Ксения Собчак - журналист года

Олег Кашин о кризисе иерархий

Если бы в 2003 году была жива знаменитая бабушка Ванга, какой-нибудь пронырливый журналист наверняка бы спросил ее о деле Ходорковского.

- Он будет сидеть десять лет, - сказала бы бабушка Ванга, и журналист бы не удивился и подумал: ну что, десять лет, вполне реалистичный прогноз, я верю, но где же сенсация? И тогда бы он задал второй вопрос:

- Бабушка Ванга, кому достанется отобранная у Ходорковского нефтяная компания?

Ванга посмотрела бы на журналиста своими невидящими глазами, промолчала бы, может быть, минуту, и ответила:

- Игорю Сечину.

Журналист бы подумал - ну да, все логично. Сечин, может быть, пока и не похож на нефтяника, но ведь и Ходорковский не сразу стал похож. Да и вообще - с первых дней после ареста Ходорковского именно о Сечине говорили как о главном инициаторе и возможном выгодополучателе атаки на ЮКОС, так что сенсации нет и здесь - такой прогноз может дать не только Ванга, но и любой читатель московских газет.

И тогда журналист в третий раз закинул бы свой невод и спросил бы бабушку Вангу:

- А когда Ходорковский выйдет на свободу, кто возьмет у него первое телевизионное интервью?

Бабушка бы снова уставилась на него своими невидящими глазами, молчала бы минут десять, а потом, так и не сказав ни слова, откинулась бы на спинку своего кресла-качалки и заснула в изнеможении, так и не дав ответа, но и слава Богу, потому что если бы она назвала имя, журналист бы подумал, что старуха над ним издевается, или даже решил, что никакого дара пророчества у нее и нет. В самом деле, кому в 2003 году могло прийти в голову, что свое первое телевизионное интервью после освобождения Ходорковский даст Ксении Собчак? Его сажали в стране, в которой Ксения Собчак символизировала самый адский, как тогда говорили, гламур. Спустя десять лет он вернулся в страну, в которой Ксения Собчак - главный журналист.

Это для Ходорковского интервью Собчак - первое, которое запомнится ему на всю оставшуюся жизнь. Для самой Собчак оно - всего лишь очередное, где-то между Евгенией Васильевой иНадеждой Толоконниковой, а кто будет дальше - представить трудно, но дух захватывает заранее. 2013 год Ксения Собчак провожает главным русским журналистом. В конце декабря все подводят итоги, давайте подведем и мы: Ксения Собчак - главный журналист этого года. Само имя Ксении превратилось в синоним неуклюжего слова «эксклюзив», а каждое ее интервью к концу года стало самостоятельным информационным поводом, самостоятельной сенсацией, и в этом смысле ее даже не с кем сравнить; первое, что приходит в голову - это, очевидно, Познер. Но для Познера 2013 год был годом «государственной дуры», а совсем не годом выдающихся интервью. Познер - это прошлое, а настоящее - Ксения Собчак. Я настаиваю на том, что именно она и именно в роли журналиста номер один абсолютно адекватна тому состоянию, в котором находится сегодня страна.

Я бы не хотел, чтобы в моем голосе звучали сейчас издевательские нотки, чужой успех - это вообще не лучший повод для издевательств, а то, что мне приходится еще и сопровождать свои слова такими странными пояснениями, свидетельствует, прежде всего, о том кризисе иерархий, который уже не первый год переживает путинская Россия. Собственно, только о Путине сегодня можно сказать, что он в России политик номер один, но и этому определению грош цена, потому что сам Путин на днях, отвечая на вопрос о политике номер два, растерялся и стал зачем-то вспоминать лидеров парламентских фракций, как будто их имена в России хоть для кого-то что-то значат (а если нет политика номер два, откуда же мы узнаем, кто политик номер один?). Так же устроена любая другая сфера русской жизни. У нас нет общепризнанного главного писателя, главного кинорежиссера, главной газеты, главного эстрадного певца. Мы завидуем украинцам, выходящим на митинги с национальным флагом и поющим всей площадью свой гимн - у нас даже флаг и гимн относятся к спорным категориям, а о вещах менее значимых не стоит и говорить - любой титул, любой статус в России почему-то не может быть общепризнанным. Даже смерть генерала Калашникова стала, прежде всего, поводом для новой волны споров о том, сам ли он сконструировал знаменитый автомат. А ведь это Калашников, человек из старых еще времен, а сейчас в России, кажется, люди сразу уже и рождаются спорными, неоднозначными, а иногда и одиозными фигурами.

Подводя итоги года, хочется нарушить это дурное правило и провозгласить Ксению Собчак главным журналистом России, зафиксировать за ней этот статус. Еще раз хочу сказать, что я не издеваюсь, и подвоха в моих словах искать не надо - она действительно добилась успеха своим трудом и своими интервью (я, к моему стыду, не смотрел ни одного, но готов по умолчанию считать, что они у нее хорошие, иначе разве бы их показывали по «Дождю»?). Давайте признаем Ксению Собчак самым выдающимся журналистом России. Давайте скажем первокурсникам журфака, что если они будут хорошо учиться, то, когда вырастут, станут как Собчак. Давайте жить так, чтобы когда-нибудь Ксении Собчак захотелось взять у нас интервью. Ничего большего, полагаю, мы не заслуживаем.

 

Фото: Валерий Левитин/ РИА Новости

http://svpressa.ru/society/article/79730/

 

25 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов