М.Делягин.ОхасанЕвшая власть

2013.01.23 , "Комсомольская правда" 


"Казалось бы, при чем здесь Сердюков?"))

Может, действительно мы, журналисты, лихорадочно раскапывающие подробности жизни и смерти, похорон Усояна, стали моральными уродами? Как и рядовые граждане страны, живо интересующиеся выкопанными прессой  подробностями?

-  Понимаю гнев и возмущение тех, кто считает: слишком много чести в СМИ Деду Хасану.  Но за сваленным дубом, каким бы большим и гнилым – или, по иным версиям, могучим - он ни был, надо видеть весь лес,  точнее, вековую тайгу,  - говорит директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. -  Вопрос сложнее банальных рейтингов влияния.

- Почему «воры в законе» - такая больная и острая тема в России, Михаил Геннадьевич? В 90-е  вы были советником Анатолия Сергеевича Куликова, вице-премьера и по совместительству министра внутренних дел. Должны быть «в теме».

- Та моя работа  – дела давно минувших дней, и занимался я там макроэкономикой. Не являюсь специалистом в области преступности, кроме разве что некоторых представителей государства, и даже не знаю ни одного живого «вора в законе». Но как профессионального  экономиста меня, разумеется, интересует, как работает российская  экономика на самом деле. А  как человека, 13 лет проработавшего в органах госуправления, - как и в чьих интересах осуществляется российское государственное управление.

Интерес к «ворам в законе» в России естественен. Дело даже не в блатной «романтике» и популярном шансоне, все проще: граждане вполне логично желают знать хоть что-то о тех, кто правит ими и определяет их судьбы. А организованная преступность, верхушкой которой являются именно «воры в законе», до сих пор, к сожалению,  элемент, может быть, и не всегда государственного, но, во всяком случае, управления Российской Федерации.

Нужно подчеркнуть, что в 90-е годы оргпреступность получила огромные полномочия, а с другой стороны – сама взяла себе огромные права, поскольку  государство тогда ушло почти из всех сфер обыденной жизни. И  бандиты, получившие огромную поддержку,  в том числе в конкуренции позднесоветских силовых структур, стали после краха государственности инструментом регулирования общественных отношений.  Выполняли роль правоохранительных органов, судей, служили гарантией, например, выполнения договоренностей  между коммерсантами, потому что других гарантий просто не было. Не случайно еще в 2001 году простодушный начальник УВД одной из областей Центральной России  произнес на планерке классическую фразу: «Наша задача -  победить организованную преступность, чтобы взять на себя  ее функции!». И это даже тогда касалось отнюдь не только грабежа и рэкета, но и поддержания порядка.

Напомню, что в Ростове-на-Дону «беспредельная» уличная преступность почти закончилась уже к концу 93-го года, когда у московского метро «Университет», где я тогда жил, в ларьке с открытой витриной продавали фаллоимитаторы и иногда пробегали люди с автоматами. Именно потому, что этот город  для  воровского мира с давних пор   -  «Ростов-Папа»! Есть  дешевая пропаганда, будто в России организованная преступность  осталась  в  ужасных  90-х. Мол, государство назначило олигархов, и те быстро  вычистили бандитов…

-  Ходит  такая версия. Верховная власть отдала тогда олигархам за бесценок жемчужины советской экономики типа «Норильского никеля», и  новые хозяева  выбили обосновавшихся там ранее бандюков. С помощью спецслужб, милиции, своих частных охранных армий. Особенно впечатляли алюминиевые войны. Вот где кровища пролилась!  Спортсмена-авторитета Квантришвили киллер застрелил на выходе из Краснопресненских бань  якобы потому, что тот положил глаз на сибирский алюминий. Алюминиевому королю – авторитету Быкову повезло – его лишь посадили. Жестоко расправлялся, говорят, с бандитами на  сибирских нефтепромыслах олигарх Ходорковский…

- Я знаю только одного российского олигарха, которому нечего предъявить по этой части. Хотя, надеюсь, их больше. Но войны за освобождение крупных предприятий из-под бандитского контроля

 были, хоть и не очень громкими, но порой кровопролитными. Олигархи навели порядок в подаренных им Кремлем крупных корпорациях за год или меньше. В целом все всё поняли, и тему сравнительно быстро закрыли. Ведь частная преступность всегда проигрывает преступности государственной.  А за олигархами стояло российское государство, перед которым частник, за отдельными исключениями, бессилен. Но заявлять, что «воры в законе», оргпреступность  тогда  были полностью разгромлены, вытеснены на периферию общественной жизни нельзя: это, то ли глупость, то ли их собственная пропаганда.  Их лишь  оттеснили от наиболее лакомых и жирных кусков, но им вполне хватило оставшегося. Более того: на руинах старого родился новый Союз - «воров в законе» и чиновников, своего рода государственно-частное партнерство. То, что не получается сделать в официальном бизнесе,  в преступной сфере функционирует уже давно и весьма эффективно.

 

- Примеры, Михаил Геннадьевич?

- Меня больше всего поражает в людях русской культуры то, что мы всегда работаем. И под татаро-монголами, и во время  сталинского террора, и под фашистами, и под партхозноменклатурой, и под либералами…Так и МВД работало даже под Нургалиевым.

В 2008 году Управление по борьбе с организованной преступностью МВД нанесло, насколько я могу  судить, колоссальный ущерб  криминальному миру Российской Федерации. В частности, почти одновременно  взяли несколько «общаков», по сути дела - крупнейших  воровских банков. Какова была реакция высшего государственного управления на эти выдающиеся достижения милиции?

Я не знаю, какие награды получили организаторы этих операций. Знаю другое: через несколько месяцев после разгрома  «общаков»  бывший уже, - нет, не министр внутренних дел Нургалиев, а президент Медведев подписал свой знаменитый секретный указ, в котором известна  лишь открытая  вступительная часть:  органы МВД по борьбе с организованной преступностью в России  ликвидируются. Их превратили в так называемое управление «Э» по борьбе с экстремизмом, которое сейчас занимается, в том числе, теми, кто проявляет недостаточно восторженное отношение к руководству нашей сказочной страны. Приоритеты были расставлены однозначно и предельно понятны.

- Тогда власти даже не удосужились объяснить причину ликвидации. Видно, гнев на оперов  был слишком  сильным. Лишь недавно один из больших силовиков оправдал тот указ тем, что оргпреступность  в  стране якобы была ликвидирована. Потому, де, и отпала надобность в спецорганах по борьбе с нею.

- Ну а куда ему деваться? Дали приказ, или просто надо было «прогнуться»,  ведь  нарваться на вопрос «тебе погоны жмут или звезды колют?» можно на любой должности. Можно подумать, что президент  Медведев перевел контрабанду, – преступление, между прочим, против государства как такового, - в разряд административного правонарушения из любви к правам человека,  а не потому, что конкретным «авторитетным бизнесменам» надо было вернуться в страну или расширить свой бизнес…

Кстати, минувшей осенью идея восстановить структуры МВД по борьбе с оргпреступностью  была отвергнута администрацией президента. Хотя их ликвидация представляется откровенным и циничным бредом, из той же серии, что и периодические попытки ввести в России запрет на упоминание национальности преступника: мол, это фашизм!  Особенно преуспели в поддержке этих попыток прежние власти Москвы, при которых столицу, насколько можно судить, едва не захватили этнические  преступные группировки.

- Идея запретить называть национальность преступников в российских СМИ опять стоит на повестке дня, Михаил Геннадьевич…

-  Национальность тесно связана с культурой, а культура человека жестко определяет  образ его действий. Есть даже криминальные специальности, которые статистически свойственны определенным национальностям. Поэтому во всех развитых странах мира не просто действуют  специальные структуры по борьбе с организованной преступностью,  в большинстве из этих стран (в том числе в США, считающихся «общечеловеками» эталоном демократии)  созданы отделы по различным этнокультурным группам. Американское  ФБР  в этом плане – эталон.  Без этого бороться с этническими мафиями невозможно в принципе. А у нас одним махом  ликвидировали всю структуру, которая боролась с организованной преступностью.

-  Ветераны вспоминают, что структуру ликвидировали в одни сутки: днем был зачитан указ, а наутро людям велели освободить кабинеты, и выгнали из зданий, в которых они находились. И больше половины лучших оперработников оказались без работы. Следом   во многих регионах  повально уничтожили  дела оперативного учета на банды и организованные группы.  А потом грянула кущевская трагедия. И краснодарский прокурор признал, что в крае после ликвидации управления по борьбе с оргпреступностью ликвидировали  полторы тысячи дел оперативного учета на банды. Так Цапки остались без надзора органов! Правда, в ряде  регионов России умные начальники милиции-полиции сохранили людей, дела, спрятали все. Но, по подсчету одного из ветеранов МВД, минимум  200 тысяч особо опасных преступников и членов ОПГ в стране  остались без всякого оперативного контроля. После указа они несколько недель гуляли-пили по всей России и не могли поверить в такую радость, а потом двинулись во власть. Это Япончик жизнью рисковал, устроив с братвой налет в смутном  1918 году  на управление полиции в Одессе. Он сжег тогда досье на 16 тысяч уголовников. А через 90 лет его потомкам по ремеслу и рисковать не пришлось. 

- Но если ликвидирована структура, что делать с досье? Если не уничтожить, они в принципе могут достаться «ворам в законе».

Я рассматриваю факт ликвидации УБОПов отнюдь не как проявление феноменального идиотизма государственной власти. Скорее, это более глубокая тенденция типа гуманизации Уголовного кодекса: гуманизация применяется правящей тусовкой преимущественно  к преступникам, а не к их  жертвам, добропорядочным гражданам. Вероятно, это следствие коррупции, сращивания государства и оргпреступности в рамках того самого государственно-частного партнерства, о котором я уже говорил. А жертвы сами виноваты, что живут в России, ходят по улицам без охраны, попадаются на глаза и в лапы бандитов. Для меня тот факт ликвидации -  наглядный пример  влияния организованной преступности на государственное управление России.

Оперативники прищемили собаке хвост, а собака на них даже не залаяла. Она их просто уволила. Посмотрите, сколько и каких представительских иномарок было на похоронах Деда Хасана! Сколько венков от «братвы» из многих городов России и СНГ! В скольких  – и каких -  ресторанах поминали его  коллеги! А гражданам рассказывают благостные сказки,  что оргпреступность  в  России ликвидирована: мол, кушайте, овощи, что дают, и благодарите, что пока еще живы.

Сегодняшняя ситуация с «ворами в законе» в определенной степени, боюсь, даже хуже, чем в 90-е годы, когда еще сохранялась советская инерция, и представить себе такую циничную ликвидацию УБОПов было просто  невозможно.

О политическом значении «воров в законе» свидетельствует  пример трех феноменально различающихся стран: Грузии при Саакашвили, Белоруссии при Лукашенко и Молдавии еще до коммунистов. Лидеры этих постсоветских государств,  занимаясь укреплением своей власти, делали одну и ту же вещь: изгоняли из страны всех  своих «воров в законе» с формулировкой: «К сожалению, у нас к вам нет юридических претензий, поэтому или вы уедете, или вы ляжете!»

- Они и ехали. Точнее, бежали. В Россию. Здесь им, видно, медом мазано.

- Да, у нас не было, и нет никого, кто способен озаботиться хотя бы режимом реальной личной власти. Слишком многие приходили в высокие кабинеты, просто чтобы потреблять, - и ради этого с удовольствием взаимодействовали с организованной преступностью, а то и поощряли ее – как плохой офицер поощряет «дедовщину», чтобы самому не управлять вверенным ему подразделением.

-  Михаил Геннадьевич, откуда вообще возник этот чисто российский  феномен – «воры в законе»?

- История долгая, но попробую изложить коротко. Реформы Петра I сократили население России процентов на 30.

- Да уж, самодержец поставил Россию на дыбы. Или на дыбу…

- Бедствия были чудовищные, люди лишались всего  и, соответственно,  резко вырос уровень преступности. Только в предместьях крохотной относительно своих сегодняшних границ Москвы  насчитывалось более 30 тысяч воров. В остальной России творилось просто неописуемое.  А перенасыщение любой сферы ведет к быстрой и жесткой специализации.

- Тот же старик  Державин, который Пушкина заметил  и, в гроб,  сходя, благословил, был не только великим поэтом, но и Генеральным прокурором России-министром юстиции. А в молодости … скитался по воровским притонам, зарабатывая на жизнь карточным шулерством. Специализация, понимаешь…

- Лучшие лесники получаются из браконьеров. Прокурор, не понимающий преступность, в нашей стране так же нелеп, как, например, макроэкономист с аналогичной проблемой.

Но вернемся к истории: к концу XIX века специализация стала очень высокой. Доходило до того, что если «чердачник» (низшая каста преступников, члены которой воровали на чердаках развешенное для просушки белье) пытался  обокрасть  квартиру, его вполне могли сдать в полицию  коллеги за  нарушение цеховых правил. Естественно, была элита: «щипачи», то есть карманники, «медвежатники»,  взламывавшие сейфы, и т.д. Коррумпированная часть полиции подкармливалась с этого дела, но держала  ситуацию под контролем.

Баланс стал ломаться в начале ХХ века. Революционеры вступали в союз с уголовниками, чтобы добывать деньги, в том числе для содержания партийной верхушки за рубежом. Приходилось грабить банки (что, кстати, развеивает обвинения в том, что они были постоянными агентами немцев и японцев: ни одного агента не доводят до такой нужды).  Классический  пример – Иосиф Виссарионович Сталин! Его  организация ограбления Тифлисского банка вошла в лучшие учебники криминалистики.  Личный секретарь  Сталина Борис Бажанов, бежавший позже за рубеж, вспоминал: «Лидеры в эмиграции были постоянно заняты поисками средств…

Часть социалистов-революционеров нашли способ  - вооружённые ограбления капиталистов и банков. Это на революционном деловом жаргоне называется «эксами» (экспроприациями). Но братские социал-демократические партии, давно играющие в респектабельность и принимающие часто участие в правительствах, решительно отвергают эту практику. Отвергают её и русские меньшевики. Нехотя делает декларации в этом смысле и Ленин. Но Сталин быстро соображает, что Ленин только вид делает, а будет рад всяким деньгам, даже идущим от бандитского налёта. Сталин принимает деятельное участие в том, чтобы соблазнить некоторых кавказских бандитов и перевести их в большевистскую веру. Наилучшим завоеванием в этой области является Камо Петросян, головорез и бандит отчаянной храбрости. Несколько вооружённых ограблений, сделанных бандой Петросяна, приятно наполняют ленинскую кассу (есть трудности только в размене денег). Натурально Ленин принимает эти деньги с удовольствием. Организует эти ограбления  петросяновской  банды товарищ Сталин. Сам он в них из осторожности не участвует.»

В ходе Октябрьской революции многие преступники встали на ее сторону. Рисковые люди, авантюристы не могли не воспользоваться возможностью отомстить ненавистной царской власти, полиции, стать хозяином новой жизни или как минимум получить индульгенцию на новые преступления.

- Улицу, на которой я родился, в деревне звали Грабиловкой. В 20-е годы  здесь  новоявленные коммунисты, вспомнив старое ремесло, сняли зипуны с мужиков, ехавших на базар. Официально улицу назвали Цветной бульвар.

-  Знаменитый одесский Мишка Япончик – Моисей Винницкий -  по некоторым данным, командовал советским бронепоездом, посланным против атамана Григорьева. А  затем,  правда, очень недолго,  полком красноармейцев, собранным из студентов, его налетчиков и прочих бандюков. Две трети полка разбежалось еще по недальней дороге на фронт, остальные  дезертировали на второй день боев. Классический пример – друг Япончика (правда, и уничтоживший его группу после  дезертирства)  уголовник Котовский, до революции  более десяти лет державший в страхе всю Бессарабию и пользовавшийся поддержкой крестьян за то, что грабил только богатых.

- А с бедных что взять крупному преступнику?

-  Котовский был приговорен к смертной казни, спасся от петли благодаря слезным письмам к жене генерала Брусилова, который в итоге не утвердил приговор. Воевал у красных великолепно, дослужился до комдива, члена ЦИК и Реввоенсовета СССР, был назначен заместителем наркома Фрунзе.

- Тут-то его и застрелили. На отдыхе в санатории. Загадочное убийство. Вскоре на операционном столе умирает и Фрунзе. Говорят, Сталин видел в нем конкурента, вот и убрал соперника, его близкое окружение.  Странно погибает и бандит-революционер Камо. Ехал на велосипеде, попал под машину...   

  -  Многие красные командиры погибали в 20-е при загадочных обстоятельствах. И преступный мир четко понял: тех, кто занимается политикой - убивают, тех, кто просто грабит - всего лишь сажают. Прививку от участия в политике в любой форме криминалитет получил еще на излете Гражданской войны.

   После нее, кстати, в России осталось огромное количество белых офицеров: не все же смогли уйти за рубеж.  Многие легли на дно. Семьи погибли, сбежали, пропали, или  отреклись от них. Офицеры  знали: объявись они в своих семьях - обрекут дорогих им людей на смерть или тюрьму. А ведь это были люди, хорошо образованные, с боевой подготовкой и опытом,  великолепными волевыми, организационными качествами, в полном расцвете сил. Чтобы не пропасть, они вынуждены были идти в криминал, пополнив  категорию «жиганов» -  отчаянных, храбрых, ловких преступников. До революции «жиганами» называли еще  и  углежогов,  доходяг на каторге. Но после гражданской войны, когда явление стало массовым, термин стал однозначным: «жиган» -  самый  дерзкий,  энергичный  бандит, последовательно мстивший Советской власти.

А еще были урки,  обычные уголовные элементы, более низкие по уровню образования, развития,  которые просто хотели воровать, грабить и сторонились любой политики. В 20-е  между этими  категориями бандитов вспыхнула война, которая  закончилась лишь в начале 30-х годов.

Тогда грянула массовая коллективизация, огромное количество людей опять пошло в преступный мир - просто потому, что  альтернативой была  голодная смерть, как при Петре I. И  если  такой поток «пехоты» идет в криминал, что делить?  Надо объединяться! В ходе этого объединения и появились  официальные «воры в законе»,  были выработаны в четкой форме знаменитые воровские понятия:  не иметь никаких отношений с властью, платить в «общак», не заводить постоянной семьи.

- С семьей понятно. Дед вспоминал, в соседней деревне в 20-е орудовала местная банда. Во время очередного грабежа одного бандюка убили. В ту же ночь сообщники вырезали всю многочисленную  семью покойного товарища, чтоб те их не выдали. Такая была договоренность в банде. Так что отсутствие семьи – факт милосердия.

- Изначально эти  воровские понятия были выработаны жиганами-офицерами: то была  форма нелегальной самоорганизации во враждебном советском окружении. Кстати, легальная самоорганизация, созданная за границей бежавшими белыми офицерами -  Российский Общевоинский Союз –  в активной форме  просуществовал  два десятка лет, до Второй  мировой. Союз имел  свои  университеты,  госпитали, кассы взаимопомощи…  Это было как бы государство в недрах Европы с ответвлениями на всех обитаемых континентах. А у нас – «воры в законе» с «общаком», реформаторами и силовиками… Тьфу!

В начале 30-х из-за Великой депрессии на мировых рынках упали цены на зерно.  И финансировать индустриализацию за счет продажи хлеба, как первоначально планировалось, стало  невозможно. Пришлось получать золото экспортом леса и его прямой добычей на приисках, рудниках,  а это уже не крестьянский труд. Понадобилась большая масса заключенных, которую дала сначала коллективизация, а затем и «обострение классовой борьбы по мере строительства социализма».

Исторический факт – в начале Большого Террора власти не знали, что делать с арестованными «врагами». Шли массовые расстрелы, заключенных в лагерях морили голодом. И только в самом конце 30-х началось рациональное отношение к рабочей силе.  Хотя  ГУЛАГ как хозяйственная система возник в 1929 году. Была такая замечательная личность (не могу  сказать, что человек) Нафталий Френкель. Спекулянт, уголовник. Возможно, сотрудничал с ГПУ, но, когда его поймали - отправили на Соловки. И там он сумел понятно и убедительно обосновать  начальству, что заключенные – это отличная рабочая сила. Стал высокопоставленным офицером ОГПУ, одним из руководителей ГУЛАГа, трижды кавалером ордена Ленина, умер в Москве в 77 лет.

То, что рабский труд неэффективен,  стало ясно сразу, и хозрасчет – разумеется, в варварских формах,  был введен именно в лагерях. В феврале 1941 года специальный пленум ЦК ВКП (б) принял решение о распространении его на всю страну, но помешала война.

Ужас ГУЛАГа заключался именно в его хозяйственном значении: он делал то, что невозможно было сделать никаким человеческим способом.  Невозможно быстро  построить Норильск за Полярным Кругом  трудом свободных людей!

Создание ГУЛАГа  сделало места лишения свободы условием существования Советского государства.  Удержать в подчинении огромный  лагерь  лишь сверху, силами одной администрации и  открыто сотрудничающего  с нею  «актива» перековавшихся заключенных нельзя.  И «воры в законе» стали, с моей точки зрения, надежным инструментом  управления лагерем «снизу».  Прямых контактов с администрацией они иметь не могли,  но гонцы-то ходили! Дань, которую регулярно платили им остальные заключенные, по имеющимся данным, достигала четверти пайков и половины всех посылок.

 Как я понимаю, первым оценил перспективность схемы Берия,  исключительно эффективный, выражаясь современным языком, менеджер. И «воры» стали теневым инструментом управления всей лагерной страной. Вероятно, количество грузинских «воров в законе» непропорционально велико не только потому, что Сталин даровал Грузии практически особый экономический режим, в котором она существовала до конца Советского Союза (там были, например, плавающие розничные цены, я это хорошо помню). Но и потому, что Берия тоже был грузин - и опирался на культурно близких ему людей.

 

24 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

- Что же получается? Уроженец Грузии «Дед Хасан», его воровской клан, самый мощный ныне в России, на всем постсоветском пространстве, и конкуренты из молодых грузинских же «воров в законе», якобы причастных к его расстрелу - пламенный привет потомкам от Лаврентия Палыча?

- «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Наша страна все еще живет в шинели Сталина: она старая, грязная, истершаяся, - но никакую другую последующие поколения не сшили. Социальная инженерия именно сталинского Советского Союза еще ждет своих исследователей, - там будет много находок, в том числе и гуманистических, пригодных для использования в современной жизни.

- Значит, не случайно после смерти Сталина Берия объявил амнистию «ворам в законе» и прочим уголовникам? Хотел дестабилизировать обстановку в СССР и удержаться у власти? Прекрасный фильм на эту тему – «Холодное лето 53-го».

- Не только для дестабилизации: ГУЛАГ как хозяйственный инструмент уже не соответствовал задачам, которые стояли перед государством, и быстро становился невыгодным. Дешевая рабочая сила развращала хозяйственное руководство, которое буквально дралось за заключенных. Это довело число зеков с 1,2-1,9 млн. чел. в 1936-1947 годах до 2,5-2,6 млн. в 1950-1953. Бериевская амнистия освободила более миллиона человек, сократив число находившихся в нечеловеческих условиях заключенных более чем на треть, и остановила производство 400 тысяч уголовных дел.

После Берии власти СССР объявили войну теневому управлению страной «ворами в законе». Велась она грамотно и привела к существенным успехам, хотя официальная история их неимоверно преувеличивает. А дальше расслабились. Хрущев в силу необразованности не понимал, с чем имеет дело, почил на лаврах, решил, что оргпреступность в СССР побеждена, - и страна влетела в брежневскую эпоху.

- Помню, как мы зачитывались статьями Юрия Щекочихина о советской мафии «Лев готовится к прыжку», «Лев прыгнул!» Уже в новой демократической России неистовый борец с мафией Щекочихин загадочно умер. В Центральной Кремлевской больнице не смогли спасти депутата.

- Это другая история. Боюсь, не смогли бы спасти и в лучших больницах страны, даже в системе Минатома. Но вернемся к советским «ворам в законе». Было два выдающихся момента. В 1979 году на сходке в Кисловодске «воры» договорились с «цеховиками» (теневыми советскими дельцами) о выплате десятины.

- Ну и ну! Прежде русские купцы, промышленники платили десятину от доходов церкви. А при Брежневе теневые предприниматели стали платить «ворам».

- Государство их не признавало, церкви в старом понимании слова не было - надо ж кому-то платить?! За свои деньги «цеховики» получали защиту. «Воры» обязались их не трогать (хотя далеко не все признали это соглашение), а в случае грабежа залетного гастролера они могли обратиться за помощью к «ворам». Не в милицию же идти, которая спросит, откуда денежки?

Второй знаменательный момент - 1982-й год, сходка в Кутаиси, на которой грузинские воры поставили вопрос о необходимости вхождения во власть. Формального решения из-за сопротивления сторонников воровских традиций из России не было принято ни тогда, ни в 1986 году на сходке в Тбилиси. Но именно после Кутаисской сходки, насколько можно судить, возникла практика скупки наиболее талантливых студентов-юристов лучших вузов Советского Союза. Чтобы заранее готовить не только своих адвокатов, но и, по возможности, своих следователей, прокуроров, судей. Возможно, идею наши воры взяли у «Крестного отца». (Знаменитая книга вышла еще в 1969-м, одноименный фильм – в 1972-м.) Помните, дон Корлеоне укрепил свои позиции, проявив политическую дальновидность: помогал одаренным парням из бедных итальянских семей завершить учебу. Эти парни в дальнейшем становились адвокатами, заместителями прокуроров и даже судьями. Будущее своей империи он планировал с проницательностью государственного деятеля.

- В каком, говорите, году сходка наших «воров в законе» пошла по следам «Крестного отца» и решила скупать будущих стражей закона?

- В 1982-м.

-Любопытно, любопытно, кто из наших государственных мужей закончил юрфак после этой даты?

-Посмотрите их биографии. Хотя, судя по тому, что и как они творят со страной, думаю, их сложно было отнести к «наиболее талантливым» и во время учебы.

- «Крестного отца» я сам смотрел много раз, Михаил Геннадьевич. Классика! Из множества же отечественных телесериалов подобного толка нравится только «Бригада». Честный фильм о превращении простых ребят в преступников в лихие 90-е. Его много критиковали, считая гимном преступного мира, заказом бандюков. Но есть одна красноречивая деталь, которую критики неистовые стыдливо обходят стороной. Бригады Саши Белого и его злейшего врага, мента-оборотня, курировал один и тот же офицер спецслужб. Не по собственной инициативе, а по заданию руководства ФСБ, или как называлась тогда Контора наследников Лаврентия Палыча. А еще Саша Белый был связан с администрацией Кремля. Налицо связка оргпреступности, силовиков и власти! Авторы фильма, кстати, знали, что снимали…

Убиенный «Дед Хасан», по многочисленным слухам и намекам в прессе, курировал ряд олимпийских объектов в Сочи. ОЛИМПИЙСКИХ! Кого попало туда не пустят. Неужто старенькая обруганная «Бригада» злободневна и сегодня?

- КГБ восстановил контроль за «ворами в законе», насколько можно судить, в начале 80-х. В конкуренции МВД и КГБ использовался, насколько можно судить, и этот ресурс, - особенно активно с конца 80-х и вплоть до распада СССР. Что касается современности – нельзя править страной, не взаимодействуя с теневой структурой управления: или уничтожьте ее, или курируйте, иначе она будет управлять вами.

«Бригада» же – художественно честный фильм, показывающий, хотя и в романтических тонах, моральное опустошение и крах преступника, пусть даже вынужденного. Для приближения к реальности его стоит смотреть вместе с «Жмурками», хотя там слишком много клюквенного сока.

- Михаил Геннадьевич, какие перспективы, на Ваш взгляд, у специфического института «воров в законе» в демократической России?

- Он просуществует еще года три … после оздоровления российского государства. После того, как государство от разворовывания страны перейдет к ее воссозданию и преображению, «социально близкие», по терминологии сталинского времени, преступники превратятся в «социально дальних», - а с таким диагнозом в нашей стране не живут.

- И последний вопрос, Михаил Геннадьевич. Кому бы Вы поставили диагноз моего коллеги Олега Зинченко – «охасаневшие»?

- СМИ – лишь зеркало реальности, пусть порой хамское и разрушающее общество. Этот диагноз в первую очередь относится не к порочным журналистам, редакторам и медиа-баронам, а к тем, кого они обслуживают, - к не всегда заметным, но очень важным и влиятельным червячкам в системе государственного управления, осуществляющим взаимодействие с организованной преступностью и считающим ее удобным и полезным инструментом обогащения, удовлетворения личных амбиций и решения иных личных и клановых задач.

Именно устранение – или же излечение – этого социального слоя является ключом к оздоровлению всего российского государства, а затем и всего нашего общества.

Сторожев А. Н. , 24 Января 2013

Сегодня позабавило как высказался А.Дворкович:
«Реформы (в России) остановились в основном в результате кризиса, а не в результате плохого управления», – сказал вице-премьер. Он что, не читал "Собачье сердце"? про старуху с клюкой?
Так что такое кризис?
Это как недавно директор одной московской школы высказался: "У на и педагоги замечательные, и программы эффективные. Одна беда- дети педагогически запущенные".
Эх, не та страна досталась нашему несчастному правительству. Коррумпированная, преступная, необразованная, экономически отсталая. И с неблагодарным населением - педагогически запущенным...
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов