Что произойдет с образованием к 2018-му году?

 

или Кафку – в жизнь

От редакции: Перед самым Новым годом, 30 декабря, премьер Медведев подписал распоряжение №2620-р, направленное на «повышение эффективности образования и науки». Теперь такие документы называют «дорожными картами». Так вот, эту карту можно смело назвать смертным приговором российскому образованию. С недавнего времени повышение эффективности связано лишь с сокращением госрасходов на образование. Выжить можно только зарабатывая самостоятельно. О том, почему распоряжение главы Правительства смертельно опасно, обозревателю «Русского журнала» рассказывает заместитель директора физматлицея «Вторая школа» Александр Ковальджи.

* * *

Дорога в никуда

«Русский журнал»«Повышение эффективности образования» у нас выражается главным образом в уничтожении «неэффективных» вузов (половина которых – весьма эффективна) и в их бессмысленном слиянии друг с другом, а еще – в «экономичном» сбивании в одно учреждение школ разных типов и детских садов. При этом декларируется, что все совершается по справедливости: ведь выбор делается на основе общих для всех критериев. На самом деле критерии должны быть разными для разных типов образовательных учреждений. Иначе получается, что РГГУ, МАРХИ, Ленинский пед и многие другие сильные вузы признаются неэффективными.

Разделы «дорожной карты» посвящены дошкольному, общему, среднему профессиональному и высшему образованию и науке. И в каждом говорится о постоянном мониторинге ситуации, а еще - о заключении некоего эффективного контракта между преподавателем (ученым) и государством. Что такое «эффективный контракт»? Мне кажется, это – не что иное, как тотальный контроль над этим самым преподавателем, предельная бюрократизация сферы образования.

Александр Ковальджи: Вы правильно понимаете. Парадокс в том, что государство с одной стороны уходит из образования, перестает его финансировать, а с другой – усиливает над ним контроль. Это нелогично. Обычно, если хочешь заказывать музыку, тогда – плати. К тому же, понятно, что если школа должна зарабатывать сама, значит, с нее можно и налоги брать. Это будет еще одна статья доходов.

РЖ:Причем для государства - халявная. А это уже называется грабежом! Но ведь в «дорожной карте» ничего не говорится о том, что школа должна зарабатывать сама.

А.К.: Ну, это как-то стыдно произносить вслух. Но, по сути, к этому идет. Более того, как тонко подметил зампред думского Комитета по образованию Олег Смолин, наша Конституция защищала не образование, а конкретно – образовательные учреждения. Там было сказано: в образовательных учреждениях образование бесплатное. Но, поскольку у нас теперь вместо учреждений будут образовательные организации, то их Конституция не защищает.

РЖМне очень смешным показалось, что в «дорожной карте» указаны точные цифры того, на сколько до 2018-го года должно увеличиться число детей, занимающихся, например, дополнительным образованием (отдельно, по каждому году). Или: на какие цифры улучшатся позиции России в международных исследованиях достижений школьников PIRLS, TIMSS, PISA. Тоже по каждому году отдельно.

А.К.: Когда система заранее говорит, что произойдет в будущем, не имея для этого никаких предпосылок, это – признак ее вырождения. Это касается и термина «эффективный контракт». Ведь контракт должен доказать жизнью, что он эффективный. Тогда его можно будет таковым назвать. Иначе мы впадаем в логическое противоречие.

РЖ: А что делать, если запланированные цифры не будут достигнуты?

А.К.: Тогда их нужно будет сфальсифицировать.

«Дорожный» распил

РЖ: Откуда вдруг возникло распоряжение Медведева №2620-р? Оно, вроде, напрямую не связано ни с законом «Об образовании», ни с Программой развития образования до 2020-го года?

А.К.: Возникает ощущение, что эти документы создавались параллельно. Как я понимаю, это способ распилить бюджет: и программа «развития» профинансирована, и распоряжение №...

Еще о распиле. В «дорожной карте» все расписано по годам, и каждый пункт финансируется. Так вот, раньше были пункты, посвященные разработке и внедрению чего-либо, а теперь появилась еще одна формулировка: организация разработки и внедрения чего-либо.

РЖ: То есть, можно распилить деньги на организацию разработок.

А.К.: Ну, да. А дальше можно пилить их на подготовку мероприятий по организации разработки и внедрения. И т.д. и т.п.

Или еще в «дорожной карте» сказано, что будут вести постоянный мониторинг укрупнения сети среднего образования. То есть, отпустят деньги и на этот мониторинг.

РЖ: Получается, что, с одной стороны, государство собирается ради экономии сокращать вузы и сливать школы, а с другой, на освободившиеся деньги - раздувать чиновничий аппарат.

Нагрузка на учителя вырастет в разы

РЖЕще из дорожной карты считывается идея о необходимости сокращения преподавательского корпуса (и в школах, и в вузах). Очевидно, что нагрузка на оставшихся будет сильно увеличена.

А.К.: Естественно. Там есть таблица: число обучающихся в расчете на одного учителя. Сейчас – примерно 11 учеников на одного учителя, а через несколько лет должно стать 13. То есть, «дорожные картежники» хотят увеличить нагрузку. Будет расти и количество учеников в классе. При этом идут разговоры о том, что учителя будут отвечать и за внеклассную работу (а она не будет финансироваться).

Еще хотят пересмотреть продолжительность рабочего времени на ставку заработной платы. Сейчас это 18 часов, из которых 3 отводятся на то, чтобы учитель мог подготовиться к урокам. А теперь, видимо, часов на подготовку вообще не будет. Все усугубляется еще тем, что школа не просто перешла на подушевое финансирование. У нас теперь ученико-часы. Допустим, к учителю на кружок по норме должно прийти 15 детей. А пришло 10, - значит, он получит в полтора раза меньше.

РЖ: А если ученик заболел (эпидемия гриппа)?

А.К.: Не знаю. Этого нигде не написано. Это такая же глупость, как платить дворнику только в плохую погоду, а в хорошую не платить. И каждый день учитывать, сколько раз он махнул лопатой.

РЖ: То есть, нужно вернуться к старой системе оценки учительского труда?

А.К.: В этой части, да, – платить за количество отработанных часов (как раньше и было). А теперь учитель все время будет отчитываться, сколько у него на уроке было учеников, и сколько часов он с ними работал. Такие данные придется подтверждать, как палочки за трудодни в прошлом веке, накапливать, перепроверять. Будет дикая бухгалтерия. Мало того, там будет куча коэффициентов, потому что разные занятия по-разному стоят. Есть просто занятия, есть профильные, есть занятия для одаренных, для отстающих.

Математический расчет

РЖ: Дорожная карта вся полна математических «формул». Так делается вид, что ситуация анализируется абсолютно объективно. Например, успехи (или неуспехи) в разных областях будут измерять с помощью децильного коэффициента.

А.К.: Да. Это известный экономический показатель. Берут 10 процентов лучших, и смотрят, какие у них показатели, и 10 процентов худших, и тоже смотрят. Допустим, в 10 процентах лучших школ средний балл ЕГЭ – 85, а в 10 процентах худших – 30. Тогда 85 делим на 30 и получаем почти три. Это и есть децильный коэффициент. Так вот, считается, что чем ближе этот коэффициент к единице (меньше разрыв между лучшими и худшими), тем лучше. То есть, средние показатели по лучшим должны не сильно отличаться от средних показателей по худшим.

РЖ: Ну и что?

А.К.: А вот что: чтобы коэффициент был ближе к единице, можно либо подтягивать слабых, чтобы они стали сильными, либо понижать уровень сильных. Так вот, сейчас нам создают такие условия, что результаты в сильных школах будут ухудшаться. Школы вынуждают переходить на платную основу. В этом случае мы будем брать тех, кто сможет платить, а не тех, кто умнее и работоспособней. И все! Уровень тут же упадет. Мы очень этого не хотим, но высокие чиновники убеждают директоров и говорят: ребята, вы не выживете. Переходите на платность. В этой ситуации нашим преподавателям выгодней заниматься репетиторством, чем в школе работать. Репетиторство сейчас у хорошего учителя – это примерно полторы-две тысячи рублей за занятие. А в школе за урок платят 200-300 рублей.

Останется 60 вузов

РЖ: А вас не поразило, что теперь и в высшем образовании вводится подушевое финансирование? Ясно, что маленькие, но сильные вузы прогорят.

А.К.: Поразило. Все происходит последовательно: начали со школ, теперь – вузы. Так же, как в школах, будет расти и число студентов в расчете на одного преподавателя.

Еще: вводится ЕГЭ для бакалавров. Это чудовищно. Осталось ввести ЕГЭ для профессоров и академиков…

РЖ: Но ведь, как известно, третье поколение стандартов предполагает, что 50 процентов содержания образования наполняются конкретным вузом, университеты с особым статусом (МГУ и СПбГУ), федеральные, научно-исследовательские университеты, имеют право обучать по собственным стандартам. Что тогда будут сдавать на таком, формализованном, экзамене?

А.К.: Непонятно. Формализм будет и в новом способе аттестации учителей. Если раньше приходили эксперты, что-то спрашивали, сидели на уроках, то теперь – написал учитель тест на компьютере, - вот ему и повысили квалификацию.

РЖ: Я бы лично сразу сбежала из школы или вуза, если бы работала преподавателем. А если б была молодой и решала, где работать, в школу или в вуз ни за что не пошла. Между тем, в «дорожной карте» есть таблицы, связанные с увеличением числа молодых преподавателей. Кому захочется работать в ситуации тотального и очень формализованного контроля? Кому захочется быть роботом и испытывать при этом человеческие муки?

А.К.: Бегство «стариков» сейчас и начнется. Но ведь ровно этого и хотят чиновники. Они говорят: хватит! В школах и в университетах засиделись старые преподаватели. Но чиновники не понимают, что старики уйдут, а молодые туда не придут. Это случится только в ситуации страшной безработицы.

РЖ: Очевидно, что результаты осуществления такой «дорожной карты» будут прямо противоположны заявленным целям: уровень образования не вырастет, а жутко понизится. Между тем, авторы «карты» хотят, чтобы к 2020-му году пять университетов России вошли в первую сотню лучших вузов мира. Вы считаете это реальным?

А.К.: Если вкачивать в лучшие вузы очень большие средства, если стянуть туда лучших преподавателей и студентов, это можно сделать.

РЖ: Но таких вузов будет очень мало. Остальные – пусть гибнут. Как пишут люди в соцсетях, обсуждающие «дорожную карту», «если сводить список "наиболее поддерживаемых вузов" (федеральные, нац-исследовательские и т.д.) к 60, как и запланировано Концепцией, принятой в октябре 2012 правительством, то придется сокращать штаты у тех, кто не попадет в эту "элитную группу". Сокращают не по принципу профессионализма, а по принципу личной преданности и лояльности. Россия... Наша озабоченность понятна: у нас, как обычно, все порубят с плеча, а потом останутся от высшего образования одни руины, которые даже 60 членов российской лиги не спасут».

И еще немного математики

РЖ: Преподаватели сейчас анализируют таблицы, опубликованные в «дорожной карте» Медведева. В «Фейсбуке» гуляет несколько вариантов. Они проясняют не декларируемые, а реальные цели государства по отношению к образованию.

А.К.: Да. Из этого анализа следует, что к 2018-му году нагрузка преподавателей в средней школе должна возрасти на 19 процентов, а в вузах – на 28. Численность учителей должна сократиться на 87 тысяч, а в вузах – на 140 тысяч (есть расчеты и больших сокращений). Совершенно очевидно, что это приведет к снижению качества образования, к оттоку квалифицированных кадров. И нет оснований, что молодежь пойдет на освободившиеся места, а та, что пойдет, будет на уровне ЕГЭ для бакалавров.

Беседовала Наталья Иванова-Гладильщикова

http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/CHto-proizojdet-s-obrazovaniem-k-2018-mu-godu-ili-Kafku-v-zhizn

22 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов