Воспитательная система превращает сирот в умственно отсталых

 

Путь детдомовца

Воспитательная система превращает сирот в умственно отсталых

Мы сидели с ней в актовом зале детского дома. Невысокая сцена, занавес, кресла. Стены то ли розовые, то ли персиковые, на них с десяток вырезанных из бумаги ярких цветочков – чтоб повеселее было. Таких одинаковых актовых залов в России – сотни. А таких, как моя собеседница Оля, - тысячи.

Она почти на меня не смотрела, даже села ко мне боком. Все время хихикала, хоть ничего смешного в нашей встрече не было. Но и я улыбалась, чтобы как-то подбодрить ее, стесняющуюся, наладить контакт.

В глаза сироты не смотрят почти никогда.

- Сколько тебе лет?

- 13.

- А учишься как? - я спросила с надеждой, но ответ был предопределен - он тут почти у всех одинаковый.

А Оля еще сильнее стала хихикать.

- Ну, та-ак... Когда как. И тройки бывают, и четверки. Ну, тройки в основном.

- А любимый урок есть?

- Да, ИЗО.

- А чего ж ты как плохо учишься? Не понимаешь, что ли, или просто лень?

Снова хихикает:

- Ну, не очень охота.

Надо сказать, что подавляющему большинству детей в этом детском доме слова «хочу учиться» или «хорошо учусь» говорить не приходилось никогда. Учатся они плохо и не хотят. Мотивация напрочь отсутствует. И никто не работает над ее возникновением. «Что поделать, они у нас тут почти все с ЗПР», - говорят воспитатели и руководители детских домов. То есть с задержками психического развития, которые в свою очередь могут привести к умственной отсталости или интеллектуальной недостаточности, по-разному можно называть. Только, опять же, у многих воспитанников детских домов такие «диагнозы» появились вследствие педагогической запущенности и психологических травм, полученных ребенком. До того, как попасть в детдом, они, как правило, живут с асоциальными родителями и часто просто не посещают школу. Но педагогическая запущенность и трудные жизненные ситуации – это же не приговор! А глядя на работу, ведущуюся с ними, можно подумать, что жирный крест на них уже поставили.

- А поступать куда собираешься после школы?

- На повара, как сестра.

- Готовить, значит, умеешь, да?

- Конечно! Мы в школе вот недавно готовили салаты. Селедку под шубой и оливье.

- И как готовить оливье?

- Ой, ну кто как готовит! Понамешают всего. Если вкусно получилось, то «пятерку» ставят. Если не очень, то «тройку». Ну а если совсем ужасно, то «двойку».

Уровень бытовых навыков у сирот также почти нулевой. Их немного учат готовить в школе. Иногда пускают в общую столовую помогать готовить поварам. Этого мало, и это не единственное, что им нужно уметь и знать. И опять же – никакой мотивации и мыслей о будущем. «Здесь мне все дают и все делают для меня. Что будет потом – будет потом», – типичные размышления воспитанника. Но в этом нет их вины. Они заложники системы, в которой разваливаются семьи, дети попадают в интернат, где их воспитывают женщины разочарованные, часто неудовлетворенные, вынужденные за ничтожную зарплату контролировать неуправляемых подростков, успевая при этом сдать тонну отчетных бумаг в министерство и прокуратуру.

- А с жильем у тебя что? Есть закрепленное? Где после детского дома жить будешь?

- Мне должны дать жилье, у меня нет.

- А что надо сделать, чтобы получить жилье?

- Ну, я не знаю. Но мне все помогут. Там какие-то документы надо собрать, это мне скажут. А потом, если какие-то будут проблемы, то Ирина Владимировна все решит, – тут моя собеседница уже совсем оживилась, начала увлеченно рассказывать. – Если кто-то придет и скажет: «Это мое жилье», – надо не пускать, поставить замок и закрыть. А если не поможет, то надо звонить Ирине Владимировне. Она вообще любой вопрос может решить!

- А кто такая Ирина Владимировна?

- Ну, такая она… ну, стройная, в Москве живет. Она вот приезжала к нам в понедельник или во вторник. Она сказала, чтоб ей звонили, если что. У меня ее кредитная карточка есть.

Конечно, визитная карточка. Мне тут захотелось схватить ее за плечи и закричать: «Ну какая еще Ирина Владимировна, Оль?! Сама ты все будешь решать!». Вот она, типичная иждивенческая психология детдомовца. Вот они, правовые знания. Выпускники детского дома к жизни не готовы совершенно, уповают на Ирину Владимировну, Елену Петровну, Марьиванну. Глубокая запущенность по всем фронтам.

В этот день я говорила не только с Олей. Еще было диалогов 20 в общей сложности, у меня и моих коллег, но каждый последующий похож на предыдущий.

А нам все твердят про волонтерство, добровольчество. Дружные группы студентов и работников корпораций продолжают ездить с конфетками и игрушками, концертами и аниматорами. Тем самым подливая масла в пылающий огонь неадекватной системы, пожирающей саму себя.

Глобальные цели по ликвидации всех детских домов за 5 лет поражают. Только, боюсь, это невозможно. Детские дома – лишь следствие более глубоких и серьезных общественных проблем, связанных с социальной политикой, экономикой, демографией. Поэтому, как ни печально, следует признать, что сироты в ближайшее время никуда не исчезнут и будут продолжать наполнять соответствующие учреждения. А значит, нужно менять принципы работы с этими детьми.

Детям нужны профессионалы, высококлассные специалисты: психологи, психиатры, социальные работники, юристы, коррекционные педагоги. И этим людям нужно платить зарплату, потому что своей доброй волей они не смогут прокормить своих собственных детей. Немотивированный специалист порой хуже, чем вообще никакого специалиста.

И только при наличии профессионалов можно говорить о системе адаптации сирот, которая позволит им вырастать и выходить в жизнь нормальными самостоятельными людьми. Вот во что нужно вкладывать ресурсы. А конфеты они себе потом и сами смогут купить, потому что будут уметь зарабатывать и тратить.

Виктория Ефремова

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

 

http://svpressa.ru/society/article/59499/

 

8 Октября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов