Кандидат Собчак. Почему ее эксперимент повышает шансы Навального на допуск к выборам

Популярная телеведущая может уже никуда не выдвигаться – свою роль на выборах она уже отыграла

 

Алексей Навальный и Ксения Собчак. Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Пишут, что Ксения Собчак должна объявить о своих планах относительно президентских выборов после встречи и разговора с Владимиром Путиным. Утечки такого рода невозможно оценивать по степени достоверности, но здесь дело не в достоверности, а в логике – да, разумеется, это логичнее всего, чтобы последнее (точнее – предпоследнее, последнее-то в любом случае будет за Собчак) слово в такой ситуации осталось за Путиным.

Допущенный к выборам либеральный или псевдолиберальный кандидат формата «Прохоров-2012» – да, это чистая номенклатура Администрации президента уровня заместителя главы по политическим вопросам Сергея Кириенко. Это в его обязанности входит проведение президентских выборов, создание информационного фона и дополнительной интриги, всякие полувиртуальные игры в предвыборную борьбу и что там еще положено делать. Вероятно, идея с женщиной-кандидатом – сначала в общем виде, потом персонифицированная – родилась или у Кириенко, или где-то около. И, вероятно, Ксения Собчак говорит правду, когда настаивает, что никаких консультаций с Кремлем по этому поводу она не вела. Но консультации и не нужны, способов довести до нее эту идею без личной встречи существует множество, в том числе самый простой – утечка в прессе, с которой все началось месяц назад. Судя по дальнейшему поведению Собчак (Алексей Навальный описал его двумя неприличными глаголами «манерничает» и «интересничает»), перспектива участия в выборах ее заинтересовала, но при этом, какими бы взволнованными ни были ее публичные высказывания по этому поводу, главных слов – «да, я буду участвовать» – она так и не произнесла, и это выглядит очень странно, она ведь явно хочет сказать эти слова, она не говорит «нет», но почему-то и «да» сказать не может. Если это искусственная интрига, то она крайне неудачна – так долго с новостью, которой все ждут, тянуть нельзя, счет идет на дни, и молчание приводит к потере инициативы. Инициатива уже перехвачена и прессой, время от времени публикующей подробности предвыборных метаний Собчак, прежде всего кадровых, и оппонентами Собчак из оппозиционной среды, которые уже не раз дали понять, что всерьез к кандидату Собчак относиться не намерены – позже всех, но и громче всех по этому поводу выступил Алексей Навальный, фактически сделавший невозможной такую ситуацию, в которой Собчак идет на выборы, а сторонники Навального голосуют за нее.

 

Если бы речь шла об «обычном» оппозиционном политике, ничего интересного в этом сюжете не было бы – конструирование «третьей силы» Кремлю не удается практически никогда (единственный относительно удачный случай – это еще в прошлую эпоху, когда на выборах 1996 года важную роль сыграл Александр Лебедь, но независимых фигур такого уровня в России больше нет), и вряд ли в этом смысле сейчас что-то изменилось. Но Ксения Собчак – не вполне обычный политик. В российском обществе она так или иначе обладает вполне эксклюзивным свойством, которое невозможно игнорировать, когда речь идет о ее взаимоотношениях с высшей властью. «Дом-2», «Блондинка в шоколаде», оппозиционный опыт 2012 года – это все ерунда. Единственное существенное – родство с Анатолием Собчаком. Для Владимира Путина Собчак всегда была и будет прежде всего дочкой его многолетнего начальника и покровителя, а для Собчак Путин (даже если неверны слухи, что он ее крестил) всегда будет заместителем ее покойного отца. В таких отношениях нет и не может быть места никакому Сергею Кириенко. За восемнадцать лет у власти Владимир Путин сам – своим поведением, своими публичными выступлениями, своими демонстративными привычками – нарисовал очень подробный психологический автопортрет, и важнейшая его составляющая – вот эта вполне сентиментальная пацанская верность бывшим покровителям и их памяти. Несмотря на всю важность отрицания девяностых для выстроенной Путиным государственной системы ценностей, это отрицание вообще никак не касается Бориса Ельцина и Анатолия Собчака – Путин им обязан, и они вне критики. Путин всегда участвует в мемориальных мероприятиях, связанных с их памятью, Путин открывал Ельцин-центр, Путин открывалпамятник Собчаку на Васильевском острове, Путин всегда демонстрировал крайне трепетное отношение к людям, которым он обязан своей карьерой.

А «либеральный кандидат» или, как чаще говорят, спарринг-партнер – это то, что в любом случае существует вне сентиментальной стороны Путина. Это наемник кремлевских чиновников, человек, соглашающийся на то, чтобы федеральные телеканалы его всячески унижали, чтобы на него орал Жириновский, чтобы ему звонил пранкер Вован, Владимир Соловьев называл его мразью, а Навальный – спойлером. «Обычный» либеральный политик в такой роли уместен – он вытерпит несколько недель позора, получит за это кучу денег или еще что-нибудь, что ему нужно, и будет доволен. Но дети учителя, дети старшего товарища в роли наемника быть не могут. Поэтому предвыборная судьба Собчак не может быть решена на уровне Кириенко, только на уровне Путина, и если Путин скажет «да, Ксюша, участвуй», то он заранее возьмет на себя всю ответственность за все неизбежные гадости, которые ждут дочь его учителя на этих выборах. Вряд ли сентиментальный Путин возьмет на себя эту ответственность – скорее он скажет Собчак, что на эти выборы ей не нужно, а если она все-таки захочет в них участвовать, ее остановят на стадии сбора подписей. Сейчас чем увереннее пресса пишет о выдвижении Собчак как о чем-то решенном и неизбежном, тем яснее кажется, что ничего решенного нет, есть только неожиданное имя и дефицит предвыборной интриги, больше ничего.

При этом сейчас, после почти месяца циркулирования слухов о выдвижении, Ксения Собчак, по-хорошему, может уже никуда не выдвигаться – свою роль на выборах следующего года она и так уже отыграла. Пресса приводит впечатляющие списки людей, которым предлагали работать в штабе Собчак, и они отказались (а списка согласившихся, кажется, просто не существует), и это такой очень интересный социологический результат, исследование настроений самой влиятельной части «креативного класса» – люди, в том числе и относительно лояльные, в том числе работавшие в штабе Михаила Прохорова в 2012 году, ни на каких условиях не хотят работать на Собчак, очевидно понимая, что ничего хорошего им эта работа не принесет, то есть кремлевский «либеральный кандидат», кем бы он ни был, теперь обладает заведомо нулевым доверием «креативного класса». Из этого вообще-то можно сделать вывод, что никакие игры в «либерального кандидата» не имеют смысла для Кремля – зачем, если эта идея не находит поддержки в самом ядре ее целевой аудитории?

Второй важный результат эксперимента Собчак связан с реакцией Алексея Навального, который даже из вежливости (и с учетом прежних добрых отношений, о которых так обиженно написала Навальному Собчак) не стал говорить о Собчак ничего примирительного, а в предельно жесткой форме от нее отмежевался. Навальный, добившийся в этом году роли бесспорного оппозиционного лидера номер один, второй раз за две недели (первый был после муниципальных выборов) продемонстрировал, до какой степени дорожит этой ролью и готов ее отстаивать во что бы то ни стало, – это в любом случае уязвимость, которая позволяет легко манипулировать им и относиться к нему чуть более спокойно, чем это принято в околокремлевских кругах сейчас.

Два этих вывода из виртуальной трехнедельной кампании Собчак отлично складываются в один – оппозиционным спарринг-партнером для Путина на этих выборах, способным обеспечить реальную предвыборную интригу, может быть только Навальный, и это вполне допустимое для Кремля решение. Разумнее всего было бы пустить его на выборы, и тогда Путин переизберется не фарсово, а эффектно и драматично.

Олег Кашин

https://republic.ru/posts/86578?code=ceff2095a6cfaf2576dc309397d19e40

 

26 Сентября 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов