министерство по делам семьи - запланированная демографическая катастрофа от Лаховой?

Депутат Лахова выступила с инициативой создания федерального ведомства по делам семьи, женщин и детей 
 

 

 

Новое министерство по делам семьи - запланированная демографическая катастрофа от Лаховой?

Разговоры о создании отдельного государственного ведомства по вопросам семьи ведутся давно, не всем понятно, чем будет заниматься такая структура и насколько она будет эффективна. Между тем, зампред думского комитета по делам общественных объединений Екатерина Лахова уже выступила с инициативой создания нового ведомства, и с помощью своей организации "Союз женщин России" начала сбор подписей. Всего под обращением к президенту Владимиру Путину с просьбой создать на федеральном уровне отдельное министерство по делам семьи, женщин и детей подписались 430 тыс. человек. В рамках создания министерства рассматриваются такие меры, как включение в статистику эффективности регионов показатель развития семейной политики и семейное благополучие. Инициатива, по оценкам экспертов, будет поддержана многими, хотя критики уже высказались за то, что те деньги, которые Лахова истратит на создание еще одной бюрократической структуры, лучше было бы распределить по нуждающимся семьям, ведь схемы поддержки известны – не хватает финансирования, а не министерства. А деньги Лахова "выбивать" умеет. Так, ее предыдущая инициатива по введению программы "Планирование семьи" и "Половое воспитание школьников" получила в 50 раз больше денег, чем программа "Дети-сироты". Также Екатерина Лахова известна как один из ярых защитников ювенальной юстиции, провести которую в полной мере ей не удалось и, как считает наш эксперт, директор Института демографических исследований, вице-президент Благотворительного фонда защиты семьи, материнства и детства Игорь Белобородов, – здесь Лахова получает второй шанс провести ювенальную юстицию уже на посту министра нового ведомства. Об этом он рассказал в интервью корреспонденту Накануне.RU.

Вопрос: Сейчас собирают подписи за создание нового отдельного ведомства по делам семьи, женщин и детей. Структура будет федеральной и должна заниматься "разработкой семейной политики". Как Вы считаете, есть необходимость создания отдельного ведомства?

Игорь Белобородов директор Института демографических исследований|Фото:pravoslavie.ruИгорь Белобородов: Безусловно, ведомство, которое бы отвечало за вопросы семьи и демографического развития, необходимо. Однако, здесь два момента, на которые я хотел бы обратить принципиальное внимание. Во-первых, важны персоналии, важно, чтобы это возглавили люди, которые всей своей жизнью, всей своей профессиональной биографией доказали, что они действительно выступают за семью, люди, которые добились каких-то результатов, люди, которые компетентны в этом вопросе. И что еще намного важнее - на позицию руководителя такого ведомства, на мой взгляд, должен прийти не чиновник. Должен прийти компетентный общественный деятель, эксперт - то есть человек, который плавает в этой теме, как в воде, имеет международное признание. С одной стороны, такой человек должен появиться не с улицы, потому что общественные деятели есть разные, одни громко кричат, но ничего не могут толком предложить. Есть номенклатура, где, как в свое время сказал премьер, "карты тасуют в одной колоде", то есть происходит ротация одних и тех же кадров. Здесь нужны совершенно новые силы.

Вопрос: Автор инициативы - зампред думского комитета по делам общественных объединений Екатерина Лахова и ее организация "Союз женщин России" - она подходит на место главы нового ведомства?

Игорь Белобородов: Екатерина Филипповна сюда абсолютно не подходит.

Во-первых, это человек, который продвигал "Планирование семьи" в свое время в российских школах. Есть уже тома литературы на эту тему – насколько это было вредно, насколько эта технология подрывная. И мы видим плоды по России – мы планировали изначально, что демографический кризис должен был наступить, если бы не было планирования семьи, всей этой идеологии, которая спровоцировала и СМИ, и систему здравоохранения, систему образования – кризис пришел бы не в такой жесткой форме. Во-вторых, на десять лет он был у нас значительно ускорен, эти технологии себя оправдали.

Вопрос: Чем плох проект "Планирование семьи"?

Игорь Белобородов: Если "Планирование семьи", как утверждала в свое время Екатерина Филипповна, имел бы хоть какие-то гуманные основания, то его бы не внедряли в странах, где борются с перенаселением: Китай, Индия. Крайняя форма "планирования семьи" – это принудительная стерилизация. В свое время под сукном Екатерины Филипповны лежал законопроект о том, что не все достойны размножаться. Есть категория российских граждан, речь шла о малообеспеченных людях и т.д., которых предлагали за государственный счет принудительно стерилизовать – то есть мы чуть не дошли до фашистской практики. Естественно, здесь возмутилась и Русская православная церковь, и вся родительская общественность, экспертное сообщество, прогосударственное, пророссийское, потому что мы видим, что либеральный клан тоже силен, имеет свое экспертное крыло. Я говорю о подлинных экспертах, которые стараются не жонглировать научными фактами.

Вопрос: Действительно, еще один момент, относящийся к Лаховой, говорящий о ее репутации: Союз православных граждан в 2004 году выступил с протестом против ее избрания председателем комитета Госдумы по делам семьи и молодежи, ее и обвиняли как раз в лоббировании интересов "Российской ассоциации планирования семьи", целью которой была такая формулировка:  "намеренное снижение рождаемости в России, запланированная демографическая катастрофа". Это что за история такая была, и Вы придерживаетесь такого же мнения?

Игорь Белобородов: Более того, сама Екатерина Филипповна никогда этого не отрицала, что она поддерживает "Российскую ассоциацию планирования семьи", ассоциация является российской ветвью международной Федерации планирования семьи, а это организация вообще с очень криминальной историей. Одна из основателей организации Маргарет Зангер в своих заявлениях доходила до расовых предрассудков, убеждала в необходимости стерилизации по расовым критериям и принудительных абортах, ей принадлежит человеконенавистническая фраза: "Наибольшее благодеяние, которое большая семья может совершить для своего маленького члена - это его прикончить". О каком моральном облике можно говорить на фоне такой предыстории?

И, естественно, всегда Екатерина Филипповна Лахова, насколько она мне известна, насколько я следил за ее выступлениями, за ее политической карьерой - всегда она поддерживала именно Ассоциацию планирования семьи, именно эту идеологию. И никто мне не сможет назвать ни одного действия за эти многие годы - а начала свою деятельность в России Ассоциация по планированию семьи с конца 80-х - ни одного примера, чтобы эта организация сделала что-то для семьи. Против семьи – пожалуйста, это и пропаганда абортов и контрацепции, причем не просто среди взрослых граждан, а среди подростков. Это и лояльное отношение к однополым извращениям, ко всему на свете. Все было заточено и направлено на подрыв рождаемости, на разрушение детско-родительских отношений, на демографическую деградацию. Этих целей они во многом достигли. Слава богу, сейчас правительство начало обращать внимание на деятельность иностранных организаций, на то, как они агрессивно ведут себя в России. Я надеюсь, что дойдут руки и до демографического пласта, до того, что начнут выяснять, как работают эти организации "международные" - то есть зарубежные, и их агентура в политике на демографическом поле. Иначе мы себя обрекаем на несчастное демографическое будущее.

Вопрос: "Союз женщин России" – организация, которую возглавляет Лахова, также вызывает у Вас подозрения, или к организации претензий нет?

Игорь Белобородов: Всем подобным организациям необходимо выступать за семью. Стратегическая основа аппарата - понятие семьи как целостного образования. Когда в названии думских комитетов, различных комиссий, предлагаемого ведомства появляются отдельной строкой, отдельным упоминанием слово "женщины" - мне это непонятно. Потому что у нас к счастью число женщин в России существенно превышает число мужчин, более чем на десять миллионов. И отсюда вопрос – кого надо больше защищать: мужчин или женщин? Если у нас значительная часть детей, до трети всех детей, растет без отца – то кого нам не хватает в семьях? Есть семьи, где растет три женских поколения: бабушка, мама и дочка. А вот семей, где был бы дедушка, отец и сын, я почти не знаю. Соответственно, нам не хватает вот именно этой мужской составляющей, как отца, как родителя, как супруга – я не за то, чтобы выделить мужчину в отдельную составляющую демографического успеха, семья – это целостность, ее ни в коем случае нельзя разрывать. И вот здесь, когда эти предложения идут уже на такой эклектике, когда они построены на феминистических началах, это неправильно.

Безусловно, надо обращать внимание на профессиональные качества, биографию тех людей, кто озвучивает инициативу, хотя инициатива сама по себе хорошая, и второе - как это будет выглядеть структурно, как это будет выглядеть практически? В том виде, в каком это предлагают сейчас, это является разрушительной технологией, это продолжение политики депопуляции, этого допускать, безусловно, нельзя.

Вопрос: Что сделать, чтобы остановить разрушительные технологии и "запустить" ведомство для необходимых целей?

Игорь Белобородов: Проект должен полностью поменять инициатора, им должны стать общественность и эксперты. Во-вторых, именно они – эти люди, которые представляют большинство этого общества, представляют собой российские семьи: в первую очередь, нужно спрашивать у многодетных семей, чего же хотят они, это именно та целевая группа, на которую должна быть направлена политика государства. И именно с таким подходом надо формировать в дальнейшем семейную демографическую политику.

Вопрос: Лахова - одна из инициаторов внедрения ювенальной юстиции, значит ли, что новое ведомство будет лоббировать ювенальщиков?

Игорь Белобородов: Я думаю, что это попытка сейчас создать вроде бы благозвучную по своему названию структуру, хотя с феминистским уклоном, но она направлена еще и на то, чтобы вести аппаратную игру с самим президентом. Потому что Владимир Владимирович четко сказал в феврале этого года, что мы не допустим (и в апреле он это повторил) введения в России ювенальной юстиции западного образца. Конечно, стоило бы, как мне кажется, на месте президента уточнить, что мы в принципе не допустим введения в России ювенальной юстиции, но было сказано то, что сказано. Мне кажется, что эту лазейку сейчас сторонники ювенальной юстиции, в числе которых и уважаемая госпожа Лахова, будут использовать, предлагать некоторую "российскую версию" ювенальной юстиции, сверхгуманной, сверхсильной, но на самом деле мы получим некий суррогат еще похуже западного. Потому что будут учтены все наши национальные, ментальные особенности, будет использован многолетний опыт борьбы с ювенальной юстицией, будет предложена некая контрмера в виде контрконструкции политической, которую будет очень сложно обойти, поскольку, если удастся "запудрить" мозги общественности и "замылить взгляд" руководству страны, то в данном случае они получат сильнейший инструмент влияния на население, начнут один за другим выпускать инструкции, указы, инициировать законопроекты - и тогда придется сложно.

Вопрос: То есть ювенальная юстиция, возможно, - основной мотив создания ведомства?

Игорь Белобородов: Я считаю, что одна из целей - любой ценой провести ювенальную юстицию. И тогда, как на западе, с помощью ювенальной юстиции будут забирать детей у нормальных родителей и отдавать их в однополые семьи. Когда на западе вводили ювенальную юстицию, там никто не говорил, что это делается для того, чтоб отбирать тысячами (в Германии 50 тысяч детей, во Франции сумасшедшее количество изъятых детей), чтобы отдавать их извращенцам. Говорили, что это все ради прав детей, что это все в интересах семьи, та же самая риторика указа тут будет звучать и сейчас. Но сейчас хочется задать несколько вопросов тем людям, которые берут на себя эту ответственность, с них стоит также взять обязательства. Главный вопрос – признают ли они приоритеты родителей традиционной семьи по отношению ко всем остальным отношениям и придерживаются ли они позитивного демографического императива – прирост в России должен быть, но не любым путем, не за счет мигрантов, клонирования и прочих извращений. И третий вопрос – придерживаются ли они мнения о святости человеческой жизни, при котором ни аборты, ни ряд контрацептивных практик в России просто недопустим, и может рассматриваться как оружие демографического поражения. По всем перечисленным моментам сторонники ювенальной юстиции и планирования семьи будут отвечать не в пользу российского населения. Они будут отвечать, как всегда отвечали люди, выступающие против семьи, против рождаемости - уже по этой причине их к теме допускать нельзя на расстояние пушечного выстрела.

Почему еще нельзя допускать Екатерину Филипповну - потому что, если честно, то она представляет собой олицетворение пережитков ельцинизма в каком-то смысле. Потому что именно Борис Николаевич, который в свое время дал волю олигархам, привел страну в то состояние, в котором она досталась Путину, именно он выпустил ее в большую политику. Я думаю, что в это время, когда мы распрощались с негативным ельцинским наследием, и эту печальную страницу истории "планирования семьи", и Екатерину Филипповну, как ее основного идеолога, надо постепенно закрывать.

 

30 Июля 2013
Поделиться:

Комментарии

Путина просят заняться семьей

О детях и демографии должно заботиться особое министерство, считают женщины России

Союз женщин России и возглавляющая его зампредседателя думского комитета по делам общественных объединений Екатерина Лахова предложили создать в российском правительстве министерство по делам семьи, женщин и детей. Инициатива, как пишут «Известия», уже собрала 430 тысяч подписей, и теперь документ будет направлен президенту РФ Владимиру Путину.

Необходимость создания отдельного «семейного» министерства сама Лахова аргументирует просто: по ее утверждению, в регионах, где делами семьи занимаются самостоятельные ведомства, удалось добиться заметного улучшения демографической ситуации.

Вместе с тем депутат считает, что нельзя решать вопросы семейной политики исключительно на местном уровне, поскольку, результат в этом случае тогда во многом зависит от прогрессивности региона.

Лахова предлагает включить в статистику эффективности регионов показатель семейного благополучия, а саму тему семьи, материнства и детства вынести на федеральный уровень: «Пока «наверху» этот вопрос не будет поставлен, мы не решим проблему». Депутат считает, что новое Министерство должно разработать единую семейную политику, которая будет охватывать не только работу с семьями, беспризорниками и сиротами, но и работу с молодежью.

Эксперты, опрошенные «СП», восприняли идею неоднозначно.

У сопредседателя общероссийского общественного движения «Народный Собор» Владимира Хомякова недоверие вызывает фигура главного лоббиста новой структуры:

- Госпожа Лахова, к сожалению, в кругах семейно-родительских организаций и движений имеет довольно определенную репутацию. Поскольку она из тех, кто особенно активно начинал продвигать ювенальные технологии в России - то есть, откровенно антисемейную деятельность. Поэтому и к нынешним ее заявлениям я бы отнёсся с некоторой осторожностью. Хотя в целом, если рассматривать вопрос без относительно личности предложившего человека, вероятно, что Министерство по делам семьи – это правильный, возможно, даже совершенно необходимый шаг.

«СП»: - Почему, поясните?

- По той причине, что главным, скажем так, «яблоком раздора» с 2009 года (когда начала внедряться активно ювенальная юстиция и ювенальные технологии), являлось то, что проблемы детей рассматривались в отрыве от проблем самой семьи. А это очевидная глупость. Защищать надо не детей, защищать надо семью в целом. Защищать, как основополагающий институт общества, как ту самую изначальную исходную общественную ячейку, из которой строится все остальное. Это тем более актуально в России, где согласно национальной ментальности народ и общество рассматриваются как некий расширенный вариант семьи. А государство, собственно, как старший в семье. Поэтому в целом отношение к этой инициативе у меня позитивное, однако, есть серьезное опасение, что к ней подойдут так, как ко многим другим вещам у нас подходят.

«СП»: - Формально?

- Или превратят в чисто бюрократический проект, в котором мнение реальных общественных структур, занимающихся этим вопросом, учтено не будет. Это, я считаю, было бы крайне неправильно. Поэтому эффективность будущего министерства (если таковое все-таки создадут), мне кажется, будет зависеть напрямую от того, насколько оно будет опираться в своей деятельности на мнение семейно-родительского движения, которое на волне борьбы с той самой ювенальной системой у нас в России уже вполне сформировалось. Если же это окажется очередной кампанейщиной, то все будет так же как с национальной политикой – то есть, никак.

«Готовится создание очередной бюрократической структуры, - предположил демограф Игорь Белобородов. – И многие совершенно справедливо не доверяют таким вот, идущим исключительно сверху инициативам. То есть, запроса снизу, самого народа, на появление именно такого федерального министерства, в том виде, в котором предлагает госпожа Лахова, не было и не будет».

«СП»: - Вы в этом уверены?

- А это очень легко объясняется: во-первых, чувствуется очень сильный разрушительный потенциал этой инициативы. Когда предлагается не просто министерство по делам семьи, но с акцентом на приоритетное внимание к женщинам. Чувствуется некая феминистическая парадигма. Мы выступали против, еще, когда вводили «материнский капитал» (это тоже, между прочим, инициатива Лаховой). Мы говорили и говорим, что в стране число женщин более чем на десять миллионов превосходит число мужчин. Отсюда возникает закономерный вопрос: а кого тогда надо защищать в большей степени?

Сегодня свыше 30% детей (это официальные данные) живут без отцов. Не без матерей, а без отцов! А если мы продолжил ущемлять права и статус отцов, мужей, мужчин, вообще, в семье, мы и далее будем получать инфантильных детей, которые, во-первых, будут становиться легкой добычей преступников. Во-вторых, будут фактически подрывать обороноспособность страны. Которые просто не способны будут к тому, чтобы создать полноценный брак и нести ответственность за своих жен и детей. Которые, возможно, будут вообще лишены традиционного мужского начала, потому что люди воспитанные в семьях без отца, намного легче становятся извращенцами. Это доказано современной наукой: физиологией, психологией. На этом фоне инициатива уже в своем зачаточном состоянии наносит огромный потенциальный ущерб. Это вредоносная инициатива. Могу, например, сравнить ее с «троянским» вирусом, которого боятся все пользователи компьютеров. Очень важно, и кто ее озвучивает.

«СП»: - В каком смысле?

- В том смысле, что это сугубо чиновничья инициатива. Предполагаю, что за этим стоят какие-то очень большие бюджеты, и, очевидно, кому-то, наверняка, интересно эти бюджеты освоить. Ну и, безусловно, здесь есть очень далекая геополитическая цель. Если посмотреть на политическую биографию г-жи Лаховой, то мы увидим, что никогда ее не заботили проблемы крепкой традиционной многодетной российской семьи. Она выступала за планирование семьи, то есть за сексуальное образование российских школьников. Причем, все эти идеологи, активисты, функционеры планирования семьи старались ввести сексуальное образование с самого юного возраста – чем раньше, тем лучше. Думаю, если им дать волю, как им дали волю на Западе, то они первый делом побегут со своими наглядными пособиями в детские сады: учить там детей лояльности и контрацепции. В общем, надо понимать, что здесь аспект не только геополитический, потому что ослабленная в демографическом отношении страна, она сразу же становится легкой добычей.

Но здесь есть еще и коммерческий аспект. Снижая возраст вступления в сексуальные связи, что достигается всеобщим сексуальным образованием, пропагандируя в этих группах контрацепцию, они помогают коммерческим структурам получать огромные прибыли. Это выгодно клиникам, которые специализируются на абортах, на лечении половых инфекций, это всегда выгодно разного рода шарлатанам, которые пытаются лечить бесплодие – здесь целый медицинский пласт, целый фармакологический пласт и целый плат информационный.… Опасаюсь, как бы такое министерство семьи не превратилось бы в министерство демографической деградации.

Психолог Илья Лещинский не смог сдержать иронии:

- Думаю, создание отдельного министерства по семенным делам сильно улучшит качество жизни самой Лаховой. И с этой точки зрения инициатива, безусловно, правильная. Вот только никаких данных про то, как наличие подобных ведомств связано с демографией, не существует. Никакой связи между демографией и ведомствами во всем остальном мире до сих пор не наблюдалось. Это – первое. Второе – существует уже определенная система по работе с семьями (она, может быть, хорошая, может быть, - плохая). Туда входят органы опеки, определенные центры. Ну, создадут отдельное министерство. А система та же самая ведь останется – просто эти учреждения переподчинять новому ведомству. Но работа самой системы, она какая есть, такая и будет. Просто будет другой кабинет, из которого работу этого учреждения контролируют. Чтобы проблемы решались эти вещи должны возглавлять не депутаты и адвокаты – дилетанты, жалеющие пропиариться, а профессионалы. Весь мировой опыт, связанный с разного рода поощрением демографии, многократно доказал бесполезность этих мер. Проблемы семьи должны решаться в семье и в уровне жизни населения.

«Какой-то координирующий орган для мониторинга и решения всех вопросов, касающихся семьи и детей, действительно, нужен, - говорит, в свою очередь, директор Автономной некоммерческой организации «Агентство социальной информации» (АСИ), член Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова. – Прежде всего, потому что там очень много межведомственных действий. Вот с детьми сиротами вечно происходит неразбериха из-за того, что часть функций закреплена за Министерством образования, а часть за Министерством труда и социальной защиты. И это касается не только оказание помощи детям-сиротам. Координации в принципе не хватает. Но мне совершенно не очевидно, что для этого нужно создавать именно отдельное министерство. Это огромные штаты, огромная бюрократическая машина. А есть, например, комиссии по делам несовершеннолетних, которые доказали свою эффективность. Но недостаток их заключается в том, что у них нет финансирования и нет нормального аппарата».

Фото Константин Чалабов/РИА Новости

http://svpressa.ru/society/article/71727/

Предложение , 30 Июля 2013
Чем больше узнаю думских женщин, тем больше я люблю животных. Тут как-то было про абажуры*** а что если из таких прытких каннибАЛЬШ делать кресла для следующих. в назидание? И когда уже прозреют их избаоатели??? И когда уже будут нормальные выборы??? НУ НЕ МОГУТ МАТЕРИ в России сами выбирать таких представителей в своих городах! зы а как похожи они, например, с нашей хабалкин блюз, одно лицо, один тип. как под копирку. и специальность та же, семьи, дети, деньги.
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов