Кому нужны утечки ЕГЭ

 

 
 

 

Фото: caaa.org
Фото: caaa.org

Мы списывали, наши дети списывают, и внуки будут списывать. Человеческую природу не переделаешь! В конце концов, хорошо сделанная шпаргалка всегда считалась достойным основанием для тройки.

При создании ЕГЭ этот экзамен позиционировался как средство, позволяющее уравнивать шансы. Но массовые утечки вариантов вопросов в Интернет и повальное списывание на самих экзаменах делают результаты ЕГЭ крайне сомнительным показателем знаний.

По мнению Минобрнауки, причиной последней утечки стал взлом электронной почты, по которой задания к ЕГЭ рассылаются в труднодоступные населенные пункты. Пусть так, взломать можно все. Но особый интерес вызывает следующая фраза  замминистра Минобрнауки Игоря Реморенко: «Первый год такое явление произошло, ранее она (почта) не взламывалась, поэтому такая проблема и не обсуждалась». То есть  Минобрнауки вообще не рассматривало никаких вариантов на случай компрометации процедур передачи экзаменационных материалов! Напомним, что любая система защиты так или иначе уязвима. Поэтому отечественные и зарубежные нормативные документы предусматривают процедуру не только выбора мер защиты, но и оценки риска утечек при выбранной системе защиты, а также – внимание! – принятие мер на случай утечек. В результате Минобрнауки в момент утечки данных оказалось без плана противодействия.

Создать надежную систему защиты передачи материалов и получения результатов можно – те же специалисты ФСБ не даром хлеб едят, и переговоры правительственных служб защищаются  как следует. Но технически надежная система передачи данных не гарантирует от утечек. Возьму близкий пример. Вполне возможно создать и разместить на компьютерах школ вредоносную программу, передающую свежеполученные экзаменационные материалы. Если уж уязвимы системы «банк-клиент» – а банки понимают толк в компенсациях за потерянные клиентами деньги, – то что мешает посадить вирус на канал передачи данных в месте, где данные уже расшифрованы? Минимизировать риск можно: антивирус для перехвата известных угроз, система ограничения прав для исключения внедрения неизвестных вредоносных программ, сканер уязвимостей для поиска опасных мест, брандмауэр для исключения проникновения, запрет на исходящий трафик на время экзамена. Вопрос, сколько будет стоить такой комплект ПО, и кто его в школах будет настраивать и сопровождать?

Предположим, что мы все это преодолели, и утечка через компьютеры невозможна. Исключит ли это проблему? Нет. Как всегда, основная проблема – это люди. Каждый год на экзаменах отмечаются случаи использования телефонов, есть целые регионы с крайне высокими оценками по всем предметам. Кто виноват? Казалось бы, наиболее заинтересованы учителя тех, кто сдает экзамены, – их зарплата напрямую зависит от успеваемости учеников. Однако: за всю страну не скажу, но в некоторых регионах учителя школы, в которой проходит ЕГЭ, в этот день в школу не допускаются. Экзамен проводят учителя из иных школ – не заинтересованные в успеваемости «чужих» учеников. Естественно, нельзя исключить вариант договоренности между директорами школ, но массовым это явление быть не может – в силу большого количества школ такая практика станет известной мгновенно. Остается один вариант: заинтересовано руководство, стоящее над школами, и в конечном итоге – Минобрнауки, которому нужно отчитываться за результаты эксперимента.

Процедурные вопросы мы решить не можем. Что можно предложить, кроме технических мер по исключению утечек?

Игорь Реморенко в своем интервью отметил, что размещение в Интернете печатных вариантов контрольно-измерительных материалов (КИМов) исключено, поскольку «как только такое задание сфотографировано и размещается в Интернете, робот вычисляет этот сфотографированный вариант, и идет сигнал в место, где сдается экзамен, что этот человек “засветился”». Забавное утверждение. Google много бы отдал за получение технологии индексирования в момент выкладки информации в произвольном месте Интернета. По факту всегда есть промежуток между выкладкой документа и его обнаружением поисковым роботом. При этом мощности Google, скорее всего, куда больше мощностей робота от Минобрнауки.

Таким образом, выложенные материалы успеют разойтись по Сети, и даже если виновник выкладки будет наказан, утечка состоится. Поэтому нужны меры как по исключению возможности получения учениками утекших в сеть вопросов, так и по дискредитации утекших материалов.

Первая проблема решается сдвигом времени начала экзамена в восточных регионах. Даже сдвиг на 4 часа вперед с учетом продолжительности экзамена делает практически невозможным  получение готовых ответов в западных регионах.

А утекшие материалы можно дискредитировать. Что нам мешает в день экзамена выложить 100500 вариантов вопросов и ответов? Кто хочет, пусть ищет верные.

Любая проблема решается. Главное – наличие желания у тех, кто должен это сделать. Но, видимо, как раз желания всерьез защитить ЕГЭ у кого-то недостает.

http://polit.ru/article/2013/06/14/ege/

 

15 Июня 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов