Последний сезон «Станицы»

В Краснодаре завершается процесс по делу «банды Цапков»

В ближайшие дни Краснодарский краевой суд вынесет приговор лидерам банды, действовавшей в станице Кущевская. Присяжные уже признали подсудимых виновными по всем инкриминируемым статьям. Лидер группировки Сергей Цапок и пятеро его подельников, обвиняемые в 19 убийствах и ряде других преступлений, категорически отрицают свою вину. Однако суд не особенно интересуется их показаниями: фактически ни одному из подсудимых не дали до конца сказать последнее слово.

Деятельность «кущевской группировки» была пресечена в 2010 году после убийства сразу 12 человек в доме фермера Сервера Аметова (преступники ворвались в дом во время застолья и убили Аметова, его семью и гостей). Основными подсудимыми по делу банды стали Сергей Цапок, его дядя Николай Цапок-старший, Владимир Запорожец («Камаз»), Вячеслав Цеповяз («Злодей»), Владимир Алексеев («Беспредел») и Игорь Черных («Амур»). Их обвиняют в массовом убийстве в доме фермера, в убийствах еще семи человек, а также в двух покушениях на убийства, двух изнасилованиях, незаконном хранении оружия, мошенничестве и других преступлениях.

Сергея Цапка следствие считает лидером банды, а Николая Цапка-старшего — ее создателем. По информации СМИ, Николай еще в восьмидесятых начал незаконную деятельность в станице Кущевская. Первоначально он планировал привлечь к руководству бандой сына, но тот в 1991 году умер от дифтерии. Тогда Николай обратил внимание на семью своих родственников, Виктора и Надежды Цапок (которые к тому времени владели небольшим бизнесом по производству наклеек-молдингов). В семье подрастали два сына, Николай и Сергей. По версии следствия, именно Николай (получивший кличку Коля Сумасшедший) стал основным подельником дяди. В девяностые банда вела себя в Кущевской весьма развязно, запугивая местных жителей. При этом у Коли Сумасшедшего были свои поклонники. В 2002 году, когда его убили, местный рэпер Сергей Шеховцов (Чериган) посвятил ему песню со словами: «Он был справедлив, умен и цепок. Спасибо тебе, Колек, ты много для нас сделал! Для каждого в частности, мы что-то для себя усвоили: твои порядки по жизни будут построены, то, что не успел, будут достроены».

«Достраивать порядки» пришлось младшему брату Николая Сергею. Ранее он не был связан с криминалом и вообще слыл приличным человеком: окончил Ростовский государственный университет, защитил кандидатскую диссертацию на тему «Социокультурные особенности образа жизни и ценности современного сельского жителя». По некоторым данным, бразды правления ему передали по настоянию Надежды Цапок (которую в Кущевской называют главой семейства). Под управлением Сергея группировка начала легализовываться. В 2003 году в Кущевской была создана агрофирма «Артекс-Агро». 99,65 процента компании принадлежали Надежде, остальным владел ее муж Виктор. Сергей Цапок был избран депутатом местного совета.

При «Артекс-Агро» открыли ЧОП «Центурион-плюс» — предполагается, что благодаря этому «бойцы» преступной группировки получили статус охранников. Это ЧОП возглавил друг Цапка Владимир Алексеев.

Вячеслав Цеповяз возглавлял в Кущевской агрохозяйство «Слава Кубани». Как и Цапок, он был местным депутатом. Депутатом был и родственник (по другим данным, однофамилец) Вячеслава Сергей Цеповяз (которого первоначально называли «правой рукой» Цапка, но затем признали виновным лишь в укрывательстве убийц и приговорили к штрафу в размере 150 тысяч рублей).

Владимир Запорожец, как полагают следователи, состоял в банде лишь до 2002 года. Тем не менее его по каким-то причинам решили судить вместе с основными членами группировки. О личности Игоря Черных сообщалось немного: известно лишь, что сама Надежда Цапок признала факт знакомства с этим человеком. Член банды Андрей Быков (которого за сотрудничество со следствием судили отдельно и уже приговорили к 20 годам колонии) утверждал, что именно Черных задушил всех троих малолетних детей, которые находились в доме Аметова.

Никто из подсудимых не признает себя виновным. Сергей Цапок, выступая 5 ноября 2013 года с последним словом в Краснодарском краевом суде,заявил: «Потерпевших можно понять, у них горе, они справедливо требуют наказания виновных, но если объективно рассмотреть материалы дела, то станет ясно: нас там не было. На самом деле этот процесс — кровавая месть, нас хотят убить!» После этого Цапок попытался показать присяжным шрамы на животе, которые он называет следами пыток. Однако судья предупредил обвиняемого, что «примет к нему меры». После этого Цапок извинился за несдержанность и окончил свое выступление.

Николай Цапок в последнем слове заявил: «Страшные вещи творились в нашей станице, а в итоге приписывается все не тем. Я еще во время следствия говорил следователям, что искать преступников надо в другом месте. Но они и слушать меня не хотели». На протяжении выступления судья неоднократно прерывал подсудимого, требуя, чтобы он говорил только по сути дела. В частности, когда обвиняемый хотел что-то сказать об убийстве в доме Аметова, судья заявил, что по этому эпизоду обвинение ему не предъявлено.

Владимир Алексеев, выступая с последним словом,разложил перед собой пачку бумаг и пообещал развернуто опровергнуть доводы обвинения. Однако речь не задалась: Алексеев несколько раз пытался что-то сказать об адвокате, которого ему назначили на время следствия, а судья прерывал его и пояснял, что о бывшем защитнике упоминать не стоит. Наконец судья остановил выступление совсем. Нынешнему адвокату Алексеева Игорю Куюмджи уже после оглашения решения присяжных удалось высказаться более четко. Защитник заявил: «Считаю, как и мои коллеги, вердикт присяжных совершенно несправедливым. Чего только стоит эпизод удушения Аметова, приписываемый моему подзащитному, хотя в материалах дела совершенно четко указано, что следов удушения на теле убитого нет».

Владимир Запорожец начал свою речь словами: «Я долго ждал этого момента, давно хотел обратиться к присяжным. На всем протяжении следствия мы просили очных ставок, но их нам не давали. Да и в протоколах допросов все написано совершенно не так, как было на самом деле. К примеру, машина стояла по показаниям так, в протоколе — по-другому. А вообще же, я не вижу фактов в этом суде. Нас никто не слушает. Вот когда я познакомился со своей женой...» Судья прервал речь, заявив, что семейная жизнь суд не интересует. Тогда Запорожец сказал, что его избивали в изоляторе. Судья в ответ обвинил его в давлении на присяжных. На этом выступление было окончено.

Вячеслав Цеповяз тоже выступил кратко. Его адвокат Мурад Мусаев (кстати, недавно ставший фигурантом уголовного дела) ранее заявлял, что считает дело своего подзащитного следствием мягкого наказания его родственника Сергея. «Когда освободили Сергея Цеповяза, по стране прокатилась волна негодования, фамилии Цапок и Цеповяз словно стали идентичными. Даже главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину пришлось оправдываться, и он говорил тогда, что есть еще один Цеповяз, его и посадим», — пояснил адвокат.

Что касается Игоря Черных, то он в последнем слове заявил, что не имеет отношения к преступлениям и был всего лишь охранником в «Артекс-Агро». Затем подсудимый воскликнул: «Я что, маньяк какой-то?» Вскоре его вывели из зала, но он успел сказать: «В Кущевской были банды Богачева и Смольникова. А меня Сергей Цапок нанял на работу в полях. Я там следил за порядком». Отец и сын Богачевы и Смольников — фермеры, которые, по версии следствия, были убиты «цапковскими».

Криминальная ситуация в Кущевской и правда была очень сложной, и нельзя сказать, что одна банда Цапков терроризировала беззащитных станичников. За минувшие три года официальные и неофициальные источники сообщали о большом количестве других группировок. Естественно предположить, что многие преступления являлись следствием войн между ними.

Так, мотивом убийства 12 человек в доме фермера Аметова (как и большинства других упомянутых в деле убийств) следствие называет месть за смерть Коли Сумасшедшего. Предполагается, что Сергей Цапок считал фермера заказчиком убийства своего брата. Возникает вопрос — на каком основании Цапок сделал это предположение? Некоторые источникиутверждают, что в Кущевской помимо «цапковской» группировки действовала банда «татарских», в которую якобы входили Сервер Аметов и его сын Джалиль (один из немногих членов семьи, оставшихся в живых). Утверждается также, что в Кущевской имелась банда «ментовских», в которую якобы входили сотрудники МВД и курсанты местной Школы кадров резерва МВД.

Кроме того, официально признано существование группировки, которую возглавлял сын бывшего главы Кущевского района Вадим Палкин. Помимо Палкина, по подозрению в причастности к банде были арестованы Дмитрий Девтеров, Александр Шаль и Игорь Погосян. Их обвиняли в убийстве другого бывшего руководителя Кущевского района, Бориса Москвича. Следствие также полагало, что именно банда Палкина, а не Аметов организовала убийство Николая Цапка-младшего. Однако летом 2013 года присяжные оправдали Палкина и других подсудимых. Они были освобождены в зале суда. В сентябре приговор утвердил Верховный суд России. Теперь убийство Москвича и Коли Сумасшедшего будут расследовать заново, а Палкин собирается истребовать с государства компенсацию за незаконное преследование.

Отдельной бандой следствие сочло братьев Алексея и Евгения Гурова (известных под кличкой братья Бобры), которые изначально были арестованы по подозрению в убийстве семьи Аметова. Следствие пыталосьпредставить юных Гуровых, Игоря Майданюка и Вячеслава Скачедуба в роли «обезумевших наркоманов, беспричинно зарезавших семью». Однако дело обрело слишком широкий резонанс, Цапка с подельниками задержали, в станице была начата антикриминальная кампания.

При этом никто из первых арестованных освобожден не был. Гуровых, Скачедуба, а также Алексея и Сергея Стеблевских, Дмитрия Лобанова, Игоря Бессонова, Евгения Никитенко и Артака Саргсяна объявили отдельной бандой, не имевшей отношения к Цапкам. Суд пока не успел рассмотреть дело всей группировки (хотя Евгения Гурова уже приговорили к 14 с половиной годам). Майданюка же суд признал членом банды Цапка, однако было установлено, что он причастен лишь к ряду незначительных преступлений. Подсудимого приговорили к четырем годам и шести месяцам колонии. В феврале 2013 года его освободили по УДО, но затем это решение было отменено.

Фигуранткой отдельного дела стала Надежда Цапок. Ее признали виновной в мошенничестве: следствие сочло преступлением тот факт, что фирма «Артекс-агро» получила госсубсидии, имея налоговую задолженность. Цапок приговорили к трем годам колонии, она обжаловала приговор. Сейчас дело пересматривается, прокурор требует вновь приговорить подсудимую к тому же сроку.

Антикриминальная кампания в Кущевской наглядно продемонстрировала степень сращивания оргпреступности, бизнеса и власти в одном отдельно взятом районе. Следствию так и не удалось «распутать клубок», четко продемонстрировать, кто в станице был преступником, а кто — жертвой. Выяснилось, что то или иное отношение к ОПГ в станице имели практически все: чиновники, силовики, фермеры, подростки. И во многих ситуациях уже невозможно понять, кто из них активно вел преступную деятельность, кто защищался от преступников, а кто лишь в небольшой степени приспосабливался к существующим правилам.

Тем временем в СМИ попала информация о том, что представители преступного мира якобы «приговорили к смерти» членов «кущевской» группировки. Правоохранительным органам стало известно о содержанииразговора Владимира Алексеева и Вячеслава Цеповяза, которые докричались друг до друга через сливную трубу между камерами. Цеповяз предъявил Алексееву претензии в связи с тем, что тот рассказал следователям о его причастности к убийству ростовского криминального авторитета по кличке Француз. Цеповяз предупредил, что Алексеев может не дожить до приговора. Алексеев ответил, что жизнь Цеповяза также находится в опасности, поскольку за убийство Француза и троих детей в доме Аметова воры в законе пообещали ликвидировать всех членов кущевской банды.

Впоследствии на допросе Алексеева спросили, откуда он узнал о решении воров в законе. Обвиняемый ответил, что об этом ему рассказали в камере сразу после того, как он был задержан на Украине, еще до экстрадиции в Россию. Стоит отметить, что двое членов банды, Виталий Иванов и Сергей Карпенко, действительно не дожили до суда. Официально их признали самоубийцами.

Пока члены банды Цапка и других группировок ожидали приговоров, отбывали сроки и налаживали отношения с криминальными авторитетами, россияне смотрели сериал «Станица» на Первом канале. 12-серийный проект был представлен в сентябре-октябре 2013 года. Создатели сериала не скрывают, что прототипом станицы стала Кущевская. Они сохранили даже имена основных героев (Надежда Алексеевна, Николай, Сергей), поменяв только фамилию: Цапки превратились в Волковых. Режиссер Владимир Шевельков утверждает, что хотел разобраться в истоках социальной проблемы. В то же время родственники погибших полагают, что сериал заказала супруга Сергея Цапка Анджела. Потерпевшие указывают, что Сергей представлен в сериале едва ли не как положительный персонаж. «Мягкий и интеллигентный» лидер банды противопоставляется своему брату, жестокому «бандиту девяностых годов».

Конечно, версия потерпевших не выдерживает критики. Вряд ли Анджела Цапок или другие родственники подсудимых способны оплатить сериал на Первом канале. Они предпочитают менее утонченные методы защиты близких: Анджела недавно попыталась явиться в суд с ружьем, а жена Николая Цапка Зинаида подралась с сестрой Аметова. Однако вопрос о том, почему главный телеканал страны решил именно таким образом описать ситуацию в Кущевской, не может не вызывать интереса. Возможно, суровый приговор Цапку и его подельникам в сочетании с благостным телесериалом должны выступить в роли «успокоительного» для граждан, взволнованных информацией о жизни станицы.

http://lenta.ru/articles/2013/11/11/capki/

11 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов