как нам реорганизовать образование

 

Страна Советов, или как нам реорганизовать образование

Проблемы образования

Наталья Иванова-Гладильщикова

От редакции: Совсем недавно слушателям «Эха Москвы» представился шанс выбрать на сайте радиостанции членов Общественного совета при Министерстве образования и науки. Окончательный выбор сделал министр – Дмитрий Ливанов. И в конце минувшей недели прошло первое заседание Совета. Состав участников и перечень тем для обсуждения внушает надежду на перемены в российском образовании. Впрочем, будем реалистами. Вариантов два: либо эти люди смогут что-то изменить, либо это – очередная имитация демократии, игра в гражданское общество. Поживем – увидим.

* * *

Восемь вопросов за год не решат проблем образования

Начнем с состава Совета. Его главой избран Нобелевский лауреат Жорес Алферов. А среди его членов – и обладатель медали Филдса, математик Станислав Смирнов, и учитель Григория Перельмана (а заодно – многих призеров международных математических олимпиад) Сергей Рукшин, и неистовый директор Центра образования №109, Евгений Ямбург. А еще – зам. директора Института проблем передачи информации имени Харкевича РАН Михаил Гельфанд, и академик Георгий Георгиев, и учитель литературы, восставший против Стандартов для старшей школы Сергей Волков, и, наконец, всесторонне знаменитый Дмитрий Быков. Список Совета можно продолжить, но нам важно показать его направление. Все его члены – яркие личности.

Вопросов для первого заседания было два: «повышение открытости системы образования» (иначе говоря, отмена бюрократических бумажных процедур, заполонивших и образование, и науку), и «участие общественности в оценке эффективности деятельности вузов» (говоря по-русски - как не допустить огульного закрытия или слияния вузов).

Темы важные. Но через полтора часа обсуждения первого вопроса, сил на второй (такой же, важный) не оставалось. Упоминание об этом факте – отнюдь не журналистский прием. Просто и впредь решено на каждом заседании обсуждать две темы. А заявлено их уже 25! Среди них – такие важные, как «нужен или не нужен ЕГЭ», «содержание образования; стандарты (какими мы хотим видеть детей на выходе), школьные учебники… Далее – по списку. После первого заседания стало ясно, что оптимально было бы дискутировать по одному вопросу на каждой встрече. Но и этого явно недостаточно для реального влияния на ситуацию: Дмитрий Ливанов сообщил, что заседаний будет по одному в квартал. То есть, четыре встречи в год. Значит, за 12 месяцев обсудят 8 (!) вопросов (если обсуждать будут по две темы); или только 4 (если – одну). Не густо!

Сколько инвалидов будет в классе через 5 лет

И все же, даже в этот, первый из четырех дней в году, многие важные вещи были сказаны. Про то, например, что учить детей сегодня некогда: все время тратится на бесконечные отчеты. Член Общественного Совета, директор питерской гимназии №56, Майя Пильдес рассказала, что, несмотря на то, что каждая школа теперь обязана иметь свой сайт, на котором выставлено всё – вплоть до финансовых отчетов, школа должна дублировать все то же самое в бумажном виде. Это касается и классных журналов, которые должны присутствовать как в электронном, так и в бумажном вариантах. То есть, учитель после уроков, вынужден заниматься заполнением электронного журнала. Отчеты собирают все – от РОНО до методкабинетов. Скажем, по одному только проекту «Наша новая школа» 56-я гимназия сделала их 12.

Деятельность школы и работа учителей оценивается только исходя из формальных показателей. Видимо, чиновникам так проще. Доходит до полного абсурда: «Мы ежегодно сдаем отчет о том, сколько у нас в школе, через 5 лет, будет учиться инвалидов, - сказала директор гимназии. - И сколько детей будет нуждаться в надомном обучении» (то есть, окажутся тяжело больными)! А учитель 57-й гимназии Сергей Волков поделился рассказом учительницы из провинции, недоумевавшей по поводу нелепых требований отчетности. В августе она обязана спланировать работу на год вперед. Так вот, в последней,12-й колонке этих планов учитель обязан указать, «какие пробелы он будет ликвидировать на одном из последних уроков, в конце года»! Но ведь, для этого надо быть провидцем?

Самое интересное, что эти бумаги читают: проверяющие кладут рядом классный журнал, тетрадь ученика и эту бумагу учителя. И всё должно совпасть! Бюрократическая волокита не только отнимает массу времени у учителя, она приводит к абсолютно формализованной оценке всего и вся. Сергей Волоков рассказал, как однажды почти ушел из очереди, в которой стояли аттестующиеся педагоги, знаменитый на всю страну учитель литературы, Лев Соболев. У него не хватало баллов для того, чтобы быть аттестованным И ведь его могли не аттестовать! Одного из лучших словесников страны упрекнули в том, что он не проходил курсов повышения квалификации. В свое «оправдание», Лев Соболев сказал: дело в том, что я сам читаю эти лекции учителям. В итоге, он все же получил «добро» на профессиональную деятельность.

Многостраничная отчетность пронизывает всю систему образования снизу – доверху. По новой системе оплаты труда зарплата учителя зависит и от егэшных результатов его учеников (этот параметр входит в длинный перечень достижений, в которых учитель обязан отчитаться). Это вынуждает многих педагогов (чтобы не пойти по миру), любой ценой помогать детям в сдаче ЕГЭ. И директору школы проще закрыть глаза на помощь детям на Едином экзамене (по новому законодательству, если школа будет в отстающих, директор может быть уволен без объяснения причин). Даже работу губернаторов оценивают, в том числе, по тому, какие результаты по ЕГЭ продемонстрировали школьники его губернии. А значит, он неизбежно требует от департамента образования хороших результатов. А те их завышают. Евгений Ямбург поставил вопрос о том, чтобы отказаться от оценки главы региона по этому параметру. Но, если министр Дмитрий Ливанов согласился с тем, что бюрократическую нагрузку на учителя надо сокращать (отчеты не нужно дублировать, и пора выяснить, откуда идут эти требования – с районного, регионального или федерального уровней), то с отчетностью губернаторов все оказалось куда сложнее. Министр по связям с «Открытым правительством», Дмитрий Абызов, ушел от ответа на этот важнейший вопрос. И вообще свел все к тому, что надо совершенствовать саму систему ЕГЭ, и что если члены Совета чем-то не довольны, пусть они предложат свою шкалу оценки качества. Может быть поэтому, если в начале встречи, у присутствующих и возникло ощущение, что перемены возможны, то после реплики министра Абызова, эта надежда пропала.

Точно такую же тонну бумаг приходится писать и ученым. Об этом говорил член Совета академик Георгий Георгиев. Завлаб сочиняет за год одну-две «диссертации» отчетов. Например, нужно планировать закупки на год вперед (в будущем будет и вовсе трехлетнее планирование). «Это полное непонимание того, что такое наука, - сказал академик. – Потребность в реактивах может измениться за одну неделю». И как отчитываться о тратах за год, если деньги выдаются не раньше марта, а часто – в сентябре-октябре. Нужно же, чтобы их давали уже в январе. А математик Станислав Смирнов сказал, что если в России отчет по грантам в среднем составляет 5 тысяч страниц, то в Швейцарии на это требуется 25!

Нельзя убивать педвузы

Второй вопрос заседания касался ситуация с высшим образованием. Она – критическая, - сказал Дмитрий Ливанов. Если раньше мы занимали вторые-третьи-четвертые места в мировых рейтингах, то сейчас плетемся в третьем десятке. В СССР было 500 вузов, а сейчас их 1100. При этом денег не прибавилось, новых преподавателей не появилось (наоборот, многие уехали за границу, ушли в другие сферы). Ничего плохого в том, что все стали стремиться получить высшее образование, нет. Но нужно гарантировать его качество. Поэтому Минобр поставил задачу мониторинга вузов России (он будет проведен до конца сентября). Это - способ определить группы риска. Таких, проблемных вузов, по предположению министра – 25-30 процентов. И с ними начнут работать. Вариантов несколько: закрыть прием (доведя уже поступивших студентов до выпуска); присоединить вуз к более сильному; усилить руководство учебного заведения (если у него есть потенциал); целевым образом поддержать. При этом студенты не пострадают, - уверяет министр. Но член Общественного Совета, председатель Российского студенческого союза – Артем Хромов – рассказал о жалобах студентов, чьи вузы присоединили к другим, более «сильным». При объединении плата за обучение выросла на 20-30 процентов; увеличилась стоимость питания и Интернета.

Министр заверил, что не должны пострадать и преподаватели. На самом деле, понятно, что слиянию всегда сопутствует сокращение штатов. Если не решить вопрос преподавательской занятости, неизбежен рост социальной напряженности.

В группе риска – филиалы, часто выдающие дипломы без обучения. Но помимо очевидных случаев, под ударом могут оказаться учебные заведения, без которых не могут обойтись в регионах – медицинские и педагогические. И мониторинг Минобра едва ли поможет принять справедливое решение. По мнению Евгения Ямбурга, «как только педвуз сливают с университетом, педагогическая составляющая уходит. А значит, исчезает подготовка дефектологов, психологи, других, крайне нужных, специалистов». Да просто: если закрыть региональные педвузы, кто поедет работать в сельскую школу? И по баллу ЕГЭ, и по индексу цитируемости такие вузы проиграют классическим университетам. Значит, их нужно уничтожать или присоединять? По мнению Сергея Рукшина, тут необходимо учитывать региональную ситуацию. Более 30 таких педвузов уже сокращено или перепрофилировано. А призыв к выпускникам классических университетов идти в школу– не слишком продуктивен.

Общественным Советом должен стать Интернет-портал

И все же первое заседание Общественного Совета внушает некоторые надежды. Но есть три тревожащих момента. О них «РЖ» сказал член-корр. РАО Александр Абрамов. «Первое: дискуссия плохо организованна. Если заниматься общественным обсуждением, надо концентрироваться наодном вопросе, и его обсуждать полностью. И принимать определенное решение. Должен быть другой формат обсуждения, с существенно более широким кругом дискутантов-профессионалов.

Второе: никуда не годится собираться 4 раза в год. Нужен специализированный Интернет портал, открытая трибуна, на которой пройдет постоянное обсуждение всех, волнующих общество, вопросов. Он и станет «Российским общественным советом». Так, обсуждение ЕГЭ должно закончиться документом под названием «Плюсы и минусы ЕГЭ», с предложением, что делать с этим безобразием. И при профессиональном обсуждении школьных стандартов (даже Дмитрий Ливанов признает, что они лишены конкретики, содержания) тоже можно добиться результатов. Но о таких вещах нельзя говорить поверхностно.

И третье: Общественный совет при Минобрнауки создавался в рамках концепции так называемого «Открытого правительства». Это заседание вызывает опасение в том, что концепции эффективного Открытого правительства не существует».

05.09.12 12:50

 

 

http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Strana-Sovetov-ili-kak-nam-reorganizovat-obrazovanie

5 Сентября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов