Политолог Валерий Соловей: власти России компрометируют понятие патриотизма

Весь текст - http://www.bbc.com/russian/features-37353946?SThisFB

Президент России Владимир Путин поддержал предложение разработать федеральный закон о российской нации. Об этом он сказал, выступая в ходе заседания Совета по межнациональным отношениям в Астрахани.

"Что точно совершенно можно и нужно реализовывать, прямо над этим нужно подумать и в практическом плане начать работать, - это закон о российской нации", - сказал Путин.

Национальный и националистический дискурсы в России в последние годы, после всплеска популярности "Русских маршей" середины 2000-х годов, резко ослабели - несмотря на то что за рядом националистических организаций некоторые усматривали "руку Кремля".

Что происходит с националистическим движением в России сегодня? Востребована ли идеология национализма в стране и насколько велик ее протестный потенциал?

Об этом корреспондент Русской службы Би-би-си Дмитрий Булинпобеседовал с автором ряда монографий по истории русского национализма, профессором МГИМО Валерием Соловьем.

Би-би-си: Зачем российским властям понадобился закон о российской нации?

Валерий Соловей: Это попытка дважды войти в одну и ту же реку: буквально дословное воспроизведение идеи о советском народе как новой исторической общности [на официальном уровне идею впервые сформулировал генсек СССР Никита Хрущев в 1961 году: "В СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты, - советский народ" - прим. Би-би-си].

Сейчас говорится, что российский народ - уникальная гражданская общность. По сути то же самое, что и прежняя формула, и с теми же самыми последствиями, а именно: бессмысленно. Сверхзадача властей - формирование политической нации, но под нее не предложено серьезных оснований. И главное, не предложены успешные политические и социоэкономические практики. Нация формируется, когда есть практики совместного делания. Сейчас в России их нет, и власть ничего не может предложить.

Би-би-си: Почему об этом именно сейчас начали говорить?

В.С.: Потому что начинаются заметные признаки расщепления народной массы, она начинает проявлять некоторые признаки беспокойства, недоумения, которые могут перерасти в политическое возбуждение. Поэтому власти хотят сформировать новый элемент унификации.

Би-би-си: Долгое время считалось, что за российским националистическим движением стоит чуть ли не Кремль. И вот в последние два года появилось ощущение, что как будто это националистическое движение "сливается" сверху, да и внутри, кажется, произошел раскол. Что происходит с националистическим движением сегодня в России?

В.С.: Предположение о том, что за националистами стоит Кремль, всегда было, мягко говоря, преувеличением, а если говорить без обиняков, ошибкой. Оно появилось во многом потому, что националисты всегда говорили, что хотят сильного государства, что с уважением относятся к вооруженным силам, что питают пиетет к органам государственной безопасности.

Но Кремль всегда считал националистов потенциально очень опасными врагами. Почему? Если рассмотреть эволюцию национализма в 2000-е годы, то он все заметнее исходил из того, что в России необходимо не воссоздание империи, а строительство национального государства. Но если вы строите национальное государство в европейском понимании XIX - первой трети XX века, то вы придерживаетесь презумпции, что именно нации выступают источником суверенитета и легитимности. Тем самым вы субстанциально превращаетесь в демократа. А это, естественно, бросает вызов кремлевской политике в ее базовых основаниях. В России традиционно власть считает, что именно она - источник суверенитета.

Вторая причина, по которой власть всегда опасалась национализма, в том, что она подозревала за националистами способность к организации опасных массовых протестов, которую не усматривала у либералов. Националисты несколько раз эту способность демонстрировали. Самый известный эпизод - так называемое восстание "Спартака" на Манежной площади в декабре 2010 года.

Поэтому для власти националисты всегда были более опасным врагом, чем либералы, потому что с последними, уверен Кремль, можно договориться и даже инкорпорировать их во власть. А вот с националистами договориться нельзя.


Ранее на процессах по делу праворадикальной националистической группировки БОРН возникали сообщения о предполагаемой связи некоторых ее членов с близкими к Кремлю функционерами. Би-би-си не располагает подтверждением данной информации.


Но все эти страхи были изрядным преувеличением силы национализма и степени его влияния в обществе. Судя по социологии, потенциал политического национализма на протяжении последних 15 лет не превышал 10-15% и нисколько не рос.

Би-би-си: Столько людей готовы голосовать за националистов?

В.С.: Да, и их голоса распределялись примерно так: часть вообще не голосовала, часть голосовала за ЛДПР (не большинство), а часть в 2003 году голосовала за "Родину". Если вы помните, как только "Родина" на выборах в Мосгордуму 2005 года стала эффективно использовать антимигрантскую риторику, ее сняли.

Би-би-си: Что происходит с националистическим движением сейчас?

В.С.: За последние пять лет произошли два качественных сдвига. Первый относится к концу 2011-го - началу 2012 года, когда националисты выступили вместе с либералами и левыми против власти. То, что происходило, было фактически революцией, которую власть смогла купировать. В этом революционном процессе впервые за 25 лет (да и вообще впервые в российской истории) националисты, которые всегда считались оппонентами либералов и демократов, объединились с ними и с левыми.

Беспорядки на Манежной площади, 11 декабря 2010 годаImage copyrightРИА НОВОСТИ
Image captionПротестный потенциал националистической идеологии российская власть отчетливо увидела в декабре 2010 года, когда на Манежной площади, в нескольких шагах от Кремля, прошли беспорядки, устроенные футбольными болельщиками

И второе качественное событие - новая геополитическая динамика, которую задал Владимир Путин и Россия возвращением (или аннексией - в зависимости от политической точки зрения) Крыма. Вкупе с чем надо рассматривать и войну в Донбассе. Эта динамика подорвала союз националистов с либералами - и одновременно взорвала самих националистов изнутри.

Они разделились почти так же, как и общество: 80-85% поддержали возвращение Крыма, 15-20% назвали это аннексией. Националистическое большинство составило один из резервуаров добровольцев в Донбассе. Но собственно националистов там воевало не очень много: несколько тысяч, а отнюдь не десятки тысяч человек. А из тех, кто не принял эту геополитическую динамику, нашлись отдельные люди, которые даже пошли в украинские добровольческие батальоны. Причем до этого люди, оказавшиеся в прямом смысле слова по разную линию фронта, были зачастую членами одних и тех же националистических организацией и даже дружили.

Би-би-си: Означает ли этот раскол, что националистическое движение в России на грани угасания?

В.С.: То, что произошло в 2014 году, для национализма стало политической и репутационной катастрофой. Националистам отвели крайне неблаговидную роль пушечного мяса, и вместе с тем власть полностью узурпировала патриотический дискурс. На этом поле она никаких конкурентов не допускает.

Хотя, по моим ощущениям, потенциал патриотической идеологии в России уже исчерпан или близок к исчерпанию. Можно сколько угодно наращивать пропаганду, повышать ее градус, но даже невооруженным глазом заметно, что люди устали. Гордиться страной хорошо, когда у тебя всё экономически неплохо. Но не тогда, когда у тебя нет денег собрать детей в школу, обеспечить им полноценное питание - а это реальность современной России. Из патриотических деклараций и проклятий в адрес Запада детям бутерброда не сделаешь.

Владимир Путин в КрымуImage copyrightAP
Image captionПо словам Валерия Соловья, "новая геополитическая динамика" подорвала союз националистов с либералами - и одновременно взорвала самих националистов изнутри

Сейчас происходит компрометация патриотизма в массовом сознании. Я это уже наблюдал в СССР середины-второй половины 1980-х годов. Закончилось это тем, что слово "патриотизм" стало ругательным. Думаю, так же случится и в современной России, причем значительно быстрее, чем в СССР.

Короткая "русская весна"

Би-би-си: Возвращаясь к событиям 2014 года - мое личное восприятие как обыкновенного наблюдателя таково, что объединение с Крымом происходило под очень националистическим, этническим градусом. "Там полтора миллиона русских - таких же по крови, как мы, - и вот они вернулись к нам". Казалось бы, это должно было вдохнуть новые силы в русский национализм?

В.С.: Вы абсолютно правы. В знаменитом выступлении Путина перед Федеральным Собранием слово "русский" встречалось 15 раз. Думаю, что это больше, чем за все его выступления перед ФС вместе взятые. Это был небывалый дискурсивный сдвиг. На какое-то время появилось чувство, что, возможно, это движение в сторону русского национального государства. Национального государства в европейском смысле, в смысле "большого модерна". Но эта возможность была смята.

Би-би-си: Как? Чем?

В.С.: Отказом от дискурса. Уже спустя две-три недели слово "русский" в официальном дискурсе уступило слову "российский". Любая помощь, которую предлагали националисты, была отвергнута. Им издевательски предлагали: посылайте добровольцев в Донбасс, но взамен вы не получите ровно ничего.

Националистов преследуют точно так же, как и раньше, и даже еще ожесточеннее. Власть опасается демократического потенциала, который кроется в самой идее национализма. Представьте, что было бы, если бы возникли свободные республики в Донбассе. Националисты же во весь голос говорили, что для них Новороссия не географический термин, а политико-оппозиционный. Это то, что они хотели бы противопоставить современной России и Кремлю. То была потенциальная политическая угроза. И этому ростку не дали даже взойти, его затоптали.

Би-би-си: Очень короткая "русская весна".

В.С.: Да, ее почти сразу же сменили очередные "заморозки".

Би-би-си: Если мы обратимся к прошедшей думской кампании, то что вы вней интересного для себя отметилиКарта национализма в ходе этой кампании, кажется, была не особовостребована?

В.С.: Национализма в этом дискурсе не было. Что было, так это союз националистов и либералов. Причем либералы все равно находились на первых позициях, ибо в их руках сделочная позиция.

Это либералы пригласили националиста Вячеслава Мальцева [шел в первой тройке "Парнаса"], а не наоборот. И обратите внимание: у Мальцева в риторике не было ничего националистического. Он выступал как популист, что совершенно правильно. Перспективы националистов сейчас только в союзе с какой-либо другой политической силой - в данном случае с либеральной.

"86% никогда не выйдут на площадь защищать власть"

Би-би-си: Каковы перспективы у этого альянса?

В.С.: Я оцениваю их как очень неплохие. Интересно, что за год до протестов на Болотной площади 2011 года Беркмановский центр изучения интернета и общественного мнения при Гарварде опубликовал исследование российской блогосферы, где отметил ее коренное отличие от западной. Там между различными идеологическими кластерами практически нет взаимодействия. А в России либеральный и националистический кластеры стабильно коммуницировали, а затем и в реальной жизни началось взаимодействие в виде совместных протестов.

С 2014 года по начало 2016 года это взаимодействие в интернете было подорвано. Но начиная с 2016 года оно опять наладилось. И дело сейчас уже вовсе даже не в сотрудничестве на выборах, а в том, что будет происходить в 2017-2018 годах. Я полагаю, что вероятность социальных беспорядков, волнений в стране увеличивается.

Би-би-си: В период перед выборами президента?

В.С.: Да, это связано с объективными обстоятельствами: ограниченностью ресурсов в стране, ухудшением социально-экономической ситуации. Мне кажется, на этом фоне может снова сложиться протестная коалиция, в которую войдут все те, кто будет против власти. Там будут и либералы - а среди либералов отмороженных ничуть не меньше, чем среди националистов - и националисты, которые скажут, что им все равно уже с кем идти.

Типологически эта ситуация похожа на ту, которая сложилась в позднем СССР где-то в 90-м году. Когда возникла зонтичная организация "Демократическая Россия", объединившая всех, кто выступал против коммунистов. Создание подобной широкой протестной и популистской коалиции - норма для политических перемен современного мира. Вспомним сравнительно недавнюю египетскую "лотосовую революцию". Кто был на площади Тахрир? С одной стороны, демократически настроенные студенты, пользовавшиеся "Фейсбуком" и "Твиттером". А с другой стороны - сторонники "Братьев мусульман", самые что ни на есть исламские фундаменталисты. Но они на одной площади выступали против общего врага.

Площадь ТахрирImage copyrightAFP
2 Ноября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов