Российское кино исключили из школы

 

Министерство культуры РФ обнародовало список из ста российских и советских киношедевров, которые предполагается рекомендовать для изучения в школе. Об этом ИТАР-ТАСС сообщили сегодня в пресс-службе ведомства. В отборе картин приняли участие «эксперты гуманитарных НИИ и простые граждане, неравнодушные к киноискусству. Список был составлен на основе предложений НИИ Киноискусства /ВГИК/, Санкт-Петербургского Государственного университета кино и телевидения, Российского института культурологии, Российского института истории искусств, Госфильмофонда России, Союза кинематографистов РФ. 

100 ЛУЧШИХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ФИЛЬМОВ 

1. «А если это любовь?» — Ю. Райзман, 1961 

2. «А зори здесь тихие» — С. Ростоцкий, 1972 

3. «Адмирал Нахимов» — В. Пудовкин, 1946 

4. «Айболит-66» — Р. Быков, 1966 

5. «Александр Невский» — С. Эйзенштейн, 1938 

6. «Андрей Рублев» — А. Тарковский, 1966 

7. «Аэлита» — Я. Протазанов, 1924 

8. «Баллада о солдате» — Г. Чухрай, 1959 

9. «Бег» — А. Алов, В. Наумов, 1970 

10. «Белеет парус одинокий» — В. Легошин, 1937 

11. «Белое солнце пустыни» — В. Мотыль, 1969 

12. «Белорусский вокзал» — А. Смирнов, 1970 

13. «Берегись автомобиля» — Э. Рязанов, 1966 

14. «Бесприданница» — Я. Протазанов, 1936 

15. «Бриллиантовая рука» — Л. Гайдай, 1968 

16. «Броненосец «Потемкин» — С. Эйзенштейн, 1925 

17. «В бой идут одни «старики» — Л. Быков, 1973 

18. «В огне брода нет» — Г. Панфилов, 1968 

19. «Веселые ребята» — Г. Александров, 1934 

20. «Внимание, черепаха!» — Р. Быков, 1969 

21. «Война и мир» — С. Бондарчук, 1965-1967 

22. «Волга-Волга» — Г. Александров, 1938 

23. «Восхождение» — Л. Шепитько, 1976 

24. «Гамлет» — Г. Козинцев, 1964 

25. «Дама с собачкой» — И. Хейфиц, 1960 

26. «Дворянское гнездо» — А. Кончаловский, 1969 

27. «Девять дней одного года» — М. Ромм, 1961 

28. «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» — Э.Климов, 1964 

29. «Доживем до понедельника» — С. Ростоцкий, 1968 

30. «Друг мой, Колька!» — А. Салтыков, А. Митта, 1961 

31. «Дядя Ваня» — А. Кончаловский, 1977 

32. «Ёжик в тумане» — Ю. Норштейн, 1975 

33. «Живые и мертвые» — А. Столпер, 1963 

34. «Застава Ильича» («Мне двадцать лет») — М. Хуциев, 1964 

35. «Звезда» — А. Иванов, 1949 

36. «Земля» — А. Довженко, 1930 

37. «Зеркало» — А. Тарковский, 1974 

38. «Золушка» — Н. Кошеверова, М. Шапиров, 1947 

39. «Иван Грозный» (1-2 серии) — С. Эйзенштейн, 1944-1946 

40. «Иваново детство» — А. Тарковский, 1962 

41. «Иди и смотри» — Э. Климов, 1985 

42. «Илья Муромец» — А. Птушко, 1956 

43. «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж» — А. Кончаловский, 1967 

44. «Калина красная» — В. Шукшин, 1973 

45. «Ключ без права передачи» — Д. Асанова, 1976 

46. «Королевство кривых зеркал» — А. Роу, 1963 

47. «Красные дьяволята» — И. Перестиани, 1923 

48. «Крылья» — Л. Шепитько, 1966 

49. «Курьер» — К. Шахназаров, 1986 

50. «Летят журавли» — М. Калатозов, 1957 

51. «Маленькая Вера» — В. Пичул, 1987 

52. «Марья-искусница» — А. Роу, 1959 

53. «Мать» — В. Пудовкин, 1926 

54. «Машенька» — Ю. Райзман, 1942 

55. «Месть кинематографического оператора» — В. Старевич, 1913 

56. «Мечта» — М. Ромм, 1941 

57. «Молодая гвардия» — С. Герасимов, 1948 

58. «Монолог» — И. Авербах, 1972 

59. «Морозко» — А. Роу, 1964 

60. «Начало» — Г. Панфилов, 1970 

61. «Не горюй!» — Г. Данелия, 1969 

62. «Необычайные приключения мистера Веста в стране большевиков» — Л. Кулешов, 1924 

63. «Неоконченная пьеса для механического пианино» — Н. Михалков, 1976 

64. «Несколько дней из жизни И.И. Обломова» — Н. Михалков, 1979 

65. «Неуловимые мстители» — Э. Кеосаян, 1966 

66. «Новый Гулливер» — А. Птушко, 1935 

67. «Обыкновенный фашизм» — М. Ромм, 1966 

68. «Они сражались за Родину» — С. Бондарчук, 1975 

69. «Освобождение» — Ю. Озеров, 1972 

70. «Охота на лис» — В. Абдрашитов, 1980 

71. «Пацаны» — Д. Асанова, 1983 

72. «Петр Первый» — В. Петров, 1937 

73. «Печки-лавочки» — В. Шукшин, 1972 

74. «Пиковая дама» — Я. Протазанов, 1916 

75. «Плохой хороший человек» — И. Хейфиц, 1973 

76. «Подвиг разведчика» — Б. Барнет, 1947 

77. «Покаяние» — Т. Абуладзе, 1984 

78. «Подранки» — Н. Губенко, 1976 

79. «Проверка на дорогах» — А. Герман, 1972 

80. «Путевка в жизнь» — Н. Экк, 1931 

81. «Радуга» — М. Донской, 1943 

82. «Республика ШКИД» — Г. Полока, 1966 

83. «Семеро смелых» — С. Герасимов, 1936 

84. «Смелые люди» — К. Юдин, 1950 

85. «Стенька Разин» («Понизовая вольница») — В. Ромашков, 1908 

86. «Сто дней после детства» — С. Соловьев, 1975 

87. «Собачье сердце» — В. Бортко, 1988 

88. «Судьба человека» — С. Бондарчук, 1959 

89. «Тихий Дон» — С. Герасимов, 1957-1958 

90. «Утомленные солнцем» — Н. Михалков, 1994 

91. «Холодное лето пятьдесят третьего» — А. Прошкин, 1987 

92. «Чапаев» — Г. Васильев, С. Васильев, 1934 

93. «Человек с киноаппаратом» — Д. Вертов, 1929 

94. «Чужие письма» — И. Авербах, 1975 

95. «Чук и Гек» — И. Лукинский, 1953 

96. «Чучело» — Р. Быков, 1983 

97. «Школьный вальс» — П. Любимов, 1978 

98. «Щит и меч» — В. Басов, 1968 

99. «Юность Максима» — Г. Козинцев, Л. Трауберг, 1934 

100. «Я шагаю по Москве» — Г. Данелия, 1963 

 

http://www.echo.msk.ru/blog/echomsk/987140-echo/

11 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

Российское кино исключили из школы

Министерство культуры не рекомендует показывать детям и подросткам современные отечественные фильмы

| Арсений Суховерхов

http://svpressa.ru/culture/article/63072/

Многие инициативы Министерства культуры России и его руководителя Владимира Мединского в последнее время воспринимаются обществом как откровенно скандальные и периодически становятся поводом для критики. Однако новая затея министерства, - ввести в школах факультативный курс кино и демонстрировать ученикам проверенные временем киношедевры, - на первый взгляд, не должна была вызвать возражений. В Минкульте уверяют, что рекомендованный им список фильмов для учебной программы стал результатом серьезного обсуждения экспертов из ВГИКа, Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, Российского института культурологии, Института истории искусств, Госфильмофонда России и Союза кинематографистов РФ.

Кроме того, согласно утверждениям чиновников, были учтены мнения «рядовых зрителей», принявших участие в голосовании на министерском сайте. В итоге отобрана сотня отечественных картин, в основном хорошо известных, среди которых преобладают экранизации классической литературы, исторические и военные фильмы. Не забыли почти никого из режиссеров-классиков. В списке Эйзенштейн, Козинцев, Сергей Бондарчук, Григорий Чухрай, Тарковский, Шукшин. Следом обещают опубликовать и рекомендательный список зарубежных кинопроизведений.

Но и на этот раз позиция Минкульта устраивает далеко не всех. Прежде всего, недовольство и недоумение оппонентов министерства вызывает то, что в предлагаемой программе школьного кинообразования отсутствует постсоветский кинематограф. Вернее, он представлен только одним фильмом «Утомленные солнцем», который больше 20 лет назад снял нынешний председатель Союза кинематографистов Никита Михалков.

- Позиция Министерства культуры – это не синтез мнений и представлений специалистов, которые там работают. Это прежде всего позиция руководства Минкульта. Так это было раньше, так это и сейчас, - считает главный редактор журнала «Искусство кино», социолог и культуролог Даниил Дондурей. -Если руководитель министерства, подобно Людовику XIV считает, что «государство – это я», то и мнение экспертного сообщества будет прямым отражением мнения министра, его представлений о том, что плохо, а что хорошо, что можно, а чего нельзя.

О реальной экспертизе, проведенной широкой группой специалистов, в таких случаях говорить не приходится. Экспертиза здесь служит лишь средством продемонстрировать фундаментальность заранее избранной точки зрения. Не потому ли не оглашается персональный состав экспертов, на которых ссылается Минкульт? Если посмотреть на список тех структур и институтов, которые эту экспертизу осуществляли, то мы увидим, что это когорта заведомых единомышленников, зависимых, в конечном счете, от одного и того же начальства. А так быть не должно. Например, в социологии полноценной экспертизой может считаться только такая, которая отражает мнения не единомышленников, а именно людей, отличных друг от друга по взглядам. То есть отражает все значимые точки зрения, существующие в обществе. Предложенный Минкультом список их не отражает, он явно не учитывает разнообразные представления различных общественных групп о том, что должны смотреть дети и подростки, на каком материале они должны познавать мир и свою страну.

«СП»: - Что конкретно вас не устраивает в предложенном списке?

- В первую очередь, отсутствие нового отечественного кино. Подлинная значимость классики осознается только тогда, ее настоящее понимание возникает только тогда, когда она воспринимается в контексте современной реальности и современного искусства. И на таких классиков, как Эйзенштейн или Тарковский, нужно смотреть с точки зрения современности, пропускать их через современный культурный опыт. Лишь при такому условии они будут восприниматься как актуальные, живые творцы, а не застывшие предметы поклонения мертвому культу. И если в списке фильмов, рекомендуемых подрастающему поколению, начисто отсутствует то, что было в последние 20 лет, то и предшествующие 90 лет великого кинематографа обесточиваются, превращаются в застывший музей.

«СП»: - Многие считают, что российское кино последних лет вообще не следует показывать детям и подросткам, потому что в нем слишком много низкопробного, пошлого, или просто жестокого.

- Не понимаю, почему нельзя им показать некоторые фильмы Балабанова, Звягинцева, Досталя, Хлебникова. Почему от них надо прятать картины Сокурова? Его знает весь мир, но ни одна его картина вообще не попала в список. Да, конечно, обсуждать с детьми выдающееся искусство 30-х или 60-х годов проще, чем трилогию Сокурова о великих диктаторах. Но это ведь элементарная боязнь серьезного, проблемного разговора взрослых с теми, кого они воспитывают и образовывают.

И, конечно, ключевой момент, с которым связано игнорирование современного отечественного кинематографа – это стремление уклониться от обсуждения проблем последнего двадцатилетия, от того, как сегодняшние, актуальные сюжеты и проблемы отражаются в культуре. Легче просто не говорить о новой России, чем пытаться ее обсуждать – тем более в проблемном контексте. В чем главная ловушка для современной российской культуры? В том, что, согласно официозной точке зрения, можно как бы отменить сегодняшнюю и завтрашнюю реальность, а будущее России по-прежнему сводится к наследию советской власти.

«СП»: - Неужели так думает министр Мединский, регулярно призывающий вынести Ленина из мавзолея?

- Формально он и его единомышленники существуют в новой реальности. Но с точки зрения новых смыслов история в последние 20 лет для них не продолжается, они не знают, что с ней делать. Им хочется безопасно ее интерпретировать, но и это не получается. И прежнюю культуру они рассматривают как мостик, который можно перекинуть между прежними поколениями и поколением новым, поведение которого для них непонятно и непредсказуемо. Они думают, что таким образом сделают это поведение более прогнозируемым. Но ведь это по-настоящему опасная ситуация. Если дети лишаются возможности и способности осмысливать то, что произошло в стране за последние 20 лет, они оказываются неспособными и считывать будущее, понимать, что их может ждать завтра. Если список для них закрывается «Утомленными солнцем» 94-го года, где, кстати, тоже говорилось не о современности, а о советском прошлом, значит, мы хотим воспитать людей, которые к 20-м годам этого века придут с образцами понимания жизни, соответствующими 94-му году. Или соответствующими тогдашнему пониманию советской истории. Воспитанные так люди не смогут выигрывать в той острейшей конкуренции с другими государствами и их цивилизациями, которую предстоит вести нашей стране.

«СП»: - Но вы ведь сами неоднократно упрекали современное российское кино в том, что оно плохо умеет говорить с людьми о сегодняшнем дне, о нынешней России. Может, оно просто не в состоянии сказать об актуальных проблемах больше, чем фильмы, снятые 30 или 50 лет назад?

- Если говорить об адекватности отражения сегодняшней реальности, то к современному российскому кино действительно есть множество претензий. Да, наши современные кинематографисты недостаточно смелы, наши продюсеры недостаточно активны, чтобы в полной мере отвечать на сложные вопросы сегодняшнего дня. Они невероятно завербованы в коммерческом смысле. Причем, из-за своих опасений они умудряются сами себя перехитрить и обокрасть. Потому что, на самом деле, хорошие российские фильмы, затрагивающие острые политические проблемы, сегодня вызвали бы невероятный интерес и имели бы коммерческий успех. Но даже недостаточно качественные современные произведения, ухватывающие вызовы времени лишь частично, хотя бы пытаются ответить на вопросы, которые наши современники задают, стремясь понять происходящее. Пусть в разговоре авторов этих произведений со зрителем сказано лишь 20-30% необходимого, но это все равно хоть какая-то связь с тем временем, которое мы переживаем. А понять вызовы 2013-го, и тем более 2020-го года, глядя из эпохи раннего Брежнева, просто невозможно.

Один из немногих ныне живущих режиссеров, попавших в список Минкульта – Владимир Бортко («Блондинка за углом», «Собачье сердце», «Тарас Бульба»). Он не считает отсутствие фильмов постсоветской эпохи в предложенной министерством программе главной проблемой. По мнению режиссера, важнее то, что министерство и привлеченные им эксперты слишком формально подходят к вопросу эстетического воспитания школьников и не стремятся привить им глубокое понимание кинематографа.

- Конечно, многие удивлены, что список Минкульта ограничивается фильмами, сделанными при советской власти. Не думаю, что это сугубо идеологическое решение. Если эксперты действительно проводили кропотливый анализ, то, возможно, они исходили из эстетических соображений. Достаточно очевидно, что снятое за последние два десятилетия в целом проигрывает по качеству тому, что было сделано в кино в советское время. Но это очень сложный вопрос, стоило ли вообще игнорировать новое российское кино. Я в этом далеко не уверен. Конечно, современное российское кино отражает крушение страны. Культура всегда отражает такие процессы – и в содержательном смысле, и в качественном. И, в конечном счете, она всегда отражает современную действительность. Видимо, министерству это отражение не очень нравится. С другой стороны, отражение действительности – это не вопрос сугубо художественного свойства. А в основе оценки достоинств фильмов должно быть кинематографическое качество.

«СП»: - И вы готовы согласиться с тем, что министерство проигнорировало ваш недавний фильм «Тарас Бульба»? Его качество тоже недостаточно для показа в школах?

- В списке есть моя картина «Собачье сердце», и уже это меня очень радует. Но и «Тараса Бульбу» в этот список вполне можно было включить. И я говорю об этом не только потому, что речь идет о моей картине. Этот фильм – экранизация классического произведения из школьной программы. И фильм очень неплохой, я считаю. Достаточно вспомнить, что в 2009 году он побил в российском прокате многие голливудские блокбастеры. Но у него столько противников среди либеральной общественности, что не приходится удивляться решению министерства. Ведь оно, как и те институты, которые участвовали в экспертизе, как раз мнение либеральной общественности во многом и отражает. Либералам не нравится не только то, что и как я снимаю. Им идеи Гоголя не нравятся. В «Тарасе Бульбе» он говорит о том, что нужно быть готовым умереть за родину, а предавать ее ради личных чувств и привязанностей недопустимо. Для либералов такая постановка вопроса совершенно непереносима.

«СП»: - А саму идею проводить в школах уроки кино вы считаете полезной? Верите, что это можно делать на достойном уровне?

- Программа школьного кинообразования должна строиться несколько иначе. Во-первых, начинать следует с азов, со времен зарождения кинематографа, с фильмов Чаплина. Вообще, я жду, когда появится второй список Минкульта, куда должны войти зарубежные картины. Лучшие из них очень важны для понимания киноязыка, специфики кинематографа. Я далеко не последний патриот нашей страны, но все-таки считаю, что для уроков кино важнее не политическая, не идеологическая составляющая. Тут надо прежде всего говорить о языке киноискусства, о психологии его восприятия.

«СП»: - А школьные учителя способны об этом говорить?

- В принципе, ничего непосильного для хорошего, умного учителя здесь нет. Но, безусловно, прежде чем начинать в школах такие уроки, нужно было издать хотя бы небольшой учебник, в котором рассказывалось бы и об этих конкретных фильмах, и о специфике кино вообще. И авторами такого учебника должны быть профессионалы – киноведы, искусствоведы, культурологи. А в том, что сегодня предлагает Министерство культуры, доминирует скорее идеологический, а не эстетический подход. Доминирует отношение к кино не как к самостоятельному искусству, а как к иллюстративному материалу для уроков истории и литературы. Но это формализм. Если задача ставится так, то школьники, которые придут на эти уроки, про кино, про искусство ничего не поймут. Думаю, что Никита Михалков, который и предложил первым идею проведения уроков кино в школе, имел в виду гораздо более серьезные и глубокие задачи.

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов