"Шаблон ЕГЭ наплывает на мозги участников олимпиады по литературе"

 

От редакции: В разгаре заключительный этап Всероссийской олимпиады школьников. Уже несколько лет ее победители могут без экзаменов поступить в вуз. Это неизбежно меняет характер олимпиад – слишком велика цена победы. О том, как изменилась олимпиада по литературе после появления ЕГЭ, а еще о том, что в идеале должны давать детям и учителям такие интеллектуальные соревнования, с обозревателем «Русского журнала» беседует член оргкомитета Всероссийской олимпиады школьников по литературе, учитель знаменитой 57-й школы, а еще – главный редактор журнала «Литература» Издательского Дома «Первое сентября»Сергей Волков.

* * *

Почему Вышка

Русский журнал: Многих удивляет, почему второй год подряд Олимпиаду по литературе проводит Высшая школа экономики?

Сергей Волков: Право на проведение финального этапа олимпиады вузы выигрывают по конкурсу. Так вот, в этом году Министерство образования забыло профинансировать проведение заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников. Не выделены деньги ни на один школьный предмет. В итоге те вузы, которые выиграли это почетное право, оказались в сложной ситуации: они должны выделить деньги из своих бюджетов. Но соревнование, которое длится 5-6 дней – дело недешевое. Например, на олимпиаду по литературе приехало 235 детей из 79 регионов страны (и 79 сопровождающих). Проживание такого огромного количества людей стоит немалых денег. Насколько я понял, минимальный расход на олимпиаду – порядка шести с половиной миллионов рублей. Вышка в этом году выиграла три олимпиады: она много лет проводит олимпиаду по экономике и по обществознанию, и второй год - по литературе. Я думаю, что из кандидатов на проведение финала олимпиады подспудно выбирают те вузы, которые сделают это достойно, независимо ни от чего.

РЖ: Независимо от того, выделит деньги Минобр или нет. В этом году олимпиада по литературе проходила в чрезвычайно комфортных условиях – в подмосковном парк-отеле «Олимпиец».

С.В.: Ну, да. Олимпиада, которая проводится в ближайшем Подмосковье, с привлечением массы первоклассных специалистов – удовольствие недешевое. Ведь это не только туры, на которых участники писали свои разборы текстов, но и большая культурная программа. А в финале победителям и призерам дарили электронные книги, планшеты.

Второй причиной выбора Высшей школы экономики для проведения финала Всероссийской олимпиады явилось то, что там есть оперившийся филфак, на котором работает много сильных специалистов. Благодаря такой интеллектуально-методической базе и был обеспечен высокий уровень олимпиады.

РЖ: А кто из сотрудников филфака Вышки участвовал в работе?

С.В.: Председателем жюри второй год является декан филфака Елена Пенская. Членами жюри были доценты филфака Надежда Шапиро и Евгения Абелюк. Лекцию читал профессор этого вуза Александр Архангельский. Я тоже – преподаватель Вышки. Список можно продолжать.

РЖ: То, что олимпиаду проводит филфак Вышки, как-то ее изменило?

С.В.: Поражает современность формы ее проведения. На олимпиаде работало много молодых креативных волонтеров – студентов, аспирантов. С одной стороны, кипело творчество, а с другой – все было четко организовано. Каждый день делались фотографии и видеоролики, которые тут же выкладывались в сети Вконтакте (там есть группа «vseros_media»). Так создавалась хроника событий.

Старое и новое

РЖ: Я так понимаю, что творчество, которое привносится новой командой Всероссийской олимпиады по литературе, входит в противоречие с традиционной ориентацией этой олимпиады на задания ЕГЭ. Ведь то, что ценой победы в олимпиаде стало поступление в вуз, было связано с борьбой Союза ректоров России с безальтернативностью ЕГЭ. Ректоры понимали, что принимать в вуз только по результатам Единого экзамена нельзя. Но в итоге это стало грозить гибелью самим олимпиадам: в них тоже многое становится формализовано. Творчество улетучивается. Тут, мне кажется, выход один – отказаться от ЕГЭ (в его нынешней форме) и сделать так, чтобы призерство в олимпиадах перестало быть пропуском в вуз. Иначе олимпиады как творческое соревнование погибнут.

С.В.: Ясно одно: что-то нужно менять. Современность, креативность формы проведения финала Всероссийской олимпиады по литературе, которую предлагает команда Высшей школы экономики, входит в противоречие с некоторой замшелостью традиционной олимпиады по литературе (она проходит уже 18 лет). Председатель ее Центральной предметной методической комиссии был все эти годы несменяем, члены жюри работают в ней по много-много лет. Словом, олимпиада внутренне закостенела.

РЖ: Все это отдает таким советским литературоведением?

С.В.: Да. Таким кондовым.

РЖ: И что, жюри каждый год одно и то же?

С.В.: Нет. Оно каждый год формируется заново. Но состоит из членов все той же Центральной предметной методической комиссии, которые и разрабатывают задания. Жюри наполовину состоит из этих людей, а наполовину – из представителей принимающей стороны. Есть некоторое отличие этого года: если раньше в состав жюри входили в основном люди из Москвы и из принимающего университета, то Вышка организовала действительно всероссийское жюри. В него входили филологи из Москвы, Новосибирска, Омска, Твери, Самары, Челябинска. Впервые мы попробовали это сделать в прошлом году, а в этом всероссийское представительство стало еще шире. Это очень важно: всероссийскую олимпиаду школьников должно судить и всероссийское жюри. Хорошо, что мы нашли понимание с Министерством образования, и идет работа над новым порядком проведения олимпиад, в котором будет сказано о необходимости раз в три года ротации членов Комиссии.

Диалог Штольца с Базаровым

РЖ: Этот новый порядок затронет олимпиады по всем предметам?

С.В.: Да. А для олимпиады по литературе особенно важно искать новые формы заданий. Например, в этом году самым интересным для детей было такое задание: о чем и как могли бы поговорить между собой Чичиков с Молчалиным, или горьковский Лука с Платоном Каратаевым. Или Штольц – с Базаровым. Нужно было сочинить диалог двух героев из разных литературных произведений. Дети развернулись вовсю: тут была и стилизация, и неожиданные идеи и ходы. Я подозреваю: получилось все потому, что на это задание невозможно натаскать. К нему нельзя заранее подготовиться. Ведь там, где есть тренировка, всегда присутствует некий шаблон.

РЖ: Можно предположить, что к олимпиадам (в их старой форме) могут готовить репетиторы?

С.В.: Не знаю про репетиторов, но учителя точно могут. Скажем, все знают, что на олимпиаде обязательно будет комплексный анализ произведения: на первом туре – прозы, на втором – поэзии… К этому можно более или менее подготовиться. Сравнить дома 150 стихотворений, и на олимпиаде по такому же шаблону «комплексно» их проанализировать.

РЖ: А что такое «комплексный анализ»?

С.В.: Это все понимают по-разному. Одни разбирают всё – тему, идею, композицию, сюжет, средства выразительности. И зачастую это напоминает ЕГЭ. По работам видно, что в последние годы шаблон ЕГЭ наплывает на мозги наших участников и деформирует олимпиадное начало. А новые творческие задания (разговор Молчалина с Чичиковым) позволяют поставить ребенка в неожиданную ситуацию и по-настоящему обнаружить его творческие способности. Здесь у ребенка не может быть заранее отрепетированных шаблонов, потому что он не знал, каким будет задание. Тут все неизвестно.

РЖ: В направлении таких творческих заданий вы и хотите менять олимпиаду по литературе?

С.В.: В общем – да. Нужно думать над заданиями, над критериями их оценки и обязательно - над системой подготовки учителей. Сегодня в том, как пишут дети, очень виден разброс нацеленности учителей: некоторые, например, ищут обязательно воспитательную составляющую. Ищут темы, идеи, проблемы, которые воспитывают. И любой юмористический рассказ у них неминуемо превращается в какой-то учебник истины. А то, что истина может быть выражена косвенно или существовать в виде вопроса – никак. Поэтому наша олимпиада – это еще и возможность работы с педагогами. Здесь проходят мастер-классы.

РЖ: Я знаю, что на этой олимпиаде была и большая культурная программа для детей.

С.В.: Да. И это очень важно для нас. Перед детьми выступали Александр Архангельский, Дмитрий Быков. Актер Александр Филиппенко читал им Гоголя, театральный критик Григорий Заславский рассказывал об истории театра. Студенты Щукинского училища читали прозу и стихи. Знаменитый учитель Юлий Халфин проводил диспут о Маяковском. Один из лучших сегодня молодых лингвистов Борис Иомдин провел семинар о том, как делают словари (тема на первый взгляд скучноватая, но исполненная блистательно). Учителя же, пока дети писали, учились на методических семинарах, которые проводили Юлий Халфин, Надежда Шапиро, Евгения Абелюк, Наталья Беляева, Оксана Смирнова. Это в основном авторы журнала «Литература», который я возглавляю. Тут нужно сказать о дружественной роли издательского дома «Первое сентября», который сплотил вокруг себя лучших преподавателей из всех регионов страны. Во многом из них сформировано и жюри. Это интересные талантливые люди. Например, потрясающая учительница русского и литературы из Челябинского лицея №31 Нелли Пащук, которая стала известна учителям-словесникам страны по публикациям в «Литературе».

РЖ: Видимо, вы ставите перед собой задачу на будущий год – изменить Центральную предметную комиссию?

С.В.: Хотелось бы. Нам не нравится, что сегодня это – моновузовская московская тусовка, в которой почти нет учителей. Кроме того, мы хотим попробовать что-то сделать с содержанием олимпиадных заданий. Делать тексты более разнообразными, игровыми. А, может быть, аккуратно попробовать и новые формы заданий. Но тут важно не делать резких телодвижений: ведь дети начинают писать туры олимпиады уже осенью.

Второе, мы хотим организовать в стране, в системе вебинаров, он-лайн обучение учителей. Это когда все сидят перед своими компьютерами, и перед ними выступает, например, член жюри Надежда Шапиро, которой можно задать любые вопросы по подготовке к олимпиаде.

Вологодское чудо

РЖ: Есть ли регионы – лидеры и аутсайдеры?

С.В.: Самые представительные команды из Московской области – 17 участников, Москвы - 14, Свердловской области – 11, Вологодской области и Санкт-Петербурга по 10 человек.

Хорошо выступили Орловская, Вологодская области и Москва. Три ребенка из трех регионов по трем параллелям набрали больше всего баллов. В 9-м классе это Орловская область, в 10-м – Москва, в 11-м – Вологодская область. Очень много ребят из Вологодской области заняли призовые или победительные места. Они привезли большую делегацию – десять человек, и пятеро из них стали победителями и призерами. Вот такое маленькое Вологодское чудо.

Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова

http://www.russ.ru/pole/SHablon-EGE-naplyvaet-na-mozgi-uchastnikov-olimpiady-po-literature

16 Апреля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов