Экранизация власти

 

В минувшие выходные началось вещание Общественного телевидения

Российские власти «осчастливили» общество появлением очередного рупора медийного официоза. В минувшие выходные стартовало вещание телеканала с претенциозным названием «Общественное телевидение». Распространение сигнала происходит через кабельные сети и спутниковые каналы. По словам генерального директора автономной некоммерческой организации «Общественное телевидение России» новый телеканал должен стать полем для обсуждения важнейших общественно политических проблем, а также транслировать просветительские программы и документальные фильмы. Одной из его отличительных особенностей станет отсутствие рекламы. Что впрочем, не является прецедентом –такой же редкий феномен телезрители давно наблюдают на телеканале Культура. Предполагается, что к 2015 году Общественное телевидение в России станет общенациональным и не будет уступать по охвату основным нынешним федеральным телеканалам.

«Диалог власти и общества» будет реализовываться в малобюджетном формате. По признаниюАнатолия Лысенко, из узнаваемых лиц на телеканале только Андрей Норкин и Владимир Молчанов. Остальные программы ведут молодые ребята из провинции. Что в общем не случайно - акцент в редакционной политике будет сделан на освещении жизни в регионах. Появление очередного телеканала в медийном пространстве наверняка осталось бы незамеченным широкой аудиторией. Если бы не шумная раскрутка властями нового ТВ, которое преподносится как прорывной проект. Призванный продемонстрировать готовность правящей партии (в широком смысле) предоставить обществу средство информационного самовыражения и доведения своих чаяний до власть предержащих.

Появление не цензурируемого и независимого электронного СМИ на регулярно «пропалываемой» российской медийной «поляне», конечно, можно было бы только приветствовать. Однако, достаточно ознакомиться с «историей вопроса» и основными параметрами Общественного ТВ, чтобы сделать вывод, что речь идет лишь об имитации свободного телевидения.

Стоит отметить, как это часто бывает в российских реалиях очередная «общественная инициатива» вызрела в высоких коридорах власти. Напомним, ОТВ является своего рода «прощальным реверансом» Дмитрия Медведева в сторону общества, который покидая свой пост на пике протестной активности в стране, пообещал создать «площадку для свободных дискуссий по важнейшим вопросам жизни страны, и механизм обратной связи, в том числе и связи правительства и граждан». После чего 18 июля прошлого года президент Путин, исполняя обещание партнера по тандему, подписал соответствующий указ. Так, вопреки «канону жанра», «Общественное телевидение» «родилось» «по указке» сверху.

Еще одним значимым отступлением, которое полностью выхолащивает идею независимого от государства ТВ, является форма его финансирования. В отличие от классического ОТВ, которое существует либо за счет абонентской платы и добровольных пожертвований, финансирование российского аналога прописано отдельной строкой в бюджете на 2013-2014 годы. На эти нужды планируется выделить 1,5 миллиарда рублей. Очевидно, что в такой ситуации рассчитывать на объективность и отстраненность от позиции администрации президента в освещении общественно-политической проблематики как минимум наивно.

Сакраментальное «кто платит, тот и заказывает музыку» сохраняет свою актуальность и в данном случае - «общественное телевидение» возглавляет назначенный Владимиром Путиным на высший бюрократический пост в АНО ОТВ г-н Лысенко. Надо сказать, что последний не скрывает своего скепсиса по поводу возможности создания в России настоящего общественного телевидения, которое существует на деньги абонентов.

По его словам, телеканал открыл сбор добровольных пожертвований. «Кто-то прислал 500 рублей, кто-то 300», практически весь коллектив ОТР регулярно переводит деньги. «Но полностью решить так финансовые проблемы — в это может поверить только наивный демократ… У нас люди не платят даже за коммунальные услуги, и, чтобы заставить платить за телевидение, нужно будет создать федеральную службу по сбору платы за телевидение. С ОМОНом и вертолетным прикрытием», - не без сарказма заметил назначенец.

Впрочем, известный журналист и телеведущий Максим Шевченко считает, что общественное телевидение это не абстрактная идея, а конкретный технологический проект. Таким образом успех этой затеи будет зависеть от людей, которые его делают.

«СП»: - Что в этом смысле можно сказать об Анатолии Лысенко?

- Что это один из лучших телевизионных менеджеров в России. Соответственно, все, что он делает на телевидении будет развиваться как высококлассный проект. Любое телевидение является отражением эмоций и желаний аудитории. Аудитория ОТВ это прежде всего зрители, интересующиеся политикой. Судя по тому, что я слышал, на новом канале не планируется выпускать развлекательный контент. Основной упор будет делаться на политико-дискуссионной, образовательной и правозащитной проблематике. Я не знаю, насколько велика эта аудитория в России. Но речь идет о людях, которые активны и придерживаются разных взглядов. Надеюсь, общественное телевидение сможет отражать их запросы и оно не превратится в рупор либеральной пропаганды. Или, наоборот, антилиберальной. Тогда у него появится шанс стать современным и интересным политическим ресурсом.

«СП»: - Каким образом казенное финансирование согласуется с общественным статусом нового канала?

 

- Специфика каждой страны определяет развитие общества. Какую абонентскую плату наши зрители могли бы платить, чтобы иметь возможность смотреть независимый телеканал? Тем более, что в конечном итоге все зависит не от этого, а от устава и распределения полномочий. Если Кремль будет напрямую вмешиваться в деятельность ОТ, то оно не будет восприниматься как общественное. Все зависит не от того, кто финансирует развитие общественных процессов, а от того, насколько оговорены правила эмансипации общественных групп, от тех, кто дает им деньги.

 

«СП»: - Разве принцип «кто платит деньги, тот и заказывает музыку» здесь не работает?

- Любое СМИ в современном мире - это очень дорогостоящая вещь. Я не знаю даже независимых печатных изданий, которые существовали бы на деньги акционеров. В свое время такие проекты были. Так возникла «Независимая газета» в 1990 году. Тогда Виталий Третьяковвместе с Гавриилом Поповым собрали по тысяче советских рублей (это были достаточно большие деньги) с деятелей культуры. И на это тогда можно было запустить газету. Появление «Независимой» стало событием в журналистике. Сегодня такое возможно, только если вы запускаете интернет ресурс. Для этого достаточно зарегистрировать домен, купить простенькую видеокамеру и оплатить трафик. После чего приложив определенные усилия выйти через социальные сети на аудиторию в несколько десятков тысяч человек. Но это будет совершенно другой масштаб по сравнению с настоящим телевидением.

Современный рынок развивается не по принципу «давайте создадим нечто, что будет независимо от всех». А по принципу множественности. Грубо говоря, есть «Свободная пресса», есть «Завтра». Если Единая Россия прыгнет выше головы и создаст сайт, который будет не пропагандистским, а интересным медиаресурсом, то он будет выражать мнение своей части аудитории. Если аккумулировать деньги абонентов, телеканал быстро прогорит. Зато получив инвестиционный толчок, первоначальные средства от инвесторов, он может развиться в такую медиасистему при которой авторитет ресурса станет гарантом его независимости. В условиях, когда «поддавливает» относительно свободный интернет, сугубо пропагандистский канал никому не будет интересен. Все официозные монстры вынуждены ориентироваться на то, что пишут блогеры в сети.

Член Молодежной общественной палаты, политолог Павел Святенков не верит в успех Общественного телевидения в российских реалиях. По его словам в последние годы власть активно использует технологии, которые были впервые задействованы в нашей стране в годы перестройки. В их числе создание специальных СМИ для управления сознанием «креативного класса». То есть сознанием недовольных, чтобы ими руководить. В годы перестройки такими были масс-медиа вроде «Московских новостей», «Литературной газеты» или телепрограммы «Взгляд». Сегодня в числе таких «спец СМИ» телеканал «Дождь». Новое «общественное телевидение» относится к такому же формату.

«СП»: - Возглавивший «Общественное телевидение» Анатолий Лысенко имел самое непосредственное отношение к программе «Взгляд» еще 25 лет назад…

- Используются старые проверенные кадры. Понятно, что это будет государственный и пропагандистский канал. Никакого «ветра перемен» я от него не жду. На мой взгляд, идея общественного телевидения это демагогия. Оно невозможно.

«СП»: - В России или вообще?

- На Западе оно тоже не существует. Либо речь идет о государственном телевидении, либо о специфической форме коммерческого телевидения. Идея общественного телевидения возникает в ситуации, когда телевизор находится под контролем со стороны государства. А элитные группы хотят создать себе некий «закуток» из которого они могли бы вести выгодную для себя пропаганду. Но они не могут прямо сказать «отдайте нам кусок ТВ». Они говорят «телевидение должно быть общественным». При том, что пресловутая «общественность» это размытое понятие. Никто ничего не будет платить.

В капиталистическом обществе ТВ может быть прибыльным или неприбыльным. Если оно прибыльное, то оно коммерческое, как его не назови. И не важно, есть реклама или нет. В противном случае канал сидит на госдотациях. Можно сколько угодно рассуждать о независимом статусе BBC, но все знают, что его правление назначается правительством. И когда понадобилось, Тэтчер просто выгнала прежнее правление. Никакой реальной независимости у госканалов нет, как бы они не назывались. Идея общественного телевидения это миф. Что впрочем, не означает, что свобода слова нереализуема. Просто должны существовать конкурирующие телеканалы. Допустим, в США есть близкая к демпартии CNN. И «Foxnews», который ближе к республиканцам.

Свободная Пресса

 

20 Мая 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов