорошо знаю. На запись ток-шоу в Останкино  (ОТР) решил не ехать, потому что, как сказал, являюсь субъектом, а не объектом. Предпочел сделать интервью о казачестве с Авраамом Шмулевичем (Институт Восточного партнерства). Он хотя бы не будет делать мне обрезание, которое неминуемо при записи передачи.  

Сейчас я дам текст. Года уже два назад ко мне в Ростове обратилась инициативная группа проекта «Русская диаспора» за проектом взаимодействия русских и казаков. Вы знаете, насколько эта тема актуальна и нездорова в казачьей среде. Я приготовил для них теоретическую часть проекта, которая была положительно оценена и  в казачьей среде, в частности авторами сайта «дикое поле», организаторами Шермиций.

Читайте, формируя представления о нашей конструктивности, если кого-то само явление «анап-про» в ней не убеждает. Мы все делаем профессионально и красиво.

КАЗАЧЕСТВО как проект "РУССКОЙ ДИАСПОРЫ".

 

1.Основная методологическая проблема.

Безусловно, в заголовке корректнее и точнее было бы написать: "Тема казачества как предмет...", но мне хотелось подчеркнуть ключевое значение здесь слова ПРОЕКТ – как организацию будущего и казачества, и «Русской диаспоры».

Поясню. Складывание организации («Русская диаспора») происходит в коммуникации с другими – уже сформированными организациями. В случае с Образованием и Казачеством уместнее говорить о больших «сущностях» или темах (внутри которых, конечно, можно выделять и организации).

«Русская диаспора» сталкивается при этом с вещами, которые не могут быть сходу интегрированы в регулярно осуществляемую ею деятельность. То есть, большие темы «Русской диаспоры» требует доращивания самого субъекта деятельности до соразмерности объектам интереса и осмыслениясоциокультурного пространства, в котором эти объекты существуют.

Иначе говоря, отдельным предметом проектирования является освоение «Русской диаспорой» позиции организатора общественных изменений, когда основной проблемой окажется необходимость осваивать данную позицию в полевых условиях – in vivo, взаимодействуя с активными образованиями, способными ставить цели, имеющими рефлексию над собственной деятельностью и осуществляемымикоммуникациями. Любые прямые предложения к образованиям такого рода от имени «Русской диаспоры» с позиции «организатора жизни» могут быть восприняты как предвзятость и доктринерская ангажированность и вызовут агрессию. Недостаточно рассматривать данные общественные образования с позиции теоретика.

 

Адекватным способом обращения с ними являются – взаимодействие и коммуникация, что означает и участие в процессе становления интересующих «Русскую диаспору» общественных образований на избранных ими основаниях, и вовлечение их в процессы коммуникации и размышления с целью мягкого«продавливания» онтологии «Русской диаспоры», имеющей объединительные ценности и более перспективные программы развития. Последнее: объединительные ценности и перспективные программы развития – должны стать предметом проектных усилий «Русской диаспоры», ее постоянной внутренней работой.

 

 

2. Мыслительное освоение темы казачества «Русской диаспорой».

2.1. Идея казачества. Культурно-историческое оправдание игры на «чужом поле» мы находим визвестном утверждении Л.Н. Толстого: «Русские люди казаками желают быть». С целью расшифровки этой формулы мы должны обратиться к поиску и выделению «идеи казачества», очищенной от всего (от этнического до конъюнктурно - политического) спектра коннотаций. Я нахожу соответствующую нашим целям формулировку «идеи казачества» в размышлениях своего друга – народного художника, проф. МГХАИ им. Сурикова, почитаемого в казачьей среде - казачьего художника и историка Гавриляченко Сергея Александровича, не скрывая личного пристрастия. Историю общего для нас прикосновения к казачьей теме автор приоткрывает в интервью Льву Анненскому в журнале Родина («Я хоть и из водопровода, но Донскую воду пил»). На вопрос, каким образом в творчестве возникает тема казачества, художник ответил примерно так: Я мучился над разработкой дипломного проекта, а когда мой друг – Толя Кузнецов спел мне: «Ой, на гори та женци жнутьА по-пид горою, по-пид зэлэною козакы йдуть, Ой, попэрэду Дорошенко…» - я увидел свой диплом, ставший началом казачьей темы в творчестве.

Примечание. Подтверждением правоты Л.Н. Толстого являются просочившиеся в прессу данные последней переписи населения, по итогам которой 7 млн. русских записались казаками. Если реестровые казаки насчитывают до 500 тыс., то понятно, что основной массив «казачьего населения» РФ - даже с учетом многочисленных общественных казачьих организаций – остается «пассивным антропологическим материалом» для потенциальных субъектов действия на этом поле возможных общественных изменений.

 

Переходим к искомой формулировке «идеи казачества»:

 

Реальное казачество, по крайней мере, с середины XVI в., фиксируется в устойчивых народно-мифологизированных формах, отражающих реальные взаимоотношения с государством. Необходимо хотя бы кратко выделить ряд «неизбывностей», с разной степенью проявляющихся и в современном казачьем векторе российской социальной динамики:

1. Казачество явление «пограничное», зарождается на стыке культурно-исторических, конфессиональных миров, утрачивает свое первичное значение, будучи инкорпорированным в государственное устройство и периодически самозарождается (самовозрождается) с возникновением пограничных разломов (события в Приднестровье, на Кавказе).

2. Врожденная дуальность казачества, периодически колеблющего и воссоздающего государство.

3. Ощущение выделенности казачества из государственного устройства. Сохранение сущностной памяти о «служении без холопства», «с травы и воды», о посольских взаимоотношениях даже в периоды полного «верно монархического» служения, периодически реинкарнирует своеобразный казачий сепаратизм, ясно проявляющийся во все периоды мятежных, революционных потрясений.

4. Одновременно с врожденным сепаратизмом, не менее сущностна идеология-память верного «православно-монархического служения».

5. Генетическая предрасположенность к воинскому служению, без которого утрачивается суть казачества.

Народная культура парадоксально цельно вбирает и отражает все казачьи сущности в отличие от периодических идеологических фольклоризаций:

а) В имперский период русской истории искусно вычленялась и разрабатывалась «православно-государственно-монархическая» составляющая казачьей культуры.

б) В довоенный советский период акцент переносился на «бунташную», протестную, антиклерикальную составляющую.

в) В предчувствии неизбежности мировых военных столкновений особое внимание уделялось эпической героизации.

г) В послевоенный период одним из основных победных образов силы и энергии становятся «казаки в Берлине», легендарно-агитационные «Кубанские казаки».

 

На мой взгляд, мы получаем универсальное (культурологическое) понимание феномена казачества в историческом измерении, изоморфное по отношению к множеству онтологических картин, бытующих в среде казачьих организаций. Если исходить из того, что понятия являются основным инструментом понимания и осуществления коммуникации (см. п.1), то представленная «идея казачества» может быть положена в основание разработки философии казачества «Русской диаспоры» как организатора общественных изменений в этой сложной теме.

 

2.2. Следующим актуальным слоем мыслительного освоения темы казачества «Русской диаспорой» в роли организатора общественных изменений является понимание сегодняшних проблем жизни качества и представление наиболее полного списка.

С целью составления такого списка мы продолжим обращение к мыслителям, имеющим авторитет, как в казачьей, так и в научной среде.

Так, В.П. Трут (ЮФУ) в Послесловии к «Казачьему излому» выделяет основную проблему «возрождения» казачества и отмечает его «сравнительно узкую социальную базу» (что, кстати, является еще одним доказательств возможности новой организации – «Русской диаспоры» работать на этом поле) :

 

 

«Одной из основных проблем современного казачьего движения является, по нашему мнению, отсутствие четко обозначенных жизненно важных для всех казаков перспективных целей, реальных программ их осуществления и, как следствие, его сравнительно узкая социальная база. И это не случайно, поскольку почти во всех существующих программных документах казачьих общественных организаций центральное место занимают не задачи всеобъемлющего возрождения и дальнейшего развития этнических черт казачества, его традиций и культуры, а воссоздание сословных институтов. Главное внимание сегодня уделяется не кардинальным вопросам восстановления существовавшего уровня этнического (национального) самосознания казачества, оживления его исторической памяти и всемерногостимулирования развития его этнических характеристик (т.е. всего того комплекса этнических признаков, наличие которых убедительно бы свидетельствовало о существовании казачества как народа), а оформлению различных административных органов. В этой связи закономерно возникают следующие вопросы.

Что же сегодня является для казачества более важным: возрождение утраченных этнических признаков, составлявших его основу как народа, или реанимация общественно-политических и исполнительных структур существовавшей сословной организации?

Возможно ли в условиях современных жизненных реалий полное самовосстановление казачества как целостного этносоциального организма, включающего в себя как этнические признаки, так и элементы сословной организации? (9).

Окончательные ответы на эти вопросы может дать, безусловно, только сама жизнь. Но уже сейчас становится все более очевидным, что общий крен большинства казачьих объединений в сторону дореволюционного структурирования имеет достаточно спорную историческую перспективу. И даже целенаправленная деятельность государства по созданию некоторых казачьих структур, копирующих аналогичные образования начала (XX) века, вряд ли способна оказать существенное позитивное воздействие в данной области. Так, например, изложенные в одном из последних нормативных актов по отношению к казачеству конкретные мероприятия по формированию различных казачьих воинских подразделений, разработке и реализации Положения о земельных отношениях с казаками, проходящими военную службу, о особом режиме пользования землями в казачьих областях и Закона о казачьем самоуправлении, представляются малореалистичными. Ведь они не только не учитывают в полной мере происшедших исторических изменений и всех современных жизненных условий, но и не имеют под собой необходимой основы для конкретного осуществления.
К большому сожалению, большинство программных документов нынешних казачьих организаций не содержит в себе жизненно важных для будущего казачества теоретических положений и указаний перспективных направлений практической деятельности по возрождению и развитию этнических признаков казаков. А именно они (этнические признаки) определяли в прошлом и будут определять в будущем сущность казачества».

 

Вывод. Текст, правда, написан в 1993 году. Но характерно, что современным и своевременным его считают инициаторы одной из действующих казачьих организаций и авторы «концептуального» сайта «Дикое поле».

На мой взгляд, и основной пафос текста ученого, и оценка его активистами свидетельствуют об остановке политического (и исторического) времени для современных казаков. Мыслящая инстанция (в нашем случае – «Русская диаспора»), стремящаяся выявить сущность происходящего, не может участвовать в процессах становления в качестве «страдающей» - организуемой и подчиненной стороны. В сложившихся условиях она может (и должна) участвовать в качестве ОРГАНИЗУЮЩЕЙ И УПРАВЛЯЮЩЕЙ стороны.

 

2.3. Перевод интеллектуальной ситуации в ситуацию деятельности может осуществляться посредством формирования панели экспертов «Русской диаспоры».

О деятельностной, эффективной экспертизе я приводил некоторые аргументы в записке об Образовании.

Формирование «собственной» панели экспертов является завершением того, что мы назвали«мыслительным освоением темы», которую не следует понимать в виде разового, завершенного усилия, а планировать в качестве постоянного процесса размышления и его продолжения. Промежуточные итоги экспертизы можно представлять и в виде докладов с организацией резонансного обсуждения, и в виде «вещи мысли» с возможностью конструирования ситуаций деятельности: акций, мероприятий и т.д.

Сейчас же я хочу остановиться на одном моменте экспертной работы, который необходим для обоснования одного из ведущих методов работы «Русской диаспоры» с казачьими организациями – ПРОБЛЕМАТИЗАЦИИ.

Покажем проблематизирующие возможности эксперта на примере известного текста Сергея Маркедонова на примере известного текста «Российское неоказачество».

1.     Является ли казачество этносом или субэтносом русского народа? Можно ли говорить об автохтонном происхождении казаков? Справедливо ли видеть в казаках рыцарей православия и авангард российской государственности?

 

2.     Многих вопросов можно было бы избежать, если более четко уяснить, о какой из групп казаков, объединенных под общим термином “казачество”, идет речь. Для этого необходима типологизация прошлых и ныне существующих казачьих сообществ, определение общего и особенного в их истории. Такие попытки уже не раз предпринимались, однако ученые ограничивались дореволюционным периодом или эпохой петровских преобразований.

 

3.     В результате политической либерализации 1980-1990 гг. появилось множество общественно-политических объединений. Наряду с проектами по социальной модернизации, произошел невиданный всплеск традиционализма и политической архаики. Концепт “светлое будущее” сменился “светлым прошлым”, начались интенсивные поиски “золотого века” или в виде “России, которую мы потеряли”, или ностальгии по “великой эпохе” и “великой державе”.

 Ярким проявлением политической архаики стало движение за “возрождение казачества”.

 

4.     Политический инфантилизм, обращенность в “светлое прошлое” стали причиной поражений казачьего движения на выборах всех уровней, начиная с 1993 года. Ни один из казачьих лидеров оказался не в состоянии занять кресло губернатора (президента) какого-либо из субъектов Северного Кавказа. В 1995 году информационно-аналитический отдел Администрации Ростовской области провел комплексное социологическое исследование, результаты которого были впоследствии использованы при подготовке проекта Программы стабилизации межнациональных отношений на Дону (увы, далее проектных разработок дело не пошло). Данные соцопросов однозначно зафиксировали разочарование в казачьем движении и его лидерах. На вопрос: “Кто может защитить интересы населения в случае межнациональных конфликтов?” лишь 3,6 процента респондентов ответили, что ждут защиты от неоказачьих атаманов, а 9,5 процентов опрошенных расценили деятельность неоказаков как угрозу (!) для русского неказачьего населения. Опрос жителей традиционных “казачьих” (Шолоховский, Боковский и др.) районов показал: всего 11,3 процента рассчитывает на лидеров казачьего “возрождения”.

 

5.     Лидерам неоказачества стоило бы задуматься и о самом понятии “возрождение”. Возникшее под влиянием перестроечной конъюнктуры, оно нуждается в существенной корректировке. Вопрос: “А что, собственно, неоказачьи лидеры собираются возрождать?” не просто досужее любопытство. Ведь нельзя же “возрождать” походы за зипунами, дуваны, феодальное, по сути, общинное землепользование и сословные привилегии за военную службу. Да и традиции казачьей демократии и местного самоуправления могут быть востребованы только с учетом современных социально-политических реалий.

 

6.     Лидерам неоказаков (и реестровых, и общественных) было бы небесполезно обратиться к мнению крупнейшего исследователя социально-политической истории казачества и казачьего права профессора С. Г. Сватикова о том, что “казачество не есть явление вечное. Оно вызвано к жизни определенными условиями исторической жизни и исчезнет как таковое, когда эти условия исчезнут”. Очевидно, что сейчас говорить о “конце истории” казачества преждевременно, поскольку само имя его притягательно для многих россиян. Но будущее развитие казачества возможно лишь с опорой на лучшие традиции, выработанные в его среде: демократию, местное самоуправление, уважение к труду и собственности, патриотизм. Всякий иной вариант будет лишь консервацией архаичного сообщества, пребывающего в состоянии перманентной ностальгии и сверяющего каждый свой шаг с тем, как было до 1913 года.

 

Не очевидно, что острые тезисы С. Маркедонова (как и С.Резниченко, Э.Бурды и др., много пишущих о казачестве), которые, казалось бы, заряжены критической энергией, отзывается в среде казачьихорганизаций действиями здоровой самокритики, необходимой для перманентной проектности.

Жизнь казачьих организаций конституируется не в пространстве взаимодействия с другими «мыслящими инстанциями» и не в ходе создания общего проектного пространства, а в аутизме самодостаточности или ложного соперничества (злобы, зависти, комплексов ущемленных понтов, классовых точек зрения и проч.)

«Русская диаспора», применяя весь комплекс гуманитарных технологий, может оснаститься командой(виртуальной и реальной) действующих экспертов, собирать и организовывать информацию «по теме», изобретать новые способы интерпретации информации, придавая ей формирующий (проектный) смысл через отнесение к тем или иным объектам.

Такую гуманитарную практику мы обоснуем в 3-ем разделе записки.

 

3. От проблематизации к сессиям стратегического сценирования.

3.1. Как мы помнимцеленаправленные действия на «казачьем поле» осуществляются «Русской диаспорой» с позиции «организатора общественных изменений» в режиме взаимодействия с действующими казачьими организациями разного типа (от реестровых до общественных организаций, учебных заведений) и «неорганизованным» казачьим населением.

Цели такой работы мы разделяем на «внутренние» - относящиеся к становлению «Русской диаспоры» и«внешние» - способствующие процессам подлинного (в духе) возрождения казачества в качестве неотъемлемой, яркой грани русской истории и культуры. Представление о «подлинном возрождении казачества» разрабатываются во взаимодействии с существующими организациями на основе «идеи казачества», очищенной от соображений политической, карьерной и коммерческой конъюнктуры.

В дополнение к содержанию раздела 2.1. Идея казачества… приведу соображения этого порядка, с которыми я обращался к лидерам «первой волны» казачьего возрождения в первой половине 90-х: Идее возрождения казачества должна быть присуща ориентация на глубинное воспитание в человеке истоков традиционной духовности, которая и при наличии социальной памяти о геноциде по отношению должна предотвратить тенденцию «сведения счетов», обратить традиционную оборонительно-охранительную миссию казачества на ликвидацию процессов внутреннего распада и разложения. Это означает, что образ жизни казачества как «пограничной общности» в современной социокультурной ситуации приобретает новый смысл, когда «граница» пролегает между честью и бесчестием, доблестью и вероломством, совестью и бесстыдством, правосознанием и произволом анархии, патриотизмом и продажностью, уважением к собственности и хозяйственным бесправием.

 

3.2. Схематичное представление об организации.

Инициативы общественных изменений будут адресованы к «живым общественным объектам». Представим их в виде схемы или формальной структуры «общественного образования», которая принята в СМД-методологии. Рис. 1

 

Рис. 1.

Под «живым» объектом понимается объект, которому кроме «тела» (х) (организма), внутренне присущаактивность, – способность самостоятельно двигаться, выбирать направление и способ движения. «Самостоятельность» означает независимость активности от внешних воздействий. Причем активность может быть направлена как на воспроизводство жизни объекта, так и на бессмысленные (с внешней точки зрения) траты энергии.

Кроме активности, общественный объект обладает еще рядом свойств. Во-первых, это рефлексивность(rf), – способность осознавать себя, свои действия и действия других. Эта способность внешне фиксируется с помощью знаков, прежде всего – собственного «имени» (n). Рефлексивное отношение к себе опосредуется этим «именем». «Имя» – сложное образование, представляющее собой совокупность семиотических, символических и эпистемических образований, определяющих отдельность и самость объекта. Оно является ядром формирования «внутреннего смысла» (is) – основания для действий и постановки целей, не детерминированных внешними обстоятельствами.

Второе свойство организации – это способность самостоятельно ставить цели.

Третье – это способность к самоорганизации, которая является условием соорганизации с другими объектами, включения в процессы организации и возможности организации других объектов.

Соотношение «тела» (организма), рефлексивности и внутреннего смысла создает некое совокупное качество, определяющее возможности объекта вступать в организационные отношения с другими объектами – назовем это качество организационной валентностью.

 

3.3. Применение схемы в целях диагностики и составления типологии казачьих организаций.

Использование формальной структуры при анализе той или иной организации дает обширный и достоверный материал. Так, описание «тела» поставляет материал о качественном и количественном составе организации. Качественный состав и обуславливает – способность самостоятельно двигаться, выбирать направление и способ движения, то есть – активность организации.

Могу предположить, что большинство казачьих организаций ограничено двумя вышеназванными параметрами. Остальные (более сложные) мы можем наблюдать в зачаточном или искаженном состоянии.

В завершенном же виде рефлексивность, способность самостоятельно ставить цели, способность к самоорганизации и организационною валентность в исключительных случаях. Таким исключением является – Дикое поле/Федерация «Задонщина».

Боюсь, и реестровые организации не обладают всей полнотой необходимых свойств. Но именно в этом и открывается пространство и предмет реализации позиции «организатора общественных изменений»

 

3.4. Проблематизация.

Когда встают вопросы о том, что делать с полученными в ходе анализа знаниями об отдельных казачьих организациях, как сложить целостную картину тематического (казачьего) процесса в контексте происходящего со страной в целом и, наконец, как действовать на этом поле, мы должны обратиться к поиску адекватных методов для ответов и организации действий.

Метод проблематизации интуитивно используется людьми, которых принято называть в быту «острыми»,провакативными, «цикавыми» (у казаков), людьми, задающими много вопросов, не верящих на слово, подозревающих «другого» в обмане или манипуляции. В определенном смысле – метод традиционно казачий. И он, как нельзя лучше, подходит для целей «организации общественных изменений».

Поскольку я занимался разработкой данного метода применительно к изучению истории отечественного образования и разработке образовательных проектов, хочу привести некоторые результаты своих методологических изысканий:

Первым и самым простым приемом научной критики является проверка гипотез в эмпирическом исследовании.

Более высокий уровень, релевантный многоаспектной социальной задаче – групповое решение в ходе специально выстроенной дискуссии. Этот вариант отрабатывался в нашей стране СМД-методологией Г.П. Щедровицкого. Ведущий (модератор дискуссии), выходя в методологическую позицию, осмысливает затруднения теории, обслуживающей ту или иную социальную практику (в нашем случае – формирование казачьих организаций), вовлекает участников в развитие и перестройку своего предмета. Очевидно, что методологическая работа для своего наполнения требует непрерывного притока исторических аналогий, образов, метафор. Собственно, методологический анализ современных проблем и есть сличение приемов актуального мышления с его культурно закрепленными формами. Их распредмечивание составляет содержание критически-аналитической стадии СМД-работы, предшествующую проектному конструированию. Проектная позиция вовлекает мышление в практику.

Однако, более четкие определения данного метода мы не в отечественной, а зарубежной гуманитаристике. Так, М. Фуко дает нам следующее: «Проблематизация – это не репрезентация некоего предсуществующего объекта или создание с помощью дискурса несуществующего объекта. Это совокупность дискурсивных и недискурсивных практик, которое вводит ту или иную вещь в игру истинного и ложного и конституирует её в качестве объекта для мысли.

Важной стороной проблематизирующего метода по мнению Кастеля является написание «истории настоящего». Её отправной пункт – это убеждение в том, что настоящее представляет собой соединение, с одной стороны, элементов, наследуемых из прошлого, с другой стороны - текущих инноваций. Иными словами, настоящее несёт на себе бремя, груз прошлого, и задача настоящего в том, чтобы сделать этот груз видимым и понять его нынешние следствия. Анализ той или иной современной практики означает рассмотрение её с позиций исторического базиса, на котором она возникла. Это означает, что наше понимание существующей в настоящем структуры должно основываться на серии её предшествовавших трансформаций. Прошлое не повторяется в настоящем, но настоящее разыгрывается и порождает инновации с использованием наследия прошлого.

 

Полагаю, для целей данного документа предпринятого теоретического экскурса достаточно. А цели «Русской диаспоры» в предоставлении площадки и организации групповых решений в ходе специально выстроенных дискуссий с участием оформленных и становящихся казачьих организаций.

Данная работа, являясь практикой общественных изменений, все же имеет статус подготовительной к проведению более масштабных и резонансных проектных мероприятий.

 

3.5. Сессия стратегического сценирования - итоговая практика проектной разработки любой темы.

Помещая в материале о казачестве экспликацию плана такой сессии, я исхожу из нескольких посылов:

«Русской диаспоре» как организации необходимо зафиксировать собственное ИМЯ и ВНУТРЕННИЙ СМЫСЛ (см. 3.2. Схематичное представление об организации) крупными конструктивными событиями.

 

- Сессия стратегического сценирования – универсальный метод, выросший из ОДИ, и может быть применен к различным общественно значимым предметам.

- предлагаемая ниже экспликация плана (разработанная с моим участием под руководством директора института опережающих исследований Ю.В. Громыко) содержит амбициозные смыслы и цели, как я понимаю, присущие руководству «Русской диаспоры»

- План сессии разрабатывался для ООД РКНК (аналогичной по форме организации), которую общероссийское общественное движение инициировало.

 

Сессия стратегического сценирования: «Мирный Кавказ: новые стратегические инициативы».

В настоящий момент быстро сосредоточившаяся Россия оказалась перед сложной ситуацией. Чем эффективнее будут действия её руководства, представителей силовых структур, модернизационно -технологических групп, тем более проигрышными оказываются реакции её достаточно изощренных и умных дипломатов (С. Лаврова, Виталия Чуркина) на различные претензии западного сообщества. Проблема заключается в том, что они отыгрываются, отбивают претензии западного сообщества. У них нет никакой своей собственной самостоятельной опережающей игры. Но тот, кто пытается отыграться- слабый. На ум сразу приходят слова дедушки-Крылова: « у сильного – всегда бессильный виноват, тому в истории мы тьму примеров сыщем».

Подобный дисбаланс связан с тем, что вырастающая позиционность развития, национальная субъектность страны с опорой на русский мир, продолжающийся за границами России, сталкивается с принципиально иной упаковкой «полуторополярного» мира под реальным руководством США и зоной особых полномочий допущенных до самостоятельных действий политиков.

Это является страшным результатам нахождения России в ельцинской коме предшествующих 10 лет. Приходящего в сознание поле обморока богатыря , конечно же, будут уверять, в том, что он- карлик, и убеждать его, что он должен себя разрешить добровольно оскопить .А то, что он был изуродован в предшествующий период- это величайшие достижения мирового гуманизма. Это и есть плата за страшную иллюзию, о том, что России надо строиться в западный рынок и шире в западную цивилизацию на основаниях западной цивилизации, и стать как все.

 

14 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Новые лидерские инициативы с позиций России вполне возможны и их могут поддержать лидеры других стран в условиях продолжающегося мирового финансового кризиса и вхождения США в рецессию. Условием преодоления рецессии являются предложения по развитию инфраструктурных платформ на основе опережающих научно-технологических решений. Конкретные программы опережающего развития одновременно обеспечивают остановку американского многоцелевого проектно-географического принципа, нацеленного на разрезания мультиэтнических стран на моноэтнические страновые идентичности с предоставлением им независимости. Альтернатива звучит следующим образом – либо инфраструктурное опережающее развитие данного мультиэтнического региона, либо его развал на моноэтнические зачищенные анклавы под лозунгов демократизации и демократической модернизации. Опасность подобной зачистки сегодня очень остро почувствовали бывшие друзья США- Турция, Пакистан. Под угрозой проектно-географической балканизации постоянно находятся Индия, Китай, Бразилия

Для разработки совместного сценария действия в международном формате могут быть предложены сессии стратегического сценирования в качестве отечественной высокой гуманитарной технологии. В июле этого года была проведена сессия стратегического сценирования «Мировые финансы: новые инициативы» (руководитель сессии- Ю.В.Громыко) в Италии (Модена). Её результатом стала Моденская декларация, опубликованная в газете «Коммерсант» за 14 августа. Подобная сессия стратегического сценирования может быть проведена в Турции по теме «Мирный Кавказ и большое Причерноморье: новые стратегические инициативы». Данный тип инициатив может выступить как средство смены самого формата обсуждающихся международных проблем и предъявление лидерской позиции России.

Клянусь все буквы ПРОчесть с начала и до конца. Когда-нибудь. Результат сообщу.
Не трудись. Надо было в хорошей школе учиться. не свезло тебе.
Аноним , 14 Мая 2013
Так где ж её найти? Хорошую.
Чтоб ты не позорился, я почикал:) твой коммент. Учиться - образовываться это тебе не Ильфа с Петровым читать-ржать.
Аноним , 15 Мая 2013
Не в синагоге ли стажировались? Чикать.
Аноним , 14 Мая 2013
...«Русская диаспора» за проектом взаимодействия русских и казаков... Эт чё, казаки уже не русскими стали? Во накрутил афтор! Сам то понЯл, что нацарапал?
Ты Безуглого своего прочитай в газете Завтра. Противопоставляет казаков русским. А я внятно изложил свою позицию. Ты, видимо, не туда попал.
Аноним , 14 Мая 2013
Коль такая дружба с Плотниковым, так пусть Родион поможет ему шлагбаумы разрисовать. Хоть будет за что казачурам бабки с нас тянуть. Мабудь в долю возьмет.
Не наш уровень изобразительного искусства ))) Плотников обращается, а потом теряется. Видимо, своими силами удается отрегулировать актуальные вопросы. Порешать, как говорится....
Аноним , 15 Мая 2013
Видимо не бессильный он и сам.
Губернатор же сказал - хозяева земли Кубанской. Вот они и хозяинуют...по тихому))
Я , 15 Мая 2013
Это точно подметили ... по-тихому)), открыто, уверенно, четко и ясно не для них.
я хотел сказать - незаметно) Тихо, чтоб никто не узнал, что казаки - хозяева Кубанской земли...
По большому счету "анапского казачество" в его городском и районном измерении величина отсутствующая.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Город - урод Анапа

Архив материалов