Дело Захарченко: общак превратился в вещдок

Миллиарды, найденные в квартире неприметного полковника, —  малая часть доходов влиятельной группы силовиков, взявшей под контроль контрабандные потоки в московском регионе. Арест Захарченко дал возможность выйти на бенефициаров

В этот четверг Пресненский районный суд Москвы рассмотрит ходатайство Следственного комитета России о продлении ареста полковнику ГУЭБиПК МВД Дмитрию Захарченко. Напомним, что скандальный полковник находится в СИЗО «Лефортово» уже около двух месяцев по обвинению в получении взятки, злоупотреблению должностными полномочиями и воспрепятствованию осуществления правосудия. Захарченко был задержан сотрудниками Управления «М» ФСБ в начале сентября. Дело полковника с точки зрения предъявленных ему обвинений и сегодня выглядит несуразным: следствие обвиняет его в получении взятки от неустановленного лица, а два других эпизода строятся на сомнительных показаниях знакомых с Захарченко арестантов. Вместе с тем в деле полковника остается одна существенная деталь: при обыске в квартире его сестры Ирины Разгоновой на Ломоносовском проспекте было обнаружено около 8,5 млрд рублей в иностранной валюте. В этой связи сотрудники ФСБ, участвовавшие в задержании Захарченко, просят не обращать «излишнее внимание на качество предъявленного обвинения». «Была оперативная информация касаемо денег, а уголовное дело — ​лишь формальный повод начать настоящее расследование», — ​говорит один из них.

В понедельник 12 сентября в ресторане «Главпивторг» на Большой Лубянке было, как всегда, шумно: на обеденный перерыв сюда сбежались сотрудники ФСБ, чьи подразделения базируются неподалеку. Темой ланча предсказуемо стал резонансный арест Дмитрия Захарченко. Особенно охотно это обсуждали сотрудники ФСБ, непосредственно участвовавшие в обысках в местах проживания самого полицейского и членов его семьи. «Представляешь, он поначалу даже не верил, что его будут задерживать», — ​бодро делился подробностями увиденного один из офицеров Управления «М» ФСБ. «Так десять лет никто не трогал — ​что переживать?!» — ​возмущался в ответ кто-то из его коллег. «А кореша его, всё — ​теперь на обед не будут ходить?» — ​ядовито спросили за соседним столом. «Да-да, где Дима Artioli?» — ​громко крикнул кто-то, как можно предположить, имея в виду полковника оргинспекторского управления ФСБ Дмитрия Сенина, получившего такое прозвище за любовь к одноименной марке итальянской одежды.

Упоминанию Сенина, кажется, не удивился никто — все на Лубянке знают, что он приходится полковнику Захарченко шурином.

«А ведь когда-то они ланчевались здесь всей командой, — ​рассказывает сотрудник ФСБ. — ​Витя Ешкулов, Сережа Грибанов, Женя Лобанов, Женя Веселовский, Сережа Агапов, Дима Сенин, который стал среди них безусловным лидером. Периодически в «Главпивторг» приезжал Александр Филин (бывший замначальника Управления «М» ФСБ, ныне — ​вице-президент по безопасности ОАО «МОЭСК». — ​А. С.). Если за их столиком появлялся кто-то новенький, мы даже шутили: видать, еще кого-то из Ростова в «М» перевели».

Фото: tttpro.com

«Ростовское землячество» в ФСБ выделяют многие сотрудники, рассказывает мой собеседник: «Посчитайте количество выходцев из ростовского УФСБ в центральном аппарате на один квадратный метр — ​всё поймете. То же касается и ГУЭБиПК МВД, кстати, ​у Захара (Дмитрия Захарченко. — ​А. С.) все подчиненные с Ростова».

Дмитрий Захарченко перевелся на службу в ДЭБ МВД в 2005 году из налоговой полиции Ростовской области. Протекцию ему обеспечил земляк и будущий родственник из Управления «М» ФСБ Дмитрий Сенин. Последний, впрочем, и сам обосновался в Москве не без родственных связей — ​с трудоустройством на Лубянке ему, как можно предположить, помог двоюродный дядя, генерал ФСБ Владимир Тимофеев. А далее Сенина и его будущих товарищей, выходцев из УФСБ по Республике Калмыкия Сергея Грибанова и Виктора Ешкулова, уже пестовал тогдашний замначальника Управления «М» Владимир Максименко (именно этот офицер когда-то разрабатывал бывшего начальника ГСУ СКР Дмитрия Довгия).

С тех самых пор молодые оперативники ФСБ и взаимодействовавший с ними Захарченко не расставались: вместе взрослели, получая повышения в званиях, вместе отдыхали, вместе проводили оперативные мероприятия. Чтобы понять, насколько «эмщики» были близки, достаточно обратиться к полицейским сводкам последних лет. В 2013 году родственник Захарченко Дмитрий Сенин и его младший коллега Сергей Грибанов подрались в ресторане «Порто Мальтезе» на Ленинградском проспекте с владельцем транспортной компании и криминальным авторитетом (фамилии и имена последних известны редакции), по мнению сотрудника ФСБ, якобы на почве коммерческого конфликта. «Тогда усилиями Максименко, находившегося в должности прикомандированного сотрудника ФСБ в Следственном комитете (в настоящий момент Максименко — ​АПС в МЧС. — ​Ред.), СУ СКР по ЦАО по Москве было возбуждено уголовное дело, оппоненты Грибанова и Сенина понесли серьезное наказание», — ​говорит собеседник.

К тому моменту Сенин и Грибанов, продолжает он, уже «могли себе позволить такие вольности». «Еще в 2009 году «ростовские», как их тогда уже называли, обрели настоящую силу», — ​заключает он.

Дагестанский кэш

17 сентября 2008 года в аэропорту «Внуково» сотрудники Московского управления внутренних дел на воздушном и водном транспорте (МУВД на ВВТ) задержали двух пассажиров рейса № 371 «Махачкала — ​Москва» — ​сотрудников ЧОП «Карат» Шамиля Мамилабагандова и Курамагомеда Алиева. Последние привезли в Москву багаж из 15 спортивных сумок, в которых находилось 359,5 млн рублей, 1,7 млн долларов и 645 тысяч евро. «Это были курьеры одной преступной группы, занимавшейся обналичиванием денежных средств через банки Дагестана», — ​объясняет то задержание бывший сотрудник МВД. Спустя два дня оперативники МУВД на ВВТ задержали еще двух человек, следовавших из Махачкалы, — ​в их сумках находилось 47,6 млн рублей.

Громкая операция, которую официальные представители МВД тогда прозвали «дагестанский кэш», довольно скоро получила неожиданное развитие — ​Мещанский районный суд города Москвы, рассматривавший законность задержания «курьеров», вынес решение о возврате изъятых денег. А спустя год, летом 2009-го, четверо рядовых сотрудников ОРЧ МУВД на ВВТ были задержаны оперативниками Управления «М» ФСБ по подозрению в превышении должностных полномочий и хищении части изъятых денег в сумме 30 млн рублей.

Как сегодня выясняется, задержание полицейских было произведено на основании оперативной информации Дмитрия Сенина и Сергея Грибанова.

В результате операции по задержанию сотрудников МУВД на ВВТ МВД, в котором активную помощь Сенину и Грибанову оказывал сотрудник ГУСБ МВД Дмитрий Сабынин, в 2010 году была проведена масштабная кадровая операция. Так, структурные подразделения департамента обеспечения правопорядка на транспорте МВД были преобразованы в Управления на транспорте (УТ) МВД по федеральным округам, а ключевым подразделением стало УТ МВД по ЦФО (в чьем ведении находились аэропорты  ​«Шереметьево», «Внуково» и «Домодедово»).

Именно УТ МВД по ЦФО, согласно оперативным материалам ФСБ, стало основным объектом внимания друзей Дмитрия Захарченко — ​Дмитрия Сенина и Сергея Грибанова.

Борьба за ЦФО

Начальником УТ МВД по ЦФО стал генерал Андрей Алексеев, который заполнил штат подведомственного ему УБЭП полицейскими из Омска. Дмитрию Сенину и Сергею Грибанову, судя по материалам ФСБ, такое решение Алексеева не понравилось — ​и они начали оперативную разработку его подчиненных. «Грибанов поначалу через доверенных посредников делал попытки неофициального контакта с руководством УБЭП УТ МВД по ЦФО в лице начальника ОРЧ Витницкого. Однако и Витницкий, и Паршин (на тот момент — начальник УБЭП. — ​Ред.), и Алексеев предложения Грибанова игнорировали, рассчитывая на собственные связи в руководстве МВД. Тогда, получив отказ, Грибанов и Сенин нашли несколько кандидатов на вербовку, в отношении которых имелись компрометирующие материалы», — ​следует из рапорта сотрудника ФСБ.

Далее, описывает в своем рапорте сотрудник спецслужбы, «один из завербованных сотрудников стал источником оперативной информации в отношении сотрудников 2-го отдела ОРЧ (УБЭП УТ МВД России по ЦФО), которым руководил Евгений Изергин (являлся личным ставленником генерала Алексеева. — ​Ред.). <…> Информация по Изергину прошла успешно, и последний был арестован. Тогда Грибанов, войдя в контакт с ним и с посредником по фамилии Андреев, получил достаточно информации на все руководство УТ МВД по ЦФО».

«Оценив обстановку и найдя «подходы» к Грибанову, с предложением о сотрудничестве к Витницкому вышел сотрудник МВД Константин Э., — ​продолжает в своем рапорте сотрудник ФСБ. — ​Константин Э. планировался Грибановым и Сениным на начальника УБЭП. Константин Э. по указанию Грибанова предложил Витницкому урегулировать конфликт с Грибановым. Витницкий согласился. Так Грибанов, получив «оперативную» информацию о попытке подкупа и физической угрозе в свой адрес со стороны объекта его разработки, довел эту информацию до сведения своего руководства и на этом основании добился задержания и ареста Витницкого. Кроме того, Грибанов получил государственную защиту — ​на тот момент его охраняли сотрудники 6-й службы УСБ ФСБ».

Спустя год после того, как Сергей Грибанов организовал себе государственную защиту, в отношении него и Дмитрия Сенина была проведена служебная проверка. Инициатором стал новоявленный начальник Управления «М» ФСБ Алексей Дорофеев.

Товарная контрабанда

Петр Саруханов / «Новая газета»

Почти сразу после проведения структурной реформы в МВД куратором УТ МВД по ЦФО по линии Управления «М» ФСБ был назначен недавно переведенный из УФСБ по Ростовской области Евгений Веселовский.

А одним из главных партнеров сотрудников Управления «М» ФСБ тогда стал некий предприниматель Сергей Пушкарев: «Он (Пушкарев), используя реквизиты фирм-однодневок, зарегистрированных в налоговом органе по утраченным паспортам или без ведома их владельцев, осуществлял поставки контрафактной продукции из дальневосточного региона. Его подельниками и напарниками являлись Литвиненко И., Борисов Е. и Скрябиков А. Через своего подельника, гражданина Молдавии по фамилии Чорбе, Пушкарев вышел на контакт с Грибановым и Веселовским и рассказал им о схеме поставки контрафакта в Москву».

Чтобы увидеть результаты работы сотрудников Управления «М» ФСБ с Пушкаревым, достаточно взглянуть на их декларации того периода: в течение года Сенин приобрел несколько квартир в центре Москвы, а также автомобили Mercedes GL500 и LexusLX570. Сергей Грибанов же обзавелся земельным участком в Одинцовском районе Московской области и двумя автомобилями BMW X6, а его супруга стала совладелицей автосалона Ford на Ленинском проспекте.

Однако, несмотря на покровительство бизнесу Пушкарева со стороны сотрудников ФСБ, УТ МВД по ЦФО в лице нового руководителя (им был назначен генерал Виктор Шимаров) стало задерживать поступавшие в столичные аэропорты грузы из Владивостока. «По результатам оперативных мероприятий сотрудниками УТ МВД по ЦФО был возбужден ряд уголовных дел с изъятием большого объема контрафактной продукции. Количество только изъятых телефонов составило более 30 000 штук. Общий ущерб правообладателю товарного знака Nokia составил более 200 млн рублей, товарного знака Apple — ​более 140 млн рублей, товарного знака Samsung — ​более 200 млн рублей», — ​рассказывает в своем рапорте сотрудник ФСБ, отмечая, что «речь идет только об одной товарной партии».

По словам сотрудника ФСБ, в тот момент на руководство УТ МВД по ЦФО постоянно выходили с настоятельной «просьбой» беспрепятственной работы Сергея Пушкарева. «По имеющимся оперативным материалам, в том числе полученных с использованием аудио- и видеотехники, Пушкарев С.Б. осуществлял материальное стимулирование «друзей-сотрудников» Управления «М» ФСБ России, являющихся кураторами УТ МВД России по ЦФО», — ​следует из рапорта сотрудника ФСБ.

Надо отметить, что в конце 2012 года в штате Управления «М» ФСБ произошли некоторые изменения: известный нам Дмитрий Сенин покинул эту структуру, переведясь в оргинспекторское управление ФСБ, а Сергей Грибанов сменил направление — ​отныне он курировал кадровое обеспечение в МВД и подведомственных учебных учреждениях.

В 

2013 год, похоже, стал ключевым в противостоянии Управления «М» ФСБ и УТ МВД по ЦФО. Сначала полицейские в рамках операции «Контрафакт» изъяли в столичных аэропортах ряд предметов с незаконно нанесенной символикой Олимпийских игр в Сочи (согласно рапорту сотрудника ФСБ, было возбуждено 49 уголовных дел по признакам незаконного использования товарного знака, а установленный ущерб правообладателям составил более 500 млн рублей).

«В ходе реализации поступающей оперативной информации 23 июля 2013 года в аэропорту «Шереметьево» на территории склада грузового терминала ОАО «Шереметьево-Карго» выявлен гражданин Чегодаев Сергей Васильевич, который, действуя по доверенности от ООО «Никос», получил груз весом 220 кг, представляющий собой женские куртки и плащи в количестве 130 штук различных производителей <...>, с признаками незаконного использования товарного знака. Товаротранспортные документы на указанный груз отсутствовали. <…> Сотрудниками УТ МВД России по ДФО проведено ОРМ, в результате которого в накладных обнаружено значительное количество контрафактной продукции. Груз был осмотрен и изъят. <…> На начальника УТ МВД России по ДФО Волкова оказывалось активное административное давление с целью прекращения проверки и выдачи груза коммерческой структуре. В создании давления принимали активное участие сотрудники Управления «М» ФСБ России».

По окончании Олимпиады в Сочи куратор УТ МВД по ЦФО Веселовский был уволен со службы. По словам сотрудника ФСБ, «при помощи Захарченко ему удалось устроиться в одну из коммерческих компаний, занимающихся торговлей зерном».

Помимо ввоза китайской номенклатуры сотрудникам УТ МВД по ЦФО в 2015–2016 годах удалось пресечь ввоз на территорию России турецкой одежды из Армении, что также вызвало недовольство. «Формальным продавцом товарных партий было «ООО «Трейдинг», формальным получателем — ​ООО «Текстиль Опт Торг», но фактически борты для перевозки в Домодедово фрахтовал топ-менеджер группы компаний «Максима» (фамилия и имя известны редакции)», — ​следует из рапорта сотрудника ФСБ.

Креатура Захарченко

Летом 2016 года генерал Виктор Шимаров подал рапорт об отставке. По словам знакомого с генералом сотрудника МВД, Шимаров «просто устал бороться с оппонентами из Управления «М» ФСБ»: «Простой пример: начиная с 2013 года он не мог получить звание генерал-лейтенанта. Департамент кадров МВД дважды в год готовил представление на его повышение, но документ даже не доходил до администрации президента — ​его «зарубали» на стадии согласования в Управлении «М» ФСБ». Кроме того, по словам собеседника, Шимаров и отдельные его подчиненные «подозрительно часто» подвергались служебным проверкам: «Задание на оперативную установку (проверка личности со слов соседей и коллег. — ​А. С.) выписывалось руководством ГУСБ МВД, задание на скрытое наружное наблюдение — ​сотрудниками Управления «М» ФСБ, в частности Агаповым».

Все здесь - https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/10/31/70363-obschak-prevratilsya-v-veschdok

 

31 Октября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов