Как сделать школу хорошей?

В рамках цикла «Публичные лекции “Полит.ру”» директор одной из лучших московских школ – №1199 («Лига школ») Сергей Бебчук прочитал лекцию «Где учителям жить хорошо?». Slon публикует основные тезисы этой лекции. 


Я считаю, что учительство – это профессия творческая, и я не солидарен с теми, кто считает, что это профессия технологическая. То есть такие понятия, как методика, – это правильные понятия, но они, в общем, на периферии. Учительская профессия больше искусство, чем ремесло, несмотря на то что это одна из самых массовых профессий. Но учитель без творческого подхода – это не учитель.

Учителю будет хорошо в школе лишь в случае, если он будет обладать той степеньюсвободы, которая необходима для творческого человека. Что я под этим понимаю? Ну, во-первых, учитель должен обладать правом, закрепленным в законе об образовании: на выбор учебников, учебных пособий, методик – это все черным по белому написано как в действующем законе об образовании, так и во вступающем в силу в ближайшее время. С другой стороны, практика, конечно, не соответствует закону. К сожалению, в России почти нет школ, которые в полной мере соблюдают закон в этой части. Тем не менее в тех школах, в которых учителю предоставлена большая свобода выбора учебников, методик, программ, учитель чувствует себя лучше.

Следующая ступенька в сторону выбора свободы – учителю, конечно, должна быть предоставлена возможность экспромта. Дети разные – и не только год от года, а даже и в течение одной недели и одного дня. Потому что класс, который пришел заниматься в рыхлом, вялом состоянии, нужно каким-то одним образом повести по сюжетам урока. А класс, пришедший бодрым, нужно повести по-другому. Более того, и сюжеты могут быть разными для одного класса и для другого. И вот свобода решать, что и как я делаю, – это очень серьезное право.

Безусловно, учитель должен обладать некоторым правом, которое я бы обозначил так: он должен быть по отношению к начальству в позиции как человек, имеющий карт-бланш. Это третья уже ступенька свободы. Понятно, что не каждый пришедший в школу учитель с самого начала получает ту или иную свободу выбора учеников и методик, не каждый имеет право экспромта и не каждый будет иметь карт-бланш. За свободу учителю надо бороться, показывая результат. Показываешь результаты своей работы – эти результаты вызывают уважение у родителей, коллег, учеников, школьного начальства. И тем самым ты завоевываешь все больше и больше свободы. Это правильные, на мой взгляд, взаимоотношения внутри школы, которые заведомо приводят к повышению качества преподавания. Потому что, конечно, свобода для творческого человека – это морковка, которая вынуждает за ней тянуться, и это большая морковка, чем премия или зарплата.

Право выбирать методы

Первая часть свободы, которая должна быть предоставлена учителю, – это учебно-методологическая. Вторая – это организационная свобода. Учитель должен иметь право выбирать не только методики, но и разнообразные организационные формы работы. Ну, например, учитель ботаники вполне может захотеть преподавать все уроки на улице и не какими-то гербариями пользоваться, а живыми цветочками и листочками. Тем самым придется сконцентрировать все уроки в сентябре и мае. Понятно, что, не обладая правом влиять на годовое расписание, учитель никогда не сможет преподавать ботанику только в сентябре и в мае. Он будет преподавать по одному уроку в неделю, вместо того чтобы провести 30 уроков в сентябре и 30 в мае, – и таким образом подать весь годовой курс. Какой-нибудь учитель, например МХК, захочет преподавать в музее рядом с реальными объектами. Учитель, который не будет обладать правом поехать с классом на урок в музей, безусловно, будет обделен перед коллегой, который таким правом обладает.

Развивая эту мысль: было бы хорошо, чтобы у учителя было право, например, не прийти на урок. Потому что урок, который дети проведут самостоятельно, без учителя, он дорогого стоит, иногда он гораздо полезнее, чем урок с учителем. При учителе все дисциплинированы, вроде как что-то делают, а когда учителя в классе нет, начинается бедлам. Вот добиться того, чтобы урок проходил нормально даже тогда, когда учитель не пришел в класс, – это великая заслуга учителя.

Я уж не говорю о том, что учитель должен обладать правом свободы выбора: когда, в каком виде проводить контрольные, зачеты, экзамены – внутри года или в конце, по каким материалам. Потому что для меня, например, оказывается удивительным, что в Москве существуют школы, в которых директора и завучи предписывают содержание контрольных в каком-то классе. Сам я никогда не давал учителям указаний насчет состава контрольных.

И про последнее организационное – про аттестацию. Дело в том, что несколько лет назад возникла такая замечательная противозаконная деятельность, как аттестация учителя на соответствие занимаемой должности. В действующем законе об образовании написано – настолько черным по белому, что просто даже странно не понимать этой фразы: «Подбор, расстановка кадров и ответственность за их квалификацию находятся исключительно в компетенции школы». Тем не менее с 2010 года министерскими приказами закон был грубо нарушен. И теперь если аттестацию соответствия занимаемой должности проводит какая-то внешняя контора, то она является исключительно компетентной как ответственная за квалификацию. И вот свобода учителя отказаться от такой аттестации – конечно, безусловное право, которым учитель должен обладать. И школьное начальство должно его в этом поддерживать.

Право быть честным

Следующая составляющая – это нравственные вещи, когда на учителе висит огромная ответственность за тот пример, который он показывает детям. В первую очередь он сам должен быть свободным, быть честным.

Сейчас свобода быть честным сужается, как шагреневая кожа: школы подключаются к электронному журналу, и я уже столкнулся с тем, что во многих школах в электронный журнал ставят одни отметки, а в реальности – другие. И в качестве оправдания приводятся такие слова: ну, я, во-первых, своими двойками и тройками подставлю школу, что не есть хорошо, а во-вторых, меня в какой-то момент захотят проверить и скажут, какой я плохой учитель, раз я наставил столько плохих отметок. Вот это безобразие пагубно во многих аспектах: первый из них – обманщик с трудом может исполнять обязанности учителя. Затем это безобразие повлияет на снижение успеваемости. Старшее поколение хорошо помнит время, когда запретили ставить двойки, а потом и тройки, – тогда выросло достаточно ущербное поколение, которое с трудом конкурировало на рынке труда в момент его возникновения в 1991 году.

Честность – абсолютно необходимая вещь, и без нее никакому учителю и творческому человеку не будет в школе комфортно.

Свобода от бумажек

Следующее, о чем важно поговорить, это свобода от бумажек. Несколько лет назад ходила шутка про то, что дети – это некие субъекты, которые отвлекают учителя от заполнения бумажек. Сейчас учителя грустно говорят, что это перестало быть шуткой. Я уже не говорю про то, что учителям многие шаги теперь приходится делать дважды, потому что школа становится более цифровой, – отчеты, бумажки, справки, которые учителя раньше заполняли в бумажном виде, сейчас им приходится дублировать в электронном виде. Наверное, в какой-то момент бумажная жизнь отомрет, и станет чуть легче, но сейчас ситуация абсолютна абсурдна. И вот свобода от этих бессмысленных бумажек учителю необходима как воздух.

И ни зарплата, ни премии, ни количество часов, ни наличие компьютера у учителя не влияют на его успешность так, как возможность нормальной творческой работы с учениками. Именно эта возможность разделяет школы на хорошие, где она есть, и плохие, где ее практически нет. 

Slon

6 Февраля 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов