Вице-президент РАН Геннадий Месяц о министре Ливанове: он просто обманывает руководство страны

Глава министерства науки и образования Дмитрий Ливанов намерен создать свою академию наук. Туда, как объявил сегодня министр, должны войти крупные учёные в дееспособном возрасте, работающие и достигшие реальных успехов.

Об этом мы поговорили с нашим гостем, у нас в гостях вице-президент РАН Геннадий Месяц.

Макеева: Как вы видите сложившуюся ситуацию? Это война между министром образования и Российской Академией Наук?

Месяц: Я особой войны здесь не вижу, кроме того, что министр образования регулярно попадает в какие-то странные ситуации из-за своего странного невыдержанного характера, абсолютно непроработанных вопросов и ни с кем никогда не обсуждаемых. Сегодняшнее опубликованное замечание о том, что надо собрать совет из дееспособных ученых, было сделано на коллегии министерства. Я думаю, совет надо создавать из идееспобных ученых, чтобы люди идеи имели. Конечно, важен возраст. Ученые делятся на ученых, хороших ученых, слабых ученых и неученых. А люди в возрасте, например, 70 лет, обладают колоссальными знаниями, тремя-четырьмя предложениями они могут сформулировать идею для молодых людей. Они крайне важны для этого. Академию упрекают в неэффективности. Но 80% научных публикаций РФ, которые делаются в самых престижных мировых журналах, делаются в Академии Наук. 110 из 120 журналов, которые в индекс цитируемости, издается Академией Наук. Академия Наук регулярно получает крупные премии. Три нобелевских лауреата за последнее время сейчас – уехавшие русские, сегодня премию Миллера в 3 млн. получил Поляков, член-корреспондент РАН. Это же выдающиеся люди, которые здесь стали учеными, но уехали не потому что Академия плохая. Финансирование российской науки в общемировом бюджетном финансировании много меньше 1%. Академия Наук из этого российского финансирования занимает 20%. У нас 10 млрд. долларов на всю науку – космос, экология, фундаментальная физика. Из них только 2 млрд. долларов идет на РАН. Государственный бюджет американской Академии – 140 млрд. долларов, и 300 млрд. долларов они получают из различных фондов и промышленности. Там наука востребована, у нас – никому не нужна. Все добывают деньги быстрым способом. Мы защищаем Академию не потому, что она самая хорошая, у нас ничего другого в фундаментальной науке нет. Вузовские профессоры получают 15-20 тыс. рублей. Они не могут наукой заниматься, хотя их снабжают оборудованием. Они вынуждены идти в университеты и читать лекции, чтобы заработать деньги. Как этого нельзя понять? Теперь одним махом они собираются создать новое поколение ученых России? Как можно создать так скоро? Они возьмут и назначат ученых? Такого не бывает.

Казнин: А нет молодых ученых, которым в Академии не дают развиваться? Ведь есть недовольство.

Месяц: Я директор самого крупного института РАН – физического института. И водородная бомба была там Сахаровым сделана, и лазеры сделаны – много чего было сделано. Сейчас там выдающиеся работы: запустили космическую обсерваторию. Я не могу сказать, что у нас ученым не дают развиваться. У нас пять членов-корреспондентов в возрасте около 40-50 лет. Мы их всячески выдвигаем, у нас есть специальные вакансии для молодых ученых. Есть совет молодых ученых, гранты, спецпрограммы. Я не говорю, что это много, но как быть без молодых людей? У нас не будет завтрашнего дня. И смены есть, и зав.лабораториями меняются. Если мы будем сами разрушать Академию, вслед за министром и его товарищами, мы все разрушим. В следующем году будет 300 лет научным исследованиям в России – после создания Кунсткамеры, из нее выделилось ряд подразделений, которые потом вошли в РАН при императоре Петре I. За это время столько было сделано!

Казнин: Вы так защищаете, будто речь идет о том, чтобы перечеркнуть все достижения.

Месяц: Вы не знаете те документы, которые уже подготовлены.

Макеева: Министр все-таки обсуждал с вами свои планы?

Месяц: Да, обсуждал. Готовится расфасовка института – его раздача по отдельным подразделениям. Я говорю откровенно. 5 апреля пойдет о статусе ученых в Думу. Они обсуждали вопрос о том, чтобы руководство фундаментальными исследованиями перешло непосредственно под руководство министра. Он назначает координационный совет сам по себе, возглавляет эту комиссию. В мире в прошлом веке было два ужасающих случая: когда наукой управляли чиновники – это при Гитлере, когда ликвидировали всю фундаментальную физику, и в СССР, когда биологией занимался Лысенко, и когда марксизму не подчинялась кибернетика. И в этих областях мы очень сильно отстали. Этого нельзя делать. Нам говорят, что у нас нет стимула, и мы плохо работаем: больших стимулов, чем есть у ученых, в мире нет. Ученый, как спортсмен: соревнуется со всем миром. У нас специально для молодежи есть научные конференции, мы денег довольно много получаем на конференции.

Казнин: Академиков все устраивает, а наука российская в тяжелом состоянии.

Месяц: Академиков ничего не устраивает. У нас финансирование одного научного работника – 30 тыс. долларов в год. Это зарплата, уборщицы и все. В Америке – 390 тыс. долларов в год. Сравните. Мы смогли в 2008 году сделать сильный рывок: поднять зарплату. Как только подняли, произошел кризис, получилось, что повешение получилось за счет приборов, и теперь у нас нет приборов, но  с кадрами стало лучше. У меня в аспирантуре около 100 молодых людей.

Макеева: Есть мнение, что РАН по принадлежащим площадям богаче РПЦ. Вы имеете возможность что-то сдавать в аренду, получать с этого деньги?

Месяц: Число сотрудников в РАН сократилось примерно в 1,5-2 раза по сравнению с советским временем. Естественно, остались какие-то свободные помещения. Мы сдаем примерно 5% наших помещений, получая от них те деньги, которых хватает на содержание здания. Эти дополнительные доходы составляют, может, процентов десять. Я занимался этим процессом, составлял  эти структуры для арендных отношений. Они не решают проблемы, но позволяют содержать в приличном состоянии здания и сооружения, коммуникации и прочее.

Макеева: Как так получилось, что почтенные и дееспособные люди РАН не смогли найти общий язык с молодым министром?

Месяц: Я этого молодого министра знаю с того времени, когда он получал у нас премию. Он тогда сразу сказал, что хочет, чтобы их сразу же избирали в РАН. Я сказал, что это можно, для этого есть устав. С тех пор я слежу за ним. С человеком что-то произошло странное. Он не признает фактов, я считаю, что он просто обманывает руководство страны, доказывая, что у нас финансирование сравнимо с американским, что наше оборудование лучше, чем было в советское время. Зачем это делать? Я искренне верю, что руководство хочет, чтобы мы были первыми в науке, но для этого нужна верная информация.

Министр Ливанов хочет новых ученых. Дееспособных

Глава министерства образования и науки Дмитрий Ливанов намерен создать свою Академию наук. Туда, как объявил сегодня министр, должны войти крупные учёные в дееспособном возрасте, работающие и достигшие реальных успехов.

Как к инициативе министра образования и науки отнеслись учёные и члены действующей российской академии наук – выясняла Ксения Батанова.

Батанова: Дмитрий Ливанов собирается создать совет по науке, который будет заниматься образовательной реформой и программой научных исследований. Этот совет станет голосом российской науки, заявил министр.

Позже пресс-служба министерства сообщила, что речь идет лишь о формировании общественного совета при министерстве, который будет проводить экспертизу решений в области науки.  Впрочем, Дмитрий Ливанов никогда не скрывал своих претензий к Российской академии наук,  точнее к ее президиуму, об этом он говорил и в нашем эфире.

Дмитрий Ливанов, министр образования и науки: Сегодня Академия Наук деградирует, с точки зрения научной продуктивности, с точки зрения возраста, мы сейчас говорим серьезно, с точки зрения качества управления, которое там есть. Невозможно людям навязать какое-то светлое будущее. Может быть, и возможно, но мы знаем, что это всегда плохо заканчивается. Я это точно делать не буду, я оставляю за собой право высказывать свою позицию, мнение, но думаю, что точно ключевую роль в принятии решения по выбору модели будущего будет играть само научное сообщество, не люди, которые сегодня монополизировали право говорить от имени ученых, а сами ученые.

Российскую академию наук уже 22 года возглавляет один и тот же человек – это академик Юрий Осипов. В президиуме РАН, который не дает покоя министру Ливанову, также не новички – это десять академиков, среди них Сергей Алдошин, который поддерживал разработку фильтров Виктора Петрика. Поэтому претензии к президиуму российской академии наук есть не только у министра образования.

Михаил Гельфанд, доктор биологических наук, профессор: Претензии у него к верхушке Академии, и у меня претензии к верхушке. Они растратили бренд, профукали, Академия Наук не воспринимается, как серьезная авторитетная организация. После того, как эти мерзавцы съездили к Петрику, а потом другие мерзавцы этих мерзавцев даже не пожурили, Академия Наук превратилась в анекдот. Вторая претензия - организация, которая сама выдвигает научный проект, потом сама выбивает на него деньги, потом сама распределяет, потом сама решает, хорошо поработала или нет - тяжелый конфликт интересов. Люди, которые раздают деньги и деньги получают, должны быть разными.

Члены академии наук с критикой не согласны – по их мнению, Академия – это действующий механизм, который не нужно ломать или чем то заменять.

Валерий Гальченко, член-корреспондент РАН: Да, так получилось. Как раз в мае мы будем в Академии проводить ротацию, менять президиум. Все это понимают, может, на лет пять немного задержались, но здесь много всяких обстоятельств. Но ставить в вину это Академии и ликвидировать ее, как хочет министр образования, думаю не стоить. Разрушить легко, потом заново придется создавать много лет. Эта структура устоявшаяся, рабочая. 

Интерес к академии наук носит не только научный характер – президент и члены президиума распоряжаются всем имуществом академии – а ей, можно сказать, принадлежат целые города в России – речь в первую очередь о наукоградах. За организациями РАН закреплено 15 млн квадратных метров производственных площадей. Академии принадлежат сотни тысяч гектаров земли. При этом закон позволяет Академии сдавать свои помещения в аренду, а деньги использовать на собственные нужны. И это без учета того, что в прошлом году академия получила из бюджета 64 миллиарда рублей. Так что на предстоящих в мае выборах в президиум,  кандидатам будет за что бороться.

 Что ищут следователи в министерстве образования

Не успел министр образования Дмитрий Ливанов объявить о намерении создать новую, более молодую и дееспособную Академию наук, как в Министерство образования и науки пришли с обыском.

Сотрудников полиции более всего заинтересовал кабинет замглавы ведомства Марата Камболова. В начале даже сообщалось, что на их фоне заместителю министра Марату Камболову стало плохо, однако впоследствии в Минобрнауки успокоили: «жив здоров», госпитализация не понадобилась.

Обыски связаны с расследованием дела о взятке бывшего ректора Государственного Университета Управления Виктора Козбаненко. Как связан с этим замминистра – выяснял Петр Рузавин.

Рузавин: Сегодня днем сотрудники МВД по экономической безопасности и следователи приходили в здание Министерства образования. Надо сказать, что официальные комментарии достаточно скупы.

 

Пресс-служба МВД: В рамках ранее возбужденного Следственным комитетом уголовного дела сотрудниками управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России при поддержке бойцов СОБРа в здании Минобрнауки проводятся обыски.

На данный момент обыски уже завершились. Повышенное внимание сотрудников правоохранительных органов привлек кабинет замминистра образования Марата Камболова. Изымалась вся информация, которая может быть использована в расследовании дела о взятке бывшего ректора Госуниверситета Управления. По информации источника агентства Интерфакс, пока чиновник проходит в качестве свидетеля, однако, вполне возможно, в ближайшее время его могут и обвинить. На него, якобы, указал в своих показаниях бывший ректор ГУУ. Были даже сообщения, что замминистра стало плохо, и требуется госпитализация, однако потом эта информация была опровергнута.

Вот официальный пресс-релиз. В нем, в частности, говорится, что никто задержан из сотрудников министерства не был, обвинений не предъявлено, а также, что ведомство готово к продолжению взаимодействия и сотрудничества с правоохранительными органами.

Этот скандал начался с задержания ректора Виктора Козбаненко по подозрению в получении взятки в 7 миллионов рублей. Следователи считают, что через посредников Козбаненко требовал от коммерческой организации эти деньги, чтобы отдать контракт на уборку территории вуза. 9 марта его арестовали, а 11 марта министр образования Дмитрий Ливанов уволил Козбаненко. После этого в министерстве открещивались от причастности к этому делу, заявляя, что ректор занимался хозяйственной частью самостоятельно.

Ранее главный редактор тематического портала InfoClean высказался следующим образом: такая ситуация, что ректор хотел за взятку отдать контракт по очистке территории университета в марте, невозможна. По сведениям портала, такой контракт уже был заключен в феврале с другой фирмой.

Одновременно с этим в разных СМИ высказывалась следующая точка зрения – ректор Козбаненко пал жертвой рейтинга неэффективности вузов, куда попал ГУУ. Теперь его конкретная дальнейшая судьба неизвестна. Вот как осенью сам Козбаненко комментировал ДОЖДЮ сложившуюся обстановку, когда шла речь о слиянии Госуниверситета Управления и Российской академии народного хозяйства и государственной службы, против чего выступали студенты первого заведения.

 

Виктор Козбаненко, экс-ректор ГУУ: Конечно, я не могу не признать, что в коллективе идет активное обсуждение этой возникшей для нас неожиданно инициативы. Обсуждение сводится к тому, что коллектив не понимает, каким образом можно сопоставлять две столь различные структуры.

А эксперт Всероссийского фонда образования Олег Сергеев утверждает, что ситуация вокруг Козбаненко и Госуниверситета Управления возникла на фоне всероссийской проблемы низкого финансирования вузов.

 

Олег Сергеев, эксперт Всероссийского фонда образования: То, что вузы в настоящее время выживают, государственные, тем более технические, ни для кого не секрет. Они сдают свои территории, помещения коммерческим организациям. Как при всяких коммерческих организациях, идет конкуренция. Самый сладкий момент этой конкуренции – откат тех, кто получает, по сути дела, выигравших в этих конкурсах. Откат и недовольные конкуренты жалуются в правоохранительные органы – это закономерно все.

Если возвращаться к сегодняшним обыскам, то, еще раз, если верить источникам агентства Интерфакс, замминистра образования Марат Камболов, вероятно в ближайшее время может стать вместо свидетеля обвиняемым.

Сегодня все, в том числе и члены комитета Госдумы по образованию высказывали пожелания, что связь замминистра и возможной взяткой бывшего ректора не подтвердится.

 Дождь

22 Марта 2013
Поделиться:

Комментарии

Аноним , 6 Апреля 2013
Просчеты Осипова как Президента РАН: 1. За 20 лет работы в РАН не смогли сформулировать план фундаментальных исследований и приоритетных научных направлений, отвергая холодный синтез, антигравитацию и другие. Идет из года в год переписывание еще советских Программ. 2. Российская академия наук не смогла стать тем научным центром страны, вокруг которого консолидировались бы все научные силы (академическая, вузовская и частная наука). 3. Опасность РАН состоит в том, что в силу научной несостоятельности руководства, РАН проявляет невиданную агрессивность ко всему новому, основываясь на запрете. В науке нельзя запрещать, тем более поисковые работы. Нельзя саботировать уже сделанные фундаментальные научные открытия, являющиеся приоритетом для России. 4. С созданием теории Суперобъединения развеялся миф о том, что в РАН ведутся фундаментальные исследования. Ничего там не делается. Вся наука в России уже делается вне стен РАН. Причем на создание теории Суперобъединения и квантового двигателя я не затратил из казны ни рубля, также как Григорий Перельман на решение гипотезы Пуанкаре. 5. Развеян миф об экспертной функции РАН. Как можно доверять экспертам РАН, которые объявили лженаукой исследования в области антигравитации, холодного синтеза и другие перспективные направления, а американцы за антигравитационное разбегание галактик с ускорением получают нобелевские премии. Исследования в области холодного синтеза объявлены ими как приоритетные. 6. Звание академика дискредитировано, не видно ни одной яркой личности, способной вывести российскую науку из застоя. Григорий Перельман публично отказался от столь почетного звания, как и от докторской степени. Зато расцвел бизнес на липовых диссертациях, о котором знают все, но даже комиссия Круглякова ни разу об этом не обмолвилась. А вот нападки на Виктора Петрика показали убогость экспертной функции РАН. Почти 100 тыс. экспертов (штат РАН) на одного Петрика. Смех. Стране нужны не эксперты по Петрику, а ученые способные вести фундаментальные исследования на мировом уровне. 7. Структура организации снабжения приборами и препаратами в РАН настолько забюрокрачена, что для рядового научного сотрудника получение прибора или препарата выливается в хождение по мукам на многие месяцы и даже годы. Так науку не делают. Я, имея свою частную лабораторию, обеспечиваю ее всем необходимым в течение суток, в крайнем случае, нескольких дней. Поэтому РАН боится становлению частной науки в России в виде инновационных фирм и лабораторий, как это делается на Западе. Наш кандидат наук Андрей Гейм в Англии получает нобелевскую премию по физике, и заявляет, что в Англии ему удается сделать за полгода столько, на что в РАН уйдет 10 лет. КПД РАН 5% по отношению к Западу. У нас на 2000 членов (с корреспондентами) РАН один нобелевский лауреат Жорес Алферов. Маловато. 8. У Осипова нет программы фундаментальных исследований и перечня прорывных направлений, поскольку за 20 лет административной работы он давно стал чиновником от науки, причем плохим чиновником, доведшим КПД РАН до 5%. Система снабжения научных исследований отвратительная, штат не оптимизирован. Но главное, руководитель АН должен обладать колоссальной научной интуицией, выделяя главные, прорывные направления исследований, нужные для страны уже сейчас, концентрируя средства и колоссальный научный потенциал академии на прорывных направлениях. Осипов на это не способен. Я высказал лишь свое мнение, которое кто-то разделяет, а кто-то нет. Как автор теории Суперобъединения, которая определяет развитие фундаментальной науки и принципиально новых прикладных направлений исследований на столетие вперед, имею на это право, также как имею опыт борьбы с научными ортодоксами. Я не разделяю разницы между фундаментальной и прикладной наукой, поскольку фундаментальные открытия, если они действительно таковые, напрямую ведут к развитию принципиально новых технологий. Так, фундаментальные открытия в области квантовой гравитации и антигравитации, привели к созданию квантовых двигателей, которые заменят ДВС и реактивные двигатели. Когда-то мне пришлось в одиночку бороться за теорию Суперобъединения с мощным аппаратом РАН во главе с Осиповым. Я выиграл эту борьбу, опубликовал теорию Суперобъединения на английском языке, провел испытания квантового двигателя, запатентовал его. Потом увидел, что в таком же положении оказался Виктор Петрик и другие ученые, ведущие прорывные исследования, в том числе, в РАН. И сейчас естественно, я вижу единомышленника в лице Министра Минобрнауки России Дмитрия Ливанова, который открыто заявляет, что «форма организации науки в РАН нежизнеспособна». И академикам надо не обижаться на критику Министра, а необходимо направить все усилия на исправление ситуации в РАН, хотя бы по тем 8 пунктам, приведенными мною выше. Это предстоит выполнить новому Президенту РАН. 6 апреля 2013 года http://leonovpublitzistika.blogspot.ru/2013/04/blog-post.html
Владимир Леонов , 6 Апреля 2013
Просчеты Осипова как Президента РАН: http://leonovpublitzistika.blogspot.ru/2013/04/blog-post.html 1. За 20 лет работы в РАН не смогли сформулировать план фундаментальных исследований и приоритетных научных направлений, отвергая холодный синтез, антигравитацию и другие. Идет из года в год переписывание еще советских Программ. 2. Российская академия наук не смогла стать тем научным центром страны, вокруг которого консолидировались бы все научные силы (академическая, вузовская и частная наука). 3. Опасность РАН состоит в том, что в силу научной несостоятельности руководства, РАН проявляет невиданную агрессивность ко всему новому, основываясь на запрете. В науке нельзя запрещать, тем более поисковые работы. Нельзя саботировать уже сделанные фундаментальные научные открытия, являющиеся приоритетом для России. 4. С созданием теории Суперобъединения развеялся миф о том, что в РАН ведутся фундаментальные исследования. Ничего там не делается. Вся наука в России уже делается вне стен РАН. Причем на создание теории Суперобъединения и квантового двигателя я не затратил из казны ни рубля, также как Григорий Перельман на решение гипотезы Пуанкаре. 5. Развеян миф об экспертной функции РАН. Как можно доверять экспертам РАН, которые объявили лженаукой исследования в области антигравитации, холодного синтеза и другие перспективные направления, а американцы за антигравитационное разбегание галактик с ускорением получают нобелевские премии. Исследования в области холодного синтеза объявлены ими как приоритетные. 6. Звание академика дискредитировано, не видно ни одной яркой личности, способной вывести российскую науку из застоя. Григорий Перельман публично отказался от столь почетного звания, как и от докторской степени. Зато расцвел бизнес на липовых диссертациях, о котором знают все, но даже комиссия Круглякова ни разу об этом не обмолвилась. А вот нападки на Виктора Петрика показали убогость экспертной функции РАН. Почти 100 тыс. экспертов (штат РАН) на одного Петрика. Смех. Стране нужны не эксперты по Петрику, а ученые способные вести фундаментальные исследования на мировом уровне. 7. Структура организации снабжения приборами и препаратами в РАН настолько забюрокрачена, что для рядового научного сотрудника получение прибора или препарата выливается в хождение по мукам на многие месяцы и даже годы. Так науку не делают. Я, имея свою частную лабораторию, обеспечиваю ее всем необходимым в течение суток, в крайнем случае, нескольких дней. Поэтому РАН боится становлению частной науки в России в виде инновационных фирм и лабораторий, как это делается на Западе. Наш кандидат наук Андрей Гейм в Англии получает нобелевскую премию по физике, и заявляет, что в Англии ему удается сделать за полгода столько, на что в РАН уйдет 10 лет. КПД РАН 5% по отношению к Западу. У нас на 2000 членов (с корреспондентами) РАН один нобелевский лауреат Жорес Алферов. Маловато. 8. У Осипова нет программы фундаментальных исследований и перечня прорывных направлений, поскольку за 20 лет административной работы он давно стал чиновником от науки, причем плохим чиновником, доведшим КПД РАН до 5%. Система снабжения научных исследований отвратительная, штат не оптимизирован. Но главное, руководитель АН должен обладать колоссальной научной интуицией, выделяя главные, прорывные направления исследований, нужные для страны уже сейчас, концентрируя средства и колоссальный научный потенциал академии на прорывных направлениях. Осипов на это не способен. Я высказал лишь свое мнение, которое кто-то разделяет, а кто-то нет. Как автор теории Суперобъединения, которая определяет развитие фундаментальной науки и принципиально новых прикладных направлений исследований на столетие вперед, имею на это право, также как имею опыт борьбы с научными ортодоксами. Я не разделяю разницы между фундаментальной и прикладной наукой, поскольку фундаментальные открытия, если они действительно таковые, напрямую ведут к развитию принципиально новых технологий. Так, фундаментальные открытия в области квантовой гравитации и антигравитации, привели к созданию квантовых двигателей, которые заменят ДВС и реактивные двигатели. Когда-то мне пришлось в одиночку бороться за теорию Суперобъединения с мощным аппаратом РАН во главе с Осиповым. Я выиграл эту борьбу, опубликовал теорию Суперобъединения на английском языке, провел испытания квантового двигателя, запатентовал его. Потом увидел, что в таком же положении оказался Виктор Петрик и другие ученые, ведущие прорывные исследования, в том числе, в РАН. И сейчас естественно, я вижу единомышленника в лице Министра Минобрнауки России Дмитрия Ливанова, который открыто заявляет, что «форма организации науки в РАН нежизнеспособна». И академикам надо не обижаться на критику Министра, а необходимо направить все усилия на исправление ситуации в РАН, хотя бы по тем 8 пунктам, приведенными мною выше. Это предстоит выполнить новому Президенту РАН. 6 апреля 2013 года
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов