«Если мы не будем заниматься политикой, то останемся без школ»

 

 

 

02 октября 2013, 22:08 Юлиана Лизер
 
Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ, архив

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ, архив

 

1 сентября 2013 года вступил в силу закон «Об образовании». Проблемы московских школ в контексте нового законодательства обсудили в среду в «Независимом пресс-центре» учителя и родители школьников. Нагрузка на педагогов растет, денег не хватает, коррекционные школы постепенно остаются без логопедов и нейропсихологов, а обычные – без библиотекарей и учителей-совместителей.

«Этот закон – один из самых либеральных и свободных законов об образовании, он дал полную свободу действий региональным властям и снял всякую ответственность с власти федеральной. Теперь мы полностью зависим от желаний региональной и муниципальной власти», – начал свое выступление учитель и член совета профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий.

По словам Луховицкого, в законе не зафиксированы многие важные положения. Так, в нем ничего не сказано об обязанности власти предоставлять бесплатное дополнительное образование. Многое неясно и в вопросе финансирования школ и оплаты труда учителей. «Учительская зарплата должна быть средней по региону, из-за этого средняя нагрузка для учителя теперь составляет полторы ставки. Администрация выдавливает с работы библиотекарей, психологов и социальных работников, увольняет совместителей. Школам оказывается невыгодно приглашать из вузов кандидатов наук, чтобы они преподавали интересные предметы», – возмущается учитель.

В итоге педагоги вынуждены брать больше нагрузки, находясь при этом в полной зависимости от администрации, которая, в свою очередь, контролируется департаментом образования. «По закону, департамент назначает директоров школ. И он же может уволить их в любой момент, без объяснения причин, как не оправдавших доверие», – говорит Луховицкий.

Еще одна проблема, по словам педагога, – это так называемый эффективный контракт. Имеется в виду временный договор с учителем, в тексте которого может оказаться буквально что угодно.

«Я своими глазами видел такой пункт: “Учитель обязуется подготовить к ЕГЭ не менее чем на 75 баллов из 100 по своему предмету”. То есть если какой-то ученик наберет 74 балла, то это может стать основанием для увольнения», –

рассказывает представитель профсоюза.

Кроме того, учителя могут столкнуться с новыми проблемами из-за вступления России в ВТО, поскольку оно предусматривает введение профессиональных стандартов. «Я видел выжимку из проекта профстандарта. Согласно ему, учитель – это супергений, который непонятно где обучался и непонятно где работает», – говорит Луховицкий. В документе говорится, что учитель должен преподавать в инклюзивном классе, в котором могут одновременно учиться обычные дети, дети с ДЦП, с девиантным поведением, дети-спортсмены, дети с определенными творческими склонностями и любые другие. «В стандарте заложен супергений. Ни один из работающих учителей такому стандарту не соответствует», – заключает представитель профсоюза.

Инклюзивное образование стало проблемой и для родителей детей с ограниченными возможностями. «Замечательно, что департамент хочет включить детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) в общество. Только к этому не готово ни общество, ни педагогический состав», – говорит исполнительный директор центра «Контакт» Елена Багарадникова. Обучаться в обычных школах такие дети не могут, поскольку многим из них необходимы малокомплектные классы с коррекционным сопровождением. Но поскольку зарплата учителя теперь напрямую зависит от количества учеников в классе, опытные кадры уходят, а на оставшихся педагогов растет нагрузка.

«Заниматься с этими детьми в обычных школах никто не умеет, мы не можем переходить на инклюзию», – считает Багарадникова. «Кроме того, положенные четыре часа бесплатной коррекции теперь урезали в два раза, и этим можно заниматься только в неучебное время. Это невозможно без продленки, а продленка платная. Мы не знаем, что делать», –

добавляет она.

«С этого года стало трудно устроить в образовательные учреждения детей со временной регистрацией. Это и дети мигрантов, и дети российских граждан, которые переехали сюда работать. Финансирование распадается на 83 субъекта, и Москва не хочет платить за чужих детей», – рассказывает руководитель «Ассоциации в защиту семьи, родителей и детей» Марина Ожегова. Возможный выход из сложившейся ситуации в ассоциации видят в создании специальных полисов, аналогичных медицинским, которые могли бы позволить детям учиться в любом субъекте страны.

«Если мы не будем заниматься политикой, то останемся в новостройке без поликлиник, школ и детских садов. А через пару лет у нас начнутся проблемы с отоплением, – заключил учитель и организатор научно-образовательной колонны на массовых акциях протеста Григорий Колюцкий. – В стране экономический кризис, и будут экономить на всех. Кто не будет громко орать – останется без денег вовсе».

Вступивший с нового учебного года закон «Об образовании» разрабатывался более пяти лет. 29 декабря он был подписан Владимиром Путиным. В законе описана структура образования, начиная от детского сада и заканчивая послевузовским профобразованием, и введена новая система финансирования учреждений. Также документ закрепляет обязательную итоговую аттестацию для девятиклассников (ГИА), продляет действие результатов ЕГЭ до 5 лет, вводит обязательную школьную форму, определяет особый статус для учителей и устанавливает, что зарплата учителя должна быть не ниже средней по региону. В детских садах происходит разделение функций образования и ухода за детьми, а школы могут получать доходы и самостоятельно ими распоряжаться. Особое внимание в законе уделяется детям с ограниченными возможностями – в частности, по возможности они теперь должны учиться в обычных школах. Критики закона отмечают, что он сильно сокращает социальные обязательства государства. 

 

http://rusplt.ru/society/problemi_shkol.html

2 Октября 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов