Александр Хлопонин: новые "кавказские учебники" могут спровоцировать новую кавказскую войну

Национальные учебники по истории республик Северного Кавказа часто полны диких версий и мифов, способных привести к межэтнической вражде

ЛЕТОПИСЕЦ ГРАЖДАНИН ГИГИЕНИШВИЛИ
После выхода знаменитого «Золотого телёнка» выражение «Воронья слободка» стало крылатым. Оно означает скандальную коммунальную квартиру. Помните, у Ильфа и Петрова: «Между тем обитатели большой коммунальной квартиры номер три, в которой обитал Лоханкин, считались людьми своенравными и известны были всему дому частыми скандалами и тяжёлыми склоками. Квартиру номер три прозвали даже “Вороньей слободкой”». В коммуналке обитали: лётчик Севрюгов, Васисуалий Лоханкин с женой Варварой, Никита Пряхин (отставной дворник), гражданин Гигиенишвили (бывший горский князь, а ныне трудящийся Востока), Митрич (в прошлом камергер императорского двора), тётя Паша (торговка и горькая пьяница), Дуня (которая арендовала койку в комнате тёти Паши), бабушка без фамилии (она не верила в электричество) прочая мелочь во главе с ответственной съёмщицей Люцией Францевной Пферд.


Иллюстрация С. Григорьева к "Золотому телёнку"

Мы сравнили Северный Кавказ с большой и сварливой коммуналкой не случайно. Дело в том, что с распадом Советского Союза, который хоть как-то пытался «держать в узде» местных князьков с помощью идеи интернационализма и братской дружбы, Кавказ мгновенно забурлил, и дело дошло даже до кровавых конфликтов. Конфликтные ситуации создавались и усугублялись нередко по воле местечковых политиков, идеологов и «историков»: соседи по кавказской «коммуналке» стали припоминать друг другу прошлые обиды, вытаскивая на свет из пыльных закутков времени мифы, стереотипы, предрассудки. Из памяти всплывали старые обвинения, обиды, недоразумения, началось соревнование в древности, государственности. Всё это нацеливалось на разжигание вражды и недоверия между народами. Создавались новые байки, выдвигались взаимные обвинения в искажении «исторической правды».

С конца 1990-х годов и особенно с началом нового тысячелетия, казалось бы, центробежные силы сменились центростремительными. В очередной раз возникает идея объединения всего Кавказа, появляется концепция «единого кавказского дома». Сами авторы идеи представляли этот «дом» по-разному: речь шла то о «кавказском парламенте», то о схеме типа Евросоюза. Но главное: обеспечить мир и стабильность в регионе. Тогда и возникла идея единого учебника по истории Кавказа. Как справедливо заметила историк Нино Чиковани, такое пособие могло бы «сыграть значительную роль в преодолении конфликтной памяти, так как учебники истории считаются одним из важнейших источников формирования исторического сознания, посредством которых у учащихся формируется представление не только о собственной нации и ее роли в истории, но и о «других», особенно о соседях».

И действительно, учебники истории Кавказа и разнообразные «краеведческие исследования» стали появляться с началом третьего тысячелетия в немалых объёмах. Только вот создаётся впечатление, что пером авторов водила крепкая рука гражданина Гигиенишвили – бывшего трудящегося Востока, а ныне – горского князя.

Впервые на эту опасную проблему обратил внимание несколько лет назад полпред президента в ЮФО Александр Хлопонин. Он призвал учёных выработать единообразный взгляд на кавказскую историю в школьных учебниках СКФО. Александр Геннадиевич был неприятно удивлён множеством разночтений в учебниках истории для школьников различных регионов Северного Кавказа.

«Доходит до того, что в учебниках 5-го класса в одной республике говорится одно, в другой республике - другое, а в третьей вообще утверждается о геноциде народа со стороны русских. Слушайте, это всё наши образовательные стандарты! Давайте все-таки мы придём к единому целому», - заявил Хлопонин.

Он подчеркнул необходимость внимательно заняться системой школьного образования.
«Мы должны ещё раз посмотреть, что такое региональная компонента, которая сегодня существует практически в каждой республике», - сказал полпред.

Как считает большинство историков, Хлопонин действительно затронул одну из самых болезненных тем, которая, среди всего прочего, лежит в основе религиозно-националистических, сепаратистских и экстремистских движений на Северном Кавказе. Разумеется, подобного рода ментальность закладывается в сознание многих горцев с малых лет, чуть ли не с молоком матери.

Не надо думать, что проблема исчерпывается лишь противоречивыми трактовками так называемой «кавказской войны» 1817—1864 годов, когда в результате военных действий к Российская империя насильственно присоединила к своей территории горные районы Северного Кавказа.

Действительно, эта тема остаётся наиболее болезненной для многих горских народов. Но следует все же начать с многочисленных мифологем, которые некритически вбиваются в головы кавказских школьников, несомненно, с самой благой мыслью: воспитать гордость за свой народ, создать ореол его особой значимости не только в истории края, но и в истории мира. И вот здесь между десятками кавказских этносов происходит «историческая борьба», способная свести с ума не только школьников, но и педагогов.

АЛАН ЕГО ЗНАЕТ…
На эту особенность создания «этнических мифов» обращает внимание, в частности, этнолог, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии Российской академии наук, член Европейской академии Виктор Шнирельман.

«Власти Северной Осетии вот уже в течение нескольких десятилетий поддерживают историческую версию, возводящую осетин напрямую к раннесредневековым аланам и глубже - к историческим скифам и сарматам, а также к еще более ранней кобанской археологической культуре (КАК), появившейся в центральной части Северного Кавказа в позднем бронзовом веке», - пишет этнограф. Осетинские учёные склонны подчёркивать большой вклад алан в сложение основ европейской культуры. «Наследие скифской цивилизации входило в языческую культуру древних тюрков, славян и германцев, определяло военно-технический и духовный облик средневекового европейского рыцарства» - так пишется в современном учебнике. В особенности воспевается Аланское государство как одно из древнейших на Северном Кавказе, имевшее свою письменную традицию.

Версия сама по себе замечательна. Правда, при серьёзном рассмотрении она не выдерживает критики. Для примера: сомнителен сам термин общей «скифско-сарматской» культуры, поскольку скифы и сарматы были злейшими врагами. Во-вторых, между аланами и более поздними осетинами существует очень много различий, в том числе – в физическом облике.


Сарматский воин

Авторы нового учебника, вышедшего в 2000 году, вообще предполагают, что люди ранней кобанской культуры (предки осетин) могли говорить на индоевропейском, а может быть, даже индоиранском языке (по языку осетины действительно отличаются от остальных северокавказцев). Отсюда - прямая связь аланов-осетин с «арийским наследием». Как потомки скифов осетины гордятся скифским миром, рисуя его самой развитой политической и экономической системой I тысячелетия до нашей эры. Скифов они изображают великими культуртрегерами и создателями ранних государств, вплоть до европейских. Золотой Век аланов рисуется двухтысячелетним непрерывным прогрессивным развитием, прерванным монгольским нашествием.

Что касается христианства, по легенде, его принёс аланам Андрей Первозванный, и потому оказываются среди древнейших христиан на Земле. Короче, «скифская цивилизация являлась началом и фундаментом трёхтысячелетней традиции евразийского культурно-исторического единства, которое в Средние века продолжили тюркские империи, а в Новое и Новейшее время - Россия». Отсюда огромные заслуги осетин перед Россией, которой следует это уважать.

КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ: МЕНЯЕМ ДВУГЛАВОГО ОРЛА НА ОДНОГЛАВОГО!
Соседние народы тоже хотят выглядеть не хуже и потому начинают толковать историю на свой лад.
Адыгейцы, кабардинцы и черкесы (общее самоназвание - адыги) рисуют для своих предков еще более древнюю непрерывную историю. В Нальчике был издан набор карт по истории адыгов, отождествляющий древнейший период их истории с хеттским государством как царством «мудрых монархов», где царили демократия, свобода и гуманизм. Республика Адыгея приняла в качестве своего герба так называемый «хаттско-хеттский штандарт», а герб Кабардино-Балкарии украсился хеттским одноглавым орлом.

«КТО НЕ МЕСТНЫЙ?! САМИ ВЫ НЕ МЕСТНЫЕ!»
А балкарцев и карачаевцев не устраивает версия истории, связывающая формирование их народов с ассимиляцией части алан пришлыми тюрками-кочевниками. По этой общепринятой версии, балкарцы и карачаевцы сформировались как народы достаточно поздно и были обязаны этим пришлым тюркам, смешавшимся с местными северокавказскими аборигенами. Обидно чувствовать себя на Кавказе «случайными гостями», к тому же хотелось бы доказать историческое право балкарцев на обширные горные, предгорные и равнинные земли вопреки тому, что ещё два столетия назад пять балкарских общин ютились в высокогорьях, испрашивая у кабардинцев разрешение на пользование предгорными пастбищами.

И вот в 1995 году в Нальчике выходит школьный учебник, написанный совместно кабардинскими и балкарскими авторами. Из него мы узнаём, что именно тюрки, предки кабардинцев и балкарцев, пришедшие на Кавказ, оказывается, чуть ли не в IV тысячелетии до нашей эры, создали шумерскую, скифскую и аланскую цивилизации. То есть аланами оказываются уже не осетины, а кабардинцы.

«ВЫ ТАМ, ВНИЗУ, СОВСЕМ ОДИЧАЛИ»
Поневоле пожалеешь бедных ребятишек, которых «мудрые» педагоги заставляют разыгрывать сценку Паниковского и Шуры Балаганова, толкая друг друга в грудь и восклицая «А ты кто такой?!».

«Подобные версии о прошлом разных народов можно трактовать как этноисторические мифы, - убежден Виктор Шнирельман. - Несмотря на то, что нередко в их создании принимали участие ученые, эти исторические версии значительно упрощают и тем самым искажают сложную историческую картину».

Подобный этноцентризм ведет к обострению межэтнических отношений. Он отражает не действительное состояние дел, а субъективную картину мира, построенную по типу «свое - чужое», где «свое» идеализируется, а «чужое» демонизируется.

В адыгейском учебнике говорится о победе меотов над «агрессивными сарматскими ордами», которые изображены «отсталыми племенами». Зато осетинский учебник, прославляя сарматских кочевников, представляет именно тюркоязычных кочевых гуннов как жестоких варваров и разрушителей цивилизаций. Напротив, по мнению адыгов, гунны принесли с собой в Европу «прогрессивные культурные достижения», а если что и уничтожали, так это «реакционные социальные системы».

Одним из распространённых вредных примеров являются образы соседей у горцев и жителей низменностей. Горцы считают, что последние утратили исконные высокие культурные ценности и морально разложились. Напротив, те, кто спустился с вершин, видят в горцах отсталое население, которое необходимо цивилизовать.

Так, в 1990-х годах осетинская пресса рисовала ираноязычных скифов и алан великими завоевателями и цивилизаторами. Одновременно она представляла ингушей и других горцев как агрессивных варваров. А в чеченском учебнике для средних школ иранцы изображались дикими кочевниками, веками посягавшими на независимость горских народов. Ингушский учебник идёт ещё дальше, заявляя, что индоевропейцы были выходцами из Центральной Азии, обладали монголоидной внешностью, мигрировали в Европу лишь в V тысячелетии до нашей эры, когда «предки ингушей» уже создавали «великие цивилизации» древности. Аланы изображаются предками именно ингушей, осетины полностью лишаются этого ценного исторического наследия.

Подобные мифы, раздрай и межэтнические «исторические разборки» нередко сознательно провоцируются определёнными сепаратистскими силами.

ШАМИЛЬ БОГУ МОЛИТСЯ, ОН ЗА СВОБОДУ БОРЕТСЯ
Но ещё острее стоит вопрос объективной оценки «кавказской войны» 1817—1864 годов. Многие современные учёные едины в том мнении, что нынешняя ситуация на Северном Кавказе не в последнюю очередь связана с извращением, замалчиванием, идеологической подтасовкой фактов «кавказской войны» в учебниках истории – как прошлых, так и современных.

Проблема эта непростая. Так, полпред президента России Александр Хлопонин возмущённо пишет о том, что в одной из северокавказских республик в учебниках говорится о геноциде русских войск против местного населения в XIX веке. Между тем историки сегодня всё чаще используют этот термин в описании действий русских войск на Северном Кавказе. Причём историки не только зарубежные или кавказские, но и сугубо русские.

«Одной из важнейших международных научных и нравственных задач современности является написание заново, с учётом всех обстоятельств и деталей правдивой истории о той давней трагедии, - пишет профессор, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации Игорь Куценко. - Её главным итогом стал геноцид против автохтонного горского населения со стороны Российской империи. Факт массового истребления адыгов, абазин на завершающем этапе «очищения» Северо-Западного Кавказа от горцев известен и хранится в общественном сознании потомков этих народов, доказан научными исследованиями, широко освещен и в публицистике. Однако тягчайшее преступление против человечества остаётся не только официально непризнанным, но продолжает сознательно замалчиваться».


Штурм аула

Заметим, что даже во времена Российской империи цели, стратегия и методы кавказской войны особо не скрывались. Мало кто связывал себя изящными терминами вроде «добровольного присоединения к России». Известный историк Василий Ключевский писал: «Как скоро русские стали на каспийском и черноморском берегах Закавказья, они должны были, естественно, обеспечить свой тыл завоеванием горских племён. С момента присвоения Грузии и начинается это продолжительное завоевание Кавказа, кончившееся на нашей памяти». Без всяких двусмысленностей – ПРИСВОЕНИЕ И ЗАВОЕВАНИЕ. Глеб Успенский в «Письмах с дороги» в 1866 году ещё более откровенен: «В 1864 году черноморское побережье было окончательно покорено, горцы все ушли сами, перетонули в море, перемёрли от холода и голода. Причиною этого бегства были меры генерала Евдокимова, который стал переселять горцев в долины, а казаков в горы. Вследствие бегства горцев побережье совершенно обезлюдело…».


Выселение горских аулов

Даже в Большой Советской Энциклопедии (т. 11, 1973), в статье «Кавказская война 1817 - 64» с предельной откровенностью сообщается:

«На Сев.-Зап. Кавказе разобщённость черкесских и абхазских племен облегчала действия царского командования, к-рое отбирало у горцев плодородные земли и передавало их казакам и рус. переселенцам, осуществляя массовое выселение горских народов… Оттеснённые к морю или загнанные в горы черкесы и абхазы были вынуждены либо переселяться на равнину, либо, под влиянием мусульм. духовенства, эмигрировать в Турцию. Неподготовленность тур. пр-ва к приёму, размещению и питанию массы людей (до 500 тыс. чел.), произвол и насилия местных тур. властей и тяжёлые условия жизни вызвали большую смертность среди переселенцев, незначит. часть к-рых снова вернулась на Кавказ… Присоединение [Сев.-Зап. Кавказа] было проведено насильств. военно-феод. методами, свойственными колон. политике и царизму. Вместе с тем вхождение этих народов в состав России… объективно имело прогрессивное значение».

Правда, умалчивается о методах подавления национально-освободительной борьбы горцев против русских регулярных войск и казачества. А ведь «мятежные» аулы сжигались, вырезалось все население до последнего человека. В 1860 году согласно новому плану борьбы против горцев началось их выдавливание в Турцию и раздача захваченных земель казакам и русским поселенцам. В результате только по официальным данным более 500 тысяч жителей Западного Кавказа, прежде всего черкесов (адыгов) были вынуждены покинуть родные места и бежать в Турцию, многие мелкие народности были и вовсе уничтожены или последовали примеру черкесов (темиргои, бесленеи, тамовцы и др.). На самом деле эта статистика занижена: только в одном 1865 году, согласно турецким источникам, с Кавказа бежало до 500 тысяч черкесов. Всего же, по самым скромным данным, с родной земли было вытеснено более миллиона человек – не говоря о сотнях тысяч физически уничтоженных.

Что же мы имеем в десятках официальных федеральных учебников для школ и вузов? В учебном пособии для поступающих в вузы под ред. М.Н. Зуева, «История России с древности до наших дней» (М., 1994) о Кавказской войне упоминается лишь мимоходом. В учебнике А.С. Орлова, В.А. Георгиева, Н.Г. Георгиевой, Т.А. Сивохина «История России» (М., 2001) читаем: «В 1863—1864 гг. русские войска заняли всю территорию по северному склону Кавказского хребта и подавили сопротивление черкесов. Кавказская война закончилась включением Северного и Северо-Западного Кавказа в состав Российской империи». Исчерпывающая информация… А в ряде других пособий и учебников по истории России о Кавказской войне и вовсе не упоминается.

Вообще же национально-освободительный характер кавказской войны со стороны горцев давно уже ни для кого из добросовестных историков не тайна. Ещё Энгельс писал: «Настоящей войны, войны, в которой в которой участвует сам народ, мы не видели в центре Европы в течение нескольких поколений. Мы видели её на Кавказе…». Этот тезис подтверждали и сами участники событий, в том числе – казаки. Кубанский казак Пимен Пономаренко, участник Кавказской войны, говорил о горцах: “Самый еройский народ. Та й то треба сказать – … свою ридну землю, свое ридно гниздечко обороняв. Як що по правде говорыты, то его тут правда була, а не наша”.


Шамиль сдаётся в плен

Как ни поворачивай, объективная реальность такова: Российская Империя на Кавказе осуществляла колониальную, захватническую политику. Это следует признать без всяких оговорок. Однако подобная позиция не отрицает того, что современный Северный Кавказ - неотъемлемая часть России. Является ли исторически этот выбор наиболее оправданным и целесообразным? А вот это – как раз вопрос сегодняшнего дня. Его и надо решать.

ОТ «ВОРОНЬЕЙ СЛОБОДКИ» - К ДУРДОМУ «РОМАШКА»
Но решить эту неподъёмную задачу никак не удаётся до сих пор. В прошлом году прежний министр образования Фурсенко даже специально встретился с сенаторами, чтобы ещё раз подчеркнуть: учебники по истории, издаваемые в кавказских республиках, разжигают межнациональную рознь. Надо что-то делать!

За круглым столом собрались десятки экспертов. И понеслось…
Сотрудник института востоковедения РАН Фасих Бадерхан бросился разоблачать проклятых западных шпионов: «Ещё в 19 веке европейские спецслужбы работали на Кавказе, и когда какие-то народы собирались добровольно войти в состав России, они назначали там имамов, которые начинали национально-освободительную борьбу».

Однако член Общественной палаты Александр Соколов считает, что причины надо искать не на Западе, а у себя под носом: «Возьмем федеральный школьный учебник. В нем история Северного Кавказа начинается в 18-19 веке, а до этого ничего не было. Да и после этого целые десятилетия пропадают. Вот этот вакуум местные историки и заполняют».

Его поддержал директор национальной библиотеки Чечни Эдильбек Хасмагомадов: «Люди в республиках начали интересоваться своей историей, а академическая наука этим не занимается. И вместо серьёзных учёных за дело берутся политизированные дилетанты, которые пишут историю одного народа за счёт уничижения других».

Учёные предлагают ввести новую академическую науку - кавказоведение. Иначе «Воронья слободка» неизбежно превратится в дурдом «Ромашка».
«Народы Дагестана спорят - чья это историческая территория, а кто гость. Хотя коренных народов на этой территории нет, все пришлые», - говорит доктор исторических наук Абдулгамид Булатов. «Нагайцы живут по всему Кавказу, но сейчас у них появился миф, что равнинная территория региона раньше принадлежала исключительно их “нагайской орде”», - рассказал сотрудник отдела Кавказа института этнологии РАН Ахмет Ярлыкапов. - Северная Осетия начинает отождествлять осетин со скифами, вайнахи считают себя древними египтянами, завладевшими в своё время всем Кавказом, а ингуши — богоизбранным народом…».

ИСТОРИЮ ДОЛЖНЫ ПИСАТЬ ЛУЧШИЕ
К сожалению, история значительной частью представляет собой кровавое зрелище. Американские поселенцы почти напрочь уничтожили североамериканских индейцев, испанцы не церемонились с индейцами Южной Америки, несмотря на удивительную культуру этих народов, даже «цивилизованный» Наполеон безжалостно расстреливал пиккардийцев, гасконцев и прочие народности, посмевшие ему перечить. Да и в Великой Отечественной войне у немцев и россиян накопилось немало претензий друг к другу.

Каков же выход из ситуации? На взгляд доктора наук, профессора исторического факультета Южного федерального университета Геннадия Николаевича Сердюкова, проблема создания сбалансированного учебника по Северному Кавказу чрезвычайно сложна.

«История – это, к сожалению, неточная наука, не математика, - заявил в своё время Сердюков автору этой статьи. – Здесь можно по-разному скомпоновать факты, истолковать их, умолчать об одних и выпятить другие… Полпред президента своевременно и точно поставил задачу унификации учебных пособий по истории. Это не значит однообразный свод отцензурированных и утвержденных сверху сведений. Просто учебник – это начальный свод необходимых человеку знаний. Далее они будут обрастать новыми подробностями, расширяться по мере интереса индивидуума. Но нельзя допускать шовинизма, экстремизма, выпячивания болезненных для одного народа фактов, унижения чьего-то национального достоинства».

Поэтому профессор ЮФУ предлагает создать особую комиссию из историков, представляющих все республики Северного Кавказа, а для учебника по Югу России – и из специалистов ЮФУ. Это должны быть не только грамотные, но и уважаемые в республиках люди, не ангажированные и политически вменяемые.

«Нам необходимо представить все точки зрения таким образом, чтобы не задеть ничей национальный менталитет и в то же время дать наиболее объективную картину истории нашего замечательного края», - заметил историк. И чем раньше такая работа начнётся, тем лучше.

Но вот возможно ли создание такого «объективного» учебного пособия В ПРИНЦИПЕ? Та же самая историк Нино Чиковани напоминает, что подобная цель изначально недостижима: «Широко известно, что учебники истории давно уже не рассматриваются как сборники объективной информации, через них подрастающему поколению передаётся то, что, по представлению взрослых, оно должно знать о своём и других обществах. Ни одно другое средство не может сравниться с учебниками по возможности передать молодёжи унифицированную, официальную, признанную версию того, во что они должны верить».


"В чём правда, брат? Подскажи..."

УЧЕНИЕ ИЛЬФА И ПЕТРОВА ВСЕСИЛЬНО, ПОТОМУ ЧТО ОНО ВЕРНО
Вопрос: так чем же вся эта весёлая заварушка закончится, если будет продолжаться в том же духе? А это даже не вопрос. Тут и к Нострадамусу ходить не надо. Тем более у нас есть свои отечественные Нострадамусы с их великой книгой прорицаний о двенадцати стульях и золотом телёнке. Откроем же соответствующую главу с пророческим названием «Конец Вороньей Слободки»:

«Дом был обречён. Он не мог не сгореть. И действительно, в двенадцать часов ночи он запылал, подожжённый сразу с шести концов.

Последним из дома, который уже наполнился самоварным дымом с прожилками огня, выскочил Лоханкин, прикрываясь белым одеялом. Он изо всех сил кричал: "Пожар! Пожар! ", хотя никого не смог удивить этой новостью. Все жильцы "Вороньей слободки" были в сборе. Пьяный Пряхин сидел на своём сундуке с коваными углами. Он бессмысленно глядел на мерцающие окна, приговаривая: "Как пожелаем, так и сделаем". Гигиенишвили брезгливо нюхал свои руки, которые отдавали керосином, и каждый раз после этого вытирал их о штаны. Огненная пружина вырвалась из форточки и, роняя искры, развернулась под деревянным карнизом. Лопнуло и со звоном вывалилось первое стекло. Ничья бабушка страшно завыла.

- Сорок лет стоял дом, - степенно разъяснял Митрич, расхаживая в толпе, - при всех властях стоял, хороший был дом…»

Вот так они обычно и кончаются – истории малэньких, но очень гордых народов…

Александр Сидоров
http://www.u-f.ru/Article/u239/2012/12/20/649322

 

28 Февраля 2014
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов