Егишьян Сергей Иванович. Из позиции хозяина города.

 

Несколько дней назад я встретился с Сергеем Ивановичем и не написал «по горячим следам» о нашем разговоре, поскольку и его содержание, и человек побудили меня к поиску нового ракурса описания Анапы.

Я и раньше встречался с С.И. на заседаниях КС (координационный совет партий  общественных объединений), но после приема С. Митрохина в «Родине», где я не был,  Анна Караманова (Жанна Де Арк Витязево) сказала мне, что выступление Егишьяна было самым конкретным – «по делу».

 

 Пересказывать всё это я не буду, я понял, что в маленьком городе все знают все. Правда, я не слышал обобщений и объяснительных схем, которые и нам уже удалось вывести…  Но на пальцах – на примерах все говорят об одном и том же. Еще одна примета в том, что конкретные примеры мифологизируются, превращаются в городские истории про конкретных людей – злодеев.

В этом смысле, Едишьян Сергей Иванович меня интересовал больше в качестве мыслительной субстанции, в качестве носителя ценности города в человеческом, а не коммерческом измерении.

Для меня в ценностях и понимании  человека проявляется позиция «хозяина города», кем бы он ни был в реальности. Такие измерения мне открылись в этом человеке.

Настроим прицел рассмотрения, процитировав фрагмент лекции Ефима Островского «ЧеЛОВЕК КАК ИНЖЕНЕРНОЕ СООРУЖЕНИЕ — ПЛЕМЯ, ТЕЛЕСНОСТЬ (КОРПОРАЦИЯ), ГОРОД»:

 

«Города сохранили в себе формально - очень много похожего на время, когда они возникали, но утратили их содержание — корпоративность.

Кстати, целый ряд словарей при переводе латинского слова corporatio — corporation, corporacion, corporacio — указывают, что одним из его ключевых значений является именно «городская корпорация», «городское сообщество».

Чтобы сделать себя соразмерными социальному телу военных вождей, эти люди объединяли свои мастерства и, достигнув уровня — хозяйственного, правового, оборонного, — когда эти вожди должны были хорошо подумать, прежде чем посягать на их права, становились сомасштабными, соразмерными. При этом надо понимать, что, когда я говорю об этом «клубе для совместного проживания», я различаю в нем два типа жителей — те же два типа, которые хороший архитектор различает в доме со службами. Город — это ведь на самом деле своего рода развернутый дом.

Вот эти типы.

Первый — это хозяева города.

Те, кто приватизировал городские обременения, возлагал на себя необходимость сложить свои деньги и построить этот самый свой город. Каждый из них в отдельности не мог построить замок — не хватало капитала, но капитализировав доступные капиталы совместно, они могли строить замок на всех — свой город, огромный по сравнению с замком. И — повторю метафору — приходящий в весовую категорию военных вождей, которых, возможно, уместно сравнить с нынешними олигархами.

Вот эти искусные хозяева, высокие мастера над камнем, металлом, пищей, кожей, скальпелем, деревом, бумагой, краской, образом, мыслью, правом, словом, пером — наделенные предназначением — и были — буржуазия.

Имелись среди них и мастера боевых искусств.

Второй тип жителей — это те, кто обеспечивал возможность хозяйствовать этой буржуазии — почти аристократии.

И что самое любопытное, сегодня, как и тогда, судьба этого «почти» в руках мастеров — в руках многих из нас.

В этом смысле я говорю: буржуазия — это аристократия общего дела.

Оставляю за скобками обсуждения аспект, который, на мой взгляд, очень важен, но который, по недостатку времени, я не могу обсуждать ответственно. Я имею в виду, что в другом программном языке — греческом — куда более значимом и важном для Русского мира, слова «общее дело» звучат как литургия».

 

 Сергей Иванович на цифрах мне рассказал (показал – доказал), что в городе нет «буржуазии – аристократии общего дела». И не только потому что разница кадастровой стоимости «торговой точки» (5 т.р – 200 т.р.) распределяется по карманам и только 30 – 35%% держателей гостиничного бизнеса платят адекватные налоги, а потому, что утрачен дух города как корпорации.

Хозяева города, на его взгляд, не «буржуазии» в классическом понимании – «искусные хозяева, высокие мастера над камнем, металлом, пищей, кожей, скальпелем, деревом, бумагой, краской, образом, мыслью, правом, словом, пером — наделенные предназначением — и были — буржуазия».

Сергей Иванович горячий сторонник «литургии» (общего дела), он видит множество вариантов вовлечения всех горожан в созидательную работу, которой сегодня нет.

Коренной армянин, он понимает необходимость симфонии в  национальных отношениях и видит в «армянском казачестве» (подобно Армавиру) не просто консолидацию с коренными русскими, но и очищение от скверны алчности, которой соблазнился «его народ». Поднимем глаза по тексту: «Имелись среди них и мастера боевых искусств» (Е. Островский)

… Я разговаривал с достойным человеком – настоящим горожанином (а не жителем Анапы).

Анатолий Кузнецов

7 Июня 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов