"Из пыточной" Анапы - 2

Как вы помните мама Артема написала это 

С текстом   "Пытки они и в солнечной Анапе - пытки"  вы можете ознакомиться здесь

http://anapa-pro.com/category/9/article/16510

Ниже  размещено письмо матери другого парня, обвиняемого по этому  же делу

 

Таки дам и текст мамы Артема...

Пытки они и в солнечной Анапе - пытки

От «анапа-про». Ко мне обратились из Анапы мамы молодых людей, обвиняемых  в уголовном преступлении. Я получил десятки файлов с документами, которым, естественно, не могу давать оценку.

Но установленные медицинской экспертизой  страшные результаты пребывания одного из обвиняемых в …застенках, фотографии этих последствий меня потрясли. Я попросил маму Артема изложить историю.

 

От Завгородней Анны Александровны

Проживающая по адресу: г. Анапа

ул. хххххххххххххххххх

Тел. 8918хххххххххххх

 

ОБРАЩЕНИЕ

 

Я Завгородняя Анна Александровна, являюсь матерью обвиняемого Пономарчука Артема Алексеевича, хочу пояснить следующее, что 24 декабря 2015 года сын не пришел с работы домой. Всю ночь его я разыскивала по больницам и моргам.

Только утром я узнала, что его просто украли с рабочего места и подвергли пыткам работники полиции, в частности уголовного розыска. С 16.00 часов - 24.12.15 года до 05.00 часов - 25.12.15 года он находился в УВД не зарегистрированный, как лицо, доставленное в ОВД, при этом его постоянно избивали.

У сына слабое состояние здоровья и у него могло не выдержать сердце под пытками электрического тока.

Адвокат Носов Н.А., защищающий интересы Артема написал следователю ходатайство о проведении в отношении Пономарчука А.А. судебно-медицинской экспертизы, однако в этом ему было отказано.

После окончания административного ареста, который был незаконно избран и считаю, сфальсифицирован, для получения недозволенных методов ведения следствия и недопустимых доказательств, я увидела сына дома избитого.

Мной в частном порядке был освидетельствован сын, у которого на теле имелись следы от побоев и действия электрического тока.

Мой сын Пономарчук Артем Алексеевич, 24.12.2015 года находясь в атомашине марки "Газель" на перекрестке ул.Первомайская и ул. Новороссийская в период времени с 15 часов 30 минут до 16 часов, в это время к автомашине подошел сотрудник полиции, фамилию, которого он узнал позже, подошел резко открыл двери, автомашины, схватив его за руку опираясь своей ногой в сиденье, вытащил его из автомашины, при этом сотрудник полиции нанес два удара кулаком ему в область живота, затем к сотруднику полиции подошел второй сотрудник и заломили ему руки за спину повели его в автомобиль, ничего при этом не объясняя, на его вопрос куда его везут, сотрудники полиции ничего ему не ответили. В автомашине сотрудники полиции забрали у сына, находящийся при нем телефон марки "Айфон 5S", который принадлежит мне, я приобретала его в кредит 19.10.2015 года, но фактически телефоном пользовался сын. Спустя примерно минут пять-семь, его доставили в УВД по г. Анапа.

Сотрудники полиции заехав со двора надели ему мешок на голову и наручники. Сотрудники полиции заведя его в кабинет не снимая мешка с головы и наручников, ударили несколько раз по ногам в область голеностопа, от удара он упал на пол. Сотрудники полиции переговаривались между собой по голосам он понял, что их было три или четыре человека. Один из сотрудников полиции обращаясь к другому сотруднику полиции назвал его "малой".

Сын спросил у сотрудников полиции по какому поводу его задержали. Они стали ему рассказывать о том, что произошло разбойное нападение на человека, который будучи торговым представителем привозил на базу к ИП Арустамян С.А. табачные изделия. На данной базе сын работал грузчиком, без официального трудоустройства, на протяжении четырех лет.

Сын сказал сотрудникам полиции о том, что к случившемуся он не имеет никакого отношения, однако сотрудники полиции продолжали утверждать, что он причастен к совершению преступления, что якобы потерпевший опознал его по голосу. Затем сотрудники полиции, неоднократно по очереди наносили ему удары ногами, руками по всему телу, продолжалось это примерно пару часов, нанося удары сотрудники полиции, говорили ему о том, чтобы он сознался в совершении данного преступления. Хотя он это преступление не совершал.

Затем сотрудники полиции посадили его на стул, сын попросил у них воды они дали ему попить воды из своих рук, он просил у них о том, чтобы они проверили его на полиграфе, на что сотрудники полиции сказали ему, что скоро придет специалист по полиграфу. Затем он попросил у них о том, чтобы они ослабили ему наручники, так как ими передавило кисти рук так, что он уже не мог терпеть, испытывая сильную физическую боль.

На что они ему ответили, что ключей от наручников у них нет. Примерно минут через десять пришел сотрудник полиции, позже узнав его по голосу это был Арутюнян, он нанес ему несколько ударов рукой по голове, сын испытал физическую боль. Затем они перевели его в соседний кабинет, в котором они повалив его на пол сняли с сына мешок, он успел посчитать сотрудников полиции их было шесть человек они надев ему на голову противогаз, продолжали наносить удары по всему телу и при этом говорили, чтобы он покаялся и тогда они не будут его бить. Но каяться ему было не в чем, так как он преступление о котором они говорили не совершал.

Тогда один из сотрудников полиции взяв какой-то металлический предмет стал наносить ему множественные удары по ступням. В кабинете где он находился был стойкий запах алкоголя, это он почувствовал, когда ему сняли противогаз. Ему говорили быстрей рассказывай, быстрее это все прекратится.

Сын говорил, что ничего не знаю на, что они стали его бить ногами, прыгать коленями на спину и по ногам, и бить какой-то палкой по ступням. Когда они стали понимать, что он ничего не скажет, они сказали ему, что пришло время детектора лжи. По началу он обрадовался, но потом понял, что это не то о чем он подумал.

Затем связав ему ноги скотчем и между рук поставив стул чтобы он не дергался, предупредив о том, что если он буду орать, ему будет хуже. Затем они ему в носки засунули какие-то металлические предметы, потом он понял, что это клеммы. И они начали пускать по ним электрическое напряжение. Со временем численность клемм увеличивалась. Они цепляли их за наручники, за обручальное кольцо, засовывали между ягодиц, к пояснице и шее. Когда его било током у него с носа шла кровь (и кто-то из них говорит с него хватит у него из носа кровь идет, а другой ему отвечал, что это ерунда, плесни ему нашатырь в противогаз). Когда он орал его брали за голову и били лицом об пол.

Они говорили, что это была третья стадия тока и до четвертой не кто еще не доходил, тем самым намекали что бы он рассказал то чего не знает. Затем кто-то из них сорвав с него джинсы с трусами, засунули между ягодиц ему клеммы, пустили электрическое напряжение, он сопротивлялся как только мог. Тогда они снова подключили ток, чтобы подавить его сопротивление. Из разговора он понял, что они обматывают палку скотчем. Кто-то сказал облей палку гелем, чтобы не порвать нечего внутри. Они придавили его спину коленями и засунули эту палку ему в задний проход. От адской боли он отключился. Как приходил в себя он не помнет, помнет только одно что кто-то хлестал его по щекам. Он уже не мог терпеть эти адские пытки и он начал придумывать ложную явку с повинной. По началу они ему не верили и все сильнее били его током. Но потом они сказали ему, что если он сказал неправду, то ему будет хуже в два раза.

После этого ему сняли противогаз и тут он увидел своих душегубов. Это были: Армен Арутюнян, Левин, Марченко, Мельников и Сильвеструк который бил его по лицу и говорил что у него такое же кольцо как у него. Он написал придуманную явку, потом Армен Арутюнян сказал писать то, что увечья он получил падая в кусты при задержании. После того как он все подписал, они сказали ему, что он проедет с ними и покажет где живут Карен Енгоян и Эрик Енгоян. Они сказали если ему скажет неправду они его убьют и выкинут на Гостогаевских полях и не кто его не найдет.

Потом они его привезли обратно, оформили и посадили в изолятор примерно в 6.00 утра 25.12.2015г., где он просил дежурного, чтобы позвонили родителям. Вечером того же дня его из обезьянника привели в тот кабинет где его пытали (узнал он этот кабинет потому что там стоял черный с оранжевым оттенком под вид сварочного аппарата, рядом с аппаратом на полу лежали толстые провода с клеммами, и вроде бы он был на колёсиках) они снова начали его бить по голове и говорить что бы он рассказал правду. Сын говорил, что уже все им рассказал и больше нечего не знает. Потом в кабинет зашел мужчина (Щербаков) и сказал, что мы все уже знаем так что рассказывай. ОН нечего не говорил им и его отвели в кабинет этого Щербакова.

Потом из того самого кабинета где он был до этого он слышал крики Енгояна Эрика как его пытали.

Позже в кабинет вернулся этот Щербаков и дал ему явку с повинной якобы написанную Арамом Арустомяном. Он начал её читать и тот ему говорит: ну что прочитал? Вот так надо рассказывать. К нему подошел Мельников и сказал, что если он не расскажет то что им надо и не подпишет, то все фотографии пойдут на китчу, а там ты знаешь что с тобой будет. Он понял, то что они с ним сотворили, всё было снято на телефон. Он испугался и поэтому у него не было другого выхода как написать явку с повинной как они хотели. Позже его отвели на третий этаж к следователю (Науменко Е.Е.).

Ему предоставили адвоката женщину (Харламова) что бы она объяснила ему его права. Она увидела его побои на лице и спросила шепотом у него (тебя били?) но он испугался говорить правду и сказал нет, так как рядом сидел один из тех кто над ним издевался (Сильвеструк). На допросе находился он, следователь, адвокат и один из этих оперов (Сильвеструк). На допросе камера была установлена только на сына. Когда его допрашивал следователь, опер в это время спал и храпел, на камере это должно быть слышно.

После допроса его отвели обратно в кабинет Щербакова. Затем пришел Щербаков и начал на него орать, что он дебил и не может отличить машину девятку от шестерки или семерки (а девятку он взял потому что Армен Арутюнян ему говорил что была вторая машина белая девятка, поэтому в показаниях у следователя он сказал девятка). Потом его опять повели к следователю на дополнительный допрос что бы исправить ошибки, но на этом допросе адвокат уже не присутствовал. Этот допрос делался уже по- другому. Следователь сначала все напечатал на компьютере, а потом уже включил камеру и начал клацать пальцами по отключенной клавиатуре, делал вид, что печатает (но потом на камере должно быть видно как сын вставляет провод от отключенной клавиатуры в ноутбук). После допроса его отвели обратно в кабинет Щербакова где он начал у него спрашивать про второй случай этого разбойного нападения про который он узнал от него же самого. Сын сказал, что ничего не знает и его увели в изолятор временного содержания. На следующий день их всех ( Арама, Эрика, Карена и сына) быстро вывели на задний двор, во дворе стояло четыре машины. Им всем одели наручники и посадили всех в разные машины. В машине ему сказали, что сейчас их повезут на суд.

В суде его будут обвинять за то, что он отказался показывать документы полиции и оказывал сопротивление при аресте и он должен со всем соглашаться. И потом их всех вывезли с задних ворот УВД что бы не кто их не видел. В суде его адвокатом стал якобы один из оперов (Мельников),хотя он просил судью, чтобы его интересы представлял адвокат.

Сына осудили на двенадцать суток. После чего его привезли в УВД уже с главного входа, его повели в кабинет в который его привели в первый день его задержания. В кабинете он сидел долго и ждал пока его отведут в изолятор (так как у них были проблемы с его бумагами). Когда они исправили все ошибки в бумагах, опер Армен Арутюнян повел его в изолятор и по пути сказал, что завтра его повезут на следственный экспиремент на место преступления. На следующий день его вызвали на этот следственный эксперимент. Сына повезли в п. Виноградный где он должен был пальцем указать где напали на поставщика (но он не знал нечего и по этому ему показали куда показывать, как становиться). Но на этом следственном эксперименте уже присутствовал другой адвокат (какая-то женщина). Затем через п. Красный его повезли в другое место, где было совершена якобы перегрузка. Но сына повезли по бездорожью через поля. Когда все закончилось, его отвезли обратно в УВД и отвели в изолятор. Он просил сотрудников полиции о том, чтобы они сообщили моим родным, о том, что он находится в полиции, однако в его просьбе ему было отказано.

С 30 по 31декабря у него были адские боли в районе живота и паха. На свои боли он пожаловался делавшему обход сотруднику полиции. Позже он же вывел его в следственную комнату где его ждал фельдшер женщина. Она осмотрела его и сказала, что видит признаки апендицита и вызвала бригаду скорой помощи. Так же она видела следы на его теле от побоев, однако он боялся им говорить , что его били, так как все время присутствовали работники уголовного розыска. Скорая приехала, осмотрела его, он объяснил что у него есть киста на яйце. Фельдшер скорой помощи по фамилии Савицская Л. вступила в полемику с полицейским : Она спросила за что его так избили, на что он ответил, за не предъявление документов. На что она ответила, что если я буду идти по улице и её остановят и попросят предъявить документы, а их не окажутся то со мной сделают так же, на что он ответил занимайтесь своим делом. Ему сделали два укола и врачи сказали, что его надо везти в больницу на осмотр к хирургу. Из изолятора позвонили в УВД и к нему в изолятор пришли два опера ( Мельников и Левин ), для сопровождения в больницу.

В больницу его привезли на машине скорой помощи с сопровождением одного из оперов ( Мельников ). Его отвели к дежурному хирургу и он осмотрев сына отправил его сдавать кровь и мочу. После чего сына отправили на узи. Потом с результатами анализов и узи он пришел к хирургу и он сказал, что все нормально, а боли могут быть из-за кисты. И тогда сыну сделали уколы с обезболивающим. После чего опера вместе с сыном заехали до нас домой за таблетками от боли и затем отвезли обратно в изолятор. Находясь в изоляторе временного содержания в камере №15 в которой находились другие задержанные ребята по имени Эдгар(работал в теплосетях в городской больницы),парень по имени Саша , представлялся по кличке "Немец"(работал якобы в строительной фирме), парень по имени Махо возможно фамилия Кабахидзе, ему около 21 года проживает в г. Новороссийске и еще парень по имени Саша около 35 лет о себе он говорил, играет в тотализатор на Южном рынке- указанным лицам он рассказывал, что его избивали работники уголовного розыска и они видели у сына побои. Затем 30.12.2015г. сына перевели в камеру № 14 из рассказов сидящих там по имени Андрей, Паша, Юрий и парня по кличке "Кот" он узнал, что в этой камере сидел Енгоян Карен, которого работники уголовного розыска забирали на всю ночь в свои кабинеты и пытали, вернулся он в тяжелом состоянии. Он так же им рассказывал, что его тоже били и пытали электрическим током.

Сын написал нам записку, о том что он не виноват и очень боится за свое здоровье и т.д., ее он передал через парня по имени Паша.

05.01.2016г при проведении очной ставки между сыном и Енгояном Кареном, ему с адвокатом следователь Науменко Е.Е. , пояснил что если они подтвердят явки с повинной в которых, он якобы признался, что совершил преступление, то он изберет в отношении сына и Енгоян К. меру пресечения в виде домашнего ареста, а если сын откажется от своих показаний, то его арестует следователь. Он очень боялся, что могут арестовать и он будет под стражей, где к нему будут приходить работники уголовного розыска и будут продолжать избивать его, поэтому он принял решение признаться в том чего он не делал. Кроме того сын говорил, если его не освободят, то он что-нибудь сделает с собой. Действительно что следователь по его ходатайству в суде в отношении сына была избрана мера пресечения домашний арест. В настоящие время сына обвиняют в совершении преступления, которое он не совершал, а признательные показания были получены оперативными работниками при явном превышении должностных полномочий с применения насилия по отношению к сыну и Енгояну Карену.

16.01.2016г сына вызвал следователь на предварительное предъявление обвинения. С ним присутствовал его адвокат Носов Н.А. ему предъявили обвинения в разбойном обвинении ст. 162 ч3 . Так как он этого не совершал и знал, что пытать его не будут, он отказался от показаний и на свое оправдание у него есть алиби и свидетели. 14октября 2015г он был на работе. На базу поступали звонки с заявками на поставку товара. Первый звонок был с магазина "Продукты" с ул. Стахановская, 14 звонок был принят на базу по времени 13:51:55ч. Второй звонок был принят в 13:52:31ч с магазина "Дары Армении" на ул. Крестьянской, 9. Потом были магазина продуктов ул. Новороссийская, 26 магазин "Продукты" и на ул. Некрасова, 78 магазин "продукты". Получив заказы они начинают собирать товары по заявкам. После того, как товар собран его выходит проверять Арам или Арарат, после чего они начинают загружать товар в машину. В этот день они с базы выехали в третьем часу по маршруту: Стахановская, Некрасова, Новороссийская и Крестьянская. Это занимает времени примерно полтора часа. На Крестьянской есть свидетель и сына личная роспись в журнале получения денежных средств за товар. В магазине на Стаханова должна быть роспись. В магазине на Некрасова в журнале есть запись о доставке товара и хозяйка сама может подтвердить, что они привозили товар. В магазине на Новороссийской есть запись, что доставка совершена.

22.12.2015г сын весь день так же был на работе , происходили доставки, работал он до 16.00-16.30ч. Потом он пришел домой, дома были дочь и его жена. И Артем лег спать. Я пришла в 18.00ч с работы, разбудила сына и позвала кушать. Мы поели, и он решил сходить в магазин за водой. Артем пришел в магазин "Лабаз" на улице Красноармейской, 47, продавец в этот момент составляла заказ товара на следующий день, он открыл холодильник и спросил это последняя бутылка "Спарка" (фиолетового цвета) на, что она ответила, если в холодильнике нет, то больше нет. Он заплатил за воду и ушел. Это было примерно в начале восьмого. После он пришел домой и сидел в интернете с телефона.

В настоящее время следствие по данному уголовному делу окончено и назначена процедура ознакомления с материалами уголовного дела, однако сотрудники полиции продолжают ездить к свидетелям, которые подтверждают алиби сына и оказывают на них давление, а именно оперуполномоченный Щербаков приезжал к свидетелю Бушенецкому Э.Г. и просил его, чтобы тот не подтверждал факта того, что к сыну сотрудники полиции применяли насилие. С Бушенецким Э.Г. сын находился вместе в камере и он видел все мои телесные повреждения и Артем рассказывал о том, что делали с ним сотрудники полиции.

Кроме этого сотрудники полиции вымогали у нас денежные средства за, то чтобы переквалифицировать преступление на более мягкую статью,(имеется аудиозапись) этот факт подтверждающая.

Спустя пол года, нам приходит письмо от следователя Следственного комитета Синяпко И.В., о том что они отказывают о возбуждении уголовного дела против оперов. Узнав об этом у сына началась истерика о том почему такая не спроведливость и он нам рассказал как они (опера) издевались над ним. Опера в полном угаре обмотали палку скотчем, полили её чем-то, и засунули её в анальное отверстие, от боли он потерял сознание. С момента как сын вышел на домашний арест у него каждый день была температура и он нам не говорил, что у него идёт кровь с анального отверстия, когда мы это узнали, мы его сразу повезли в больницу на обследование. Его сразу положили в больницу, там ему сделали операцию анальная трещина.

 

ЗавгородняяА. А. 15 ноября 2016 год

 

Фото пострадавшего от 07.01.2016 время 11:11:41

 

http://anapatoday.com/blogs/by-post-id/2204/

18 Ноября 2016
Поделиться:

Комментарии

Проходящий , 20 Ноября 2016

Теперь следователем незачем таскать в суд флешки с обвинительным заключением, которое потом оказывается частью приговора

Ирек Муртазин

Отныне судьям самим придется писать приговоры «с чистого листа», а не переносить в свой компьютер тексты, набранные следователями в обвинительных заключениях. Это прямо следует из проекта постановления, рассмотренного в минувший четверг на пленуме Верховного суда России.

Зампред ВС, председатель судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов специально остановился на пункте 8 этого проекта, в котором сказано: «Обратить внимание судов на недопустимость изложения в приговоре, без учета результатов проведенного судебного разбирательства, показаний допрошенных по уголовному делу лиц, выводов экспертов и других сведений, в точности так, как они отражены в обвинительном заключении (обвинительном акте) или ранее вынесенном судебном решении».

И хотя проект постановления отправлен на доработку в редакционную комиссию из-за предложений Генеральной прокуратуры и Министерства юстиции РФ конкретизировать ряд положений документа, по пункту 8 ни у кого возражений не было, и, по всей видимости, в окончательном варианте он сохранится именно в том виде, в каком был прописан.

Проблема «флеш-приговоров» в судебной практике возникла давно — ни для кого не секрет, что следствие вместе с отпечатанным и подписанным обвинительным заключением передает судьям и флешки с текстами. И именно из этих флешек судьи частенько переносят в приговор огромные куски — вместе с грамматическими и стилистическими ошибками.

К примеру, в приговоре по «почтовому делу» в отношении Олега и Алексея Навальных, вынесенном 30 декабря 2014 года судьей Замоскворецкого районного суда Москвы Еленой Коробченко, из 234 страниц судебного решения 195 частично или полностью совпадают с обвинительным заключением, подготовленным следователем Романом Нестеровым. Но тем не менее приговор начинается со слов «Именем Российской Федерации…», а не «От имени следователя по особо важным делам…».

Если уж по такому резонансному делу суд не постеснялся использовать копирование, то что творится в куда более будничных судебных процессах, можно только догадываться. Хотя справедливости ради надо сказать, что есть должностные лица, которые не догадываются, а точно знают. Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, например. Еще восемь лет назад, в феврале 2008 года, выступая с докладом на ежегодном заседании городских судей, Егорова уличила коллег «в копировании обвинений у сотрудников прокуратуры». Она заявила, что судьи злоупотребляют «техническими средствами» и при вынесении приговоров сканируют куски обвинительных приговоров, не удосуживаясь при этом даже исправить грамматические ошибки.

«Вы вообще читаете свои приговоры?» — спросила тогда Егорова московских судей. Судьи виновато промолчали.

Но, как показал тот же приговор в отношении братьев Навальных, продолжили копировать итоговые документы следствия. Правда, сканированием уже никто не занимался: с 2008 года прогресс добрался и до судов — к чему утруждать помощников монотонной работой, когда можно скопировать текст с флешки.

И вот теперь и в Верховном суде России, видимо, поняли, что перетаскивание в приговоры целых страниц обвинительных заключений (не в виде закавыченных цитат, а в виде якобы умозаключений и выводов судьи) нарушает базовый конституционный принцип судопроизводства — самостоятельность судей. Потому что самостоятельность — это когда

судья сам, без чьей-либо помощи составляет приговор, а не списывает его.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/11/19/70601-sudyam-zapretili-spisyvat

Проходящий , 20 Ноября 2016
России – независимый и справедливый суд ИЗВЛЕЧЕНИЕ На выборах мэра Барнаула формально победу одержал ставленник партии власти. Его победа была оспорена в суде конкурентами, и судья, проведя судебное разбирательство, отменил результаты выборов из-за многочисленных и масштабных нарушений. Решение суда было образцовым. Судья на высоком уровне про¬вел судебное следствие и вынес обоснованное судебное решение. Под¬вига в этом нет, судья просто грамотно сделал свое дело. Но это как раз та категория дел, которые, как правило, подвержены внешнему контролю. Этот судья – сегодня уже не судья, поскольку вынес хотя и правосудное, но неприемлемое для власти решение. Естествен¬но, данное решение вышестоящий суд отменил. И хотя такого рода не¬правосудные решения в общей массе дел составляют доли процента, но в совокупности приводят к потере легитимности власти. Именно поэтому на вопрос: «Что важнее для суда – закон или указа¬ние начальства?», большинство россиян отвечает – второе. При этом граждане уверены, что в Европе закон для судьи важнее. Стало легко удалить судью с должности, привлекая его к дис¬циплинарной ответственности. Сделать это можно, например, за критику верховной судебной власти, используя неопределенность норм Кодекса судейской этики. Члены органов судейского сообще¬ства, принимающие решение о дисциплинарной ответственности судьи, сегодня понимают, что, отказывая председателю суда в его «требовании наказать строптивца», сами могут попасть под «дисци¬плинарку . Для правосознания советских судей, которое переняли и со-временные российские судьи, свойственно представление, что они –всего лишь винтик карательной государственной машины. Поли¬цейский поймал преступника, следователь выявил обстоятельства преступления, прокурор поддержал государственное обвинение, а судья покарал обвиняемого. Карать – его обязанность. Своего рода государственный конвейер «правосудия». Не случайно в советских детективных фильмах торжество справедливости заключалось в по-имке преступника. До судьи на экране дело доходило крайне редко. На самом деле судья потому и нужен, что он – независимый арбитр, не связанный ничьим мнением. В судебном процессе у судьи, в отличие от прокурора, дознавателя или следователя, нет начальства. И хотя су¬дья – это лицо, замещающее государственную должность, в судебном процессе (уголовном ли, гражданском ли) он не вправе защищать ин¬тересы государства и его представителей. Он обязан защищать одно лишь право. Но вот как раз этого и не допускает ни вся организация судебной власти, ни оставшиеся в ней советские традиции, ни закладываемые во многих юридических вузах принципы понимания самого права. Однако есть и еще один фактор, способствующий сохранению ар¬хаического понимания суда. Это – массовое сознание. У большинства россиян представления о правовом и демократическом государстве остаются на уровне средневековья. Например, в ходе опроса, прове¬денного Фондом ИНДЕМ, был задан вопрос: «Согласны ли вы с тем, что у президента должно быть право отменять судебные решения, если они вредят интересам государства?» . Вопрос провокационный, его содержание противоречит Конституции, но большинство опро¬шенных ответило положительно. Выходит, без изменения правосо¬знания наших сограждан создать в России независимый и справед¬ливый суд не удастся. Что для этого надо? Реализовать в школах, вузах, на телевидении и в интернете про¬грамму правового просвещения россиян, ориентированную на кон¬кретные целевые группы. Создать для них курсы, сайты, телепереда¬чи, объясняющие, как защитить свои права и свободы. Пересмотреть учебные курсы «Правоведение» для школ, перейдя от механического пересказа основ отдельных законов к преподаванию фундаменталь¬ных ценностей (духа) права; ввести в школьную практику ролевые правовые игры; создать на базе школ центры по оказанию правовой помощи детям и их родителям. Дельных предложений по правовому просвещению народа мно¬го. Это и курсы повышения правовой квалификации государствен¬ных служащих. И создание сети государственных и муниципальных юридических консультативных центров на базе районных библиотек для оказания юридической помощи справочного характера. И госу¬дарственная поддержка различных правозащитных некоммерческих организаций. И целенаправленная работа в СМИ, и многое другое. Но чтобы все это воплотить в жизнь, не хватает главного — желания власти строить в России правовое государство, жить в котором будут не подданные, а Граждане. Где на вопрос «Кто я? Тварь дрожащая или право имею?», люди уверенно будут отвечать: «Право имею!» Цель назревшей судебной реформы – доступность правосудия, процессуальная справедливость, доверие граждан к суду. На пути к независимому суду предстоит разобрать завалы в законодательстве, созданные за последние годы и которые были призваны, прежде все¬го, обеспечить подчинение суда авторитарному режиму. Но самым важным в предстоящей реформе является изменение правоприменительной практики, позиций и установок лиц, причастных к судебной системе. В ходе ее трансформации нужно стимули¬ровать направленный естественный отбор среди судей, прокуроров, следователей, создавая препятствия для негативных практик и поо¬щряя полезные. ВЕСЬ ОБЪЁМ ТЕКСТА ЗДЕСЬ http://sudanet.ru/book/sud.pdf
Медуза отвечает , 20 Ноября 2016
«В письме Ильдара все правда. И это месседж от власти» Заключенный Олег Навальный отвечает заключенному Ильдару Дадину ИЗВЛЕЧЕНИЕ 1 ноября «Медуза» опубликовала письмо заключенного Ильдара Дадина — первого россиянина, который попал в колонию за «неоднократное нарушение правил проведения публичного мероприятия». Дадин участвовал в протестных акциях, в том числе стоял в одиночных пикетах, которые не требуют согласования; его неоднократно задерживали и штрафовали. В письме активист рассказал о пытках, практикующихся в ИК-7: Дадин заявил, что надзиратели многократно избивали его и подвешивали за скованные руки; ему угрожали изнасилованием. Пытали и других заключенных, избиения не прекратились и после публикации письма. Другой известный российский заключенный Олег Навальный (брат оппозиционера Алексея Навального) ответил на письмо Ильдара Дадина. «Медуза» публикует полный текст его послания с минимальными правками. ВЕСЬ ОБЪЁМ ТЕКСТА ЗДЕСЬ : https://meduza.io/feature/2016/11/17/v-pisme-ildara-vse-pravda-i-eto-messedzh-ot-vlasti?utm_source=zonamedia&utm_medium=partner&utm_campaign=friends
Проходящий , 20 Ноября 2016
«Никого ты не спасешь» Рассказ Ильдара Дадина о том, что происходило с ним в ИК-7 — до и после его письма о пытках ИЗВЛЕЧЕНИЕ Это не исправительное учреждение, это концентрационный лагерь. Людей здесь держат не для того, чтобы они исправились, а для издевательств. Я прошу от моего имени направить заявление в Следственный комитет в связи с тем, что в ИК-7 к заключенным применяется целый комплекс пыток. Избиения и пытки не прекращаются даже сейчас, после вмешательства [уполномоченной по правам человека] Татьяны Москальковой и приезда членов СПЧ [Совета по правам человека при президенте] Павла Чикова и Игоря Каляпина. ВЕСЬ ОБЪЁМ ТЕКСТА ЗДЕСЬ : Meduza 14:35, 11 ноября 2016 https://meduza.io/feature/2016/11/11/nikogo-ty-ne-spasesh
Аноним , 22 Ноября 2016

Безысходность какая-то. Читаю и мурашки по коже. Хоть такое происходит повсеместно - к этому невозможно привыкнуть.

Да, такое может и повсеместно, но Краснодарский край... Это отдельная песня. Волею судьбы жила в разных регионах, но ни одной приличной школы, ни одного толкового медика, ни одного порядочного полицейского и ДПСники - "элита" и "белая кость" среди сотрудников МВД - это ТОЛЬКО в Анапе. Беспробудная тупость, грубость, коррупция и моральное уродство - это если о городе в двух словах. Давно знаю Анапу и родители до сих пор там живут. А я ни за что не вернусь.

Как мне однажды сказала женщина - сотрудница местного автовокзала: "ДеУшка! Шо вы все заладили! По закону, по закону... Причём тут вообще закон! Краснодарский край- это отдельное ХГосударство", - сказала с таким апломбом, но я часто это вспоминаю. Сотрудники полиции других регионов, возможно не отличаются особой порядочностью, но даже они в шоке от того, что вытворяют их кубанские "коллеги". Только здесь можно вести себя так жестоко и чувствовать себя при этом безнаказанно.

Только в Анапе можно загребать людей в обезъянник за неоплаченный штраф 500 руб( превышение скорости), а потом брать деньги за цветочным ларьком за возможность пойти домой на ночь ( три тыщи) Кстати, только в Анапе казаки могут быть "понятыми" у сотрудников МВД, чтобы брать те самые три тыщи за цветочным ларьком, что называется "без палева". Только здесь могут брать 100-200 тыщ в военкомате за билет, даже если он тебе положен. Откуда такие суммы? Откуда эта привычка делать деньги "из воздуха", обдирая людей?Откуда все это ублюдство?

Почему все эти казалось бы единичные случаи поставлены на поток? Когда это закончится?

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Анапа contra

Архив материалов