"Со скрепами духовными, национальной идентичностью и с пониманием нашего «особого пути» - сплошная неразбериха"

Русские — способные ученики

Нехорошо как-то получается: Россия есть и даже пытается строить вокруг себя «Русский мир», а со скрепами духовными, национальной идентичностью и вообще с пониманием нашего «особого пути» по-прежнему сплошная неразбериха.


© СС0 Public Domain

Нехорошо как-то получается: Россия есть и даже пытается строить вокруг себя «Русский мир», а со скрепами духовными, национальной идентичностью и вообще с пониманием нашего «особого пути» по-прежнему сплошная неразбериха. Правительство, конечно, пытается что-то с этим сделать, но в успех этих усилий мне почему-то верится с трудом.

Поэтому давайте не будем терять время даром и сами разберемся в этой теме. В конце концов, национальная идея не должна быть сложной — какой в ней прок, если ее поймут только три с половиной академика, да еще несколько чиновников сделают вид, что до них тоже что-то дошло?

А раз идея должна быть простой, то ее поиск мы начнем с самых незамысловатых и до наивности очевидных вопросов: что в тысячелетней истории России было собственно «русского» и сколько именно его было?

Первое русское государство создали викинги (варяги). С 862 по 1236 годы (32,8% российской истории) Рюрик, его соратники и потомки формировали систему государственного управления, определяли внутреннюю и внешнюю политику, влияли на систему общественных ценностей. Они много торговали и воевали — с соседями и друг с другом, а в принятии важных государственных решений иногда даже опирались на волю народа (вече). Викингам была свойственна задиристость, удаль и наплевательское отношение к собственной жизни — а что ее беречь, если после славной смерти вас ожидает непрерывная пирушка в чертогах Одина? Через какое-то время, правда, они притащили на Русь византийскую религию, а сами практически выродились в половцев: достаточно посмотреть на посмертную реконструкцию внешности Андрея Боголюбского — владимирского князя и православного святого, чтобы это увидеть.

Затем, с 1236 по 1480 год (21,13% российской истории) Русь была частью Улуса Джучи (Золотой орды) в составе Монгольской империи, созданной Чингис-ханом. От монголов мы получили предельно жесткую вертикаль в системе управления, традиции низкопоклонничества и тотального взяточничества, а также наплевательское отношение к чужой жизни — государственные интересы в империи чингизидов ставились принципиально выше интересов каждого из его жителей в отдельности (за исключением хана, разумеется). Постепенно орда деградировала, ослабла, распалась на отдельные ханства и Русь оказалась предоставленной самой себе.

Возможно, этот период — с 1480 по 1696 годы (18,70% российской истории) как раз и можно считать «исконно русским», когда чужое влияние на идеологию страны было минимальным. Впрочем, итоги его оказались, мягко говоря, неоднозначными. В 1497 году, с введением крепостного права подавляющее большинство населения Руси превратилось в рабов, а вершиной этого исторического периода стало венчание на царство Ивана IV Грозного в 1547 году, учредившего опричнину и додумавшегося с ее помощью грабить и разорять не соседние государства, как делали все нормальные монархи того времени, а свое собственное. Закончилось это ожидаемо плохо: смутой, гражданской войной, иностранным вторжением и сменой правящей династии Рюриковичей на Романовых.

С 1696 по 1917 годы (19,13% российской истории), то есть с начала реформ Петра I, первым провозгласившего себя императором, Русь превратилась в Российскую империю и попала под влияние культуры скорее немецкой, нежели русской. В этот период на троне побывали 6 из10 нерусских правителей Руси, часть из которых и по-русски разговаривать не умела; Россия стала и внешне, и внутренне максимально «европообразной» за всю свою предыдущую историю; а Романовы потихоньку превратились в Гольштейн-Готторп-Романовых. В это же время Российская империя стала самой большой Россией за всю историю, раскинувшись на 19 миллионов квадратных верст от Финляндии и Польши до Аляски. А потом она закончилась.

Коммунисты не принесли стране обещанной свободы, зато сделали все «общим» (то есть на самом деле — ничейным), привив российскому народу иждивенчество, бесхозяйственность и коллективную безответственность. СССР накрылся медным тазом, когда всем стало очевидно, что капиталистический запад куда ближе к построению коммунизма, чем страны соцлагеря — хоть вместе, хоть по отдельности. Началась история новой России.

С 1991 и по сегодняшний день, уже 26 лет (2,25% российской истории) мы живем в Российской Федерации, органично унаследовавшей все черты предыдущих эпох. Возможно, кому-то хотелось бы верить, что в нынешних наших бедах виновен американский госдеп или некое тайное «мировое правительство», однако власть у нас настолько сильно напоминает все ту же опричнину, а народ в массе своей демонстрирует такую рабскую покорность (приметы правления тронувшегося от безнаказанности и подозрительности Ивана IV), что сомнений не возникает — это все наше, родное, кондовое, посконное, домотканое.

На этой безрадостной ноте — мол вот она, наша национальная идентичность: меньшая часть страны грабит большую, а та лишь раболепствует да пресмыкается в ответ — можно было бы и остановиться, если бы не одно важное дополнение. В самые драматичные моменты своей истории Русь оказывалась способна перенять у других народов и цивилизаций их самые сильные стороны: безудержную удаль бродяг-викингов; веру византийцев; способность орды к мобилизации и превращению в непобедимую военную машину; науку и культуру Европы. Даже стремлением построить на земле коммунистический рай мы заразились сильнее прочих. «Подделка» в нашем исполнении часто оказывалась если не лучшей во всех отношениях, то, по крайней мере, более жизнеспособной, чем оригинал. Русские — способные ученики, чему бы ни учила их жизнь — плохому или хорошему.

Это значит, что самая лучшая национальная идея сейчас — прекратить поиски этой самой идеи в глубинах загадочной русской души и вместо этого поискать ее вовне — у наших более благополучных друзей/партнеров/конкурентов/врагов — как хотите, так их и называйте. А у них ведь действительно есть чему поучиться. Не тому, как сделать много-много дешевой колбасы из картона пополам с глутаматом натрия для простого народа, и не тому, как строить дорогие яхты олигархам. Другому. Например, тому, как принимать законы настоящими представителями народа, а не той или иной кучкой самозванцев. И тому, как исполнять букву и дух этих законов, а не использовать их как инструмент наживы или расправы. И еще тому, как ставить закон выше воли очередного вождя, каким бы харизматичным, мудрым и суровым он ни был.

Научимся этим заморским фокусам — будет у нас и колбаса (из мяса, конечно же), и яхты. Ну и едоки колбасы, наконец, перестанут мечтать повесить владельцев яхт на мачтах их же суденышек. Так что вот вам национальная идея, пользуйтесь на здоровье, тащите сюда ваши гранты.

Вадим Жартун

Прочитать оригинал поста Вадима Жартуна можно здесь.

http://www.rosbalt.ru/blogs/2017/02/20/1593505.html

 

21 Февраля 2017
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов