Филологическая рассылка из Израиля для СМИ и ВУЗов России.

   

Общественная лаборатория исследований проблем современного русского языка.

 

- Вот здесь, на углу, лаборатория…

- Там сдают на анализ.

(«Покровские ворота»).

 

 

ЛЕКЦИЯ № 3

по результатам обзора языковых неточностей, ошибок, спорных моментов в некоторых, преимущественно центральных, СМИ (г. Москва).  Попытка филологического анализа и на его основе – дружеские советы коллегам; совместная учеба и обмен опытом в области русского языка, журналистского мастерства, владения словом.

 

Просьба к читающим это исследование обратить внимание на самое главное в нашей работе: мы не занимаемся отдельными ошибками и ляпами, мы не осмеиваем их и не колем ими глаза, наша цель – изучение современных явлений в языке, большинство из которых есть языковые извращения, ставшие, к сожалению, стилем при молчаливом согласии властей и равнодушии филологической науки. 

 

 

Складывается такое впечатление, что с корреспондентами ЦТ и центральных СМИ не ведется журналистской учебы. Журналисты делают одни и те же типичные ошибки, эти ошибки столь часто повторяются, что сразу видно – на них не обращают внимания и с ними не борются, поэтому они и превращаются в стиль, став типичными. Их можно легко систематизировать, что мы и пытаемся делать в своих исследованиях. Корреспондентам, редакторам, ведущим, дикторам одинаково изменяет чувство слова. Русский язык и так в ненадлежащем состоянии, и российская столица Москва с ее главными СМИ не пример хорошего русского языка, точного и правильного выражения мысли.

 

 

 

 

О коллективной слепоте при коллективной безграмотности

 

Что такое коллективная слепота? Очень просто. Сейчас я вам расскажу, и вы будете знать.

Например, все теперь пишут «Вы» с большой буквы, обращаясь не к одному человеку, а к множеству, хотя правила русского языка это однозначно запрещают и в словарях написано без вариантов по этому поводу: «нельзя!». Все уверены, что поступают вежливо, на самом же деле – просто безграмотно.

Все говорят «присаживайтесь», хотя правильно – «садитесь». Хоть бы подумали своей головой логически, если лень словарь открыть: «присаживайтесь» – это неполное действие. Мы негостеприимно приглашаем гостя не «сесть» удобно, хорошо, глубоко в кресле, развалившись вольно, и на столько времени, на сколько человеку захочется, а приглашаем «присесть», будто бы на жердочку или на край стула, ненадолго, что и следует из самого смысла этого слова. А все потому, что какой-то идиот сказал нам, будто бы «садиться» – это непременно в тюрьму. Наверное, сам он сидел, и мы ему легко поверили, потому что обществом правит сейчас не интеллигенция, а криминал. И как же мы это только допустили?

Пригласив «присаживаться», мы снова хотим быть вежливыми, как и в случае с «Вы», чтоб не дай бог никакого намека гостю на тюрьму – ни-ни! Но получается все наоборот – и невежливо, и неграмотно, еще и с оттенком какой-то непонятной, неуместной, ненужной криминальной боязни.

Для сравнения: братский украинский язык, например, к счастью, избавлен от этой двойственности, в украинском говорят нормально, правильно: «сiдайте!». А если и скажут «присаджуйтесь», то это уже будет калька, подражание, русизм, стремление «не отстать от старшего русского брата». Говорят же в Украине «я в шоцi», подражая глупому русскому «я в шоке», вытесняющему из языка все другие нормальные слова, обозначающие чувства. Теперь ведь не скажут по-человечески, по-русски: «я испугался», «мне страшно», «я удивился», «…был разочарован» и т.д. Теперь чуть что – все в шоке!

И то, что какому-то глупцу вдруг пришло в голову, будто бы «садиться» – это обязательно в тюрьму, так ведь каждый понимает все в сравнении со своим собственным криминальным прошлым, и зачем навязывать свои личные страхи нормальному, здоровому, законопослушному обществу? Мы что, в тюрьме все? Если так и дальше пойдет, то доморощенные грамотеи, условно-досрочно освободившиеся, и солнцу запретят садиться, и самолет у них тоже начнет присаживаться, чтобы, тьфу-тьфу-тьфу, не поминать вслух лихо…

Откройте словарь, там ясно сказано, что означает в русском языке слово «садиться». Есть в словаре, кстати, и объяснение насчет неправильного «присаживайтесь». Но словари мы не открываем, не читаем… Учимся языку друг у друга, безграмотные у безграмотных, не умеющие думать у не умеющих думать.

 

Это было о слове «присаживайтесь», в теме нашего разговора о коллективной слепоте при коллективной безграмотности. Теперь еще на ту же тему о слове «цифра».

В лихие 90-е годы так называемые «крутые» - новые духовные пастыри нашего общества, заменившие трусливо капитулировавшую интеллигенцию, стали законодателями во всем, в том числе и в языке. Деля нашу народную собственность, они говорили друг другу на своих «стрелках»: «Какова цена вопроса?! Назовите цифру!». Говорили, куражась, на своем собственном сленге, искажая нормальный русский язык. Остроумно искажая, надо сказать. Этого у них не отнять. Но они-то пошутили, эти босяки, а все нормальное, здоровое общество на полном серьезе теперь повторяет вслед за ними «цифра», когда дело касается чисел и сумм. Даже специалисты по языку, которые теперь так же косноязычны, как и все. Даже президент и премьер:

 

«Пользователями Интернета стали полтора миллиарда человек – цифра немаленькая!».

(Премьер-министр России Д.Медведев). 

           

«Мы пригласили на наш съезд филологов из 135 стран! Это большая цифра!».

(Из выступления на съезде русистов).

 

Нет такой цифры в русском счете – «полтора миллиарда». И цифры «135» тоже нет. Цифры – это  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 0.

Как видим, выше сказаны глупости. Глупости, конечно, можно говорить, но только не торжественным тоном, как советовал пан Владек из кабачка «13 стульев». А у нас как раз таки говорят глупости именно торжественным тоном – с президентской трибуны, с экрана центрального телевидения. Вернее, извините, не у нас, а у вас, я-то в Израиле живу. Впрочем, и у нас тоже – во всем русскоязычном мире теперь так говорят. Говорят и не видят, не понимают, не чувствуют, что говорят неправильно. Вот, что такое коллективная слепота при коллективной безграмотности.

Для одной из наших читательниц фраза «Пользователями Интернета стали полтора миллиарда человек – цифра немаленькая!»,- стала просто-таки камнем преткновения. Никак не могла она понять, что в ней не так. Говорит: «Да, я и сама вообще-то ловлю на слух, что как-то нехорошо звучит сочетание «пользователи Интернета». Мы ей: «При чем тут «пользователи Интернета»? Оставьте в покое пользователей, с пользователями-то как раз все нормально. На слово «цифра» смотрите». А она нам: «А что, цифра?».

Вот это и есть слепота! Прекрасный пример! Человек не видит, не понимает, смотрит вообще не туда! И это не единичный случай, а массовое явление. Вернее, просто явление, так как сочетание «явление массовое» – тавтология. Но о ней в другой раз, в другой лекции.

 

Как уже сказано выше, исследование наше не занимается отдельными ошибками и ляпами, мы изучаем явления в современном русском языке.

«Присаживайтесь», «Вы», «цифра» – это не ошибки отдельных людей, а захлестнувшие язык явления. Их много. Рассмотрим подробно еще одно из разряда  явлений.

В последние годы в русском языке получило распространение такое загадочное явление, которому я дал собственное определение – «выкручивание фразы». Пример:

 

«Суд начал рассмотрение дела бросившего в Буша ботинки журналиста».

 

Ничего непонятноиз этого мудреного высказывания: чьи ботинки, зачем ботинки? «Моя твоя не понимает»... Так и кажется, что фигурирует еще кто-то третий, кто и бросил эти самые пресловутые ботинки журналиста.

 

Правильно эта фраза должна звучать так:

 

«Суд начал рассмотрение дела журналиста, бросившего в Буша ботинки». (Или – «ботинки в Буша»).

 

Вроде бы все элементарно. Но вновь мы получаем отклик читателя, причем не просто читателя, а филолога, очень опытного журналиста, грамотного корректора, который не согласен с тем, что вышеприведенная фраза про ботинки плоха. Он пишет: «Мне кажется, пример с ботинками, журналистом и Бушем не совсем удачный. Это как раз норма русского языка, просто менее употребительная – причастие перед определяемым словом. В любом случае в примере этом все понятно…».

Хм… А мне кажется, пример с ботинками и Бушем не не совсем удачный, а, наоборот, блестящий! Он великолепно показывает ненужность и даже вредность современной моды расположения слов в предложении по-новому.

«И насчет момента с порядком членов предложения в предложении тоже не совсем верно. Русский язык не регламентирует это так строго, как скажем, английский, допускаются варианты…».

Варианты-то допускаются, мы не каторжные, а свободные люди в своем языке. Но разве употреблен вариант лучший? Как трудно объяснить простейшее! Причем даже специалисту, который сам все должен понимать, это так трудно объяснить! Вот уж, правду говорят – труднее всего доказывать очевидное. Люди не хотят видеть, люди не хотят понимать, люди не хотят соглашаться с логичным. Как говорил герой фильма «Премия»: «Мы ненормальное считаем нормальным…ну, как же так?».

 

Еще похожий пример из того же источника:

 

«В Домодедово аварийную посадку совершил самолет».

 

Было бы странно, если бы в Домодедово аварийную посадку совершил, допустим, автобус.

 

Правильно фраза должна бы звучать так:

 

«В Домодедово самолет совершил  аварийную посадку».

 

Или же, если уж так сильно хочется построить фразу именно так, как построили, то следовало снабдить предложение дополнительной информацией:

 

«В Домодедово совершил аварийную посадку самолет авиакомпании «Лучшие авиалинии».

 

Еще примеры:

 

«У нас свои методы наказания за двойки детей»

 

А надо: «У нас свои методы наказания детей за двойки».

«Россия выступит против Израиля в ООН».

Можно подумать, что против членства Израиля в ООН. Поэтому надо:

 

«Россия выступит в ООН против Израиля».

 

Явление выкручивания фразы – одно из самых непонятных явлений современного русского языка. Если, скажем, такая распространенная пошлость, как написание «вы» с большой буквы при обращении не к одному человеку, а к массе людей, то есть во множественном числе, нами хорошо изучена и описана в подробностях (ее история, развитие); если пошлое явление того же порядка – глупая мода писать с большой буквы все те слова, которые нравятся (Институт Преподавания Правильной И Грамотной Русской Речи), тоже нами хорошо изучено и описано, то явление выкручивания – очень непонятное явление. Откуда оно появилось? Зачем? Почему? Ради какой такой пошлой красоты? Кому-то скучно стало? Для форсу это делается, что ли…

Вот подумайте сами. Логически. Казалось бы, фразу всегда нужно строить так, чтобы она была максимально понятной. Как в школе учили: подлежащее, сказуемое, определение, дополнение… И в прошлые годы именно так и было. Писали, например, так:

 

«В районном совете Калининского района города Донецка».

 

 Но потом у кого-то руки зачесались сделать нововведение в языке, и вышел циркуляр, обязывающий выкрутить фразу. Именно обязывающий, потому что появилась официальная форма, и теперь писать все инстанции стали так:

 

«В Калининском районном, в городе Донецке, совете…».

 

А люди смотрят, как пишет власть, и у нее учатся, и сами так пишут. Недавно пришлось встретить мне в книге о ветеранах войны следующую фразу:

 

«Мой отец похоронен на Мушкетовском, в городе Донецке, кладбище».

 

Вместо того чтобы сказать по-человечески:

 

«Мой отец похоронен на Мушкетовском кладбище города Донецка».

Или: «…Донецка». Или: «…в Донецке».

 

Мой, например, отец, советский офицер Исаак Григорьевич Каганович, обучивший меня еще до школы русской грамоте, на чьи деньги из своего родительского наследства я издал свою книгу по русскому языку, тоже похоронен на Мушкетовском кладбище Донецка. И когда я, бывая в Украине, прихожу на могилу родителей, всегда с удивлением посматриваю на вот этот вот неподалеку установленный памятник. Я называю его «Безграмотность, увековеченная в граните». Тут уж действительно не вырубишь топором.

                                   

            Задумайтесь о том, что написано на памятнике. «В память погибшим Дончанам». Как это? Разве так можно сказать? Всего четыре слова, и все они нелогичны. Не говоря уже о том, что «дончане» – не имя собственное, не топоним, чтобы писать о них с большой буквы, при всем моем большом уважении к этим прекрасным людям, среди которых я вырос.

            Нелогична и неправильна выбитая на памятнике фраза потому, что погибшие дончане (жители областного украинского города Донецка) не могут хранить никакой памяти. Память должны сохранить другие дончане, живущие, о них, о погибших. Поэтому и написать следовало, например, так: «В память дончанам о погибших земляках», «В память о дончанах, погибших в годы войны». Или же просто: «В память о погибших», «В память погибших», «Памяти погибших». Немало есть вариантов. Но выбран почему-то худший и нелогичный.

            Кстати, когда мы пишем: «просто», то это и должно быть именно «просто», а не сложно под словом «просто».

            Так, в газете «Вечерний Донецк» все в том же городе Донецке корреспондент Д.Ильенко как-то написал о традиции самодеятельного увековечения памяти погибших в дорожно-транспортных происшествиях, о памятниках, которые можно повсюду видеть вдоль дорог. Он пишет, что иногда мы видим на местах этих трагедий букеты цветов «или просто памятники».

            Да, но памятник – это уже не просто. Как раз наоборот: цветы – просто. А памятник – это совсем не так просто. Его надо заказывать, делать, привозить, устанавливать. Ведь проще же положить букет цветов. Согласны? Здесь автором словами легко перевернута логика. Вы это чувствуете?

            И так сейчас вольно или невольно делается повсеместно. Это стало явлением в языке. Логика переворачивается, и уродуется язык. Иногда по недосмотру, как у Ильенко, а иногда специально – в угоду рекламе, пиару. Чтобы черное назвать белым. Или от незнания, от необразованности, по глупости, от нежелания задуматься. Ведь какое сейчас у людей образование? Не то, что было раньше.

            Возьмите простую, нередко встречающуюся сегодня фразу: «Я лично уполномочен президентом». А надо: «Я уполномочен президентом лично». Всего-то и требуется – переставить местами слова, чтобы точнее выразиться и быть правильно понятым!

            Сейчас нередко слово «лично» употребляют применительно ко множеству, а это неправильно. «Это личное дело Армении…». «Наша депутатская группа лично вмешалась…». Так нельзя говорить, потому что «лично» – это значит в единственном лице.

Видите, какой бардак вообще сейчас в языке? Одно цепляется за другое, одна тема выходит из другой, и они, темы эти – бесконечны! О современных языковых уродствах говорить сейчас можно без остановки. 

           

Но вернемся к памятнику на Мушкетовском кладбище Донецка. Надпись на граните по строю фразы – из разряда «моя твоя не понимает», как и в случае с ботинками журналиста. Но все же она – пример чьего-то единичного, частного, личного неумения чувствовать язык, а не массового извращенного языкового явления.

Хотя мне приходилось фразы типа «в память…кому-то» встречать не раз. Но все они – безграмотные частности, или же сказаны людьми, не очень хорошо знающими русский язык. Так, недавно услышанная мною фраза «в память жертвам Спитакского землетрясения» была произнесена армянином. Фраза «в память нашим предкам, погибшим в годы войны» – работником одного из культурных центров за рубежом, уроженцем Узбекистана. (Предки… Что еще за предки? «Наши предки, ваши предки – на одной качались ветке…». Нет у людей чувства слова...

Нельзя требовать хорошего русского языка от тех, для кого русский язык не  является родным. И все это, повторимся, частные случаи, частная безграмотность, вызванная иногда даже и уважительными причинами (например, писал нерусский человек).

Фраза же типа «…бросившего в Буша ботинки журналиста» – это уже совсем, совсем другое! Это уже отражение целого явления современного русского языка, не связанного с безграмотностью, а связанного с таким языковым течением, что ли, с таким современным языковым направлением, как осознанное, специальное желание и стремление как-то так выкрутить фразу, чтобы было красивенько.

Помните, не так давно был случай, когда самодеятельная художница из лучших побуждений хотела отреставрировать старинную фреску с ликом Христа и превратила ее в карикатуру? Вот это как раз то же самое! Только не в изобразительном искусстве, а в языке. Хотели, как лучше, а получилось…

Массовое и всеобъемлющее явление перекручивания фразы, будто большая река, начинающаяся с ручейка, начинается тоже с простейшего и на первый взгляд незаметного. Вот пример из недавнего репортажа ЦТ:

 

«Кто откажется прокатиться по такому маршруту с ветерком?».

 

Что еще за «маршрут с ветерком»?

Бывают маршруты, где можно остановиться и полюбоваться. Бывают, где можно в дороге попить из родника, где можно купить сувениры. А это маршрут, получается из фразы, – маршрут «с ветерком». Где дополнительный сервис, услуга, новые впечатления – ветерок.

Сказано с вывертом, вместо нормального, понятного:

 

«Кто откажется прокатиться с ветерком по такому маршруту?».

 

 Как всегда, дальше – больше. Явление получает развитие. И вот уже мы видим приме

10 Января 2013
Поделиться:

Комментарии

Irene , 10 Января 2013
"Он великолепно показывает ненужность и даже вредность современной моды расположения слов в предложении по-новому."- без обид? Эта авторская фраза. Это пример? Или автор не заметил? Или мне ккажется, что по-русски мы бы сказали иначе?)))))))
Да, мы косноязыки. Стыдновато.Знали, но забываем. Наши дети? Не знали и не забывают. Легко пенять на кого-то. Но не зеркало, конечно, виновато. Потому давайте и здесь заведем тему ПРО-грам или ПРОстые истины, или что-то подобное и призовем руссистов, пусть поделятся с пользователями Интернета*** самыми простыми правилами и самыми непростыми случаями. Была же рубрика в журнале НиЖ про русский язык. Читать было очень познавательно:) А здесь, спасибо программе:) подчеркивает неправильно написанные слова. Вот интересно про г.Донецк? Да. А ПРО город АнапА вам не интересно? Ну чиновники так пишут. Но почему так везде прижилось. Учителя русского языка, объясните, почему мы, я живем в г-к Анапа, а не в Анапе, не в городе Анапе. Почему все-таки по телевизору еще говорят в городе Москве? Под Москвой? Н-ский суд г. Москвы? А мы упрямо пишем и говорим, как кто-то случайно написал "по г-к АнапА", "в г-к АнапА", "суд г-к АнапА". Или я что-то не понимаю? Нашла только официальное употребление "МО город-курорт Анапа", тогда да, употребляется в кавычках и без падежа. В остальном, просто, как в обычной речи, тем более в обычной речи мы не говорим "в городе плюс название". Мы говорим "в Анапе". Ведь так?
Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов