Загадка дискурса гражданских активистов и администрации Анапы о реальной ситуации

Этот  блог о тайном знании ситуации в Анапе, на котором настаивают обе силы. (что же такое – «обе силы», смотри в блоге). Предварительно скажу, любое знание, не превращенное в дискурс (единство речи и управленческой практики) это - спекшиеся в  прямой кишке фекальные массы

(анонс блога в моем комментарии к удаленному)

Екатерина Шульман: Политическая история 2000-х. Лекция 19: "Земля и еда. Аграрная Россия"

1. О фекальных массах позже. Начну с пояснения о дискурсе.* Как и многие другие «умные»  понятия, слово дискурс употребляется всеми и часто «без понятия». Давайте такое (необходимое) понимание организуем.

* - в последующем разъяснении используются авторские статьи –Кузнецова А.И.

В пост структурализме, сменившим структурализм, прерогатива сцепления структур значение выносится за пределы текста и передается власти, точнее сказать, связке «власть - знание». Дискурс в широком смысле слова включает в себя все компоненты коммуникации, в более узком – только текст (вместе с его «устным» вариантом – обсуждением блога). Иначе говоря, текст моего блога становится коммуникативным событием Анапы, более или менее объективированным продуктом, находящемся в информационно – идеологическом обороте.

Если бы это были «просто тексы» (у меня в столе), то о моем анализе и описании территории знал бы ограниченный круг «доверенных лиц». Но публичное размещение превращает  мой текст в дискурс, образуя социально – прагматический слой  моей языковой деятельности.

Валерий Соловей - Тайны Кремля - Дилетантские чтения

2. После выборов 10 сентября два Валерия (Ж. и В.) бесконечно обращаются ко мне (публично и лично) с одинаковым посланием о том, что я не имею информации о «новой» (пост-выборной Анапе), поэтому мои блоги не точны и проч.

С чем мы имеем дело (кроме откровенной манипуляции) в данном случае?

У меня есть обоснованное подозрение в том, что Анапа давно является жесткой дисциплинарной территорией, что связано с криминальным типом владения. Я не об эфемерной  власти (администрации Анапы), а о  подлинной власти той меж- личностной и над - институциональной сущности, которую давно поименовал «криминальной Матрицей Анапы».

Социальная конструкция властного дискурса в Анапе определяет и его содержание. Содержание это дистрибутивное (= распределённое). Каждой  социальной группе власть сообщает нужное знание -  «городу и миру» о предстоящих переменах (наведении порядка), бизнес- группам о новых правилах поведения на территории, наверх – об исполнении задачи Кондратьева  по наведению порядка и т.д.

Таким образом, когда два В. говорят мне, о том, что я не владею новой информацией «по Анапе», они  посылают мне сигнал о «закодированном знании» кулуарных (не публичных договоренностях, которые сейчас достигаются) в целях сохранения сложившегося в Анапе порядка.

Получается, мне предлагают (впаривают)  своеобразный суррогат жреческой позиции, институционально закрепленный за реальной властной инстанцией  Анапы.

Мы действительно не знаем конкретного содержания  ведущихся между «держателями ситуации» В Анапе переговоров (их торопятся провести до утверждения Полякова Ю. Ф.), но   тайные тексты вскоре после назначения станут дискурсом, то есть приобретут  социально – прагматический статус Realpolitik новой администрации. Город опознает ее как известную – привычную. И влиять на нее будет уже невозможно до новой смены главы.

Анатолий Кузнецов

30 Сентября 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Анапа мэра Полякова

Архив материалов