Что заставляет школьников бить слабых и хвастаться «подвигами» в Интернете?

 

Что заставляет школьников бить слабых и хвастаться «подвигами» в Интернете?

 

© D.Clow — Maryland/flickr.com (CC BY ND 2.0)

С началом учебного года дети вернулись в школьные коллективы, отношения в которых могут складываться по-разному. В начале сентября в Подмосковье жестоко избили девушку-инвалида. По предварительным данным, среди участников нападения было несколько несовершеннолетних. Это событие получило широкий общественный резонанс. В конце сентября в Петербурге двое подростков — 15-летний гражданин Узбекистана и 16-летний уроженец Дагестана — остановили на улице 14-летнего школьника, избили его, заставив встать на колени и оскорблять представителей русской национальности. К сожалению, случаи проявления подростковой жестокости не единичны.

Насилие реальное и виртуальное

Часто проблему подросткового насилия предпочитают замалчивать, но сегодня видеозаписи подобных происшествий быстро просачиваются в Интернет, поднимая волну общественного недовольства. Примечательно то, что виновники зачастую сами размещают ролики с издевательствами в Сети.

Так, летом этого года под следствием оказались две 16-летних омских школьницы. Они избили 14-летнюю девушку, заставляя вставать на колени и за что-то извиняться.  В результате школьница получила черепно-мозговую травму и перелом носа. Друзья виновниц сняли произошедшее на камеру, а потом начали продавать видео всем желающим.

Часто подобные видеозаписи появляются в Сети по причинам чисто психологическим: подростку важно, чтобы аудитория воспринимала его как «крутого», как способного нарушить нормы. В подростковом возрасте нарушение норм и бесшабашность воспринимаются как нечто выделяющее такого подростка из общего фона. И если они выкладывают видеозаписи своих агрессивных действий, то они тем самым причиняют дополнительные страдания жертве, ставят жертву в беспомощное положение перед зрителями. Потерпевший не может удалить ролик, и это добавляет виновнику еще больше всемогущества в собственных глазах, рассказала руководитель лаборатории психологии детского и подросткового возраста ГНЦССП имени В.П. Сербского Елена Дозорцева во время онлайн пресс-конференции на сайте ria.ru.

Возможно именно эти причины лежали в основе поведения 14-летнего Дмитрия Шабайлова по кличке Шайба: подросток из Свердловская области избивал своих сверстников, а издевательства снимал на видео и выкладывал в Интернет.

Вопиющий случай в прошлом месяце произошел в подмосковном Селятино, где после побоев была госпитализирована девушка-инвалид. 21-летнюю жительницу Наро-Фоминска 10 сентября около поселка Селятино избила компания из восьми девушек.

Избиение слабого, сверстника или младшего – это, конечно, особый случай, и здесь нельзя говорить о том, что это обычное поведение подростков. Подобное поведение связано в первую очередь с внутренними проблемами подростка, который проявляет агрессию и жестокость. Как правило, это либо подростки с серьезными проблемами в семье, либо испытавшие унижение. И они смещают свою жестокость не к тому человеку, кто их обидел, а по отношению к слабому. Нередко у таких подростков есть еще более серьезные психические отклонения, с ними надо разбираться. В первую очередь здесь нарушена эмоциональная сфера, потому что склонные к такой жестокости подростки в первую очередь неспособны поставить себя на место своей жертвы. Эта способность формируется достаточно рано, в школьном возрасте, например, во взаимодействии с родителями. Корни у таких случаев достаточно глубоки. Обычно такие проявления бывают групповыми, то есть инициатор этого насилия как бы показывает окружающим, что он сильный, мощь на его стороне, он может себе это позволить, и «крутость» повышает его в собственных глазах и в глазах его сверстников, считает психолог.

А виновников этого избиения так и не нашли, а возможно и не искали. Запись камеры мобильного телефона в Интернете разместил кто-то из очевидцев школьной драки. Что стало причиной конфликта — не ясно. Девушка, на вид ей не больше 15 лет, жестоко избивает сверстницу-инвалида, а затем кто-то бросает в нее костыль. Ни преподаватели, ни сверстники драку почему-то не остановили.

Специалист ГНЦССП имени В.П.Сербского Марина Морозова, полагает, что такая жестокость по отношению к слабым, характерна для слабых подростков, они не способны справиться со своими проблемами: «Это гиперконпенсация собственных недостатков. Чтобы не показать собственную слабость, находится более слабое звено, на котором как раз показывается якобы имеющаяся сила».

А вот другой случай, видимо также выпавший из поля зрения правоохранительных органов. Видео появилось в Сети в этом году. Девушка жестоко избивает сверстницу, оскорбляет ее, а затем срывает с нее одежду под восторженные крики рядом стоящих молодых людей. Параллельно происходит избиение второй девушки.

Кадр из видео на youtube.com

С подобными случаями, конечно, нужно работать и оказывать помощь и потерпевшему. Также очень массивная психологическая работа должна проводиться с агрессорами. Потому что, как правило, у них много и внутренних проблем, и семейных, и это целый комплекс нерешенных вопросов. Как правило, это те подростки, которые уже и раньше обращали на себя внимание, и в школе они обычно не слишком адаптированы. Чем раньше на таких детей будут обращать внимание специалисты в школе, и чем раньше будет вестись работа с их родителями, тем проще будет справиться с этим, рассказала Елена Дозорцева.

Преступление и наказание

Оказывается, подростки действительно более агрессивны, чем взрослые. Согласно исследованиям, которые были проведены в Канаде, самым агрессивным человек бывает в возрасте 2,5–3 лет. Это возраст, когда социальные нормы и запреты еще не усвоены ребенком, поэтому воспитание в семье играет важнейшую роль.

«От родителей зависит, в какой мере они смогут эту агрессию перевести в более мирный вариант поведения. И это зависит от того, насколько сами родители доброжелательны, миролюбивы и сами научены родителями исключению агрессивного поведения. Если ребенок видит в семье агрессию, конфликты, насильственные действия, то у него, наоборот, усиливаются эти тенденции и закрепляются и становятся привычным способом поведения как в семье, так и с другими детьми», — поделилась эксперт.

В то же время применять физические меры для воздействия на детей психологи не рекомендуют. Действительно, с помощью физической силы можно сделать ребенка «шелковым», но эффект этот будет не продолжительным. Но если говорить о длительном влиянии, то у ребенка укрепляется установка, что насильственные способы допустимы в жизни. Отсюда мы приходим к проблеме агрессии и насилия. 

«Иногда, когда ребенок имеет доверительные отношения с родителями, для него самым строгим наказанием для него является повышение тона разговора с ним, или обращение к нему, которое обычно не применяют. И уже этого бывает достаточно, чтобы ребенок понял, что он что-то не так совершал, в какой-то ситуации неправ. Это имеет большую силу, чем физическое наказание. А если у родителей нет контакта с детьми, то тут и наказание не поможет, возможен кратковременный эффект, но в дальнейшем возникнет еще больше проблем», — считает Марина Морозова.

Многие герои видеозаписей, подобных приведенным выше, в настоящее время находятся на скамье подсудимых, в отношении других только начинают расследоваться уголовные дела. Кому-то, по каким-либо причинам от ответственности удалось уйти.

Согласно официальным данным, подростковая преступность последние пять лет сокращается, это касается и агрессивно-насильственных преступлений. Однако в СМИ и органах власти часто поднимается вопрос о понижении возраста уголовной ответственности до 12 лет. В качестве аргумента приводится мнение, что именно младшие подростки совершают большое количество преступлений, в том числе и жестоких.

«С моей точки зрения, делать это нецелесообразно, во всяком случае, с точки зрения законопроектов, которые рассматриваются, потому что в них не идет речь о реабилитации, об исправлении, о коррекции, здесь граждан волнует больше собственная безопасность. У нас и сейчас, при действующих положениях, существует возможность подростков с 11 лет направлять в специальные учреждения на срок до 3 лет, и в этом смысле рычаг воздействия существует», — полагает Елена Дозорцева.

«Я полностью поддерживаю мнение Елены Георгиевны по этому вопросу, — соглашается Марина Морозова. — Ужесточение наказания вряд ли даст результаты, ни в снижении преступности, ни жестокости подростков. Проводимые у нас в центре исследование, которое было направлено на изучение смысловой сферы подростков, нравственной сферы, дает результат, что подросток начинает осознавать, что совершенные им действия являются противоправными, зачастую только попадая в места лишения свободы. То есть это проблема формирования правосознания у подростка, у растущей личности, в обществе вообще. Возможно внесение в школьные дисциплины, или профилактическая работа со стороны правоохранительных органов, чтобы подросток более отчетливо представлял, что он совершает, какая опасность его ждет, и какая ответственность ждет его самого. И это, наверное, более эффективно, чем наказание за совершенный поступок».

 

4 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов