МОЛОДЁЖЬ ВНЕ ПОЛИТИКИ. ПОЛИТИКА ВНЕ МОЛОДЁЖИ

В. ДЫМАРСКИЙ - Здравствуйте, приветствую нашу аудиторию –аудиторию радиостанции «Эхо Москвы», телеканала RTVI, всех тех, кто смотрит «Сетевизор». Это программа «2012». Я её ведущий Виталий Дымарский. И сегодня у нас, поскольку разговор перед началом нового учебного года, то как-то решил я его посвятить молодёжи, о которой мы как-то говорим редко в наших программах, а если говорить честно, то вообще не говорим. И с кем эту тему обсуждать, как не с Дмитрием Быковым, которого я с удовольствием приветствую. Здравствуйте, Дмитрий. 

Д. БЫКОВ - Здравствуйте, дорогие друзья. Здравствуй, Виталий. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Поскольку Дмитрий, насколько я знаю, любит молодёжь и даже ей преподаёт что-то, и даже чему-то учит. 

Д. БЫКОВ - Насчёт преподаёт – правда, насчёт любит – сложно. Но старается, старается. Любить молодёжь по нашим временам опасно. Учить можно. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Кстати говоря, для тех, кто смотрит «Сетевизор», у нас там идёт голосование. И я предлагаю, соответственно, проголосовать. Вопрос очень простой. Нужно ли молодёжь привлекать к политике7 Да/нет. Вы там голосуете. И, собственно говоря, это в какой-то степени тема нашей сегодняшней беседы – что вообще и как нам поступать с молодёжью? Молодёжь нужно скорее политизировать, или она должна быть аполитичной. И если она должна вообще заниматься политикой, кто её должен этому учить. Дмитрий. 

Вы вообще разговариваете со своими учениками о политике? Или вы только о литературе? 

Д. БЫКОВ - Знаете, то, что называется very complicated, да, это проблема чрезвычайно сложна, её так сразу не повернёшь. Но мне кажется, что надо для начала деполитизировать политику, то есть вывести её на уровень каких-то философских или нравственных вещей, а не на уровень противостояния, скажем, Чириковой и «Яблоко», потому что всё, что мы сегодня имеем в политическом поле – это форматы ранних 1990-ых. Оно ни в какое степени это политическое поле не отражает того, что происходит в действительности. Нужны какие-то совершенно новые политические силы. Может быть, партия православных, может быть, партия волонтёров, может быть, партия либералов нового типа, противостоящая… потому что либералы старого типа, да, условно говоря, Алексеева – они никакой не пользуются сегодня поддержкой. Они пользуются большим авторитетом, но это совсем другое. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Это немножко другое. Она правозащитница. 

Д. БЫКОВ - Она правозащитница. Это совсем другое. Поэтому я говорю именно о деполизитации вот этого политического поля. Надо возвращать политику русскую к каким-то базисным вещам, то есть к вере в Бога, к нравственным каким-то понятиям, выстраивать политическую философию, которой совершенно нет. 

Когда же мы говорим «либерал», мы не знаем, что вкладывать в это слово. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Это правда. Но мы не знаем, что такое «либерал», что такое «демократ». 

Д. БЫКОВ - И что такое «патриот», мы понятия не имеем. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Это правда, да. То есть… 

Д. БЫКОВ - Сейчас патриот – это идиот, прикрывшийся лозунгами любви к отечеству. Мы это прекрасно понимаем. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Ну, примерно так, да. 

Д. БЫКОВ - Хотя любовь к отечеству как раз она в основном выражаема либералами. Они желали бы видеть его уютным. Поэтому я за то, чтобы переформатировать словарь. Да, я говорю с детьми о многих происходящих сегодня вещах, но не в ходящих сегодня терминах, скажем так. 

И, кстати говоря, скорее, это, знаете, как в анекдоте про секс – решил поговорить с дочерью о сексе и узнал много нового. Вот, я от них узнаю много нового. Они, например, в жизни… 

В. ДЫМАРСКИЙ - Про политику? 

Д. БЫКОВ - Да. Вот, в жизнь “Occupy Abay” они были интегрированы гораздо глубже, чем я. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Ну, студенты. 

Д. БЫКОВ - Студенты, да, и в основном школьники, что поразительно. Там тусовалось дикое количество школьников. Среди студентов там тусовалась моя собственная дочь, о чём я понятия не имел. Она там правда тусовалась. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Ну, это была молодёжная тусовка, просто некая такая развлекуха, что называется, или это была политика? 

Д. БЫКОВ - Вы знаете, я не думаю, что сейчас есть такая жёсткая грань между этими понятиями. А что они там делали в 1968 году в Париже? Они тусовались или политикой занимались? Они тусовались, конечно. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Нет, но они и занимались политикой. Они всё-таки вышли с некими требованиями, достаточно… 

Д. БЫКОВ - Эти тоже с требованиями. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Такими острыми социально. 

Д. БЫКОВ - Эти тоже выходят. Просто, понимаете, политика перестала быть скучным делом, она перестала быть делом партийным. Ясно совершенно, что нынешние партии не отражают политики никак, да? Политика сегодня, во-первых, это дело волонтёрское, во-вторых, религиозное, и, в-третьих, уличное. Вот, по этим трём направлениям она идёт. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Но по поводу религиозной, по поводу образования православной партии надо сказать, что дело «Pussy riot» - это вообще очень тяжело себе представить, как это будет выглядеть. 

Д. БЫКОВ - Православные тоже разные. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Это безусловно. 

Д. БЫКОВ - Я о чём и говорю. Вот, сейчас как раз так неожиданно звездой, хотя она всегда была достаточно популярным автором, но звездой на короткое время стала Ира Лукьянова, жена моя, я всегда с большой ревностью отношусь к её литературному творчеству. Но здесь она написала, на мой взгляд, поразительно отважную (у меня не хватило бы храбрости на такой текст) статью на «Правмире», написала она как раз статью об этих двух типах православия, и там так стали дико ломаться копья. Я, в общем, честно говоря, за неё испугался уже просто, потому что, с одной стороны, так называемые православнутые, которые видят всю веру только в репрессиях, сожжениях и православном патрулировании, а с другой – довольно большое, слава Богу, количество людей, которые Библию читали, да, как и количество христиан. 

То, что нам предстоит интенсивная церковная полемика, внутрицерковная – это не раскол, конечно. Прав Андрей Кураев. Но это интенсивная полемика. Это безусловно. В России по-настоящему христианского богословия не было, кроме Серебряного века. 

В. ДЫМАРСКИЙ - А, кстати говоря. В связи с этим когда мы смотрим или наблюдаем за западным обществом и за западным политическим классом, то там видна одна вещь. Политический класс разделён, не расколот, а разделен на политические пристрастия. 

Д. БЫКОВ - Разделён, конечно. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Общество разделено на какие-то политические свои пристрастия. 

Д. БЫКОВ - Но не в виде монолита. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Но оно не расколото, оно объединено, на мой взгляд, во всяком случае, некими общими базовыми ценностями – то, чего у нас нет. 

Д. БЫКОВ - Но мы должны к этому придти, потому что без этого политика немыслима, да? Одни говорят – я с вами не согласен, другие говорят – я вас убью. Это совершенно два разных стиля полемики. Значит, нужно постепенно это сформировать. Страшную вещь скажу, но без большой бучи это не получится. Понимаете, западный демократический суд начался с суда Линча. Это ужасно. Но пока у людей не будет права защитить себя, пока они не пройдут этап защиты личного достоинства, ничто никуда не пойдёт. Я поэтому, кстати, без такого ужаса отношусь к идее раздать оружие. Вот, сейчас это вброшено, в общем – а что, если у нас будет оружие? Это ж не значит, что все начнут друг в друга стрелять. Это значит – все начнут думать, прежде чем говорить. А это было бы очень неплохо. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Так никто не знает, к сожалению, потому что наше общество в какой-то степени непредсказуемое, да? 

Д. БЫКОВ - А мы непредсказуемы. Я просто сужу, опять же, по детям по этим – они растут, ну, я беру сейчас 9-ые классы, 11-ые, они растут с ощущением, что им предстоят бури. И я склонен верить этому ощущению. Такое ощущение было у людей в 1930-ые годы, когда они ждали войны. Такое ощущение было у гимназистов 15-го года. Им предстоят бури. 

В. ДЫМАРСКИЙ - А какое у вас ощущение – они, вот это поколение, этот возраст – они так же расколоты, как общество в целом, вот, то, о чём вы только что говорили? 

Д. БЫКОВ - Нет. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Они более едины? 

Д. БЫКОВ - Более. У них базовые ценности есть. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Какие? 

Д. БЫКОВ - Самостоятельность. Независимость. Дружеский круг, не семейный, хотя семейный тоже важен, но дружеский. Они очень уважают храбрость, очень уважают риск, силу, безусловно, и чувство ответственности, как ни странно. Вы знаете, я с одним своим выпускником давече разговаривал. Говорит – я сделал за последнее время… он устроился сейчас в рекламное агентство, за последнее время сделал две покупки. Во-первых, купили себе машину, а во-первых, купил себе и своей девушке в нашу квартиру снимаемую средство Fairy. Как ни странно, после покупки средства Fairy я почувствовал себя более взрослым человеком. 

Вот это очень точная мысль. Средство Fairy делает нас более взрослыми. У них есть установка на семью, понимаете, на отдельную жизнь, на хозяйственность, на стояние на двух ногах. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Это потому что итальянский городишко… 

Д. БЫКОВ - Не исключено. Вот, они понимаете как? Мы всё-таки очень много мерились бицепсами. А у них нет установки на постоянную конкурентность. У них есть установка на очень независимое отдельное такое существование, на свою ячейку общества. Ценности друзей, дома и так далее. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Нет, но с другой стороны, они все хотят, и я тоже вижу молодёжь, правда, более… 

Д. БЫКОВ - Ну, естественно, видите. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Я имею в виду – я преподаю тоже у студентов, не школьники, а студенты. 

Д. БЫКОВ - Конечно. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Ну, это примерно та же возрастная группа. 

Д. БЫКОВ - Да, конечно. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Они все хотят при этом зарабатывать, да? А когда мы говорим о том, что они должны и хотят зарабатывать, то здесь возникает проблема карьеризма, социального лифта и, соответственно, конформизма. 

Д. БЫКОВ - А это интересная тема. Они хотят зарабатывать, но, во-первых, они не хотят получать. Зарабатывать, а не получать на халяву. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Ну да. 

Д. БЫКОВ - Они не рвутся в чиновники. Они хотят профессионально состояться. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Рвутся. 

Д. БЫКОВ - Кто? Высшая школа экономики рвётся. Остальные нет. Я не вижу этого ни на Журфаке МГУ, ни в МГИМО, где у меня достаточно хорошие сильные дети. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Ну, я тоже могу сказать. 

Д. БЫКОВ - Ну и что? 

В. ДЫМАРСКИЙ - Не могу сказать, что они рвутся прямо, но я думаю, что они от этого не откажутся. 

Д. БЫКОВ - Они презирают очень сильно этот класс, обратите внимание, и не в силу молодого нонконформизма, а просто… Как по-вашему, как относятся к нашим в этой среде? С величайшей брезгливостью. Что как можно за это ничтожное благо, за преимущественное благо куда-то поступать или за Селигер вытворять вот такое? У них вызывает естественную брезгливость. У них очень силён вот этот внутренний нравственный императив. Ну, правда, мы имеем дело с детьми из хороших семей. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Да. Это во-первых. А, во-вторых, им по 19-20, да? А уже в 22-23, когда люди выходят, у них уже другое восприятие. 

Д. БЫКОВ - Нет, я в этом не убеждён. И больше вам скажу – что вы ездите очень много, и я внутри страны я постоянно езжу с лекциями, там, с вечерами. И мне кажется, что ценности карьеры для сегодняшнего молодого человека значат очень мало. А вот готовность внутренняя к противостояниям в нём очень сильна. Меня это даже пугает. Потому что, вот, нижегородская молодёжь, там, молодёжь псковская, ульяновская, симбирская – она внутренне очень готова к большим бучам и дракам, а не к гладкой карьере. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Они хотят, на ваш взгляд, они хотят этой бучи, они хотят драться с кем? С местной властью, или они видят… 

Д. БЫКОВ - А это я, к сожалению, пока не знаю. Я даже не исключаю, что это будет какая-то внешняя… 

В. ДЫМАРСКИЙ - Или просто с какими-то мучительными сторонами. 

Д. БЫКОВ - Нет, это просто очень невротизированное поколение. Как сказал один мой мальчик, поколение очень недовольное. Они, конечно, растут. Понимаете, ну, а, вот, дети 15-го года – они на какую войну были ориентированы? На внешнюю или внутреннюю? Непонятно. Они знали, что их поколению предстоит калиться в каких-то ужасных вещах. А вы как политолог лучше меня знаете, что скорее всего XXI век особо мирным не будет, между нами говоря. Какая-то большая война в середине века будет. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Ну, я здесь бы с вами не согласился. 

Д. БЫКОВ - Ну, скорее всего ислам-христианство. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Мне кажется, что как раз локализуются эти все конфликты. 

Д. БЫКОВ - Они могут локализоваться. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Их будет очень много, но они будут локальные. 

Д. БЫКОВ - Они могут локализоваться. Но совершенно очевидно, что для России этот век мирным не будет. То есть Россия – не определившаяся страна, расколотая в себе. И в качестве этого она действительно очень удобная мишень. Я боюсь, что без внешнего конфликта мы не выйдем из своей нынешней ситуации. Так всегда бывало в России – что в 1917, что в 1955, что в 1980. Это неизбежная вещь. Тут поразительное же совпадение, да? Совпадение Олимпиады, Афганистана и перестройки в первую половины 1980-ых. Это очень существенно. Именно 1980-ый год – начало горбачёвского возвышения, когда Андропов его вытащил наверх. 

То есть вот эти три фактора – они очень странным образом пересекаются в 2014 году. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Вы ещё забываете 1980 год – это ещё объявленный коммунизм, да, который заменили… 

Д. БЫКОВ - У нас тоже много чего было объявлено на 2014 год. Поэтому совпадение типовых лучей – внешнего напряжения, максимальной показухи и внешнего конфликта при внутренней уже полной гнилости – эти два луча могут дать очень опасную штуку. Я это очень боюсь. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Вы имеете в виду именно внешний конфликт, или конфликт такой по периферии собственной? 

Д. БЫКОВ - Я боюсь, что это случится одновременно. Я боюсь, что российский кризис будет внутри и внешнеполитическим одновременно. Потому что то, что мы делаем сегодня… 

В. ДЫМАРСКИЙ - И он будет не экономический. 

Д. БЫКОВ - Нет, вы что. Нет, конечно. А экономический… у России всё очень хорошо экономически. Нефти хватит на 20 лет, газа – на 60. Ну кого это волнует? В стране, где нет экономики, не может быть экономического кризиса. Это абсолютно паразитарная жизнь. Всё прекрасно. Никто ничего не делает, ну, кроме отдельных болтунов. Всё будет очень хорошо. А кризис идейный – он близок, и он, конечно, будет и внешним, и внутренним одновременно. Я этого очень боюсь, я этого очень не хочу, но по детям я это вижу. Они очень мобилизованы. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Они готовы к этому? Дети. Ну, дети, молодёжь. 

Д. БЫКОВ - Боюсь, что да. Они не зря играют во все эти стрелялки. Они готовы. А посмотрите, вот, мы же не знаем очень многого. Это же страшный подводный подпочвенный слой. Вот эти постоянные конфликты фашистов и антифашистов. Огромный слой антифа. Потом внезапно этот адвокат екатеринбургский, который оказался членом националистической группировки, который замочил 40 человек, и неожиданно… забыл фамилию, Федоровский, что-то в этом роде, Федорович, неожиданно всплыло. Мы ничего не знаем об этом огромном… 

В. ДЫМАРСКИЙ - Мы не знаем. 

Д. БЫКОВ - Подпольном слое. 

В. ДЫМАРСКИЙ - А что-то там происходит. 

Д. БЫКОВ - А те, которые убивали Маркелову и Бабурову – они были тоже не одни, за ними тоже стояли какие-то… Мы очень мало знаем о мобилизованной молодёжи. Но то, что она живёт и работает, и далеко не сводится к нацболам и скинхедам – по-моему, очевидно. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Что делать? Всё-таки… может быть, стараться их деполитизировать тогда и как бы уводить их из политики. 

Д. БЫКОВ - Нет, нельзя. Нельзя. Надо быть их достойными. Единственное, что мы можем сделать. Мы по возрасту… 

В. ДЫМАРСКИЙ - Хороший призыв. 

Д. БЫКОВ - Мало, что мы можем. Потому что, слава Богу, наши битвы – они пришлись на другое время, и, в общем, надо с печалью сказать, что бОльшую их часть мы всё-таки проиграли, проспали, во всяком случае, потому что ведь и я себя чуть иначе, может быть, в каком-то 2007-2008 году, ведь и остальные себя чуть иначе, может быть и декабрь уже случился бы тогда, а не сейчас. 

Ну, в общем, ясно, что мы подзапустили Россию. Мы ситуацию подзапустили. Нам остаётся быть хорошими родителями для детей и подносить патроны. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Понимаете, в чём дело? Мы с другим сравнивали, да? 

Д. БЫКОВ - Нам казалось, что после 1990-ых… 

В. ДЫМАРСКИЙ - Даже не после 1990-ых, после советского времени это всё-таки лучше. Они не знают, что такое советское время. 

Д. БЫКОВ - Советское время многим из них представляется не столь уж и ужасным. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Они и не знают его. 

Д. БЫКОВ - У меня была девочка одна, которая говорила, что если бы при советской власти была свобода слова, то это было бы идеальное государство. Я, кстати, знаю многих взрослых дядь, которые думают точно так же. 

В. ДЫМАРСКИЙ - Относительно недавно я был в Перми на фестивале… даже не в Перми, в городе Чусовом. 

Д. БЫКОВ - А, вы поехали. 

В. ДЫМАРСКИЙ - «Пилорама», да. И там есть «Антипилорама», это молодёжь местная, коммунистическая, которая приходит, ну, решать, дискутировать. 

Д. БЫКОВ - Очень интересно. 

http://www.echo.msk.ru/programs/year2012/922867-echo/#video

1 Сентября 2012
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов