Как российский агитпроп трактует украинские события

Реванш за Полтаву

 

Три дня Владимир Путин усиленно занимался обороноспособностью страны. А в это самое время стремительно развивался сюжет, таящий в себе не менее страшные угрозы россиянам, чем ракеты НАТО. Как кариес обнажает больной зуб, так и события в Украине обнажили проблему проблем: психический фон нации, окормляемой телевизионными пастырями, в опасности. Тут впору не обороноспособностью заниматься, а психиатрией.

Девять лет пролетели как один миг. Поздней осенью 2004-го «оранжевая» революция стала главной темой российского ТВ. Сергей Брилев заканчивал свои передачи улыбкой Моны Лизы и ехидненьким «до побачення». Федеральные каналы отчаянно лоббировали Януковича, не уставая мочить в сортире Ющенко вкупе с Тимошенко. Первому инкриминировалось увлечение мезотерапией; второй не простили косу и новый цвет волос. Белокурость в политике стала трактоваться как синоним агрессивности. (На мадам Слизку, только накануне перевоплотившуюся по примеру Мерилин Монро в платиновую блондинку, было страшно смотреть.) Никто из толмачей даже не пытался ответить, чем оба Виктора, вытянутые из одной колоды, отличались на старте. Россия поставила на Януковича и не желала ждать, кого выберет народ. Сторонники будущего президента Ющенко именовались не иначе как «экстремисты», пока вдруг не обнаружилось, что их количество достигает 2 миллионов на площади. Тогда экстремисты обернулись революционерами, и тут уж зритель вконец утерял нить событий.

Единственное отличие прежних волнений от нынешних (хотя бы на уровне картинки) — стада политологов, кочующих из Останкина в Киев и обратно. Хотя зачем сегодня агитпропу стада политологов, когда у него есть Дмитрий Киселев?

В своей воскресной проповеди он сразу взял верхнее «до»: Вильнюс-2013 — это едва ли не Мюнхен-1933. Цель одна — лишить Россию союзников. Впрочем, богатая тема быстро отошла на второй план, так как на горизонте нарисовалась еще более богатая. Д. К. обнаружил в недрах Евросоюза коалицию Швеции, Польши, Литвы. Неразумным он пояснил: это ровно та коалиция (королевство Швеции, Речь Посполитая, Великое княжество Литовское), с которой Петр Первый славно бился под Полтавой в 1709-м. Если кто еще из программы средней школы помнит, что по Люблинской унии Литва объединилась с Польшей в Речь Посполитую в 1569-м, — забудьте. Для идеологических наперсточников приоритетны не факты, а патриотичность версии. Все, что происходит сегодня, настаивает Д. К., — реванш за Полтаву. Для красоты версии он еще вспомнил, что Карл Бильдт, бывший председатель правительства и нынешний министр иностранных дел Швеции, потомок древнего рода, где были и генералы. Заодно тонкий аналитик приобщил к делу злопамятного Бильдта его любовь к углеводородам и службу в ЦРУ, чьим агентом он был в молодости.

Если для Бильдта сотрудничество со спецслужбами негативный факт, то для Путина — более чем положительный. Львиную долю проповеди Д. К. отдал успехам президента. Тот, оказывается, выстроил такую международную комбинацию, которая разрешилась «по выгодному России и Украине сценарию». Пока зритель приходит в себя от выгодного украинского сценария (он материализуется на его глазах здесь и сейчас, на экране, в боях за Майдан), Киселев продолжает песнь песней: «Может, опыт работы в разведке до сих пор помогает?»

Вообще, о чем бы ни говорил российский агитпроп во главе с нашим проповедником, он говорит о Путине. Федеральные каналы хотят своими информационными выпусками понравиться прежде всего ему. Поэтому в нынешние критические дни каналам приходится особенно трудно. Мало того что ситуация в Киеве меняется ежечасно. Мало того что в 2004-м там был один лидер, а теперь их вон сколько. Так ведь еще и сигналы от Первого лица поступили только воскресным вечером. А до этого все выпутывались, как могли. НТВ был на удивление кроток. Первый старался изо всех сил балансировать на грани. Зато «Россия» в качестве государевых уст отважно крушила врагов отечества. И ведь не зря данная корпорация ест свой хлеб. Еще до того, как Путин вынес вердикт («это не революция, а погром»), госканал шел именно по означенному пути. Главной задачей было показать украинский бунт, бессмысленный и беспощадный. С этой целью братья-славяне представляются неразумными детьми, которым Евросоюз пообещал много мороженого, но ведь обманет, непременно обманет.

Понять из ящика суть гражданского противостояния решительно невозможно. Лидеры оппозиции Кличко, Яценюк, Тягнибок в трактовке ящика неотличимы друг от друга, как близнецы-братья. Вывод о том, что Кличко пользуется большей поддержкой восставших, можно сделать только косвенным образом. Уж очень он не нравится Киселеву: «Это американский проект, у него мусорная команда». Все осторожно поглаживают по холке Януковича за правильный выбор. Но только до того момента воскресного вечера, пока он не сообщил, что в ближайшие дни снова встретится с главой Еврокомиссии. Тут же политолог Константин Симонов заклеймил ренегата на канале РБК: Янукович, мол, занимается тем, что умеет лучше всего, то есть политическими разводками.

Доминантная тема — экспорт «оранжевых» политтехнологий. Ждем Мамонтова — это его конек. А пока обходимся скромными силами. Госканал под видом свежего синхрона уже в которой раз «крутит» тетю обкомовского вида из Севастополя, заявляющую с решительностью Степана Разина: нам не нужна евроинтеграция, скоро этот бред кончится. Бред, однако, продолжается. Депутат горсовета Севастополя от Партии регионов Сергей Смолянинов обратился к Путину с просьбой оказать военную помощь для защиты от США. И над всем этим кипящим абсурдом реет максима грустного Левичева, которую нужно срочно «отлить в граните»: «Толпа не может инициировать истину».

Делаем глубокий вздох. Даже не пытаемся понять, почему Россия регулярно норовит выпасть из исторического времени, как лишний гриб из лукошка. Ждем очередной проповеди Киселева. Раз уж так актуальна тема Полтавы, интересно знать: кого высочайший аналитик назначит на роль гетмана Мазепы? Того самого, который за год до битвы перешел от Петра I на сторону Карла XII. Имеет смысл запастись копией ордена Иуды — его царь велел изготовить в единственном экземпляре для изменника Мазепы. Нам без врагов и предателей никак нельзя. Ведь кардинальная задача отечественной пропаганды — не поиск ответов, а поиск врагов. Так что пора, давно пора, наладить массовое производство ордена Иуды.

Автор: Слава Тарощина

 

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/columns/61292.html

4 Декабря 2013
Поделиться:

Комментарии

Кузнецов Анатолий , 4 Декабря 2013

Шеф-редактор "Эха Москвы" Венедиктов: "Людей на Майдане мочили на месте"

Известный журналист рассказал "Вестям" о своем расследовании событий в Киеве

Анастасия Рафал ■ 4 декабря | 8:30

Алексей Венедиктов, шеф-редактор «Эха Москвы», приехал в Киев в разгар нового Майдана. Он поделился своим видением ситуации в Украине, а также рассказал о роли России и Запада в нынешних событиях и об украинской разведке в Москве.

- Какое, в целом, в России сложилось отношение к протестам в Украине – во власти, оппозиции, в журналистской среде?

- Все восприняли, безусловно, по-разному. Но я вас уверяю, что большинство россиян так же как и президент Путин в этом вопросе считают, что российский и украинский народ – это один народ. Это одна семья. И уход ребенка из семьи воспринимается братьями-сестрами достаточно трагично. Это пытаются объяснить вмешательством каких-нибудь посторонних девушек или неправильных друзей. То есть, позиция большинства российского народа, помноженная, безусловно, на позицию, занятую государственным телевидением, формулируется словом: «неблагодарные. Они нас бросают, их поманили быть сантехниками в Швеции, Польше, Литве, Чехии, и они считают, что им там будет хорошо. А мы о них заботились и заботимся». Это такое восприятие, патерналистское. Оппозиция тоже не очень поняла, и мы видели осторожную позицию господина Навального, который заявил, что «мы за евроинтеграцию не только Украины, но и России». Да, некоторые оппозиционные деятели, которые интегрированы в украинскую политику, вышли к украинскому посольству: «Мы с тобой, Украина» и так далее. Но их было 11 человек. И это все.

- А если взять активных граждан, какое-то ядро, которые вышли на Болотную площадь?

- Нет никакого ядра. Там есть совершенно разнонаправленные интересы. Российские националисты, например, считают, что вообще никакого украинского народа не существует. Лично мне не хватило информации, поэтому я приехал сюда. Было непонятно, почему не подписание какого-то документа выводит на улицы сотни тысяч людей. Понятно же, что подписание документов никогда не решает судьбу народов.

- Вы ответили себе на этот вопрос?

- Да, я понял. Для тех людей, которые вышли на улицы, красивое слово «евроинтеграция» – это не подписание документа о чем-то. Это мечта. Эти люди считают, что а) они европейцы, и б) для своих детей они хотят европейского будущего. И президент Янукович в их понимании – я тут ночью два часа стоял с сорокалетними мужиками на Майдане, грелся. Так вот они говорят: «он обманул нас, нашу мечту». Не просто документ, не какой-то там безвизовый режим, обмен студентами, поездки, или там трубы-тряпки. Нет. Людям казалось, первый шаг к мечте так близко, а их стащил с седла собственный президент. А это предательство. И вот предательство в их понимании и вывело этих сорокалетних мужиков на улицы. Это первый этап протеста. Следующий этап – это совсем другое. Это когда силовым образом попытались решить эту проблему правоохранительные органы. Это просто поменяло картинку. После этого я приехал. И первое, что я хочу сказать – никакого разгона не было. Слово разгон означает выдавливание и рассеивание. То есть, нужно выдавить и расчистить площадь для елки. Вместо этого люди оказались заперты в каре. Я прошел каждый сантиметр площади. Меня провели и показали: здесь было то, здесь это. И показывали фотографии. Людей не выдавливали, их мочили на месте. Это был элемент не разгона, а запугивания и мочилова. Нужно было их побить. Я очень хорошо знаю, как готовятся правоохранительные органы к массовым манифестациям на улицам. Те, кто готовил эту операцию, - не оставили людям выхода, куда им рассеиваться.

- Кому это было выгодно, ведь акции протеста к тому времени затухали, а эти события придали им новый импульс?

- Не знаю. Я этим занимаюсь. Тут важно: кто отдал приказ запереть площадь и взять людей в каре?

- А может, звучал приказ очистить площадь, а все остальное был эксцесс исполнителя?

- Если люди профессиональные, - они таких эксцессов не допускают. Это было сделано сознательно. Задача этой ночи была другая: не очистить, а напугать.

- Вы разбираетесь, кто отдал приказ разогнать Майдан?

- Да. Я же встречаюсь с людьми, я еще сегодня (во вторник – Авт.) буду встречаться.

- Какие-то выводы уже есть?

- Вывод может быть один. Я вам назову фамилию, когда она у меня будет. И в каком виде был отдан приказ. Потому что «очистите мне все это» - это одна история. С точки зрения власти, шел нелигитимный митинг, суд его запретил. Значит, выполняйте закон, очистите площадь. Не придерешься. Кто решил, что это надо делать в 4 утра? Кто решил запереть площадь? Кто дал приказ преследовать людей? Чего вы бежали до Михайловского в полной амуниции? Это ж задохнуться можно. Вы зачем добежали до Собора, вы же уже очистили площадь? И Верховная Рада должна разобраться в этом. Это в интересах власти, ведь мы знаем, что президент Янукович публично осудил применение силы. Пусть комитет по безопасности проведет парламентские слушания, начнет требовать документы. Беркут был какой – киевский? Или крымский, или луганский? На это есть документы. Чтобы перевести «Беркут» из Крыма – нужны командировочные, автобусы. Все команды, все радиокоманды пишутся. Остаются документы, все остается.

- Вы встречались здесь с лидерами оппозиции - Кличко, Яценюком, Тягнибоком?

- Встречался.

- Вы верите в то, что они договорятся и выдвинут единого лидера от оппозиции?

- Ну, на сегодняшний день совершенно очевидно, что это Кличко. И что они уже это решили.

- Многим в Украине это совсем не очевидно.

- А мне очевидно! Мои наблюдения позволяют мне сделать такое соображение.

- Поделитесь наблюдениями.

- Мои наблюдения заключаются в том, что в случае, если все будет развиваться легитимно, - единым лидером станет Кличко. На этот период времени.

- До президентских выборов?

- До президентских - не знаю. Если президентские будут в срок, то есть в 2015 году, то за это время еще много чего может произойти. Если вы говорите о досрочных президентских выборах, которые требует оппозиция, то, конечно, Кличко.

- Но между лидерами оппозиции, судя по всему, существует острый конфликт. И я хочу понять, почему вы считаете, что единым лидером станет Кличко?

- Потому что им придется создать коалицию, чтобы положить кандидата власти. И совершенно понятно, что в коалиции кому-то придется уступить.

- Знаете, многие полагают, что Кличко – это человек с кулаками, но без головы. Вы общались с ним лично. Каким он вам показался?

- Это ваш политик. Я за ним пристально не наблюдаю, но человек с кулаками и без головы такую политическую карьеру, поверьте мне, сделать не может. Для того, чтобы делать публичную политику, надо иметь что-то в голове.

- А вы верите в то, что Януковича можно заставить пойти на досрочные выборы?

- Януковича отправить на досрочные выборы невозможно. Я не знаю, что должно произойти, чтобы он на это пошел. Зачем ему это? Чтобы что? Какие это дает политику бонусы? Какие потери – мы понимаем.

- А если на него надавит Запад и Россия – тогда это вероятно?

- Ну вот на него надавил Запад – и что?

- Пока что Запад надавил словами, а если он надавит деньгами?

- Он не думает про деньги, он думает про свободу. Если он уйдет, он окажется на месте Тимошенко. Поэтому посмотрим, что он будет делать сейчас. Но то, что он будет бороться до конца, - у меня нет сомнений. Думаю, Путин привел ему пример Болотной площади 6 мая 2012 года. Он не позволил митингующим идти к Кремлю, и сейчас 19 человек сидят, идут процессы, людям грозят большие сроки, их не выпускают ни под залог, ни на поруки. В отличие от того, кстати, что происходит в Украине. В Украине – массовые беспорядки. Захват горсовета – это реально массовые беспорядки. Что было бы в Москве… просто ОМОН бы пошел, и вышиб. Но в тюрьму, а не на улицу. Всех! И все получили бы по 15 лет за захват правительственного здания.

- А Тимошенко, с вашей точки зрения, она сейчас как-то влияет на действия оппозиции?

- Я думаю, что она сейчас символ. Флаг. Потому что одно из трех требований – освобождение Тимошенко немедленно.

- А вы же общались с Тимошенко.

- Да. Незадолго до ее ареста.

- Она тогда могла предвидеть, что это случится?

- Она знала это, и была готова. Мы это с ней обсуждали.

- Готова была отсидеть все семь лет?

- Я не знаю, тогда еще речь не шла о семи годах. Она была готова к аресту, к обвинительному приговору. Ей советовали аккуратно уехать, она не уезжала.

- Но вы говорили с ней о том, что она может провести за решеткой 10 лет?

- Да, говорили. Я приводил ей пример Ходорковского.

- И она?

- «Ну, значит, - говорит, - проведу».

- Всегда, когда что-то происходит, в околополитических кругах обсуждают версию о руке Москвы и руке Запада. Вы видите в произошедших событиях – я имею в виду протесты - почерк Кремля?

- Нет, конечно. Понятно, что события здесь развиваются мало предсказуемо для Москвы. И никакого такого плана у Москвы нет. Ведь если такой план есть, то это значит, что Москва командует Тягнибоком, Кличко, Яценюком и «Беркутом» напрямую. А это глупости.

- Ну не так примитивно. Связи то есть, разведка работает.

- Но украинская разведка в Москве тоже работает. Тогда можно сказать, что Болотная площадь - это дело рук украинской разведки для ослабления власти Путина.

- Вы слишком хорошего мнения о нашей разведке.

- А вы слишком хорошего мнения о нашей. Давайте договоримся, что это действует Венесуэльская разведка, и успокоимся. Я не обсуждаю идиотские конспирологические сценарии. Очевидно, что люди украинские вышли сами. Очевидно, что у власти украинской есть свои интересы. Очевидно, что у оппозиции есть свои политические интересы. И никакой Путин, и никакой Обама здесь ничего не сделает. То, что Россия, так же как Евросоюз, будет выжимать из этой истории максимальную пользу в интересах своих стран – это безусловно, и они будут идиотами, если этого не сделают.

- Что вы имеете в виду, «будет выжимать максимальную пользу»?

- Ну вы читали документы, которые Янукович хотел подписать? Они наносили ущерб интересам России, и значит, срыв этого подписания – в интересах России.

- А из какой ситуации Евросоюз выжмет по максимуму, из того, что люди на улицы вышли?

- Конечно. Они будут всячески поддерживать оппозицию, требования об отставке правительства. И я не удивлюсь, если в какой-то из стран возникнет нечто подобное списку Магнитского. Санкции против конкретных людей, которые окажутся замешаны в нарушении прав человека. И как я понимаю, в Канаде этот процесс уже начинается. И я думаю, давление будет нарастать. Это значит вопрос счетов, поездок… Это серьезная история.

- У вас есть какая-то версия, почему Янукович так резко изменил свой курс? Последний год казалось, что он уверенно идет в сторону Европы и уходит от России.

- Я думаю, что это обычная история кнута и пряника. Российская власть изначально занимала позицию, что ассоциироваться с Европейским союзом надо вместе и одновременно. Эту позицию Путин публично озвучил в 2007 году. У него существовала концепция, что надо создать Евразийский союз из бывших республик СССР, унифицировать экономическое законодательство в первую очередь, политическое – во вторую, и всем большим союзом установить отношения с ЕС, как равные с равными. И уход Украины из этой конструкции рушит всю конструкцию.

- А если все-таки Украина подпишет договор об Ассоциации, чем это обернется для России?

- Прежде всего, безусловно, идеологический удар. Это крушение конструкции наших отношений с Евросоюзом, нам придется перестраивать всю технологию отношений. Это вызовет большое раздражение элиты. Не говоря о том, что мы действительно вынуждены будем вводить заградительные барьеры, потому что это удар по российской экономике. Ну реально. У нас же есть пример. Когда Казахстан вступил в Таможенный Союз, - до этого каждый житель приграничья Казахстана и Китая мог в день перенести тонну товаров без пошлины из Китая в Казахстан. Представьте себе на минутку, если бы это все китайское хлынуло в Россию. Этот закон был отменен. И мы вынуждены были, и это было в договоре, посадить российских таможенников, российских погранцов на границе. Да, казахи были недовольны. Но, ребята, это выбор.

- Говорят, Янукович скоро будет в России. Вы ожидаете подписания каких-то документов?

- Я думаю, подпишут даже не Путин и Янукович, а Азаров и Медведев. Это, безусловно, только экономическая история. Я не хочу гадать. Переговоры шли один на один.

Your text to link...
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов