10 лет ЕГЭ: :"Завтра у миня экзамин по рускаму! думаю, сдаду!"

 

 

Сегодня бы Нильс Бор не поступил. © Diliago/Ridus.ru

В спорах о плюсах и минусах введения ЕГЭ сломано уже немало копий. Несмотря на большое количество позитивных факторов, как, например, возможность поступления в вуз, «не выходя из дома», негативных мнений по этому поводу все-таки больше. Сегодня, в день десятилетия появления единого госэкзамена, корреспондент «Ридуса» встретился с преподавателями четырёх основных школьных предметов, чтобы из первых уст получить информацию о том, как ЕГЭ повлиял на уровень подготовки абитуриентов.

У меня калькулятор на солнечной батарее, а было облачно…

Меньше всего претензий к введению ЕГЭ у математиков. В отличие от гуманитарных дисциплин, в точных науках существует понятие ответа. Отдельные возражения высказывают только преподаватели профильных вузов, да и их нарекания можно свести к одной проблеме — стандартизации задач.

«Занятия математикой сегодня превращаются в некий механический процесс, вырабатывающий умения решать однотипные задачи. Дети теряют способность рассуждать и думать, а вместо этого создают устойчивые навыки, так сказать, поведенческие паттерны. Они привыкают, что при одной постановке вопроса надо действовать вот так, при другой – вот эдак, и с этим очень сложно бороться, — выразил свою точку зрения один из вузовских преподавателей. – Это хорошо только для слабых учеников и плохих учителей. Можно зазубрить необходимый минимум знаний и успокоиться. У умных детей такой подход подавляет творческое начало».

Не протягивай руки, а то протянешь ноги (первый закон электричества).

Не так много нареканий к ЕГЭ и у физиков. Сама структура преподавания предмета рассчитана на решение задач и знание законов да формул. В сущности, единый государственный экзамен по этой дисциплине не сильно отличается от итоговой контрольной работы, которую 15 лет назад были вынуждены писать двоечники, схлопотавшие пару в четверти. Тем не менее, даже в таком формализованном предмете, как физика, старый подход к оценке знаний абитуриента выглядит более предпочтительным.

«Когда происходит прямое общение, ты можешь заглянуть школьнику в глаза, задать дополнительный вопрос — происходит более глубокая оценка не только знаний, но и логических способностей ученика, – поделилась своим личным мнением учительница физики одной из средних школ. – Ломоносов сегодня вряд ли бы поступил в хороший вуз».

Действительно, многие из задач, причем не только по физике, зачастую имеют более одного решения. Отличной иллюстрацией неоднозначных подходов к решению стандартных вопросов может послужить случай, рассказанный Эрнестом Резерфордом. Ему как-то раз довелось участвовать в диспуте между учеником и преподавателем. Последний собирался поставить студенту самую низкую оценку за экзамен по физике, в то время как ученик утверждал, что достоин высшего балла. Для решения спорного момента в качестве независимой комиссии они пригласили сэра Эрнеста Резерфорда. Задание состояло в измерении высоты здания с помощью барометра. Находчивый студент предложил такой вариант действий: нужно подняться с барометром на крышу здания, спустить его вниз на длинной веревке, а затем измерить ее длину. Так как данный метод не предполагал использования физических законов, Резерфорд дал студенту еще один шанс и шесть минут на подготовку. Когда спустя пять минут экзаменационный лист остался девственно чистым, Резерфорд спросил молодого человека о его затруднениях. В ответ прозвучало, что он знает несколько способов решения этой задачи и просто выбирает лучшее. Варианты ответов были следующие: поднимитесь с барометром на крышу, бросьте его вниз, замеряя время падения, и по формуле вычислите высоту. В солнечный день измерьте высоту барометра и длину его тени, а также длину тени здания. Решив несложную пропорцию можно вычислить искомое. Другие ответы предполагали определение разницу гравитации у основания здания и на его крыше и даже продажу барометра управляющему в обмен на искомые сведения. Тогда Резерфорд спросил у студента, неужели он действительно не знал общепринятого «школьного» решения этой задачи. Последний признался, что знал, но сказал при этом, что сыт по горло школой и колледжем, где учителя навязывают ученикам свой способ мышления. Этим студентом был Нильс Бор, лауреат Нобелевской премии 1922 года. Смог бы он сегодня при таком подходе поступить в университет? Скорее всего, вряд ли.

Слово – это человеческая деятельность. Передающая другому. (Из школьного эссе)

С гуманитарными предметами дело обстоит намного сложнее. На первый взгляд, структура теста на знание родного языка выглядит вполне логично. Вставьте пропущенную букву, расставьте знаки препинания, поставьте ударение, найдите относительное прилагательное и т.д.

Сложности возникают в заключительной, третьей части экзамена – «С». В этом разделе школьники должны написать мини-эссе по заданному авторскому тексту, опираясь на свой жизненный опыт и полученные в школе знания.

«Когда я сегодня готовлю учеников к ЕГЭ, основная часть занятий сводится к заучиванию сочинений наизусть, – рассказала о своей работе преподаватель госуниверситета по русскому языку Галина Викторовна. — Получается что-то вроде этого: «Данный текст посвящен важнейшей проблеме…В ее отношении можно сказать, что… Автор текста считает, что…Я согласна с его мнением, потому что…». Остается лишь заполнить пробелы. Если раньше мы учили детей думать и рассуждать, теперь все сводится к банальной зубрёжке. Об общем уровне грамотности я даже говорить не буду, у большинства выпускников лексика на уровне второклассников».

Впрочем, развивая свою мысль, Галина Викторовна отметила, что причина безграмотности заключается не столько в ЕГЭ, сколько в реалиях сегодняшней жизни: «Дети почти не читают. Мы, например, писали сегодня репетиционное сочинение по «Евгению Онегину». Дети не то, что не знают, кто такой Ленский. Мне перед началом пришлось на пальцах объяснять содержание романа. Компьютеры им гораздо интересней. Вообще Интернет и мобильные телефоны очень негативно повлияли на общую грамотность. В онлайн общении на орфографию и пунктуацию никто не обращает внимания. В результате, люди с детства приучаются писать неправильно».

Обломов любил Ольгу по-русски: лежа на диване, вяло и недолго (из вступительного сочинения)

Литература – самый сложный для формализации предмет. Внимание к деталям – это, безусловно, важно, хотя для разведчика оно, конечно, важнее, чем для литературоведа. Кто из наших читателей сможет ответить, как звали лошадь Вронского?

Конечно, до количества пуговиц на пальто у Чичикова дело в этом тесте, слава богу, не доходит. Но даже в тех частях, которые касаются анализа изобразительных средств, дела обстоят далеко не радужно.

«Задание в части «С» — это чистая профанация. Указал ученик, что в тексте есть метафора – получил 1 балл, привел два примера – еще один. Вот уже 2 балла из возможных трех, — поделилась своей точкой зрения учительница литературы. – А множественность интерпретаций текста? Уже сейчас во время подготовки к ЕГЭ мои ученики меня просят: скажите нам, как будет правильно, нам не интересны остальные гипотезы, нас волнует только хорошая отметка на экзамене».

Впрочем, защитников у нового подхода к изучению литературы тоже хватает. Все их доводы легко сводятся к одному знаменателю: зачем нам вообще читать чужие опусы и писать по ним сочинения? Чему они нас научат? А сейчас хорошо: проставил галочки, ответил на вопросы – и в дамках...

«В этом случае противники изучения литературы забывают одну простую вещь: готовясь к устному экзамену или написанию полноценного сочинения, ученики развивают свою речь. В устном ответе видна логика школьника, можно понять, почему он решил именно так, а не иначе. А сочинение – это единственной объективный показатель общего развития интеллекта. В школах сейчас и так почти не учат ни говорить, ни писать, а теперь даже такие важные устные экзамены превращают в тесты».

Хотелось, как лучше

Конечно же, винить во всех бедах ЕГЭ, по меньшей мере, глупо. Единый госэкзамен – это следствие реформы школьного образования. Во время интервью почти все учителя высказали мысль, что любой троечник, закончивший школу к середине девяностых, сегодня даст большую фору многим современным отличникам.

Одна из главных причин такого падения уровня образования — в сокращении учебных часов по конкретным предметам. Скажем, еще несколько лет назад на изучение математики с 7 по 9 классы в среднем отводилось около 6 часов в неделю. Сегодня – два.

«Нам на уроках физики приходится с учениками изучать дроби! Вы только представьте, школьники не имеют понятия, как работать с простыми дробями! А как же нам формулы свои тогда изучать?!» — возмущалась учительница этого предмета. Некоторые дисциплины, такие как астрономия или черчение, вообще убрали из учебной программы. Действительно, зачем современному поколению знать о строении солнечной системы? Эти знания трудно применить на практике.

То же самое можно сказать и о студентах высших учебных заведений. Например, на факультете романо-германской филологии занятия по русскому языку практически сведены к нулю. В результате, на выходе мы получаем выпускников, прекрасно говорящих по-английски, но не способных связать двух слов на родном языке. С русского на иностранный они худо-бедно переводят, а вот обратно?!

Очень хочется верить, что через 10 лет мы все-таки не будем бояться ходить к врачам, представив какие из нас инженеры и переводчики...

http://www.ridus.ru/news/92139/

ЕГЭ в Дагестане: изъять телефоны — значит поднять революцию

 

Фото: РИА НовостиТекст: Закир Магомедов 

 

ЕГЭ в Дагестане в этом году сдают чуть более 31 тысячи учеников. В министерстве образования и науки региона говорят, что самые популярные у учеников предметы, кроме обязательных, — это обществознание, история, биология, химия и физика.

Результаты по первому экзамену — русскому языку — ежегодно рекламировали Дагестан как чемпиона по коррупции в системе ЕГЭ: итоги по этому предмету были не просто одними из лучших в стране, а потрясающими. PublicPost поговорил с теми, кто участвовал в ЕГЭ по русскому языку в Дагестане.

Городские выпускники за баллами побежали в горы

Представитель дагестанского минобразования Патимат Мусабекова сказала корреспонденту PublicPost, что никаких жалоб по проведению ЕГЭ пока не поступало: "У нас работают "горячие линии", куда можно сообщать о нарушениях, но пока что никто не звонил. В прошлом году, например, телефоны вообще не утихали. Звонили, например, и говорили о том, что чьи-то родственники прошли в зал сдачи экзамена, что наблюдатели себя некорректно ведут. Но в этом году вообще никаких жалоб нет, если пока говорить именно о первом экзамене. С чем это связано? Думаю, тут, скорее всего, дело в понижении количества минимальных баллов".

По словам Мусабековой, больше всего выпускников в этом году будет из сельской местности: "Это не потому, что так много сельских жителей. Многие из тех, кто должен был оканчивать школу в этом году, перевелись в сельские школы. Ну, вы сами, наверное, понимаете почему".

Ученики на сдаче ЕГЭ свободно пользовались телефонами, рассказал PublicPost журналист дагестанского издания "Черновик" Магомед Магомедов, который был наблюдателем на экзамене: "То, что я увидел, из года в год на каждом экзамене случается. Фотографирование работ, вынос работ из аудитории, пользование трубками — все это я наблюдал и сегодня, на сдаче ЕГЭ по русскому. Но должен сказать, что наблюдатели у самых наглых учеников и телефоны изымали и пытались за порядком хоть как-то следить. Там были и сотрудники ФСБ, они тоже, конечно, все видели. В беседе со мной они говорили, что если уже начать изымать телефоны у учеников, то их всех придется выгонять. А это уже, как спецы сказали, поднимать революцию по всей республике".

По словам Магомедова, учителя жаловались, что много учеников перевелось в сельские школы: "Я лично разговаривал с директором махачкалинской школы №13. Она жаловалась, что даже лучшие ученики — медалисты — перестраховываются и уезжают в села. Там набрать на ЕГЭ высокие баллы и легче всего, и по карману не бьет".

"На все экзамены уйдет тысяч двести"

Русский язык для дагестанских родителей обходится очень дешево, в среднем 25 тысяч рублей, рассказал PublicPost учитель русского языка и литературы Исмаил Омаров. Он как раз и помогал сдавать ЕГЭ в Бабаюртовском районе: "Уже несколько лет я подрабатываю тем, что сдаю за учеников ЕГЭ. Их родители приносят мне задания, я заполняю эти работы. Вот и все, что от меня требуется. Беру я сам немного — 15 тысяч рублей. Максимум три работы удается сделать. В городе суммы и до 50 тысяч доходят. Но русский — недорогой. Больше всего стоит химия. Как минимум 60 тысяч стоит работа по этому предмету".

Кроме оплаты работ, есть еще и другие расходы, рассказала PublicPost мать сдающего в Хасавюрте ЕГЭ Патимат Алхасова: "Мой сын поступает в ростовский вуз, сами мы из Махачкалы, но сын одиннадцатый класс оканчивал в хасавюртовском районе. В Махачкале бы мне денег на все не хватило. Там, например, за то, чтобы только работу вынести, берут до 15 тысяч рублей, а занести стоит еще больше — 20-25 тыс. Я еще не считаю, что деньги уходят и тем, кто работы заполняет. На все экзамены, а их у сына будет четыре, уйдет в общем тысяч двести".

О том, как он сдавал экзамен, PublicPost рассказал выпускник из Гунибского района Дагестана Мурад Мусаев (имя изменено): "Целый год нас пугали тем, что экзамен пройдет по всей строгости: телефонную связь будут глушить, установят камеры наблюдения в аудитории, выходить в туалет можно будет с двумя наблюдателями и т. д. Но ничего такого не было. Родители по две тысячи рублей давали, чтобы задания наши выносили. Некоторые ученики из окон прямо кидали работы родителям. По телефону можно было спокойно разговаривать. Например, я сочинение написал через аську — учительница мне туда отправляла его. Даже сами наблюдатели иногда помогали".

ЕГЭ-туризм в Дагестан

Хоть единый госэкзмен и был направлен на то, чтобы снизить коррупцию в образовании, ничего подобного в Дагестане не случилось, считает руководитель махачкалинского частного образовательного центра Давуд Зулумханов: "Уровень образования в Дагестане, на мой взгляд, с каждым годом ухудшается. И ЕГЭ этому отчасти способствует. Школьники видят, что учись они хорошо или нет, в итоге их старания мало что дадут — родители все решат. Если раньше платили, чтобы поступить, то сейчас платят просто за ЕГЭ. Есть ученики, которые сами тоже сдают, но их единицы".

Ожидать ли в этом году скандалов с высокими баллами по ЕГЭ в Дагестане? Источник в дагестанском минобразовании рассказал PublicPost, что по количеству отличников республика вряд ли выбьется в лидеры по России: "Центрам обработки информации, куда на проверку поступят результаты ЕГЭ, уже дана установка, чтобы явно лучших работ, с хорошими баллами, не было. Насколько я знаю, такой приказ поступил из правительства республики, а туда — из Москвы, как говорят. Например, в прошлом году тоже по этой схеме работали, но тогда это было больше репетицией. Конечно, по этим баллам можно подавать апелляции, но вы сами видели, как происходит на самом деле эта процедура у нас? Это вымотанные нервы, это бесконечные споры за каждый балл, это и огромные очереди, волокита с бумагами".

По словам источника, установка о занижении баллов, возможно, продиктована и тем, что Дагестан в будущем рискует стать республикой, куда за высокими баллами будут ездить из других регионов: "Есть внутренняя статистика нашего ведомства, по которой можно узнать о количестве учеников в республике. Первого сентября 2012 года в именно в сельские школы в одиннадцатые классы учиться пошло около двух тысяч учеников не из Дагестана. Это в основном школьники из Москвы, из Краснодара, из Ростова. Самих учеников в школе может и не быть, а на ЕГЭ они приедут. Просто их родители дают взятки директорам школ, и вопросы с посещением уроков снимаются".

http://www.publicpost.ru/theme/id/3846/ege_v_dagestane_izyat_telefony_znachit_podnyat_revolyuciyu/

28 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов