Европейский прогресс возник от войн и конкуренции

«Битва под Лейпцигом» Александра Зауервейда.

«Битва под Лейпцигом» Александра Зауервейда.

Сергей Простаков
Подробнееhttp://rusplt.ru/world/Goldstone-kniga-pochemu-Evropa-9564.html

Конфликты в одинаковой степени способствовали технологическому развитию в Европе и Азии

 

На русский язык перевели книгу американского социолога Джека Голдстоуна «Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500–1850». Для ученого ответ на вопрос, вынесенный в заглавие, становится поводом разобраться в классических и новых концепциях развития человеческих обществ. Но в результате вместо скучного теоретического труда получилась увлекательная сага о превращении отсталой западной окраины Евразии в самую могущественную часть света, технологии и благосостояние населения которой будут служить примером для остального человечества.

«Русская планета» с разрешения «Издательства Института Гайдара» публикует фрагмент книги Джека Голдстоуна «Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500–1850», посвященный сравнению роли азиатских и европейских войн в технологическом прогрессе.

Одним из явных различий между историей европейских государств и крупнейших цивилизаций Азии является отсутствие крупных империй в Европе, в особенности в период с 1500 по 1800 год. Хотя различные европейские монархи стремились установить свою власть по всей Европе, Британия, Франция, Германия и Испания (крупнейшие страны Западной Европы) не контролировались каким-то одним правителем. В 1800–1815 годах Наполеон был близок к этому — он (или его родственники) контролировал Италию, Испанию и Францию, однако был разбит сначала в России, а затем союзом британских, русских и немецких войск. В отсутствие доминирующей державы, способной установить порядок, Европу постоянно сотрясали войны между государствами на протяжении большей части XVI–XIX столетий (на самом деле — вплоть до 1945 года).

И наоборот, в XVI–XIX веках большая часть Северной Африки и Ближнего Востока находилась под управлением Османской империи, большая часть Индии — империи Моголов, а весь Китай управлялся империями Мин и Цин. Эти империи безраздельно господствовали в подвластных им регионах и вводили единое правление на территориях с населением, равным либо превосходящим по численности всю Западную Европу.

Обложка книги «Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500-1850».

Обложка книги «Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500-1850»

 

Ряд ведущих европейских исследователей, таких как Эрик Джонс и Дэвид Лэндс, предположили, что наличие множества конкурирующих государств сделало Европу более открытой для инноваций. Эти исследователи отмечали, что в группах соперничающих государств — со времен древнегреческих городов-государств до итальянских государств эпохи Возрождения и государств доиндустриальной Европы — необычайно динамично развиваются искусство, политика и военная технология. Конкуренция между государствами заставляла правителей улучшать военную организацию и технику и идти на уступки своим подданным, снижая налоги для получения их поддержки. Кроме того, даже если в системе конкурирующих государств один правитель подавлял новые идеи, они могли развиваться в других странах.

В отличие от этого, как утверждают исследователи, в крупной объединенной империи правитель больше заботится о том, как сохранить контроль над существующей империей, чем о том, как отражать угрозы со стороны конкурентов. Методы поддержания жесткого контроля, в частности, насаждение строгой религиозной ортодоксии и духа повиновения правителю либо обложение высокими налогами для поддержания деспотического государства, — были важнее, чем открытие новых путей увеличения экономического благосостояния или усовершенствования вооруженных сил. Даже если ценная идея возникала или просачивалась из-за границы, в крупной империи она могла попросту раствориться, не имея никаких шансов на развитие.

Но хотя теория и выглядит привлекательно, в сущности, было бы чрезмерным и ошибочным упрощением утверждать, что, начиная с XVI века, в Европе существовала система соперничающих государств, а в Азии целые империи развивались без конкуренции. Правильнее было бы сказать, что в Азии существовало несколько государств, которые были крупнее любого европейского. Если мы посмотрим на карту Азии начала XVII века, когда империи Мин, Моголов и османов уже сложились, мы увидим, что и Азия была разделена на целый ряд государств.

Государства Азии часто вели военные действия. Персы вторглись в империю Моголов и разорили их столицу Дели в XVIII веке. Моголы также неоднократно вели войну против маратхской конфедерации. Османы периодически воевали с австрийцами, русскими и поляками. В Китае маньчжуры завоевали империю Мин в середине XVII века, основав свою собственную династию Цин. Затем императоры Цин провели сто лет в войнах с конкурирующими королевствами в Центральной Азии, ведя за собой вооруженные огнестрельным оружием армии и опираясь на невероятно развитую логистическую систему, протянувшуюся на тысячи километров через горы и пустыни.

Гравюра с изображением Великой китайской стены, XVII век. Фото: Британская библиотека

Гравюра с изображением Великой китайской стены, XVII век. Фото: Британская библиотека

Небольшие государства также оказывались серьезными противниками. Вьетнамцы вели многочисленные войны с Китаем и неоднократно вторгались в Камбоджу. В сущности, небольшие государства Индокитая — Аннам, Тонкин, Чампа и Кхмер (Камбоджа) — веками непрерывно с XII по XX век воевали друг с другом, например, в период с 1771 по 1845 год. Аннам, Таиланд (тогдашний Сиам), Китай и Камбоджа вели войны между собой на протяжении 44 лет.

Европейские историки иногда с гордостью указывают на замки и фортификационные укрепления, возводимые с эпохи Средневековья до эпохи Возрождения, и на дух воинственности европейских государств. Историки Китая и Японии, напротив, часто подчеркивают придворную куртуазность и культуру элит в этих обществах, в которых важнейшее место отводилось учению Конфуция, живописи, каллиграфии и поэзии. Но мы вряд ли сможем игнорировать воинственный дух этих азиатских обществ, которые в XVII веке не только завершили строительство Великой китайской стены (крепостные стены и фортификационные сооружения невообразимого в Европе масштаба), но и производили лучшие в мире сталь и мечи, создали самую утонченную (и по сей день знамениты этим) технику боевого искусства, содержали огромные армии, вооруженные огнестрельным оружием и артиллерией, построили крупнейший и мощнейший флот и разработали грандиозные сети коммуникаций и снабжения. В XIV веке китайский флот использовал массивные, трехпалубные военные корабли с чугунными башнями, в каждой из которых находилось более 200 человек. В одном из столкновений участвовали несколько тысяч судов и 400 тысяч солдат и матросов. Европа смогла вести войны подобного размаха только спустя много столетий. Просто и Китай, и Япония были достаточно сильны в военном отношении, чтобы удерживать европейцев в небольших, удаленных от столиц приграничных пунктах на протяжении 300 лет, пока военные суда на паровом ходу из Британии и Америки не прибыли к их берегам в XIX веке.

Следует также признать, что конкуренция между европейскими государствами обычно не благоприятствовала свободе и плюрализму — в сущности, подобная конкуренция привела большинство правителей к резкому развороту курса против плюрализма в пределах подвластных им территорий, что означало конец всем инновациям и свободе мысли. К концу XVII века монархи в католических землях — в особенности, Филипп IV в Испании, Фердинанд II в австрийской империи Габсбургов и Людовик XIV во Франции — изгнали протестантов и других инакомыслящих со своих территорий. Многие протестантские государства, как, например, кальвинистские Нидерланды и лютеранская Швеция, точно так же укрепляли свою религию в качестве официальной, поддерживаемой государством. В середине XVIII века лишь Дания, Пруссия и Британия поддерживали принцип веротерпимости, в отличие от более агрессивных и униформирующих религиозных практик в большинстве стран Европы.

«Храм Будды, Контон» рисунок Томаса Эллома, XVII век. Источник: archive.org

«Храм Будды, Контон» рисунок Томаса Эллома, XVII век. Источник: archive.org

Точно так же, как было бы неверно считать, что крупнейшие империи Азии всегда доминировали над своими соседями и были свободны от военной конкуренции, было бы ошибочно полагать, что они были закрыты для новых веяний и придерживались единообразных взглядов. В XV–XVIII веках число и разнообразие государств в Азии способствовало расцвету международного обмена товарами и идеями, пересекавшими границы и обогащавшими различные культуры Индии, Персии, Тибета, Центральной Азии, Индокитая, Юго-Восточной Азии, Китая, Кореи и Японии. Как и в Европе, здесь тоже имело место соперничество между различными конфессиями — главным образом, исламом, буддизмом, индуизмом и конфуцианством, — причем каждая из них имела множество разнообразных сект и ересей.

Конфуцианство, может, и стало более жестким и ортодоксальным в Китае при династии Цин, вытеснив буддизм, который преобладал в предшествующие столетия, но множество буддийских верований и практик прижились в странах Юго-Восточной Азии, Тибете и Японии. Османы оказывали поддержку все более ортодоксальной форме суннитского ислама в XVIII веке, но в независимой Персии (сегодняшнем Иране) процветала шиитская гетеродоксия, а различные суфийские и иные секты нашли приют в разных частях Ближнего Востока, Центральной и Южной Азии. Для Индии в эпоху правления Моголов было характерно сосуществование ислама и индуизма, а также процветание иных новых религий, например, сикхизма и различных школ индийской философии. Двор Моголов также покровительствовал развитию искусства и литературы, соперничая в этом с Италией эпохи Возрождения, что привело к появлению новых стилей художественного самовыражения.

Говоря вкратце, и в Европе, и в Азии были десятки конкурирующих государств. И там, и там множество государств находились в постоянном военном противостоянии, что позволяло расцветать самым различным убеждениям и религиям, несмотря на усилия отдельных правителей по насаждению религиозного единообразия в своих странах.

Голдстоун, Дж. Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500–1850 [Текст] / пер. с англ. М. Рудакова; под ред. И. Чубарова. — М.: Изд-во Института Гайдара, 2014.

Подробнееhttp://rusplt.ru/world/Goldstone-kniga-pochemu-Evropa-9564.html

http://rusplt.ru/world/Goldstone-kniga-pochemu-Evropa-9564.html

28 Апреля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов