СМИ о Маргарет Тэтчер

Любые оценки жизненного пути и политической карьеры Маргарет Тэтчер, которые в ближайшие дни в изобилии будут появляться в СМИ, непременно станут поводом для острых дискуссий. На такую память обречен любой принципиальный государственный деятель, никогда не стремившийся угодить всем социальным слоям, и имеющий давнее и твердое убеждение в правильности своего политического курса.

Сложно сказать, что больше всего повлияло на взгляды Тэтчер и заставило связать свою жизнь с политикой и Консервативной партией. Она родилась в 1925 году в семье Альфреда Роберта, мелкого предпринимателя из городка Грэнтем в графстве Линкольншир. Отец много занимался общественной работой, принимал активное участие в жизни местной общины методистов, и ключевую роль в воспитании Маргарет и ее старшей сестры отводил Евангельской заповеди.

Уже на студенческой скамье Маргарет Робертс делает выбор в пользу консервативной идеологии. В Оксфорде, где девушка изучала химию, она начинает посещать Университетскую ассоциацию Консервативной партии, а за год до получения диплома Маргарет стала председателем этой организации.

Некоторое время она работала химиком-исследователем, однако вскоре после свадьбы с Дэнисом Тэтчером в 1951 году она вновь отправляется на учебу, желая стать адвокатом. Необходимое квалификационное свидетельство она получает в 1953 году, а ее специализацией становятся дела, связанные с налогообложением.

Маргарет Тэтчер. 1961 год

 При этом Маргарэт Тэтчер не прекращала связей с друзьями по Оксфорду, разделявшими ее политические взгляды. Биографы сообщают, что благодаря этим дружеским контактам Тэтчер и была представлена руководству Консервативной партии. Их впечатлила энергичная и педантичная молодая женщина. Однако членом Палаты общин она смогла стать лишь в 1959 году, после того, как по решению однопартийцев стала кандидатом от округа Финчли.

Одно из первых заметных ее решений в парламенте наглядно характеризует позицию Тэтчер по значимым общественным опросам. В 1961 году она, вопреки позиции партии, проголосовала за восстановление практики телесных наказаний, путем «сечения розгами». Она оказалась в числе немногих членов парламента, проголосовавших за эту инициативу.

Сегодня политологи шутят, что ее позиция по вопросу о розгах стала первым шагом в развитии политики «тэтчеризма». Не менее знаменитым стало и решение об отмене бесплатного молока для учащихся младших классов, которое она приняла на посту главы Министерства образования Великобритании в 1974 году.

С самого начал политической карьеры Маргарет Тэтчер осуждала политику «перераспределения богатств», критиковала высокие налоги и излишнее вмешательство государства в экономику. Она поддерживала традиционное убеждение западных консерваторов о том, что каждый гражданин должен сам нести ответственность за свое экономическое положение, а высокие налоги для поддержки социальных программ лишают предпринимателей стимула к эффективному труду. Последовательная позиция в этом вопросе сделала Тэтчер не просто лидером, а подлинным олицетворением Консервативной партии.

Реализовать эти убеждения в полной мере она смогла после того, как на внеочередных парламентских выборах в 1979 году (после вотума недоверия правительству лейбористов) консерваторы получили большинство мест в парламенте и сформировали правительство. Маргарет Тэтчер стала первой и (пока) единственной в английской истории женщиной-премьер-министром.

Фактически, вся ее деятельность на этом посту является "продолжением" личных качеств и убеждений Тэтчер. Борьба с профсоюзами, отказ идти на уступки участникам многочисленных забастовок, сокращение социальных расходов и реформа налоговой политики, приватизация государственных компаний, решительная критика СССР, Фолклендская война и жесткая позиция по Ирландии (которая даже привела к кровавому, но безуспешному покушению на нее) — все эти события не могут восприниматься в отрыве от личности Железной Леди.

В интервью «Полит.ру» политолог Федор Лукьянов подчеркнул, что Маргарет Тэтчер, вне зависимости от отношения к ее политике, является «олицетворением своего времени».

Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер. Фото: margaretthatcher.org

«Она - одно из самых ярких лиц и символов того периода мировой экономики, когда наступила новая волна, и преимущественно кейнсианская политика менялась на неолиберальную. И Тэтчер даже еще в большей степени, чем ее единомышленник Рональд Рейган, была герольдом и первопроходцем той линии, что надо ограничивать вмешательство государства в экономику, проводить приватизацию, сокращать расходы и полагаться на частную инициативу. Краткосрочные и среднесрочные результаты ее правления были достаточно впечатляющие. Она получила власть в стране, когда Великобритания находилась, мягко говоря, в печальном экономическом положении, и вывела ее на достаточно солидный, серьезный уровень. Правда, с другой стороны, уже по прошествии многих лет появились разные интерпретация того, к чему привела эта политика. Есть мнение, что современные проблемы экономики уходят корнями и в тот период. Но это, скорее, свидетельство того, что никто не может отменить цикличный ход развития мировой экономики.

Что касается ее политического лица, то Маргарет Тэтчер была ярким убежденным британским националистом в современном понимании этого слова. Она жестко отстаивала национальный суверенитет, как в случаях подобных Фолклендской войне, так и на уровне переговоров в европейском сообществе, которое, кстати, она никогда не любила. Она была евроскептиком, но членство в евросообществе она унаследовала от своих предшественников.

Ее несгибаемое желание защищать интересы Британии всегда производило впечатление, хотя иметь с ней дело внешним партнерам было очень тяжело. В сочетании с тем, что это была первая женщин премьер-министр, и с тем, что она по многим показателям личности и характера была сильнее, чем любой мужчина, это дало тот образ, который ее пережил. Он останется в истории и займет место среди самых ярких премьер-министров Великобритании вообще.

Безусловно, надо было обладать очень сильной политической волей на некоторые ее меры в социальной политике, которой Тэтчер обладала. Она вызывала чуть ли не бунты и восстания профсоюзов. Но ее отличало то, что когда она делала что-то, в чем была уверена, она проводила это в жизнь не просто жестко, а даже, можно сказать, беспощадно. Только так добивалась успеха. Многое, из того, что она делала, сегодня служит не столько моделью, как надо, а, скорее, того, как высоки могут быть издержки. С другой стороны, именно сейчас, в современной Европе, где ситуация зашла далеко в плане внутренних дисбалансов и финансового кризиса, тут явно не хватает политиков калибра Маргарет Тэтчер, которые могут поверить в какую-то модель и последовательно и жестко ее реализовать. Спекулировать о том, к чему бы это привело сегодня, бесполезно. Наверное, и она бы вела себя по-другому, но то, что то поколение политических лидеров было на голову выше нынешнего, с этим, по-моему, не спорит никто.

 

Маргарет Тэтчер

Не совсем точно, что Тэтчер открыла политику для женщин, потому что и до нее были женщины во главе (например, Индира Ганди). Это не было уж совсем революцией, хотя в странах, которые входят в мировое ядро, это был первый пример. Тэтчер была женщиной, которая по всем своим качествам была в большей степени мужчиной, чем любой мужчина. Она открыла женщинам политику в том плане, что показала им, какой должна быть женщина, чтобы в ней преуспеть. Тем не менее можно сказать, сильно упрощая, конечно, что дорогу Ангеле Меркель на высший пост в одной из ключевых европейских стран проторила Тэтчер в том числе».

 

В свою очередь, Алексей Громыко, заместитель директора Института Европы РАН, руководитель Центра британских исследований, считает, что Тэтчер «была символом не женского, а мужского начала в политике».

«Ее называли «женщиной в штанах». В отличие от многие политиков, которых можно называть «мужчиной в юбке». Она действовала очень жестко без каких-либо представлений о женской мягкости, миролюбии в ее политике практически не было. Мы помним, как она снималась то на башне танка, то еще как-то по-военному во время конфликта на Фолклендах. В партии она тоже правила железной рукой и нещадно расправлялась со своими политическими оппонентами.

Так что в этом плане это был уникальный случай, что женщина стала премьер-министром в Великобритании, но что она принесла какое-то женское начало в политике, говорить очень трудно.

В 20 веке, я думаю, что ее можно ставить по значимости фигуры по крайней мере на четвертое место после Дэвида Ллойда Джорджа, Уинстона Черчилля и Клемента Эттли.

Тэтчер была очень неоднозначной фигурой. По крайне мере половина страны ее, мягко сказать, недолюбливала еще в 80-е годы, и по-прежнему в Великобритании есть определенный синдром Тэтчер как политика, который принес большой разрыв в общество. С другой стороны, большинство ее здравомыслящих критиков признают, что ей многое удалось сделать, пусть даже не во внутренней политике, а во внешней. Также надо не забывать, что Тэтчер выиграла все-таки трое выборов и в принципе, я думаю, могла бы выиграть выборы в 1992 году, и в этом смысле Тэтчер безусловно была крайне успешным политиком, никто больше из консерваторов не выигрывал трижды всеобщие выборы.

Что касается экономики, то не надо забывать, что ее в Великобритании трясло еще в 1982 и 1983 годах. То есть уже 4 года спустя после прихода Тэтчер страна была в нижней точки экономического кризиса. Потом началось восстановление, потребительский бум конца 80-х, но и он сыграл неблаговидную роль в новом кризисе, в котором Великобритания оказалась в 1991 и 1992 годах.

После 1992 года Британия фактически была на безостановочной кривой роста, многие считали, что базу для этого роста заложила Тэтчер и ее команда, но понимаете, здесь на фоне того, что происходит в 2008 году тоже не так все однозначно». Полит.ру 

На смерть Маргарет Тэтчер 

Она начала великую либеральную контрреволюцию, которая сейчас, под прикрытием мирового кризиса, дожирает социальное государство.
Дочь мелкого лавочника и сама лавочница по взглядам и убеждениям, она избавила Великобританию от того чрезмерного груза собеса, под бременем которого надломился великий Советский Союз. Покончив с бюрократическим извращением социализма, она вернула своей стране конкурентоспособность, - и даже не подумала остановиться, прямо подчинив политику интересам крупного бизнеса, который стал глобальным во многом благодаря ее усилиям.

10 Апреля 2013
Поделиться:

Комментарии

English club , 10 Апреля 2013

Афоризмы Маргарет Тэтчер

Она вошла в историю не только как безукоризненный политик, но и блистательный оратор. В память о великой «Железной Леди» — сборник моих любимых цитат Тэтчер.

«Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе — вопрос тренировки. Способ победы — вопрос чести…»

«Я исключительно терпелива, при условии, что в конце концов будет по-моему».

«Петух, может быть, хорошо кукарекает, но яйца все-таки несёт курица».

«Почему, если мужчина проявляет характер, то он настоящий мужик, а если женщина проявляет характер, то она — сука?»

«Быть могущественной — это как быть настоящей леди. Если вам приходится напоминать людям, что вы ею являетесь, вы ею не являетесь точно!»

«Невозможно понять всех, если не прислушаться к каждому».

«Если я буду выступать одна против сорока восьми, мне будет жаль этих сорок восемь…»

«Единственный способ взобраться на вершину лестницы — преодолевать ступеньку за ступенькой, по одной за раз. И в процессе этого подъема Вы внезапно обнаружите у себя все необходимые качества, навыки и умения, нужные для достижения успеха, которыми Вы, вроде бы, никогда не обладали».

«90% наших забот касается того, что никогда не случится».

«Если те, кто меня критикует, увидели бы, как я шагаю по волнам Темзы, они сказали бы: это только потому, что она не умеет плавать».

«Марк и Спенсер» победили Маркса и Энгельса».

«Богатство страны не обязательно строится на собственных природных ресурсах, оно достижимо даже при их полном отсутствии. Самым главным ресурсом является человек. Государству лишь нужно создать основу для расцвета таланта людей».

«Не следует беззастенчиво лгать; но иногда необходима уклончивость».

«Это потрясающе — иметь на руках реальный кризис, после того как половина твоей политической жизни ушла на всякие скучные вещи вроде охраны среды».

«Всегда смотри в глаза! Тогда люди тебя запомнят».

http://www.snob.ru/profile/26182/blog/59351

English club , 12 Апреля 2013
Не могу не читать, что пишут О Тэтчер, уж очень необычная была женщина. Тем более интересны мысли людей, которые были лично с ней знакомы, дружили, работали, встречались. Русский диссидент о «железной леди» Вашингтон — «Несгибаемость была ее плюсом, если она понимала проблему правильно, – сказал о Маргарет Тэтчер Владимир Буковский. – И минусом – если неправильно. Как, например, в случае с Горбачевым, которого она так и не поняла». Диалог русского диссидента и лидера британских консерваторов продолжался более трех десятилетий. И наш разговор с Владимиром Буковским об ушедшей из жизни «железной леди» начался с тех далеких времен, когда тридцатичетырехлетний борец с советской системой (только что обменянный на вождя Чилийской компартии Луиса Корвалана) впервые в жизни оказался на Западе. - Владимир Константинович, как вы познакомились с Маргарет Тэтчер? - Впервые мы встретились в семьдесят седьмом году – буквально через месяц-полтора после того, как меня освободили. Я приезжал в Англию – на большую конференцию, где была и она. Она не была еще премьер-министром, а была только что выбранным лидером Консервативной партии. Т.е. – лидером оппозиции: правительство Великобритании было в ту пору лейбористским. Мы с ней познакомились и как-то сразу подружились. И оставались друзьями все эти годы… - Каким она была человеком? - Своеобразным – больше я таких не встречал. У нее был совершенно мужской характер: только логика! И никакой интуиции. Абсолютно церебральный человек. Отчасти это понятно, ведь по образованию она была инженером-химиком. Мы с ней все время спорили. Обычно-то с ней никто не спорил… -? - Ну да. Сами посудите: воспитанные англичане, окончившие Итон. Спорить с женщиной – как можно? Тем более что сама-то она спорила резко. Ну, а я академиев не кончал – и спорил на равных. Она – кулаком по столу, и я – кулаком по столу. И она как-то сразу стала относиться ко мне с уважением. - О чем вы спорили? - Больше всего мы спорили о Горбачеве. Она приняла словесную шелуху, которую производил Михаил Сергеевич, за чистую монету. «Вот, – говорила она, он замечательный, он хочет того же, что и я в Англии, он хочет разбудить в людях инициативу, он борется с бюрократией и застоем». И сколько я ей ни объяснял, что он выполняет программу партии по спасению советской системы, она и слушать не хотела. Вообще, она мало знала о коммунизме, о советской системе: не больше, чем средний читающий человек. И понять, что Горбачев есть явление, вызванное к жизни именно ее и Рейгана политикой морального противостояния Советскому Союзу, она никак не могла. - А Рейган? - А Рейган – он-то был как раз человек интуитивный – понял мгновенно. Мы спросили его после первой встречи в верхах: что, мол, как вам новый генсек? А он криво усмехнулся и сказал: «Коммунист как коммунист. Болтает только много». А объяснить это Тэтчер было никак нельзя. И ведь не я один пытался! Ее штатные помощники тоже как-то пытались ее охладить. Но она не слушала никого. - Почему? - У Рейгана все-таки был, так сказать, личный опыт. Он же был главой гильдии актеров в Голливуде в момент чистки Голливуда от коммунистов, так что у него был личный опыт. Он понимал, кто такие коммунисты. А для Тэтчер это была совершенно неизвестная область. Только потом я ее все-таки достал, но – много позже, и премьер-министром она тогда уже не была… - А именно? - Я нашел в архиве документ о том, как в восемьдесят четвертом году советские власти секретно передали миллион долларов бастующим британским шахтерам. А это для нее был критический момент. Или они, или она – так стоял вопрос. И в этот-то момент советские через Польшу, Париж, Ирландию по кускам передали лидерам шахтеров миллион долларов. Об этом ходили слухи, но точно никто не знал. А я нашел документ – решение. И кто же подписал это решение? Горбачев! Поскольку он был вторым секретарем ЦК, а вопрос решался на секретариате, где он председательствовал, его подпись стоит первой. Я скопировал документ и привез ей. Она увидела и побледнела: «Когда это произошло? Я же именно тогда его спрашивала, а он сказал, что ничего не знает». Дело в том, что сама она была человеком очень лояльным, очень верным. И даже убеждаясь – были ведь разные случаи – что Горбачев ее обманывает, она продолжала его поддерживать. - Но не по политическим ли соображениям? Все-таки перестройку-то начал именно Горбачев. А были ведь и противники… - Конечно, был в этом и расчет – хотя бы тот, что этот лидер будет что-то менять. Что было большой новостью после череды угрюмых старцев с косыми ртами, которые и двух слов сказать не могли. Но знать его цели все-таки было надо. Ведь это все-таки большая разница: демонтировать советскую систему или спасать ее? В одном случае можно такому лидеру помогать, а в другом – никак не надо. Но Запад этого не понял и не понимает до сих пор. Горбачев у них до сих пор – великий герой. - А как Тэтчер относилась к Ельцину? - С симпатией. Ее вообще очень интересовала Россия – притом, что она, повторяю, знала о ней не больше, чем любой читающий человек. Кстати, она абсолютно точно поняла Путина. - То есть? - Как диктатора. Как тирана, который хочет уничтожить все элементы свободы, ее первые, хотя и робкие, ростки. Вернуть страну назад в советское прошлое. Это она поняла. - Вы разговаривали на эти темы? - Да. Последний раз это было года четыре назад. У нас был общий друг – Джон О’Салливан, известный журналист и, помимо всего прочего, давний сотрудник Тэтчер и, кстати, ее спичрайтер. Он написал тогда книгу – о римском папе, о Рейгане и о ней. И Маргарет пришла на презентацию – из чистой солидарности. Хотя сделать это ей было уже трудно. И мы с ней – в который уж раз – поговорили о нынешней России. Она говорила о том, как ей жаль, какое это несчастье, что страна все никак не может выкарабкаться. О том, что уж вроде бы началось, и можно было потихоньку вылезать из этой кучи. И надо же – опять все назад… Она болела за Россию. Когда убили Старовойтову, ее семья попросила меня связать их с Тэтчер. Я сделал это, и Тэтчер проявила огромное понимание, сострадание и готовность помочь. Они хотели, чтобы расследование не замяли, чтобы у дела был международный резонанс. И она сделала все, что от нее зависело. Она вообще была человеком слова. - Что в ней было главным? - Все-таки ее потрясающая, действительно железная воля. «Теперь мы увидим, из какого металла сделана эта леди», – заявил после высадки аргентинцев на Фолклендах старейший член британского парламента. Тэтчер было не до войны – она проводила экономические реформы – однако и фолклендскую кампанию провела блестяще. Были у нее и слабости: она плохо понимала международную политику. Скажем, она была категорически против воссоединения Германии. Мы все ее уговаривали – что это неизбежно: не хотим же мы вернуть Германию к временам Версальского договора! А она открыто говорила, что не хочет сильной Германии… Зато ее компетентность в делах экономики была просто фантастической. Работала она как вол. Все одиннадцать лет своего премьерства она спала по четыре часа в сутки. Чем, конечно, серьезно подорвала свое здоровье. Она сделала уникальную вещь: демонтировала социализм. - Социализм? Где? - В Англии. Но это сказалось и на других странах. Поскольку британская экономика стала освобождаться от пут социализма: приватизация, дерегулирование и прочее – и стала очень успешной. Вот другим и пришлось повторять английские реформы – хотя идеологически они зачастую были против них. - Давайте вернемся к Тэтчер и Горбачеву. Вы считаете ее представления о реформаторе советской системы ошибочными. А на практике? Что она, по-вашему, должна была бы делать иначе? - Она помогла Горбачеву приобрести совершенно незаслуженную репутацию. Они избрали Тэтчер как своеобразный трамплин: к ней он поехал еще до того, как стал генсеком – в восемьдесят четвертом. И она стала его очень продвигать, оказывала давление на Рейгана. Горбимания тогда на Западе была просто патологическая. Казалось бы, невозможно было не понимать, что генсек КПСС не может быть тем, чем они его представляют! И журналисты, конечно, понимали. Но врали, подлаживаясь к эйфории. А надо было ей противостоять. Рейган – противостоял. Он говорил: пусть Горбачев снесет стену, пусть сделает то и это… А Тэтчер поддерживала Горбачева стопроцентно. Тогда как требовать от него надо было гораздо большего. Больших внутренних реформ. Ведь он так и не решился признать даже право собственности. Он сделал намного меньше, чем сделал Ленин в 1921 году, когда ввел НЭП! А Горбачев только твердил о «втором дыхании социализма». - И Рейган, по-вашему… - Был прав. Но потом он ушел. А Буш смотрел Кремлю в рот. Как и Мэйджор. И вот результат: советские вышли из кризиса, сохранив номенклатуру у власти. http://inosmi.ru/world/20130410/207910766.html
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов