Школьный марш, "русская версия"

 

 
04 ноября 2013, 20:58

 

Фото: А.Винокуров
Фото: А.Винокуров

4 ноября в Москве, в районе Люблино, по улице Перерва прошло традиционное националистическое шествие «Русский марш». Корреспондент «Полит.ру» побывал на акции. На его взгляд, самыми грозными участниками оказались молодые люди школьного возраста.

«События в Бирюлево косвенно влияют на численность «Русского марша». Атмосфера очень сгустилась, в воздухе буквально бьет искрой. События, подобные Бирюлево, могут возникнуть где угодно», – объяснял Владимир Тор корреспонденту «Полит.ру». Но мероприятие все равно набрало, по оценкам представителей МВД, всего 8 тысяч человек. По впечатлениям журналистов, эта оценка справедлива. Всего шествие в Люблино было согласовано на 15 тысяч (изначально организаторы просили у мэрии еще большую цифру).

«Русский марш» всегда выделялся своей эклектичностью. Так было и в этот раз. Пенсионеры с палочками контрастировали со школьниками в националистических балаклавах. Кто-то из последних еще в метро начал обвязывать руки бинтами, хотя драка им грозила только при наличии личного горячего желания и явных противозаконных действий.

В одной из колонн скандировались мрачные лозунги экстремисткого содержания:«Москва не кавказ, Аллах – п…рас. Россия для русских, Москва для Москвичей!». Неподалеку стояли представители незарегистрированной Национал-демократической партии (самые умеренные националисты). Среди них было больше всего людей среднего возраста, их лидером является известный публицист Константин Крылов. «Снимите и нас, у нас тоже красивая колонна», – обращался к представителям СМИ молодой парень, возглавляющий на шествии национал-демократов. Упор в своих речевках они сделали на введении визового режима со странами средней Азии и Закавказья: «Знают взрослые и дети, вещи лучше нет на свете. Я идеей одержим – это визовый режим».

А в начале шествия традиционно стояли представители Союза православных хоругвеносцев. Один из них рассказывал прессе, что на наличия большого количества нерусских людей в нашей стране «нету благословения».

Пришедший на акцию инвалид-пенсионер признался, что ходит и на митинги КПРФ и ЛДПР. Там пожилому человеку организация мероприятий нравится больше. Назваться даже именем корреспонденту «Полит.ру» он не захотел, но свое появление на «Русском марше» объяснил: «Я пришел посмотреть, как русский народ собирается. За 17 лет у нас русских во власти не было. 380 членов ЦК партии были евреи. Почему Путин и Медведев допустили Сердюкова до развала армии. Русские так не делают!».

Алексей Навальный заранее анонсировал в своем ЖЖ, что на акцию не придет, хотя ипризвал на нее других: «Мое участие в «Русском Марше» сейчас превратится в адову кинокомедию: как Бонифаций в окружении детей, буду идти в толпе из 140 фотографов и операторов, старающихся снять меня на фоне зигующих школьников… Участие в «Русском марше» важно. Все, кто раздумывает идти или нет – приходите».

Единого мнения у националистов по поводу заявления оппозиционера опять же не было. «Он правильно поступил, что призвал сторонников, хотя сам не пришел. Он претендует на роль лидера всех москвичей, а здесь один сегмент по его мнению. Ну и все», – считает один из организаторов шествия Дмитрий Демушкин.

«Навальный сделал заявление, что не придет, потому что мы слишком маргинальны. Мы русские сегодня маргинальны для всех, но это нас заставляет сплачиваться в один общий кулак», – заявил позже со сцены заместитель председателя партии «Российский общенародный союз» Иван Миронов.

До начала шествия в воздух одиноко взлетела петарда или фаер. У некоторых участников лица были скрыты за шарфами или санитарными масками, но серьезных нарушений поначалу не было. Однако вскоре они последовали.

За несколько минут до двух часов дня известный националист Александр Белов (Поткин), не желающий общаться с прессой, нетерпеливо попросил одного из полицейский начать марш. Но буквально через несколько сотен метров одна колонна резко остановилась.

Ее участники начали вскидывать руки в воздух и громко кричать переделанные лозунги футбольных болельщиков: «Кто не прыгает – тот хач! Зиги-Зага-Хой-Хой-Хой!». (Кстати, последний слоган изначально вроде принадлежит древним индейцам и к национализму отношения не имеет). Однако реакции со стороны полиции не последовало, они лишь мрачно смотрели на остановившихся.

Наверное, дело было в социально-демографической характеристике толпы. Ее возглавлял юноша в одной футболке, со спартаковской символикой и татуировкой на плече… 13-15 лет. Большинство остальных участников провокационных действий выглядели не старше и явно просто хотели выпустить пар. Среди них стояло и несколько взрослых людей, зачем-то взявших с собой на мероприятие совсем маленьких детей (некоторых младенцев несли на груди).

Колонна, замотивированная вниманием СМИ, еще несколько раз останавливалась и выкрикивала свои лозунги: «А ну-ка, а ну-ка! Езжай, давай отсюда!». В какой-то момент несколько молодых людей совсем осмелели и пробормотали себе под нос: «Зиг Хайль!». После этого они сразу ускорили шаг, чтобы подальше отойти от представителей правоохранительных органов. К концу шествия у их заводилы явно стал пропадать голос. «Да какие несколько слов! Ненавижу чурок е….ых», – ответил на вопросы СМИ один из малолетних провокаторов.

30 человек по итогам шествия полиция все же задержала за нарушение общественного порядка, ношение масок и националистические выкрики.

Митинг после шествия националисты решили отменить из-за сильного дождя. Вместо этого они зачитали 14 пунктов своей резолюции. В ней присутствовали требования: остановить гонения на Российскую академию наук, освободить политзаключенных, обеспечить свободу слова и хорошие стипендии студентам, легализовать короткоствольное оружие, даже призыв выйти из ВТО. К нескольким правым пунктам относились: упразднение статей УК РФ 280 (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и 282 (Разжигание межнациональной розни), открытие доступа националистов в парламент, обеспечение высокой доли русских в органах власти. Создавалось впечатление, что это некая смесь националистической и социалистической программ (но не похожая на национал-социализм).

Еще до прочтения резолюции многие стали уходить. На выступление зловещей группы «Коловрат» остались меньше тысячи человек. Они тоже решили выступить с сокращенной программой.

Фото: А.Винокуров

http://polit.ru/article/2013/11/04/ev041113/

4 Ноября 2013
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 5 Ноября 2013
Вот они, итоги воспитания и образования по версии Кузнецова.
Вот из таких "пОтриотов" как ты вырастают стукачи-фальсификаторы на 282 статью.

Вот мое воспитание.

Спеть Россию

Новый этнокультурный проект "Спеть Россию", как особый способ взаимодействия и диалога фольклорных коллективов, актуализирует порожденные историей совместного проживания народов Северного Кавказа формы взаимопонимания. Проект реализуется в два этапа: Московский и Северо-Кавказский. В рамках проекта планируются концерты кавказских и казачьих землячеств Москвы, а также "Кавказский фестиваль" в субъектах ЮФО и заключительный концерт в Чеченской Республике. Более подробно о проекте корреспонденту "Росбалт-Юга" рассказал автор идеи и руководитель проекта "Спеть Россию", член Московского союза художников Родион Кузнецов.

— Родион Анатольевич, почему такое название — "Спеть Россию"? Как возникла идея этого проекта?

— Название родилось после чтения текста лекции Ефима Островского, где он рассказывал о том, как группа проектировщиков после развала СССР, раздумывая о судьбе вновь образованного государства на территории бывшего союза, решила, что страну надо спеть. Далее, почти цитата, — "чтобы на месте России не было зияющей раны, Россию необходимо спеть". Фраза очень понравилась, никаких объяснений в лекции больше не было, но нас это подтолкнуло к собственному "мозговому штурму". В это время мы снимали материал к документальному фильму о культурной жизни в Москве кавказских землячеств. (Прежде всего, адыгов). Я получил в подарок изданную в 2005 году книгу "адыгских песен" о войне 19-го века. Поскольку сам немного знаю песенную традицию казаков (лет 8 стараюсь ходить в коллектив "Казачий круг"), обратил внимание на совпадение не только темы, но абсолютную синхронизацию эмоций, переживаний человеческого горя, потерь, подвигов, чести, воинской славы у черкесов и казаков. Это и стало замечательной подсказкой для названия того, что мы задумали.

Интересно, что именно в Москве многие приехавшие из своих республик впервые прикасаются к своему народному наследию (песням и танцам). Это случилось и со мной. До Москвы я почти не слышал на Дону казачьей песни и, тем более, не имел случая встретиться с ее исполнителями. Интерес этот возник в Москве и побудил меня к собственным фольклорным исследованиям и экспедициям.

То же самое, во многом, происходит и с кавказской молодежью. Мне, как художнику, ближе понимание эстетических (культурных) основ межнациональной связности, чем политических и экономических. И, кажется, (уже как "гражданину", который интересуется обустройством новой мирной жизни на Северном Кавказе), что именно эта связанность, эти механизмы гораздо эффективнее "бомб и денег", которыми мало что решалось до настоящего времени.

— Каковы цели и задачи проекта?

— Проектом предполагается вывести бытовое межэтническое взаимодействие из пространства конфликтной "повседневности" в художественное пространство культурного обмена. Примером такого позитивного взаимопонимания являются традиции продуктивного межнационального взаимодействия народов на территории Северного Кавказа. За гримасами последних кавказских конфликтов, к сожалению, теряется образ неповторимого единства человека и его местообитания, образ духовной наднациональной идентичности. Если вывести в открытое информационное пространство не "протокольные лица "Х-национальностей", а главные выражения национальной души — музыку, песню и танец, то взаимные негативные оценки потеряют свою актуальность, нивелируются, постепенно заменяясь переживанием общенациональной связанности. Исторически сложился "главный инструмент" диалога российского центра и кавказских территорий страны — казачество, включающее в себя Терское, Кубанское и Донское "войска". Даже "война с горскими народами" демонстрировала примеры поистине рыцарского благородства с обеих сторон, превращая противоборство в соревнование. Взаимное уважение противников скреплялось многообразным культурным обменом: мелодии, лезгинка, национальный костюм, институты куначества, аталычества. Знающие песенную традицию народов ЮФО понимают — песни, например, времен Кавказской войны с обеих сторон содержат одни и те же смыслы: переживания горя утраты, воспевания подвигов, мольбу о воле и свободе как способе "сбережения" своих народов. Этот исторический образ взаимодействия, актуализированный в современной ситуации, может выступить мощным фактором, консолидирующим юг России. Проектом "Спеть Россию" подразумевается воссоздание культурной связанности многонационального юга России средствами, порожденными самой культурой в драматичный период ее истории — в Кавказской войне 19-го века.

— А нет ли опасности потревожить, как говорится, "старые раны" и вызвать новый всплеск современного переживания "национальных обид"?

— Любое информационное сокрытие происходящего на Северном Кавказе не является способом разрешения внутренней конфликтности, а проект исходит вовсе не из социально-политической плоскости — он предусматривает совместное переживание прошлой и нынешней истории художественными средствами, которые заведомо "мирные". Нам не достает положительной событийности, причем положительной не в смысле "камуфлированной" действительности, а сообщений о реально положительных явлениях. В них меньше современно понимаемой остроты, соответствия моды на определенный информационный факт. Но на самом деле главным (основным) в жизни являются раздумья и усилия каждого народа России в создании будущего. "Спеть Россию" приобретает уже масштаб не разового "проекта" (как принято понимать это слово сейчас), а перспективного социального проектирования — поиска общих, надэтнических оснований совместной жизни разных народов России (pro jektum с латыни — бросок в будущее). "Фестиваль" не должен заканчиваться (превратиться в разовое, хоть и масштабное мероприятие) — он должен запустить созидательный процесс, начать новую совместную песню, хоровое исполнение новой России. Есть такая кавказская пословица: "Кто идет на запах шашлыка, может прийти в то место, где клеймят ослов". Это не очередное политическое мероприятие — с пафосом дежурной "дружбы народов". Мы не шли на запах шашлыка, а исходили из гуманитарного (человеческого) интереса, заинтересованности. Это своего рода укрупнение человека, который думает о судьбе страны в контексте малой родины. Ведь для кавказцев очень важно признание содеянной с ними несправедливости.

— Как именно будет реализовываться проект (можно сказать масштабный фестивать)?

— Ведущие коллективы исполнителей казачьей песни ("Казачий Круг", "Братина", "Станица", "Бузулук") выезжают с концертной программой на Кавказ — начиная с Адыгеи. В каждой республике, крае они выступают с местными коллективами. Исторический образ казачества, актуализированный в современной ситуации, может выступить консолидирующим фактором, преодолевающим взаимные негативные оценки русских и кавказцев, сложившиеся в новейший период истории России. Далее "фестиваль" уже с участием адыгских коллективов движется от субъекта к субъекту Южного федерального округа, присоединяя к своей программе народные коллективы каждой очередной республики.

В качестве актуальных и перспективных итогов (эффектов) проекта нам видятся следующие результаты:

— с одной стороны, это событие может стать основой создания обновленной "типологической легенды" Юга России — интегрирующим российским проектом для Северного Кавказа (ЮФО),

— с другой стороны, культивирование регионального самосознания и местной культуры является необходимым условием "отклика" населения ЮФО на федеральный проект обеспечения политического и социально-экономического единства России,

— сегодняшнюю тактическую слабость региона можно обратить в стратегическое преимущество, опираясь на демографический потенциал — активность многонационального населения. Укажем на менее очевидные, но значимые и перспективные эффекты проекта. В их числе коллективное понимание того, что в качестве противодействия "издержкам" глобализации может явиться организованный "спрос" на крепкие этносы и коллективную память, местное своеобразие и культурные традиции. Мир возвращается не только к прежним рубежам, но и к прежнему, национальному человеку, который пришел на смену "всечеловеку" коммунистической идеологии и, кажется, "всечеловеку" европейской цивилизации.

Беседовал Олег Гапонов

Подробнее: http://www.rosbalt.ru/main/2008/06/02/490230.html

///////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Данный проект лег в основу дальнейшего развития общероссийского общественного движения "РоссийскийконгресснародовКавказа" (РКНК) - организации, созданной в марте 2007 года с целью содействия нормализации и развитию межнационального диалога, общественного представительства кавказских народов, объединения усилий общественности и госструктур по интеграции кавказцев и конструктивному использованию их потенциала в России.

Вот мое воспитание.

Спеть Россию

Новый этнокультурный проект "Спеть Россию", как особый способ взаимодействия и диалога фольклорных коллективов, актуализирует порожденные историей совместного проживания народов Северного Кавказа формы взаимопонимания. Проект реализуется в два этапа: Московский и Северо-Кавказский. В рамках проекта планируются концерты кавказских и казачьих землячеств Москвы, а также "Кавказский фестиваль" в субъектах ЮФО и заключительный концерт в Чеченской Республике. Более подробно о проекте корреспонденту "Росбалт-Юга" рассказал автор идеи и руководитель проекта "Спеть Россию", член Московского союза художников Родион Кузнецов.

— Родион Анатольевич, почему такое название — "Спеть Россию"? Как возникла идея этого проекта?

— Название родилось после чтения текста лекции Ефима Островского, где он рассказывал о том, как группа проектировщиков после развала СССР, раздумывая о судьбе вновь образованного государства на территории бывшего союза, решила, что страну надо спеть. Далее, почти цитата, — "чтобы на месте России не было зияющей раны, Россию необходимо спеть". Фраза очень понравилась, никаких объяснений в лекции больше не было, но нас это подтолкнуло к собственному "мозговому штурму". В это время мы снимали материал к документальному фильму о культурной жизни в Москве кавказских землячеств. (Прежде всего, адыгов). Я получил в подарок изданную в 2005 году книгу "адыгских песен" о войне 19-го века. Поскольку сам немного знаю песенную традицию казаков (лет 8 стараюсь ходить в коллектив "Казачий круг"), обратил внимание на совпадение не только темы, но абсолютную синхронизацию эмоций, переживаний человеческого горя, потерь, подвигов, чести, воинской славы у черкесов и казаков. Это и стало замечательной подсказкой для названия того, что мы задумали.

Интересно, что именно в Москве многие приехавшие из своих республик впервые прикасаются к своему народному наследию (песням и танцам). Это случилось и со мной. До Москвы я почти не слышал на Дону казачьей песни и, тем более, не имел случая встретиться с ее исполнителями. Интерес этот возник в Москве и побудил меня к собственным фольклорным исследованиям и экспедициям.

То же самое, во многом, происходит и с кавказской молодежью. Мне, как художнику, ближе понимание эстетических (культурных) основ межнациональной связности, чем политических и экономических. И, кажется, (уже как "гражданину", который интересуется обустройством новой мирной жизни на Северном Кавказе), что именно эта связанность, эти механизмы гораздо эффективнее "бомб и денег", которыми мало что решалось до настоящего времени.

— Каковы цели и задачи проекта?

— Проектом предполагается вывести бытовое межэтническое взаимодействие из пространства конфликтной "повседневности" в художественное пространство культурного обмена. Примером такого позитивного взаимопонимания являются традиции продуктивного межнационального взаимодействия народов на территории Северного Кавказа. За гримасами последних кавказских конфликтов, к сожалению, теряется образ неповторимого единства человека и его местообитания, образ духовной наднациональной идентичности. Если вывести в открытое информационное пространство не "протокольные лица "Х-национальностей", а главные выражения национальной души — музыку, песню и танец, то взаимные негативные оценки потеряют свою актуальность, нивелируются, постепенно заменяясь переживанием общенациональной связанности. Исторически сложился "главный инструмент" диалога российского центра и кавказских территорий страны — казачество, включающее в себя Терское, Кубанское и Донское "войска". Даже "война с горскими народами" демонстрировала примеры поистине рыцарского благородства с обеих сторон, превращая противоборство в соревнование. Взаимное уважение противников скреплялось многообразным культурным обменом: мелодии, лезгинка, национальный костюм, институты куначества, аталычества. Знающие песенную традицию народов ЮФО понимают — песни, например, времен Кавказской войны с обеих сторон содержат одни и те же смыслы: переживания горя утраты, воспевания подвигов, мольбу о воле и свободе как способе "сбережения" своих народов. Этот исторический образ взаимодействия, актуализированный в современной ситуации, может выступить мощным фактором, консолидирующим юг России. Проектом "Спеть Россию" подразумевается воссоздание культурной связанности многонационального юга России средствами, порожденными самой культурой в драматичный период ее истории — в Кавказской войне 19-го века.

— А нет ли опасности потревожить, как говорится, "старые раны" и вызвать новый всплеск современного переживания "национальных обид"?

— Любое информационное сокрытие происходящего на Северном Кавказе не является способом разрешения внутренней конфликтности, а проект исходит вовсе не из социально-политической плоскости — он предусматривает совместное переживание прошлой и нынешней истории художественными средствами, которые заведомо "мирные". Нам не достает положительной событийности, причем положительной не в смысле "камуфлированной" действительности, а сообщений о реально положительных явлениях. В них меньше современно понимаемой остроты, соответствия моды на определенный информационный факт. Но на самом деле главным (основным) в жизни являются раздумья и усилия каждого народа России в создании будущего. "Спеть Россию" приобретает уже масштаб не разового "проекта" (как принято понимать это слово сейчас), а перспективного социального проектирования — поиска общих, надэтнических оснований совместной жизни разных народов России (pro jektum с латыни — бросок в будущее). "Фестиваль" не должен заканчиваться (превратиться в разовое, хоть и масштабное мероприятие) — он должен запустить созидательный процесс, начать новую совместную песню, хоровое исполнение новой России. Есть такая кавказская пословица: "Кто идет на запах шашлыка, может прийти в то место, где клеймят ослов". Это не очередное политическое мероприятие — с пафосом дежурной "дружбы народов". Мы не шли на запах шашлыка, а исходили из гуманитарного (человеческого) интереса, заинтересованности. Это своего рода укрупнение человека, который думает о судьбе страны в контексте малой родины. Ведь для кавказцев очень важно признание содеянной с ними несправедливости.

— Как именно будет реализовываться проект (можно сказать масштабный фестивать)?

— Ведущие коллективы исполнителей казачьей песни ("Казачий Круг", "Братина", "Станица", "Бузулук") выезжают с концертной программой на Кавказ — начиная с Адыгеи. В каждой республике, крае они выступают с местными коллективами. Исторический образ казачества, актуализированный в современной ситуации, может выступить консолидирующим фактором, преодолевающим взаимные негативные оценки русских и кавказцев, сложившиеся в новейший период истории России. Далее "фестиваль" уже с участием адыгских коллективов движется от субъекта к субъекту Южного федерального округа, присоединяя к своей программе народные коллективы каждой очередной республики.

В качестве актуальных и перспективных итогов (эффектов) проекта нам видятся следующие результаты:

— с одной стороны, это событие может стать основой создания обновленной "типологической легенды" Юга России — интегрирующим российским проектом для Северного Кавказа (ЮФО),

— с другой стороны, культивирование регионального самосознания и местной культуры является необходимым условием "отклика" населения ЮФО на федеральный проект обеспечения политического и социально-экономического единства России,

— сегодняшнюю тактическую слабость региона можно обратить в стратегическое преимущество, опираясь на демографический потенциал — активность многонационального населения. Укажем на менее очевидные, но значимые и перспективные эффекты проекта. В их числе коллективное понимание того, что в качестве противодействия "издержкам" глобализации может явиться организованный "спрос" на крепкие этносы и коллективную память, местное своеобразие и культурные традиции. Мир возвращается не только к прежним рубежам, но и к прежнему, национальному человеку, который пришел на смену "всечеловеку" коммунистической идеологии и, кажется, "всечеловеку" европейской цивилизации.

Беседовал Олег Гапонов

Подробнее: http://www.rosbalt.ru/main/2008/06/02/490230.html

///////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Данный проект лег в основу дальнейшего развития общероссийского общественного движения "РоссийскийконгресснародовКавказа" (РКНК) - организации, созданной в марте 2007 года с целью содействия нормализации и развитию межнационального диалога, общественного представительства кавказских народов, объединения усилий общественности и госструктур по интеграции кавказцев и конструктивному использованию их потенциала в России.

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов