Принцип отбора статей для сайта

 

Могу пояснить на примере свежих републикаций.

1. Так, в разделе «про-место» опубликована статья «Эксперта» - Город, которым не спекулируют

Читаем: «Городское пространство приватизируется крупным капиталом… В целом город становится ареной для спекулятивного капитала. Именно его интересы превалируют над запросами жителей. Резко вырастают городские противоречия… Из-за нарушения привычных взаимоотношений нарастают социальные проблемы. Трагически меняются паттерны городской жизни, ломается привычный образ города…  Город должен рассматриваться как органическая, гибкая, динамическая экологическая система. Эта система состоит из вас самих, транспортной системы, экономических условий, условий окружающей среды и так далее. Это сложнейший живой организм. Генплан или мастер-план рассматривает город с совершенно других позиций: он диктует, ограничивает, принуждает. Генплан почти всегда становится инструментом земельных спекуляций. Небольшая группа людей знает о развиваемых территориях, эти земли скупаются, и так далее».

             Урбанист  Мигель Робле-Дюран словно  рассказывает нам о проблемах Анапы на  разрушительных  примерах  либеральной экономики в городах мира. Специалист дает нам не только узнаваемое, но и обогащает наш язык описания близких проблем, помогает понять городскую конкретику как часть политэкономических процессов, вооружает аргументами для диалога с властью.

      Подбирая статьи по урбанистике, приводя подборки фотографий городов, где хочется жить, или локальных городских проектов мы стремимся повысить уровень общего городского разговора о проблемах и будущем Анапы.

«Город должен рассматриваться как органическая, гибкая, динамическая экологическая система. Эта система состоит из вас самих, транспортной системы, экономических условий, условий окружающей среды и так далее. Это сложнейший живой организм. Генплан или мастер-план рассматривает город с совершенно других позиций: он диктует, ограничивает, принуждает. Генплан почти всегда становится инструментом земельных спекуляций. Небольшая группа людей знает о развиваемых территориях, эти земли скупаются, и так далее.

Логика развития города не может основываться только на экономике, мы должны думать и о других вещах – Дэвид Харви много об этом пишет. Каков образ города, который мы хотим иметь? Какую городскую жизнь он должен порождать? Какие формы отношений между людьми он должен провоцировать? Какими должны быть отношения с природой и окружающими территориями? Обычно генплан об этом не думает.

Современное понимание города в том, что необходимо позволить ему развиваться органически, как живому существу. А не механически строить новые районы и города, как в Китае. Согласно Анри Лефевру, один из главных вызовов сегодня – дать жителям возможность создавать собственное пространство, адаптировать город под себя и проявлять его разнообразие. Все эксперименты по созданию новых городов не позволяют этого. В них человеку говорят: «Вот город, в котором вы будете жить». Никакого соучастия не предполагается. Создание города должно быть медленным, естественным процессом – по-моему, так надо думать о городах».

 Такой образовательный семинар представляет собой весь раздел «про-город». Обращаясь к архиву раздела, вы станете оснащенным необходимыми знаниями современным горожанином  Современная Анапа: теоретический аспект . Не ленитесь.

 

2. Я намеренно закончил перовую часть призывом – «не ленитесь», чтобы перейти ко второй важной публикации.

Когда мы решили опубликовать большую статью Глобальная песочница на острове дураков, не ожидали, что две ее части наберут более 700 просмотров за сутки.

   Статья посвящена анализу страшного феномена: тотальной примитивизации и инфантилизации современного взрослого человека. Результатом этого становится неадекватное сознание: всё больше людей не в состоянии оценить реальность, корректно сформулировать свои цели и задачи и тем более организовать себя на их достижение и выполнение. В статье показано, что это двухсторонний процесс. С одной стороны это результат манипуляции сознанием людей современными СМИ, но с другой стороны – это и заказ общества и самого человека, который соглашается на манипуляции.

Мы рады, что нашли такой материал, попадающий (и во многом разрешающий) наш спор не только с оппонентами, но и друзьями сайта о «сложности» принятого нами  дискурса.  

Не работать «на публику» мы  решили  с самого начала из уважения к себе и к тому (еще неизвестному) кругу читателей, который должен был сформироваться вокруг объявленных нами задач – понять и описать город, в котором мы живем.

Предмет анализа настолько сложный, что требует от участников не просто напряжения, но и постоянной учебы. Сегодня, за месяц годовщины сайта можно сказать – мы не ошиблись.

Господствующий примитивный уровень, блестяще описанный Татьяной Воеводиной Глобальная песочница на острове дураков. Часть 1Глобальная песочница на острове дураков. Часть 2 не одержал еще окончательной победы. Не все согласны переселиться на «остров дураков».

Достаточное количество читателей предпочли и наш остров:) - без рекламы, афиш, объявлений о продажах…

В социальные сети мы вышли совсем недавно и не за публикой, а к обитателям сетей со своим содержанием, надеясь в «поколении пива» найти ищущих смыслы и желающих сориентироваться в сложном мире.

Анатолий Кузнецов

 

p.s. Можно так -  говоря о "мире", мы говорим "о городе", потому что город - процесс интеллектуальный. И последнее не зависит от того, ЧТО на месте интеллекта  у горожан, групп и муниципалитета. Отрицательные показатели жизни города, его проблемность -  результаты качества и уровня мышления о городе.

 

 Наброски к общей теории города:

 

3 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 3 Февраля 2013

Татьяна Дробышевская

Тема города является объектом внимания широкого круга исследователей из разных отраслей знания – экономики, социологии, истории, географии, культурологии, права. Их усилиями наработан объёмный градоведческий материал. Предпринимаются попытки философского его осмысления. Тем не менее, суть феномена города остаётся непрояснённой, скрытой за множеством масок – образов, частичных определений и эмоциональных оценок. Многообразие масок города заставляет предположить их зависимость от особенностей наблюдателей города и рассматривать последних в качестве неотъемлемого элемента формулы города. Тогда невозможно оставаться в рамках устоявшегося отношения к городу как внеличностной реальности, надындивидной сущности. Город предстаёт как интеллектуальный процесс.

Механизм города

Итак, индивидуальные представления о городе являются формой его существования. Таких представлений – "персональных городов" – столько же, сколько и людей. Отличия этих представлений обусловливаются индивидуальной (формируемой условиями среды и личной жизненной траекторией) "оптикой" мышления – образами, понятиями, субъективными впечатлениями. А то, как человек распоряжается своим видением города и действует практически (создаёт предприятие, храм или банк, рисует городской пейзаж, пишет критическую статью о неудовлетворительной работе коммунальных служб и т.д.), определяет контуры внешней оболочки персонального города. Её составляют артефакты – материальные образования, в которых запечатлена интеллектуальная активность индивидуума.

Внешние оболочки сосуществующих персональных городов образуют эмпирический, наблюдаемый город, который своей материальностью маскирует интеллектуальные процессы. Неочевидность интеллектуальной природы города объясняется и тем, что структурирование человеческой популяции на основе отношений собственности обусловливает во многом вещный характер индивидуального восприятия мира. Персональность города заслоняется также необходимостью кооперации индивидов для обустройства экологической ниши человечества и развития человека. Кооперированный индивид в собственном сознании оказывается в тени такой ментальной конструкции как "общество".

В этом свете анализ взглядов на город, сложившихся в рамках различных научных подходов, обнаруживает, что они отличаются только внешне. Их общим основанием является фиксация вещной стороны городской жизни. Но, в силу разделения научного труда (частного случая всеобщего разделения труда) и избирательности зрения специалистов, эти взгляды вмещают разные подмножества создаваемых человеком вещей. Из таких наборов и конструируются "разные" теоретические образы городов.

Отождествление города с вещью преодолевается, если дисциплинарные городские онтологии полагать не сущностями города, а его продукциями, наряду с другими, не имеющими научного статуса ментальными "картинами города". Все эти знаниевые комплексы, несмотря на их отличия, могут быть охарактеризованы как проекты деятельности человека в заданном окружении. Процесс производства таких целостных (интегративных) знаний видится предельным основанием города. В результате интерференции знаний подобного рода в сознании человека формируется проект взаимодействия с миром – "картина мира", воспринимаемая в качестве актуальной реальности.

Схематично городской процесс представим следующим образом. Каждый человек формирует свою, индивидуальную картину мира, основанную на неповторимой жизненной истории. Однако, хотя размышляет всегда конкретный индивид, а не коллектив, думать он учится с помощью других. Поэтому самоорганизуются, а затем целенаправленно воспроизводятся людьми коммуникативные среды (наблюдаемый, эмпирический город), обеспечивающие обучающий эффект, интеллектуальное взросление. В ходе общения совершаются также обмены индивидуальными знаниями о картине мира. Они способствуют формированию у реципиентов нового, более объёмного знания. Практикой поколений горожан отбираются и закрепляются в качестве нормативных те элементы индивидуальных картин мира, которые делают возможным продуктивное интеллектуальное общение.

Исходя из этого, предлагается следующая формула города. Город есть процесс распределённого производства интегративного знания – интеллектуального становления человека, создания личностного знания, обмена знанием между людьми и синтеза знаний, вектором которого является формирование целостного мировоззрения индивида и универсального смыслового пространства (универсальной картины мира) как условия совместной жизнедеятельности людей.

При таком понимании города в фокусе городских исследований оказывается интеллектуальная активность Горожанина, и становится возможным теоретико-методологическое сближение различных направлений градоведения.

Кузнецов Анатолий , 3 Февраля 2013

Город как интеллектуальный процесс

Город как процесс производства интегративного знания разворачивается вне разумного замысла, по законам игры. Игровыми формами выступают различные организованности людей, объединяемые той или иной задачей: например, семья, школа, предприятие, городской совет, парламент. Они подобны сообществам актёров, разыгрывающих пьесы с определёнными сюжетами.

Интеллектуальное становление человека обеспечивается участием его на протяжении жизни в разных "пьесах", в которых он исполняет разные роли, приобретает те или иные знания и умения, формирует разные аспекты личностной картины мира. Поскольку свойством всякой игры является состязательность, в рамках "пьесы" происходит сопоставление точек зрения её действующих лиц на тот или иной предмет, соревнование взглядов, их согласование, затем формирование общих смыслов и дефиниций.

В разных обстоятельствах, в разные жизненные периоды точкой зрения на окружающую реальность человека обеспечивает та или иная референтная группа. Она служит образцом для подражания и сравнения. Её участники творят значимую для собственного круга межличностную картину мира – систему предметных и деятельностных знаний, представлений, частных идей, правил.

Референтными группами, чьё интеллектуальное влияние распространяется не только на отдельных индивидов, но и на другие референтные группы, являются научно-исследовательские учреждения, проектные организации и прочие специализированные "фабрики мысли". Эти коллективы создают средствами своих наук специальные картины мира.

Географические, наблюдаемые города можно сравнить со сценическими площадками, где одновременно играются разные типы "пьес", а человек выступает во всевозможных ролях. При этом горожане представляют друг другу множество индивидуальных, межличностных и специальных картин мира, что вызывает эффект возникновения объёмного, целостного образа мира. Испытывая его воздействие, носители частных картин мира в процессе общения вырабатывают единое смысловое ядро в виде совокупности понятий, идей, ценностей, образцов человеческого поведения, которое может быть определено как универсальная, то есть общезначимая для всех участников "городских игр" картина мира.

Игра в хозяйство, будучи формой производства физических условий существования людей, вовлекает в свой круг всех и служит вечным двигателем создания универсальной картины мира. Упрощая, выделим в этом процессе мифологическую, монотеистическую и антропную стадии, исходя из основания, каким задаётся их целостность. В мифологической картине мира выстраивались иерархические ролевые структуры и системы личного принуждения дискриминируемых акторов к труду. В монотеистической картине мира разрабатывались системы экономических стимулов и санкций для хозяйственной соорганизации автономных "анонимных" индивидов. В складывающейся антропной картине мира расширяется сфера действия принципа интеллектуального суверенитета личности, повышается её творческая трудовая самомотивация.

Исходя из понимания города как интеллектуального процесса, каждый горожанин может полагаться интеллектуальным сотрудником. В связи с чем представляется разумным изменить привитое прошлой интеллектуальной практикой отношение к проблемам, с которыми приходится сталкиваться, как некоему злу. Плодотворнее рассматривать их в качестве средств своего интеллектуального развития, интеллектуальных задач, то есть взглянуть на них с позиции исследователя. Подобная стратегия жизнедеятельности будет иметь своим исходом решение любых проблем.

Кузнецов Анатолий , 3 Февраля 2013

Понятие городской политики

Результаты городского интеллектуального процесса, в силу его игровой природы, определяются, во-первых, правилами взаимодействия горожан, во-вторых, тем, насколько каждый интеллектуальный актор подготовлен к игре на "городской сцене", и, в-третьих, стратегиями игроков. Эти три условия формируются специальными видами деятельности, образующими организационную инфраструктуру городского процесса. Для обозначения данной системы деятельностей предлагается применять понятие "городская политика". В терминах игры городская политика – это мегаигра, объемлющая все частные проявления городской игры. Она сообщает направление развитию городского интеллектуального процесса. Это самонастраивающаяся, распределённая организационная деятельность, задающая алгоритмы "сборки" частных и универсальной картин мира. Можно предположить, что сверхзадача её заключается в том, чтобы городская игра не прекращалась.

Стратегическая, образовательная и правилоустанавливающая линии городской политики формируются каждая специфическим набором политических ролей (видов политической деятельности), которые ассоциированы в различные политические ансамбли. Их совокупность определяет диапазон возможного на данный момент политического репертуара горожанина.

Данная трактовка городской политики вступает в противоречие с традицией ассоциировать политику с государством, с борьбой социальных групп за власть и влияние на власть. Известно, что термин "политика" ведёт своё происхождение от древнегреческого именования "полис", или "город-государство", и акцент в нём делается на "государство".

Общая теория города обосновывает новую расстановку приоритетов в этой связке: город не является частью экономики и государства, он есть их источник. Экономическая система и государственный строй образуют "игровую инфраструктуру" города. Главным действующим лицом в "спектакле" города выступает интеллект. Теория города, объясняя интеллектуальную природу города, ставит государственные институты на службу городскому процессу.

Тогда, возвращаясь к этимологии термина "политика" – к "городу-государству" ("полису"), ключевым элементом в нём для определения термина следует считать не "государство", а "город". То есть, политика имманентна городу. В этом смысле в выражении "городская политика" прилагательное является лишним. Однако сегодня оно необходимо для указания на первоисточник политического и для разграничения с отдельными его проявлениями – политиками "международной", "государственной", "региональной", "правовой", "экономической", "социальной", "демографической", "молодёжной", "промышленной", "аграрной", "экологической", "военной" и другими.

В специальных публикациях, посвящённых городской политике, она трактуется в традиционном ключе. Под ней понимаются регулятивные меры, осуществляемые государственными институтами (органами государственной власти либо местного самоуправления), в той или иной сфере жизнедеятельности городских сообществ и градостроительстве. Выделяются и исследуются:

политика в области местного (городского) самоуправления;

политика развития городского расселения;

местная экономическая политика;

политика устойчивого развития городских сообществ;

политика градостроительного развития;

политики по решению частных вопросов – транспортных и жилищных проблем, адаптации мигрантов, возрождения депрессивных городских поселений, противодействия росту преступности и других.

В качестве объектов этих политик рассматриваются долгосрочные цели, которые преследуют государственные институции в соответствующих сферах, в качестве предметов – принципы и механизмы их достижения. Критериями успешности политик считаются: улучшение в городах инвестиционного климата, создание новых рабочих мест, рост доходов населения, повышение прибыльности городских территорий, энергоэффективности муниципальных предприятий и т.п.

Но доминирование государственного аппарата следует рассматривать лишь как этап развития городской политики, гиперфункцию её правилоустанавливающей линии-составляющей. По мере раскрытия интеллектуальных сил человека и совершенствования поддерживающих их технических средств значение государства как принудительной ассоциации когнитивных акторов будет пересматриваться, усилится роль культурных регуляторов.

Осознание миссии городской политики сделает фокусом политической деятельности не воспроизводство структур власти, экономики, а развитие городских интеллектуальных сообществ.

Кузнецов Анатолий , 3 Февраля 2013

Учиться быть горожанами

Повышение самосознания личности, выступающей в качестве центрального субъекта городского процесса, представляется главной проблемой современной городской политики. Её решение видится в целенаправленном освоении гражданами ключевых компетенций горожанина как интеллектуального актора. Быть горожанином – значит уметь грамотно оценивать ситуации выбора направления действий в информационном поле города и кооперироваться с согорожанами для решении возникающих интеллектуальных задач.

Образовательная линия городской политики должна быть усилена курсом "горожаниноведения" (интегративного градоведения). Благодаря ему разнонаправленные дисциплины градоведческого круга могут обрести общий научный и социокультурный контекст. Содержание интегративного курса – знания о драматургии города, в которых нуждаются все. Средствами учебного процесса они организуются в актуальную картину города – внутренне согласованную эпистемную целостность, которая явится универсальной предпосылкой осмысливания предметной подготовки, формирования индивидуальной картины профессиональной и повседневной деятельности на "городской сцене", становления каждого горожанина как городского политика.

Задача курса интегративного градоведения видится не в том, чтобы передать обучающимся некий стандартизированный набор информации, но предоставить им возможность в оболочке предметных знаний "примерить на себя" существующие городские роли и стратегии поведения. Это позволит задать плюралистическое видение города, отвечающее его природе и необходимое для ведения конструктивного межпрофессионального и межкультурного диалога.

Фокусами междисциплинарного синтеза должны явиться учебные проекты, моделирующие процесс решения проблем организации жизнедеятельности городского коллектива. Приёмом, усиливающим интеграцию знаний и способствующим переходу их на уровень личностных убеждений, послужит привязка проектов к ситуации конкретного города. Общая работа учащихся над проектами поможет им понять, как город становится совместным творчеством горожан. Она сформирует у них умение программно-проектной деятельности, необходимое в условиях возникновения межпрофессиональных задач.

Итогом прохождения интегративного курса должно явиться достижение учащимися следующих надпредметных результатов:

понимание сетевого характера городского процесса, способность отдавать себе отчёт в синергетическом эффекте действий в городской среде;

умение принимать обоснованные решения, связанные с выполнением той или иной городской роли (собственник жилья, предприниматель, городской советник, застройщик и др.), адекватно оценивая её значение в городской организации;

умение ориентироваться в проблемных ситуациях, ассоциированных с жизнедеятельностью горожан, привлекая в нужных сочетаниях соответствующие элементы знаний.

Курс призван изменить парадигму горожанина, превратить его из социального актёра в автора городской политики, способного создавать новые городские игровые структуры.

Правомерно ожидать, что "продуктом" градоведческого образования станет не только отдельный компетентный индивид, но сети носителей практических градоориентированных знаний, своего рода "виртуальные корпорации горожан", обладающие интегральной компетентностью. В этом свете интегративное градоведение следует рассматривать в качестве важнейшего градообразующего фактора.

Выводы и исследовательская перспектива

Город как процесс интегративного интеллектуального производства нуждается в воспитании человека не просто разумного, но и умеющего пользоваться своим разумом. Необходима информационная поддержка городского интеллектуального процесса средствами среднего, высшего, последипломного образования без привязки к конкретным узким специализациям. Нужны учебники по интегративному градоведению. Самоосознание горожанами себя как интеллектуальных сотрудников неизбежно приведёт к принятию ими исследовательского стиля жизнедеятельности и ведения хозяйства. Это позволит обнаружить внутренние источники модернизации производства и повышения качества жизни, органичные для страны.

Такой политический курс предполагает инициативную режиссуру городского процесса образовательными, научными, экспертными сообществами, создание ими междисциплинарного исследовательского пространства, которое объединит усилия специалистов в единый городской проект.

____________________________

© Дробышевская Татьяна Владимировна

http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=3062&level1=main&level2=articles

Доброжелатель , 3 Февраля 2013
Уважаемый, Анатолий Иванович, не надо сильно умничать, пожалей загнивающий сайт Анапа.Инфо и его админа с редакторами. Не пиши сильно умные комментарии и свои прогнозы, которые потом сбываются. Ты же видишь там затишье, Гражданский их покинул и блоги написать некому, только черные отписки-комментарии, на большее тяму нету.Уж очень ты их нервируешь своими умными речами, да еще эта серьга, которая им поперек горла, скажи хоть, где купить такую можно?
Кузнецов Анатолий , 3 Февраля 2013
Будет все у них (анапа.инфо) хорошо:) У нас разные аудитории...
Вася , 3 Февраля 2013
С чего им умными быть, если админ без мата двух слов связать не может.
Кузнецов Анатолий , 3 Февраля 2013
На сайте такого не замечал
Кириленко Павел , 3 Февраля 2013

Казачья серьга, известная с конца 17 века - ЗМИЙ, КУСАЮЩИЙ СЕБЯ ЗА ХВОСТ, а внутри этой дуги – крест. Была популярна после русско-турецкой войны, символизирует победу над врагом.

http://www.livemaster.ru/item/730187-ukrasheniya-muzhskaya-kazachya-serga

На картинах мы очень часто видим казаков с серьгами. Носили они их не для красоты, и не каждый мог себе это позволить. Зачастую серьги делали в виде полумесяца, изготавливались они из серебра.

Если серьга была в левом ухе, то это значило, что этот человек единственный сын, если же в правом – он последний из своего рода.

Серьги в двух ушах обозначали то, что казак единственный ребенок в семье. К таким казакам относились по-отцовски и старались их всячески оберегать и подстраховывать в боях.

Кузнецов Анатолий , 3 Февраля 2013
Казачья серьга, известная с конца 17 века - ЗМИЙ, КУСАЮЩИЙ СЕБЯ ЗА ХВОСТ, а внутри этой дуги – крест. Была популярна после русско-турецкой войны, символизирует победу над врагом
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Анапа contra

Архив материалов