Как понять молодежь? И что с ней... делать? ч.4

Сегодня мы завершим разговор о молодежи, обращаясь к тексту А. Попова, как и в предыдущих статьях.

Я бы порекомендовал вспомнить их содержание всем, а настойчиво госпоже Завизион Татьяне Николаевне. Начальник управления по делам молодежи г.-к. Анапы , видимо, понимает, что молодежная политика города не сводится к набору дел с различными группами молодых людей, к реализации плана мероприятий.

Молодежной политики нет в стране, в регионе (ЮФО), но ее можно построить на отдельно взятой компактной территории и предъявить ее Краю и стране в качестве инновационного образца.

Как понять молодежь? И что с ней... делать? ч.1

Как понять молодежь? И что с ней... делать? ч.2

 

Как понять молодежь? И что с ней... делать? Ч.3

 Основной социальной практикой молодежи города видится мне по прежнему – «молодежная (неполитическая) партия городского развития».  Такая практика позволит включить весь набор молодежных групп в решение острых проблем территории. В этом смысле предлагаемая инновация выступает для города практичным инструментом социальной и национальной интеграции.

Три «Т» известного урбаниста Ричарда Флориды: творчество, технологии, толерантность, наряду с отечественными подходами, могут послужить основой для организации такой перспективной практики.

Обратимся к тексту А. Попова:«Ответим теперь на вопрос, какая идеологическая рамка должна задавать энергетику формирования новых поколенческих практик. Прежде всего, на наш взгляд, эта рамка связана со схемами прорыва, выхода из невозможности непосредственного продолжения существующих форм жизни и деятельности и из общей бесформенной социальной и культурной ситуации. Такая идеология, в той или иной степени, близка всем поколенческим группам. Прорывы также можно дифференцировать, в том числе и привязав к поколенческим группам: личностные и компетентностные переходы, социальные лифты, экономические схемы, открытия… В целом дело идёт тому, что прорыв становится уникальной нормой жизни.

 

Выработка таких схем прорыва в сфере своего самоопределения и может стать содержанием поколенческой работы. С одной стороны, эти схемы прорыва будут являться «авторскими» технологиями конкретных людей, с другой стороны, должны начать определять бытийный каркас поколения, формировать онтологические ответы. Следующим шагом является оформление и закрепление системы возникающих понятий и схем, а затем и описание языка «поколения прорыва». Распространение такого языка, его социализация, впоследствии институциализация закрепит поколенческую миссию новых россиян в масштабе, как минимум, первой половины XXI века. Отметим, что «язык прорыва» сегодня существует среди китайской молодежи, но отсутствует в западной Европе.

 

Идея прорыва (в различных смыслах и уровнях) превращается в соответствующую национальную поколенческую идею для разных слоев населения. При выработке схем прорыва выяснится необходимость в появлении групп прорыва — команд, способных производить новые понятийные единицы и схемы деятельности. Есть смысл требовать, чтобы в команду входили представители всех поколенческих групп, тогда разнообразие форм и оснований самоопределения станет условием для создания реального механизма и схемы организации необходимого фрагмента жизнедеятельности. Технологически такие схемы, устроенные позиционным образом, должны отрабатываться в системе тренингов и имитационных игр, в которые вовлечены группы прорыва.

 

Стартом для поколенческой работы, «началом» честного и предметного разговора (а молодежь, как и дети, одновременно доверчивы и чрезвычайно чувствительны к искажениям и умозрительным спекуляциям) с целевыми группами, должен быть четкий ответ на вопрос о современности: «Что современно знать?». «На что современно надеяться?». «Во что современно верить?» (почти как у Канта).

 

И ключевой, базисный вопрос: «В чем современная ситуация?» Конструирование идентичности поколения начинается с фиксации того, в чём состоит ситуация поколения, входящего во взрослую жизнь именно сейчас».

 

Вы думаете, это трудно сделать? Совсем нет. На встрече с читателями в «Родине» я предложил посмотреть на «анапу-про» как наблюдаемый пример выращивания проекта, начиная с идеи-замысла. Методы позиционирования и объективации обеспечили проекту стремительную социализацию, которая выражается в присвоении, будем называть вещи своими именами, управленческого ресурса, ресурса влияния на городское сообщество.

Мне кажется, господин Верстунин В.П. «кусает локти».

Но, кроме шутки о ВВП, я говорю о том, что мы демонстрируем то, что умеем делать, предлагая городу значимые векторы развития.

Поскольку далее я собираюсь говорить о том, как это делается, как осуществляется социальное проектирование, направленное на общественные изменения, напомню типологию семей А. Попова.

«…можно выделить разные способы идентификации и самоорганизации современных Семей:

• Семьи становящиеся, ещё не вышедшие на путь самоопределения. Базовый процесс этих семей - самообеспечение.

• Семьи, ориентированные на мейнстрим современной ситуации. Базовый процесс этих семей направлен на то, чтобы «жить, как все», «жить не хуже соседа», чтобы «все как у людей» (свадьбы, похороны, дети, работа, развлечения).

• Семьи, существующие вне каких-либо исторически оправданных контекстов, ориентированные на принадлежность к социальному классу. Прежде такие семьи были характерны для традиционных укладов, в первую очередь для крестьянства; теперь они являются инструментом консервации, но и «буфером», смягчающим последствия социальных сломов (например, распада СССР и экономического кри-зиса).

• Семьи «либеральные», ориентированные на веер возможных, но высоких результатов. В СССР такими были, например, «династии» людей искусства.

• Семьи «стратегические», способные иметь и понимать собственную специфику, ставить долгосрочные цели; к таким семьям относятся «династии» в собственном смысле».

 

Вашу семью вы бы отнесли, к какому типу?

Полагаю, как и просматривая справочник медицинской сестры, вы находите у себя симптомы всех болезней, точно и здесь.

Почему? Потому что институт семьи (ячейка общества) подвергается бесконечному разрушению, как наиболее консервативный – сопротивляющийся политическим проектам Власти  (от Петровских реформ до «Красного проекта» СССР).

Но все же, мне кажется, что каждая семья стремиться занять почетное последнее место в списке А. Попова:

• Семьи «стратегические», способные иметь и понимать собственную специфику, ставить долгосрочные цели; к таким семьям относятся «династии» в собственном смысле».

 

 

Раз уж Анапе понятно, что наш проект  «семейный», я буду придерживаться этой аргументации. Русская культура развивалась, как культура семей – «семейных кружков», ведь культурный человек (человек Культуры) стремиться к культурной апроприации социального пространства вокруг себя.

Если семья (кружок) осознает момент  «соисторичности» семьи-династии с историей своей Родины, получается значимое вложение в культуру страны и, в качестве вознаграждения, биография для ЖЗЛ.

Свою семью я бы определил как «амбициозную корпорацию».  Не случайно (а в целях приобщения к семейной культуре) на встрече в Родине за столом сидел Гордей 8-ми лет - с папой, Павлом Золотаем и дедом.

По аналогии, Анапу в качестве «города  -  амбициозной корпорации» .

И Россию прорыва в качестве «амбициозной корпорации».

Разобраться в такой логике вам поможет чтение статьи выдающегося мыслителя Александра Ивановича Неклессы.

 

http://www.intelros.ru/intelros/biblio_intelros/nesrochnye-soobshheniya/11764-ambicioznaya-korporaciya.html

 

http://www.fondedin.ru/sr/new/fullnews.php?subaction=showfull&id=1309351589&archive=1309351732&start_from=&ucat=14&

 

Анатолий Кузнецов

2 Июня 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Анапа contra

Архив материалов