Президент и история

Президент и  история. Александр Филиппов анализирует историю создания единого школьного учебника

Александр Филиппов анализирует историю создания единого школьного учебника

16 января 2014 года Президент В.В.Путин на встрече с российскими историками подвёл итоги работы над концепцией единого школьного учебника по истории. Встреча стала итогом работы не только для ученых, но и для Президента, ведь он уделяет своё президентское внимание школьным учебникам по истории уже много лет, начиная с 2001 года. Надо честно сказать, это внимание не сразу было замечено и оценено обществом. Ниже я буду много цитировать Президента. По моему твёрдому убеждению, пересказывать выступления В.В.Путина своими словами — только портить. Президент свои мысли и сам выражает очень доходчиво.

Впервые Путин заговорил о школьных учебниках по истории 29 августа 2001 на заседании Госсовета. Повод ему дал председатель Совета Федерации, глава администрации Орловской области Егор Семенович Строев, гневно высказавшийся о действующих учебниках. Собственно, диалог, произошедший на заседании, приходится складывать из репортажей (стенограммы на сайте Президента РФ нет, есть лишь вступительное и заключительное выступления В.В.Путина, упоминаний об истории не содержащие).

Цитирую репортаж Владимира Шпака во «Времени новостей»:

«Егор Строев предложил заняться учебниками и рассказал жуткую историю про учебник истории, выпущенный в Воронежской области. Там, по его словам, написано, что вторую мировую войну выиграли США при поддержке России.

Точку в дискуссии поставил президент. Удовлетворенно отметив, что заседавшие на Госсовете «неплохо расставили акценты», он предложил правительству все эти акценты учесть. Затем президент посетовал на человечество, которое так быстро накапливает знания, что «мы не успеваем ими пользоваться»

Теперь процитирую репортаж Ирины Нагорных в «Коммерсанте»:

«... Тогда вышел губернатор Орловской области Егор Строев, который посетовал на отсутствие госстандартов в обучении. Чтобы все поняли, о какой масштабной проблеме идет речь, спикер Совета федерации привел пример задачки из виденного им где-то учебника: «Девять первоклассников пришли в столовую. Федя взял компот, и каждый первоклассник плюнул в стакан Феде три раза. Сколько раз плевали первоклассники в Федин компот?» Губернаторы начали предлагать версии.

«Дважды два как было — четыре, так и останется,— прервал их Владимир Путин.— Есть базовые вещи в образовании, на которые мы сегодня правильно обратили внимание. Это наше достояние, и мы должны его сохранять». Вспомнив о вопросе мэра Лужкова, президент распорядился: «Недопустимо, чтобы мы здесь говорили об одном, а в действительности происходило нечто другое. Недопустимо, чтобы мы использовали формулировки с двойным толкованием и чтобы протаскивали то, что мы не обсуждаем». Однако никаких конкретных указаний правительству так и не прозвучало».

Как видим, слова Строева об учебниках истории прошли мимо внимания журналистки, и к чему, собственно, относились слова Путина о «базовых вещах», «нашем достоянии» и недопустимости «формулировок с двойным толкованием», стало загадкой. Не к задачнику же по арифметике... Пропустив мимо ушей фрагмент выступления Егора Строева, журналистка решила, что часть слов Президента относилась к выступлению мэра Москвы Юрия Лужкова, говорившего о концепции развития образования. Спасибо Владимиру Шпаку, сохранившему слова орловского губернатора, хотя и не разобравшемуся в них. Разумеется, Егор Семенович говорил не о каком-то учебнике, изданном в Воронежской области (вряд ли бы он вообще узнал о таком). Речь шла об учебнике «Новейшая история зарубежных стран» профессора Саратовского университета Александра Кредера, изданного (причём неоднократно) в Москве (первый раз — на средства Фонда Сороса, что указывалось на титульном листе в 1993 году), в котором говорилось, что во Второй мировой войне победила антигитлеровская коалиция демократических государств, участником которой, однако, был тоталитарный Советский Союз. Эта формулировка Кредера и превратилась (в передаче губернатора Строева и журналиста Шпака) в « войну выиграли США при поддержке России».

Ирина Нагорных хоть и не поняла, к чему относятся слова В.В.Путина, всё же передала нам его реакцию на выступление Е.С.Строева. Запомним эти формулы: «базовые вещи», «наше достояние», «двойные толкования», «протаскивали». Мы их ещё услышим.

На следующий день, 30 августа, журналисты и всё общество поняли, что диалог Строева и Путина вовсе не был случайностью.

Репортаж Петра Нетребы в «Коммерсанте»:

«Перед заседанием правительства Михаил Касьянов заставил своих министров почитать учебники истории по новейшей истории для старших классов средней школы, одобренные Министерством образования, в нескольких десятках различных изданий. Сам премьер также проникся важностью того, каким он войдет в историю. Открывая заседание, Михаил Касьянов с возмущением обратился к министрам: «Неизвестно, кого мы готовим с помощью таких учебников». И привел цитату из учебника о 1999 годе: «Общество пока не переходит грани, отделяющей социально-политический конфликт от гражданской войны».

Собравшиеся министры, проработавшие на госслужбе последние десять лет, с удовольствием зачитывали цитаты о самих себе: «На ключевых государственных постах новой суверенной России в органах власти утвердились старые номенклатурные работники, и одна часть высших чиновников старательно собирает «компромат» на другую аппаратную группу, и как только та оказывается поверженной, все выявленные «концы» сразу уходят в воду». Одобривший учебники министр образования Владимир Филиппов угрюмо отмалчивался. Вместо того чтобы уволить явно оскандалившегося министра, Михаил Касьянов вчера, возможно, не без оглядки на будущие учебники истории продемонстрировал либерализм и потребовал от министра всего лишь ограничить количество одобренных учебников тремя изданиями, в которых были бы «сформулированы принципы демократической жизни, проповедуемые большинством населения».

Вера Кузнецова и Леонид Петров во «Времени новостей» не столько фиксировали произошедшее на заседании, сколько размышляли о значении события. Но дали важную дополнительную информацию:

«Правительство Михаила Касьянова приняло первое сугубо идеологическое решение. Кабинет решил вложить деньги в историю. Как сообщил газете «Время новостей» один из министров, призовой фонд конкурса по разработке новых учебников отечественной истории может составить не менее 100 тысяч долларов. Конкурс будет объявлен в ближайшее время...

Михаил Касьянов, лично просмотрев содержание десятка учебников отечественной истории, выпущенных в последние два года, говорят, испытал шок. «Если ознакомиться с содержанием этих учебников, вообще непонятно, кого мы готовим из наших выпускников», - заявил вчера г-н Касьянов на заседании кабинета министров. Особенно премьеру запала в душу цитата: «Общество в самых напряженных ситуациях пока не переходит грань, отделяющую социально-политический конфликт от гражданской войны». Г-н Касьянов подчеркнул, что вышеизложенное не только противоречит закону, но и свидетельствует о том, что правительство вообще не уделяло внимания внедрению проповедуемых демократических принципов.

...Члены кабинета министров единодушно одобрили необходимость создания новых учебников.

...Приглашенные на заседание кабинета министров академики из Института российской истории и из Института всеобщей истории дали оптимистичное обещание премьеру и всему правительству: «Мы, историки, напишем вам нашу историю. Исправим ее по всем необходимым канонам».

 

Поясним: все приведённые журналистами цитаты взяты из одного и того же учебника, написанного Игорем Долуцким и называвшегося «Отечественная история. ХХ век». Выволочка, устроенная председателем правительства министру образования, оргвыводов для учебника не повлекла.

 

Победителем конкурса на лучший учебник истории ХХ столетия, действительно оперативно проведённого министерством образования, стал учебник под редакцией Н.В.Загладина. Членом Редакционного совета издания (помимо редактора, у данного учебника был ещё и редсовет) был (сюрприз!) губернатор Орловской области Е.С.Строев, а одним из основных авторов - профессор Орловского университета С.Т.Минаков.

 

25 ноября 2003 года министр образования Владимир Филиппов перед заседанием коллегии министерства по вопросу о пожарной безопасности (24 ноября сгорело общежитие Университета дружбы народов, 37 человек погибли) поделился своими читательскими впечатлениями от учебника истории Игоря Долуцкого. Особенно сильное впечатление на министра произвело задание ученикам, в котором предлагалось, сопоставив несколько высказываний известных в ту пору лиц (в том числе слова публициста Юрия Буртина о том, что избрание президентом России Владимира Путина — это государственный переворот, и рассуждение Григория Явлинского о том, что в 2001 году в России оформилось полицейское государство), сделать собственный вывод о государственном строе РФ. Весь этот эпизод стал известен благодаря самому Игорю Долуцкому. Предоставим ему слово:

«Мой издатель случайно оказалась в министерстве, когда Филиппов произносил свои исторические слова. Она мне и сообщила. Я пошел на «Эхо Москвы». А дальше, как говорил Штирлиц, сидя в подвале у Мюллера, что-то у них не сложилось, что-то я им подпортил, потому что я сидел на «Эхе» и тут бумажку ведущему принесли о том, что сказал Путин. Получилось, что я раньше его обрисовал свою позицию. Он сказал примерно следующее: накопилось очень много шелухи и мусора в истории за последнее время, надо всю эту шелуху и мусор смести и объективно отбирать факты, которые будут служить основой для воспитания патриотизма и всяких там положительных эмоций. Объективно отбирать факты, которые будут служить основой – вот его логика. Как сказали на НТВ, Игорь Долуцкий высказал свою точку зрения, а с ним не согласился президент Путин.»

 

Событие, о котором говорит Долуцкий, произошло 27 ноября 2003 года: В.В.Путин посетил Российскую государственную библиотеку (чтобы поздравить со 175-летием со дня основания) и встретился в её стенах с отечественными историками. На сайте Президента нет списка участников встречи; Андрей Колесников в «Коммерсанте» перечисляет:

«Анатолий Кирпичников, профессор Санкт-Петербургского университета и руководитель Староладожской археологической экспедиции, Андрей Сахаров, директор Института российской истории РАН, Владимир Соловьев, историк и писатель, и Александр Чубарян, директор Института всеобщей истории РАН».

Во вступительном слове Президент сказал:

«И второе, на что мне хотелось бы обратить внимание и на что часто обращают внимание люди, которым небезразлична история нашего Отечества, – историческая литература, прежде всего учебная историческая литература.

Совсем недавно я был на совещании в Министерстве обороны и встречался там с ветеранами. Они еще раз подняли вопрос об учебной исторической литературе. Конечно, это неплохо, что у нас появилось большое многообразие литературы подобного рода. Мы, думаю, можем радоваться тому, что ушли от однопартийного и моноидеологического освещения истории нашей страны. Это, конечно, большое достижение, но – думаю, что вы со мной согласитесь, – недопустимо впадать и в другую крайность. Современные учебники, особенно учебники для школ, вузов, не должны становиться площадкой для новой политической и идеологической борьбы. Все-таки в этих учебниках должны излагаться факты истории, они должны воспитывать, особенно в молодых людях, чувство гордости и за свою отечественную историю, и за свою страну.

Я бы не считал правильным занимать значительное время нашей сегодняшней встречи монологами, а с удовольствием послушал бы вас».

Как мы видим, на сайте Президента РФ слов о «шелухе и пене» нет. Однако они прозвучали по телевидению и сохранились во многих журналистских материалах. Процитируем Газету.Ру:

«Современные учебники для школ и вузов не должны становиться площадкой для новой политической и идеологической борьбы, – сообщил президент, — в этих учебниках должны излагаться факты истории, они должны воспитывать чувство гордости за свою историю, за свою страну». «В свое время, — продолжал Путин урок диалектики, — историки напирали на негатив, так как была задача разрушить прежнюю систему сейчас у нас иная, созидательная, задача. При этом необходимо снять всю шелуху и пену, которые за эти годы наслоились».

Таким образом, пассаж о негативе, шелухе и пене в монологе Президента предшествовал заключительной фразе, приглашающей историков высказаться.

Стенограммы встречи нет, поэтому далее вновь процитирую репортаж Андрея Колесникова:

«Выступил писатель Владимир Соловьев и рассказал, что есть большие проблемы с преподаванием истории. Он сравнил эту ситуацию с тем, как старик Хоттабыч обеспечил мячами всех игроков на поле и как игра после этого потеряла смысл. Он имел в виду, что появилось слишком много учебников истории, по которым все преподают, как им вздумается, «а школьнику надо дозированно преподносить информацию».

Профессор Кирпичников был безоговорочно согласен с этим. Не согласились академик Чубарян и академик Сахаров.

— Те учебники, которые выходят из стен Академии наук, самые спокойные и самые рейтинговые. Минобразования, кстати, излишне, бывает, администрирует в этом вопросе. Настаивает на каких-то вещах. А нам руководствоваться фактами — и все. Почему, например, у нас война вызывает такие противоречия? — спросил академик Сахаров...

— Отрывают у нас войну от людей, от общества,— сказал Андрей Сахаров.— А пытаются привязать к такому... Когда мне звонит генерал Варенников и говорит, что за основу изложения я должен взять книжку такую-то, я вздрагиваю! У меня же источники, факты...

— А когда он мне звонил, я сказал: давайте конкурировать,— радостно засмеялся академик Чубарян.

Президент, надо сказать, никак не комментировал все эти замечания. Таким образом, основные разговоры и битвы впереди.

— Мы, историки Академии наук, Владимир Владимирович, ничего у вас не просим,— закончил господин Сахаров.— И лекции мы читаем бесплатно. С татарами договариваемся, когда историю обсуждаем и битвы некоторые... Сложные это люди, порой сепаратистски настроены. Но ученые могут договориться обо всем. Без денег, без просьб каких-то.

Без папочек, наверняка хотел он добавить.

— А знаете, почему? — спросил президент.— Вам, кроме головы и авторучки, больше ничего и не нужно»

(Маленькое пояснение в скобках: директором Института всеобщей истории РАН работает академик А.О.Чубарьян, директором Института российской истории в 2003 году был член-корреспондент РАН А.Н.Сахаров).

 

В тот же день 27 ноября 2003 года Федеральный экспертный совет на заседании под председательством заместителя министра Виктора Болотова принял решение об отзыве грифа «Рекомендовано» с учебника Долуцкого. 1 декабря 2003 года министр образования подписал приказ, утверждающий решение ФЭС. Но ситуация продолжала развиваться. Вновь цитирую«Коммерсант»:

 

«В конце декабря в администрацию президента поступило послание от Общероссийского совета ветеранов Великой Отечественной войны, возглавляемого генералом армии Валентином Варенниковым с резкой критикой учебника «Отечественная история. XX век» Игоря Долуцкого. Ветераны, которые приложили к письму выдержки из учебника, были возмущены тоном повествования автора, отсутствием патриотического настроя, а также его предвзятой трактовкой хода Великой Отечественной войны и новейшей истории России вообще. Ветераны, видимо, были не осведомлены, что учебник уже исключен из списка школьной литературы. «Какая разница, снят гриф или нет. Главное, чтобы президент был в курсе, что такой учебник есть»,— заявил в связи с этим генерал Варенников.

И глава государства прислушался к мнению ветеранов. В адрес президента РАН Юрия Осипова поступило его письмо. «Я разделяю чувства и мнения ветеранов Великой Отечественной войны, выраженных в их обращении. Поручаю в кратчайший срок с привлечением ученых-историков рассмотреть положение дел с разработкой учебников по истории для средней общеобразовательной школы. О результатах доложить 1 февраля»,— пишет президент. Практически одновременно премьер Михаил Касьянов распорядился, чтобы Министерство образования проверило все учебники истории на предмет соответствия федеральным стандарта»

 

В итоге был изменен существовавший порядок допуска учебников в школы. Федеральный экспертный совет был распущен, учебники стали проходить экспертизы в Российской академии наук (предметная часть) и Российской академии образования (методическая часть), а по итогам экспертиз грифы «Рекомендовано» или «Допущено» присваиваться приказом министра. Следствием нового порядка стало заметное сокращение числа разрешённых к использованию в школах учебников.

 

21 июня 2007 года состоялась встреча В.В.Путина с делегатами Всероссийской конференции преподавателей гуманитарных и общественных наук (конференция была созвана для обсуждения двух книг для учителей - по истории под редакцией А.В.Филиппова и по обществоведению под редакцией Л.В.Полякова). Её

>стенограмма есть на сайте Президента, что позволяет много и с удовольствием цитировать.

«В.ПУТИН: Прошла конференция. Надеюсь, она была очень интересной...

Практически нет пособий, которые глубоко и объективно отражали бы события новейшей истории нашего Отечества. Учебники по истории и обществознанию подчас «останавливаются» на периоде 90-х годов прошлого века. Или бегло, абстрактно – а подчас и очень противоречиво, мягко говоря, – освещают события самого последнего времени.

Эксперты говорят, что нет также системного изложения большинства тем. Говорят об отсутствии у нас новых направлений и школ, выдвигающих крупные доктрины и способных трактовать события современности. И это при том, что российская историческая, правовая и философская школы имеют мировую известность и вошли в классику науки...

Отмечу, что к новому учебному году наши историки и обществоведы получат новые учебные пособия и для учителей. Ждем, что в скором времени учебники такого уровня будут подготовлены и для самих школьников...

И надо продумать специальную систему грантов, поощряющих людей гуманитарной науки, особенно тех, кто готовит современные учебники для вузов и школ. Имею в виду также методические пособия, хрестоматии, атласы и другие подобные издания. Известно, что здесь есть большой разброс и информации, и точек зрения. Причем далеко не все издательства ответственно подходят к содержанию таких пособий. А их деятельность – не просто полиграфическая, а прежде всего образовательная. И потому образовательные стандарты здесь должны быть обязательно обеспечены. Думаю, что эту проблему надо обсудить вместе с представителями издательств. Причем я говорю именно о стандартах образования, а не о стандартизации мышления. Я не говорю о том, что всех нужно «причесать» по единому стандарту, как это было когда-то при господстве одной идеологии. Конечно, в учебниках могут и должны излагаться разные точки зрения на проблемы общественного и государственного развития, но образовательные стандарты качества должны быть обеспечены. И в учебных пособиях, если уж излагаются какие-то позиции, какие-то подходы и какие-то оценки, должна быть представлена альтернативная точка зрения, а не навязываться только одно видение, скажем, на ход и на результаты Великой Отечественной войны, что абсолютно недопустимо, даже подчас бывает оскорбительно для нашего народа. А я видел такие сентенции в учебной литературе.

...

http://svpressa.ru/blogs/article/80748/

19 Января 2014
Поделиться:

Комментарии

НОВАЯ СТАРАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ

17 января 2014, 11:36

Концепция нового учебника российской истории, фактически утвержденная вчера президентом Путиным на совещании в Кремле, и по которой уже в этом году ученики будут сдавать ЕГЭ, на самом деле не несет в себе ничего принципиально нового.

Концепция нового учебно-методического комплекса по отечественной истории

Ее основа - все та же «история царей и генералов», против которой гневно восставал еще Лев Толстой в романе «Война и мир».

Вопреки провозглашенным в тексте ценностям свободы, конституционализма, высшей ценности человеческой жизни, и обещанию рассказать учащимся школ и студентам про «человека в истории», главной ценностью для авторов (и заказчика учебника – В. Путина) учебника традиционно остается государство.

Самоценность государства – вот что проходит красной линией через всю концепцию. Новые учебники будут учить детей все тому же, чему учили детей в царские и советские времена – безусловному приоритету интересов государства над интересами человека. Тому, что государство может как угодно жертвовать людьми и их свободой во имя своих интересов. Продуктом нового учебника видится не самостоятельный свободный гражданин демократической России, а покорный подданный государства, госслужащий – в широком смысле этого слова.Господданный.

«Новая» концепция российской истории на деле крайне консервативна. Она механически объединяет старую (официальную) «царскую» историю до 1917 года и советскую историю, почти не отходя от официального канона идеологов дома Романовых и сталинского «Краткого курса».Попросту говоря – все цари и генсеки были молодцы, что бы они там не вытворяли со своим народом.

Главная заслуга царей и генсеков – вовсе не улучшение жизни народа или прогресс экономики, права и свобод. Главное – это укрепление и расширение государства!

Поэтому кровавое правление Ивана Грозного названо «реформами», а взятие им Казани и Астрахани мягко поименовано «присоединением». Реформы Петра Первого названы модным словом «модернизация», при этом вообще не упоминается цена петровских войн, реквизиций и строительства новой столицы, когда население империи за бурное правление первого императора сократилось почти на четверть.

Николай Первый «Палкин», чье правление началось с казни и каторги декабристов и продолжилось тягостным казенным самодержавием, тоже смотрится в новом учебнике большим молодцом, несмотря на то, что привел Россию прямиком к постыдному поражению в Крымской войне. Оказывается, что и он – модернизатор, который «пытался проводить «экономическую модернизацию авторитарными методами». Контрреформы и унификационная политика по отношению к нацменьшинствам Александра Третьего уважительно именуются «политикой консервативной стабилизации».

Советский период истории также в целом описан в исключительно позитивных тонах. Большевикам ставится в заслугу (опять - таки!) восстановление государства, широкие социальные реформы, индустриализация и т.д. При этом признаются огромные жертвы, понесенные народом – массовый голод 20-х и 30-х годов, массовые репрессии и ГУЛАГ, депортации целых народов, внутренние причины поражений первых месяцев войны. Но все это выглядит как неизбежные и в общем оправданные издержки того, что авторы называют «советской модернизацией». Террористический сталинский режим, стоивший России многих миллионов жизни, назван «сталинским социализмом», а сам чудовищный террор 30-х в атмосфере страха и ненависти – «свертыванием реальной демократии»!

Советская система описана как успешная, с массой сильных сторон и заслуг. Из новой концепции решительно нельзя понять, почему же и царская Россия, и великий Советский Союз рухнули с такой легкостью, буквально «слиняли в три дня» (В. Розанов).

Так, экономические проблемы позднего СССР объясняются низкой производительностью труда и качества продукции, низкой мотивацией работников, а преимущество Запада объясняется загадочной «способностью к эволюции». Из такого объяснения ребенок никогда не поймет, какие принципиальные преимущества имеет рыночная экономика и частная собственность над планом и госсобственностью, и почему Советский Союз так безнадежно проиграл экономическое и технологическое соревнование с Западом.

Молодцы у авторов и цари/генсеки-реформаторы. Прежде всего –архитектор Великих реформ 19 века Александр Второй. Ведь, помимо реформ, он еще и преумножил мощь, славу и территорию России.

А вот со знаком минус идут те, кто ослабил или, еще того хуже – не удержали и потеряли государство. Это Николай Второй,Михаил Горбачев, Никита Хрущев. Никаких плюсов в горбачевской «перестройке» авторы концепции не видят, делая упор на кризисах и ошибках.Ничего хорошего дети не узнают и о 90-х годах, о правлении Бориса Ельцина. Весь период описан в логике рассказа о разного рода ужасах, о «лихих 90-х». Ничего нет про свободу, свободные выборы, парламентаризм, федерализм, становление демократических институтов и рыночной экономики. Война в Чечне названа «военно-политическим кризисом», а об огромных потерях среди военных и мирного населения не говорится ни слова.

Зато период правления заказчика нового «единого учебника» Владимира Путина описан в превосходных степенях. Он сумел стабилизировать ситуацию в стране и выстроить вертикаль власти. Он запустил экономический рост и лучше всех прошел шторм мирового кризиса. При этом в концепции вы не найдете слов «Беслан», «Курск», «коррупция», «капитализм для друзей», «монополизация экономики» и «Ходорковский» - во многом определяющих период правления Путина.

Помимо неупоминания Ходорковского и Березовского, учебник имеет много других многозначительных умолчаний – например о разделе Польши по пакту Молотова-Риббентропа и вообще о позиции СССР в первые два года второй мировой войны (1939-1941). Описание советского периода истории следует традиции сталинско – брежневских учебников, за исключением абсурдного смешивания Февральской и Октябрьской революции в одну Великую Российскую революцию (при полной противоположности их целей и программ).

Вопреки декларациям об опоре на историческую науку и «общественный договор», новая концепция отечественной истории насквозь политизирована и неисторична. Она точно так же служит интересам действующей власти, как царские учебники обслуживали интересы Романовых, а советские – большевиков. По старому принципу «чего изволите обосновать?»

http://www.echo.msk.ru/blog/rizhkov/1239792-echo/?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов