Ментальность российской молодежи: политические ориентиры и кумиры

Интернет-журнал «Гефтер» впервые представляет сегодня социологическую разработку по проблемам современной истории России.

 
Ментальность российской молодежи: политические ориентиры и кумиры
© Thomas Hawk

От редакции: Публикуемый материал, подготовленный «Лабораторией Крыштановской», представляет собой квотную выборку по четырем группам молодежи в 26 городах России. Опрос проводился в декабре 2012-го — феврале 2013 года. Метод сбора информации — фокус-группы и глубинные интервью. Метод анализа — качественный и количественный контент-анализ. Использовались одновременно социологические и психологические методы анализа.

1. Социальная идентификация молодежи

В ходе исследования было выявлено, что молодежь испытывает серьезные проблемы с социальной самоидентификацией. Нет устоявшегося видения структуры российского общества и своего места в ней.

Смерть советской парадигмы социальной структуры

Каждый ребенок в СССР знал, что общество, в котором он живет, состоит из рабочего класса, крестьянства и интеллигенции. Эти группы были не равны по значимости: наиболее уважаемой группой был гегемон — рабочий класс, опора государства. За ним следовало крестьянство, имеющее репутацию несколько подозрительную, связанную с частной собственностью и мелкособственническими инстинктами. Только под руководством рабочего класса крестьянство обретало силу и становилось полноправным участником процесса строительства социализма. Третья группа — интеллигенция — как известно, была даже не удостоена титула «класс», унизительно именуясь «прослойкой» (то есть чем-то необязательным, вторичным, ненадежным).

Идеологема социальной структуры внедрялась в сознание советских людей с детства. Каждый знал, к какой социальной ячейки он относится. Школьник и студент имели лейбл «учащийся». После завершения учебы все расходились по «социальным квартирам» и становились «рабочими», «крестьянами» или «служащими». В течение жизни множество раз приходилось заполнять кадровые анкеты, так что каждый знал свое место в обществе точно.

Разрушение советского общества привело и к смерти трехчленной конструкции общества. Современная молодежь больше не использует сталинскую идеологему. Употребление старых клише теперь если и происходит, то с другим наполнением.

Рабочий стал неотличим от работника, работающего человека. Словосочетание «рабочий класс» вовсе не используется современными молодыми людьми.

Крестьянин заместился фермером, о жизни которого городская молодежь почти ничего не знает, или бизнесменом, который занимается агробизнесом.

Интеллигентиз базовой группы превратился в категорию скорее нравственную, нежели структурную. Интеллигент в понимание нынешнего молодого человека — существо высокоморальное и невероятно вежливое. В этой трактовке категорию «интеллигенция» молодые люди к себе не применяют вовсе.

Современное социо-структурное пространство

«Средний класс». Новое российское государство не предпринимало заметных усилий по формированию новой картины мира взамен утерянной. Исключение составляет концепция «среднего класса», которая была выхвачена российскими политологами из контекста западной социологии и внедрена на российской почве. Если на Западе теория среднего класса возникла на базе социального континуума, в котором был четко обозначен «верх» (социальная элита) и «низ» (неквалифицированные рабочие), то у нас эту теорию использовали сепаратно, несистемно. Таким образом, понятие «среднего класса» возникло в России как бы в социальном вакууме. Молодежь имеет слабое представление о том, что такое «средний класс», из кого он состоит, какой у него образ жизни и размер доходов. По мнению молодежи, «средний класс» не связан ни с определенным уровнем образования, ни с уровнем заработка. Но зато респонденты проявляли твердую уверенность в том, что «у нас его нет». Лексический анализ фокус-групп показал, что в целом понятие «среднего класса» соседствует с понятиями «богатства» и «состоятельности». «Средний класс» для них совсем не «средний» в буквальном смысле слова. Скорее то, что российская молодежь понимает под «средним классом», соответствует западному «высшему среднему классу» (uppermiddleclass).

Молодые люди считают, что в стране будет лучше жить, когда в ней появится «средний класс», а сейчас плохо потому, что «среднего класса» нет. А если кто-то и выдает себя за «средний класс», то это средний класс ненастоящий. Никто из участников опроса не отнес себя к среднему классу. В любом случае, импортированное понятие «среднего класса» пока не стало для молодежи привычным и понятным. Это скорее загадочное облако, парящее над просторами России, которое волшебным образом способно изменить жизнь страны когда-нибудь в далеком будущем.

«Обычный человек». Гораздо привычнее и понятнее для молодых респондентов было оперировать понятием «обычный человек». Вопрос «к какой социальной группе общества Вы себя относите?» вызвал немалое затруднение у молодых людей. Подумав, многие отвечали: «Я обычный человек», или «Я типичный житель России», или «Я простой работник». Понятие «обычный человек» стало заменяющим для западного концепта «среднего класса» и вызывает гораздо больше приятия в молодежной среде.

Молодые люди перестали отличать понятия рабочий и работник. Слово трудящийся повсеместно вышло из употребления. Только половина учащихся вузов смогла идентифицировать себя как студентов.

Общая картина социального пространства на сегодняшний день выглядит совершенно не структурированно. Старые, советские социальные лейблы соседствуют с новыми, профессии и социальные статусы перемешаны. Социальные статусы «работник», «интеллигенция», «средний класс» соседствуют в головах молодых людей с традиционными профессиями (инженер, педагог, механик и др.). Неразличимы стали понятия «работник» и «рабочий».

Непропорционально большое место в оперативной памяти молодежи занимает «политик» (чиновник, депутат), несмотря на то что численность этой группы в населении страны занимает менее 1% . Также преувеличена роль журналистов. В то же время почти исчезли из оборота такие статусы, как «трудящийся», «служащий», «крестьянин».

youth1

Новые профессии

Бизнесмены и предприниматели теперь занимают достойное место и входят в десятку наиболее часто упоминаемых социальных статусов. Причем контекст упоминания этой группы, как правильно, позитивный, что говорит об уважительном отношении молодежи к бизнесу в целом. Характерно, что слово «олигарх» не входит в лексикон молодых людей, но если и упоминается, то исключительно в негативном контексте. Таким образом, можно говорить о семантической дифференциации категорий «бизнесмен» и «олигарх»: первые присутствуют в жизни респондентов, они люди из плоти и крови, живущие рядом, — соседи, родственники или бывшие одноклассники. Их деятельность связана с трудом и риском, а успехи и неудачи проходят на глазах. Вторые же — существа абстрактные, нематериальные, телевизионные образы или персонажи анекдотов. Про олигархов принято или шутить, или обвинять их в том, что они «наворовали». О развитии статуса «предприниматель» говорит и то, что возникает множество новых профессий, связанных непосредственно с бизнесом: это и бизнес-тренеры, и бизнес-консультанты, и бизнес-инструкторы, ну и конечно менеджеры всех сортов.

Самоидентификация социальных групп городской молодежи (три основных категории, которые каждая молодежная группа называла применительно к себе)

Студенты-гуманитарииСтуденты-технариМолодые специалистыРабочие
Студент Студент Педагог Механик
Магистрант Инженер Айтишник Продавец
Педагог Аспирант Менеджер Рабочий

 

IT-специалисты. Другой бурно растущей группой являются профессии, связанные с компьютерами и Интернетом. Тут тоже происходит различение все более специальных занятий. Простой программист постепенно уступил место «айтишнику» — человеку, жизнь которого связана с высокими технологиями. В этой обширной группе можно встретить как простых программеров, так и веб-дизайнеров, сисадминов (системных администраторов), редакторов сайтов, IT-консультантов и сервисных работников, занимающихся починкой и наладкой компьютерного оборудования, и проч. Даже «блогер» рассматривается как самостоятельное занятие, способное приносить доход. Работа в IT-секторе представляется молодым людям интересной и привлекательной, хотя часто используется не в качестве основной профессии, а в качестве возможного приработка.

Рис. 2. Социум глазами молодежи

youth2

Маркетологи, пиарщики и рекламщики — это третья группа профессий, привлекательная для молодежи. Участие в пиар-кампаниях, в маркетинговых и социологических исследованиях, организация мероприятий, праздников, корпоративов, дизайн и оформление — возможный доход для студента. Эти новые профессии выглядят современно и гораздо привлекательнее таких старых форм частичной занятости студентов, как работа официантом, грузчиком, посудомойкой или уборщицей.

Новые безработные

В ходе исследования было обнаружено удивительное явление: работающие молодые люди относили себя к числу «безработных». Это связано с тем, что они воспринимают свои заработки как случайные и не связанные с постоянным местом работы, с перспективой карьерного роста. Эта проблема касается категории работающей молодежи (как с высшим образованием, так и без него). Любая стабильная работа для них — мечта, так как реальность переносит их в совсем не стабильный мир. В этом мире педагог становится репетитором, журналист — фрилансером, юрист — консультантом, программист — айтишником на удаленном заработке и проч. Контракты или договоренности о временной работе, part-timejob (работа по совместительству со свободным графиком) — такие все более распространяющиеся формы занятости обрекают современного человека на поиски стабильности. Специальность, получаемая в вузе, не дает им профессии, которая могла бы создать основу для их благополучия на долгие годы. Доход, которые получают молодые люди, зачастую не стабильная зарплата с социальным пакетом и ежегодными премиями, а достаточно случайные заработки.

youth3

«Внедорожники». Именно это способствует возникновению новой социальной группы — «внедорожников», молодых людей, не имеющих проторенной жизненной дороги. Как это ни парадоксально, но многие работающие молодые люди считают себя безработными, так как их работа носит временный характер, регулируется временными договорами, контрактами, без обязательств и без перспективы. Они легко цепляются за временные формы активности, ходя по кругу низкодоходных и нестабильных занятий, таких как менеджер, риэлтер, сисадмин, редактор сайта, вэб-дизайнер, курьер, охранник, продавец-консультант и проч. Ни одно из этих занятий не имеет вверх идущего социального лифта. Это приводит к фрустрациям молодых людей, которые, оканчивая учебные заведения, теряют почву под ногами и оказываются вовлеченными в круговорот метаний от одного фриланса к другому. Они движутся вне планируемых карьерных траекторий, вне социальной дороги. Именно это ощущение крайней неопределенности, ожидание какого-то принципиального изменения жизни к лучшему, к большей надежности и уверенности в завтрашнем дне является характерной особенностью молодежи 10-х годов нашего столетия.

Выводы

Советская модель общества — два класса плюс слой интеллигенции — безвозвратно ушла в прошлое. Новой сколько-нибудь осмысленной модели общественного устройства ей на смену не пришло.

Российская молодежь не имеет ясной системы координат, не знает, из каких социальных групп состоит современной общество, не имеет самоидентификации. На вопрос «кто вы? Каков ваш социальный статус?» большая часть респондентов не знала, как ответить.

Единственный социальный маркер, известный молодым людям, это «средний класс», к которому никто себя не относит. Более того, юноши и девушки уверены, что в России никакого среднего класса нет. Это говорит о том, что российское общество по-прежнему находится в состоянии аномии.

Это мешает им осознавать цель своего развития, так как для движения вперед и вверх надо понимать, где находится «верх» и где направление «вперед». Это приводит к многочисленным фрустрациям в связи с невозможностью планирования своего будущего и затуманенностью социальной перспективы.

2. Идеологическая идентификация

Молодые люди мало интересуются политикой. Среди опрошенных лишь каждый четвертый признался, что политика занимает его. Интерес к политике прямо коррелирует с возрастом: чем старше респонденты, тем больше они склонны рассуждать о политической ситуации в стране. Студенты более аполитичны, чем работающая молодежь. Наибольший интерес к политике проявляют молодые специалисты с высшим образованием.

youth4

Попытка определить свои идеологические пристрастия вызвала затруднения у большинства молодых людей. Семантический ряд используемых понятий идеологической идентификации составил 27 маркеров, из которых самыми распространенными стали: либерал, демократ, социалист, консерватор, монархист, националист, центрист и анархист. Однако, оперируя идеологическими клише, респонденты, как правило, плохо понимают их истинный смысл.

youth5

Исследование показало, что использование семантических маркеров «либерал» и «демократ» не означает реальных различий в политических пристрастиях молодых людей. Поэтому в дальнейшем анализе мы объединили эти две группы, которые в совокупности описывают подавляющее большинство респондентов. Также были объединены те, кто называет себя «социалистами» и «коммунистами» (хотя коммунисты составляют меньшинство и не вошли в десятку наиболее распространенных идеологических маркеров), а также «анархисты» и «анархо-синдикалисты».

youth6

Кроме наиболее распространенных, молодежь использует и другие идеологические метки: яппи, фаталист, фашист и антифашист, глобалист и антиглобалист, моралист, реалист, социал-консерватор. Обнаружено также, что идеологической меткой стало понятие «единорос», которое фигурирует отдельно, без всякой связи с идеологией консерватизма или центризма. В молодежной среде используются и такие понятия для идеологической самоидентификации, как «я — адекватный», «я — умеренный», «я — толерантный фашист», «я — имперец» и проч.

youth7

Мы попытались сравнить популярность идеологических маркеров в различных группах молодежи и самоидентификацию респондентов. Первый показатель строился на частотах упоминания тех или иных идеологических ярлыков, а второй — прямо отвечает на вопрос «Какую идеологию Вы разделяете?». По первому графику видно, что работающая молодежь более политизирована и чаще оперирует политическими терминами, чем студенты. Анализ самоидентификации показывает, что среди студентов-технарей и специалистов либеральные взгляды являются более популярными, чем у других групп.

Несмотря на высокую популярность в молодежной среде либерально-демократической идеологии, респонденты повсеместно используют ироничные обозначения типа: «я — либераст», «я — дерьмократ», «я — демшиза», или даже «я — гнусный либерал», или «либерал с бороденкой». К самоиронии особенно склонны студенты.

Мы проанализировали также гендерные предпочтения молодых людей. Выяснилось, что либеральная идеология привлекательна и для юношей, и для девушек, и является на сегодняшний день господствующей в молодежной среде. А вот социалистов существенно больше среди мужчин. К «мужским» идеологиям также можно отнести национализм и анархизм. Девушки склонны к коммунизму и монархизму. Среди лоялистов нынешней власти также больше женщин.

youth8

 

youth9

География идеологических пристрастий молодежи выглядит так: наиболее либерально настроены молодые люди в Центральном федеральном округе (особенно в Москве). Больше всего социалистов и левых — на юге России (Южный и Северо-Кавказский регионы). Националисты популярны на Урале и юге России. Анархисты сосредоточены в Москве. Консерваторы — в Северо-Западном, Уральском и Поволжском округах.

Вывод: Либерально-демократические взгляды являются самой распространенной идеологией в среде городской молодежи.

Политическая идентификация. «Ничьи»

Кризис социальной идентичности связан также с идеологической индифферентностью молодежи, которая не понимает, какие политические силы защищают ее интересы. Если нет ответа на вопрос «кто Я?», то нет и осознания своих интересов, а также политических сил, которые защищают их.

Глубокая степень отчуждения возникает и по другой причине: в российском политическом поле действуют субъекты, маркированные ложными или неотчетливыми идеологическими лейблами. Так, Либерально-демократическая партия Владимира Жириновского по сути не является ни либеральной, ни демократической. Коммунистическая партия РФ и партия «Справедливая Россия» далеко не всегда отстаивают, соответственно, коммунистические и социалистические идеалы. «Единая Россия», декларируя приверженность консервативной идеологии, часто на деле защищает прогрессистские и праволиберальные позиции. «Правое дело» и другие либерально-демократические партии откровенно заигрывают с левым электоратом.

youth10

Создается парадокс: в сегодняшней российской политической системе партии не соответствуют своим идеологическим лейблам. В этом запутанном лабиринте, где одно декларируется, другое делается, а третье имеется в виду, сложно разобраться молодому человеку, который только постигает мир большой политики. Что же удивительного в том, что молодые люди не находят «своей» партии в политической линейке российских выборов! Более 90% молодых людей уверенно заявляют, что нет партии, выражающей их интересы. Эта большая по численности группа нашего общества до сих пор остается «ничьим электоратом».

Это несовпадение идеологических индикаторов (маркеров), а также частое, на взгляд респондентов, расхождение между заявленными целями работы партий и фактическими результатами их деятельности ведет к равнодушию молодежного электората, к его отказу участвовать в политическом процессе. Возможно, ситуация изменится, когда в политический процесс на следующих выборах войдут новые партии, больше отвечающие интересам молодежи.

Вывод: Существует «идеологический гэп» (gap) между предпочтениями молодых людей и действующими политическими партиями. Молодежь не может найти на российском политическом поле «своих» партий, маркированных в соответствии с идеологическим запросом этой среды.

3. Отношение к России

Отношение к России различается у поколения X (работающей молодежи) и поколения Y (студентов). Чем моложе респонденты, тем устойчивее в их среде представление о России как о великой державе, с мнением которой считается весь мир. Студенты относятся к своей Родине более романтично и пафосно, гордятся страной. С возрастом идеалистическое представление о России все более заменяется скептическим. Респонденты поколения Х склонны полагать, что Россию в целом уважают на международной арене, хотя это уважение не всегда заслуженно. Несмотря на практически поголовную уверенность респондентов в особом пути России и определенной гордости за это, ее величие представляется им не фактом настоящего, а делом будущего, неким далеким проектом.

Распространенные в молодежной среде мнения о России
Поколение Y (студенты)Поколение Х (работающая молодежь)
Россия — великая держава, которую боятся Россия — великая, но распадающаяся держава
С мнением России считается весь мир Россия приближается к катастрофе
Россия — особая цивилизация, не похожая ни на Запад, ни на Восток Россия — бывшая империя, хватающаяся за «имперский менталитет»
У России — особый путь, своя миссия, связанная с таинственной «русской душой» Россия должна больше заниматься внутренними проблемами (экономикой, борьбой с коррупцией), чем внешней политикой

Взгляд, доминирующий у людей постарше, содержит все более отчетливые скептические нотки: да, Россия — великая, но распадающаяся держава. Она близка к катастрофе. В России происходит быстрая деградация многих жизненно важных сфер: образования, культуры, медицины, производства, морали.

Парадоксально, но высказывания о возможной скорой катастрофе страны не внушают респондентам серьезных опасений: они говорят об этом как о некой возможной трудности, куда менее опасной, чем, к примеру, воровство или коррупция в госаппарате. Развал страны видится возможной перспективой, с которой, при желании, можно справиться.

Прошлое и будущее России

Мы обнаружили еще одно противоречие в ментальности молодежи: относясь к прошлому России с большой гордостью, наши респонденты в нынешнем состоянии страны видят одни проблемы. Молодые люди без раздумий называют прошлое России славным, вспоминают всемирно известных деятелей искусства, науки, великие победы. Будущее страны для них также является неоспоримо прекрасным: впереди Россию ждет потепление климата, строительство новых городов, освоение огромных территорий, развитие сети дорог, ресурсной базы, человеческого потенциала. Молодые люди верят в волю народа к преодолению трудностей. Славное прошлое и прекрасное будущее! Но что же в настоящем? Вот здесь мнение респондентов совершенно иное: «тяжелые времена», «системный кризис», «страна на грани распада», «общая деградация» — вот слова, которые они находят, чтобы сказать о настоящем. «Золотой век» был и еще будет, но пока мы должны жить в стране «ненормальной», которой неэффективно правят «воры и жулики», коррупционеры-чиновники и прочая нечисть.

Повысить оценки будущего состояния России — одна из важных политических задач.

Геополитика

Молодые люди отмечают несоответствие внешней политики России ее реальным возможностям, они призывают забросить «имперский менталитет» и заняться строительством экономики, решением множества внутренних проблем. При этом, данная мера видится им временной: после восстановления былой мощи необходимо будет снова заняться утверждением себя в качестве великой державы.

Разрыв между официально декларируемым статусом мощного международного игрока и проблемами внутренней жизни, наблюдаемой респондентами каждый день на улицах своих городов, заставляет их по-другому расставлять приоритеты. Они ставят внутреннее развитие превыше геополитического господства, хотя их вера в особую миссию России остается непоколебимой.

youth11

Позитивнее других к России относятся молодые люди из рабочей среды, которая традиционно отличается большим патриотизмом. Самые негативно настроенные — студенты технических вузов.

youth12

Патриотические настроения сильнее всего выражены в Сибири, на Урале и в южных регионах страны. Максимальным критицизмом отличается Центральный федеральный округ и Москва.

Проблемы России

Среди основных проблем России респонденты выделяют привычные коррупцию, низкую социальную и правовую защищенность, транспортную проблему, менталитет и плохое управление ресурсами. В целом, оценки респондентов совпадают с оценками более старших поколений, но молодые люди чаще всего не имеют мнения о том, каким образом эти проблемы можно решить.

Коррупция воспринимается молодежью как всепоглощающее зло. Респонденты с удовольствием клеймят коррупционеров, заявляя, что те проникли во все сферы общества, на все этажи власти. При этом личного соприкосновения с коррупцией у большинства из них не было. Молодые люди осуждают коррупцию в тех ее проявлениях, с которыми им (в силу возраста) вряд ли пришлось столкнуться (при устройстве ребенка в садик, строительстве домов, укладке асфальта и т.п.). Информация о том, что Россия тотально коррумпирована, почерпнута главным образом из СМИ, из разговоров друзей и близких, из «социальной атмосферы».

Тем не менее, страх перед коррупцией имеет негативные последствия: будучи совершенно убежденными, что «все куплено», молодые люди отказываются от попытки поступить в более престижный вуз или устроиться на более высокооплачиваемую работу.

Алена, 21 год, студентка, Екатеринбург: «Государственные структуры… ну, они слишком коррумпированы, чтобы дальше функционировать, если ничего не изменится в ближайшем будущем, то я сомневаюсь, что через 50 лет Россия будет существовать…»

Воровство, по мнению респондентов, не менее глубоко, чем коррупция, вошло в российскую практику. Воровство видится неодолимым и вечным, ведущим к социальным несчастиям, и многое объясняющим. «Мне платят маленькую зарплату, потому что деньги воруют чиновники»; «у стариков маленькие пенсии, так как их обокрали»; «в детские сады очередь, так как все разворовали»; «олигархи богатые, так как наворовали» — такого рода объяснения не нуждаются ни в доказательствах, ни в действиях. Все равно ничего поделать с этим нельзя, так как это не зависит от меня, «маленького человека». Молодые люди уверены, что государство на самом деле имеет все необходимые ресурсы для решения проблем, но бездарность и воровство мешают людям зажить счастливо. Как бороться с этими явлениями, респонденты не знают, чаще всего уповая на «замену всей власти целиком».

youth13

Чиновники и бюрократизм. Носителями социального зла (коррупции и воровства) являются, по мнению молодых людей, исключительно чиновники. Молодежь, мало сталкиваясь в жизни с этой группой, тем не менее, убеждена, что все они «нечистые на руку», «беспринципные и корыстные существа». Этот тезис также стал общим местом в речи молодого человека, не подвергается сомнению и не требует доказательств, ибо «все это знают».

youth14

Дороги. В восприятии молодежью собственной страны большое место занимают устоявшиеся стереотипы, такие как: «В России две проблемы — дураки и дороги» и фраза Салтыкова-Щедрина «Разбудите меня через сто лет и спросите, что происходит в России. И я отвечу: пьют и воруют». На этих двух пословицах строит доказательную базу своего ответа каждый второй респондент. При этом для обоснования проблемы с дорогами никаких иных доказательств, кроме предъявления пословицы, не требуется. Окружение, только услышав знакомый тезис, оказывает говорящему поддержку. Не принято обращать внимание на то, что какая-то конкретная дорога стала лучше, что появились новые дороги. Негативистская ментальность нуждается в подпитке исключительно негативной информацией. И если такой информации нет под рукой, приводятся примеры о случае на Дальнем Востоке, где-то еще далеко. Эти случаи пересказываются из уст в уста и служат лексическими маркерами, позволяющими опознать «своего».

Бедностьи несправедливость, на взгляд респондентов, является неотъемлемой чертой российского общества. Респонденты часто заявляют о том, что лично у них денег не хватает на исполнение всех задумок, но при этом почти никогда не называют бедными лично себя. Бедными в России, на их взгляд, являются, в первую очередь, пожилые и социально незащищенные категории населения: инвалиды, сироты и т.п. Они испытывают недостаток в самом необходимом. Респонденты приводят примеры, что у их знакомых стариков «пенсия меньше квартплаты», «что они брошены государством на произвол судьбы», «никому не нужны». Молодежь сетует не столько на свою бедность, сколько возмущается тем, какое отношение у нас в стране к старшему поколению. Они сравнивают России с Западом: «Когда ты видишь заграничных пенсионеров, они благополучно живут, путешествуют по миру в свое удовольствие. А наши пенсионеры благополучно стоят с милостыней в метро». Молодежь возмущает не бедность как таковая, а несправедливая бедность. Человек, честно проработавший всю жизнь, живет, как нищий. В то же время те, кто демонстрируют свое богатство, его вряд ли заслужили. Бедность пенсионеров заставляет молодых людей искать способы им помочь: многие из тех, кто принимали участие в волонтерских мероприятиях, занимались именно помощью пожилым: рубили для них дрова на зиму, красили стены и дарили новогодние подарки. Виновато в этой проблеме государство, ведущее неправильную распределительную политику.

Олег, 27 лет, программист, Оренбург: «Бедность наших стариков не позволяет мне полностью ощущать себя счастливым человеком, потому что я знаю, что в мире происходит несправедливость! Не могу с этим мириться. Я человек неравнодушный!»

Екатерина, 21 год, Омск, студентка: «Проблема — это зарплаты, стипендии, пенсии, пособия. Нужно давать пенсию, чтобы хватало на прожиточный минимум. Бедные старушки! Им не хватает даже заплатить за квартиру. Все должно быть рационально, чтобы хватало на проживание. Если взять пример зарубежных стран, старики в Европе даже не задумываются о своей пенсии, в России это очень сильно хромает».

Антон, 27 лет, Пермь, менеджер: «Я вижу Россию нищей, потому что общество, кроме тех потребностей, которые нужны каждый день, не имеет ничего. Кроме одежды, еды у россиян нет ничего».

Алкоголизм — также традиционная российская проблема. О ней говорили многие наши респонденты. Независимо от возраста и социального статуса молодые люди полагают, что алкоголизм — бич России, причем масштабы этого бедствия растут с каждым днем. О проблеме алкоголизации России говорит почти каждый респондент, подчеркивая, что «страна спивается», «все ездят пьяными за рулем», что «алкоголь — причина всех прочих проблем страны». Некоторые грустно иронизируют, что «водка осталась нашей единственной самобытностью». С пьянством связывают и «русскую лень», и нежелание многих работать. Звучат тревожные фразы: «Наши люди настолько много пьют, что страшно!» Или: «Алкоголь — это проблема всех проблем».

В качестве серьезной проблемы алкоголизацию населения молодежь прямо не связывает с собой. Это происходит не с ними лично, а где-то в социальном пространстве. Это, пожалуй, единственное зло, которое мало кто связывает с ошибками государственной политики. Скорее, это плохая традиция, бороться с которой почти невозможно.

youth15

В то же время использование метода контент-анализа позволило взглянуть на проблему глубже. Слова, семантически связанные с пьянством (водка, пивко, выпить, алкаш, пьянство, пьяный и проч.), были объединены в категорию «алкоголь». Все стенограммы фокус-групп и интервью были проанализированы с позиции того, насколько значимой для респондентов является эта категория, когда они говорят о своей жизни, приводят примеры, рассуждают о молодежи и политике. В диаграмме приведены частоты использования категории «алкоголь» для разных молодежных групп. Видно, что наибольшее значение все, связанное с алкоголем, имеет для рабочих. Именно для них этот смысловой домен является важным, постоянно находится в «оперативной памяти». Немного уступают им студенты-технари. А самой непьющей категорией являются интеллигентные гуманитарии.

Выводы

Чем моложе респонденты, тем устойчивее в их среде представление о России как о великой державе, с мнением которой считается весь мир. С возрастом идеалистическое представление о России сменяется все более скептическим.

Большинство молодых людей считает, что Россия — великая держава, которая катится в пропасть, деградирует и разрушается.

Негативизм стал повальной модой в молодежной среде. Такого рода ментальность нуждается в подпитке исключительно негативной информацией. Критически настроенная молодежь избирательно относится к информации, подмечая и запоминая только отрицательные примеры.

Молодежь считает, что у России было славное прошлое и будет светлое будущее. А вот настоящее ужасно.

Основными проблемами России молодые люди считают коррупцию и воровство, бедность и несправедливость, бюрократизм и произвол чиновников, а также алкоголизм и наркоманию.

Носителями социального зла (коррупции и воровства) являются, по мнению молодых людей, исключительно чиновники

продолжение http://gefter.ru/archive/8369

или

 

ross_mol_polnyi

 

22 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов