«Будет примерно как в “Армагеддоне”»

Космонавт Александр Лавейкин – о новых задачах космонавтики и угрозах Земле

На фоне ухудшения отношений с США и Евросоюзом официальные российские власти вновь заговорили о собственных космических программах. На горизонте забрезжили проекты по строительству национальной орбитальной станции, подобной затопленному в 2001 году «Миру», освоению Луны и ближайших планет Солнечной системы. Кажется, еще немного, и начнутся войны за космические колонии. Это при том, что существуют совершенно иные, вполне реальные угрозы, вроде челябинского метеорита, о которых никто особенно не упоминает. Есть расхожее мнение, что космические проекты и гонка вооружений когда-то подорвали положение СССР. Чего ждать всем нам сейчас? Об этом мы поговорили с советским космонавтом, летавшем еще на «Мире», героем СССР и Сирии Александром Лавейкиным. Он приехал в Екатеринбург открывать выставку «Вперед в космос», которая с 14 октября будет работать в типографии «Уральский рабочий».

 

— Какие сейчас приоритеты у России в части освоения космоса?

— На период до 2025 года – это освоение космоса в интересах Земли, как раньше говорили, «в интересах народного хозяйства». Прежде всего создание группировок спутников дистанционного зондирования Земли и создание группировки ретрансляционных спутников для обеспечения связи и телевидения. Часть спутников уже запущена. Дальше – освоение космодрома «Восточный» (первый пуск выполнен 28 апреля 2016 года – прим. ред.). Там сейчас состоит задача по созданию второй очереди под ракету «Ангара» и третьей – под сверхтяжелые ракеты. Следующий пункт – это наука в космосе. Здесь, прежде всего, подготовка полета на Марс по программе «ЭкзоМарс». Продолжение пилотируемых полетов на МКС, а также создание и испытание нового корабля «Федерация».

Александр ЛавейкинАлександр ЛавейкинЯромир Романов / Znak.com

— На днях президент США Барак Обама заявил о намерении к середине 2030-х годов реализовать программу высадки людей на Марс. Россия хоть какие-то планы по освоению Марса или Луны ставит сейчас перед собой?

— Мы долго думали на этот счет, решили начать с Луны. Правильно, кстати говоря, сделали. Луна элементарно ближе. В перспективе на 2030 год планируется создание на Луне постоянно действующего орбитального комплекса. Это позволит использовать Луну в качестве базы для проведения различных астрофизических исследований и добывать гелий-3. На Земле его нет, а на Луне полно. Самое главное, что Луну можно будет использовать как промежуточную площадку для подготовки программ по освоению Венеры, Марса и других планет Солнечной системы. Кстати, несмотря на то, что Обама объявил о планах высадиться на Марс, сами же американцы из NASA говорят, что пока это невозможно. Не придумано еще защиты от солнечной радиации, которую человек неминуемо получит на Марсе. На Земле нас спасает магнитное поле, а там? 

— Мы как-то дискутировали по этому поводу с астрофизиком Сергеем Поповым из МГУ. Он считает, что проекты по освоению Луны и высадке человека на Марс не имеют уже особого научного смысла и будут чрезвычайно затратными.

— Хорошо, а где он будет гелий-3 брать? Для понимания, килограмма гелия-3 достаточно, чтобы обеспечивать месяц электроэнергией такой город, как Москва. Это при условии, конечно, что на Земле создадут термоядерные реакторы, для получения электроэнергии. На Земле этого вещества нет, а на Луне хоть лопатой в мешки грузи и вози. Это вам, к слову, об экономической эффективности. Кроме того, Луну можно использовать как обсерваторию.

— Сможет ли Россия в одиночку потянуть со своим бюджетом такой проект?

— Конечно, это все лучше делать сообща, но вы же понимаете, какая у нас сейчас политическая обстановка? Поэтому пока мы нацеливаемся на свои силы.

— Получается, обособление России происходит не только на земле, но и в Космосе. После событий в Крыму мы снова заговорили о создании своей орбитальной станции, о собственных проектах по освоению Луны и Марса.

— Мы, конечно, говорим о том, что хорошо было бы создать отечественную орбитальную станцию и самостоятельно выполнять какие-то программы, но тем не менее полет МКС продолжается, и станция будет использоваться совместно до 2024 года. Соответствующее соглашение есть. Второй момент – обстановка на станции прекрасная, несмотря на сложную обстановку на Земле. Люди в космосе четко понимают, что они постоянно подвержены опасности и в условиях опасности всегда можно и нужно находить общий язык. На станции сейчас находятся американские астронавты, наши, представители Европейского космического агентства, японцы. Да, наши, может быть, не очень говорят по-английски, американцы хуже понимают по-русски, но общий язык находят все. Еще один момент: та же программа «ЭкзоМарс», мы ее выполняем совместно с Европейским космическим агентством. Так что нет повода говорить об обособлении. Пока.

— При освоении космоса преследуются еще и военные цели, с учетом нынешних политических реалий мы можем говорить, что в России этой части сейчас снова уделяется приоритетное внимание?

— Сейчас заговорили снова о системе ПРО, но, на мой взгляд, основная цель, всего этого – спровоцировать нас на гонку вооружений. Понизили цену нефть – не получилось, на Украине устроили черти что – не получилось, теперь втягивают в гонку вооружений. Они считают, что СССР развалился, потому что не потянул гонку вооружений. Но они не учитывают того, что и сами могут развалиться. Бабушка надвое сказала.

— Вернусь к финансовому вопросу: во сколько обойдется России реализация озвученных вами проектов?

— По Луне не скажу – не просчитывалось еще. А вот по программе на 2016-2025 годы выделено примерно 1 трлн 400 млрд рублей. Этот как раз на создание группировок космического зондирования и телекоммуникации, создание «Федерации» и так далее.

Яромир Романов / Znak.com
 

— У меня такое ощущение, что спутники ГЛОНАСС, которые запускали, помимо военных использует только известная всем лабрадор Кони.

— Неверно. Уже давно, например, система используется в автобусах для навигации. Сейчас и телефоны, и навигаторы вполне себе нормально работают и на системе GPS, и на ГЛОНАСС. Кстати, 19 ноября будет старт нового корабля «Союз МС-02». Этот корабль впервые будет использовать для определения места посадки систему ГЛОНАСС. Обычно посадка проходит на штатном полигоне, но бывали случаи отклонений, и начинались поиски экипажа. Сейчас через ГЛОНАСС будет точно определяться точка посадки.

— Вы упомянули про проект создания тяжелой ракеты, это нам зачем?

— Можно взять много ракет типа «Ангара» и каждой из них на орбиту выводить какую-то часть лунного корабля. Там происходит сборка, и потом вся эта штука уходит на Луну. По сути, это то, о чем мечтал Сергей Павлович Королев. А можно все сделать за один пуск. Сразу строится сверхтяжелый корабль, к нему разгонный блок, выводится за один раз все на орбиту – и пошли на Луну. У каждого из вариантов есть плюсы и минусы. Система со многими пусками, может быть, более дешевая, но точно менее надежная. Каждый пуск – это риск. Тут одна большая ракета, типа «Энергии», как было у нас раньше, сразу уходит на Луну.

— Для чего нужен тогда еще и корабль «Федерация»?

— Будет две модификации для двух целей: одна – для орбиты вокруг земли вместимостью шесть человек, вторая, для Луны, на три человека. Корабль прошел большую стадию проектных работ, к 2023 году он должен полететь с «Восточного» на «Ангаре». Пока не на Луну, туда ближе к 2030 году.

— Космодром «Восточный», кстати, напрямую связан с Екатеринбургом: из-за неудачного премьерного старта с него весной у нас сняли нашего директора НПО «Автоматики» Леонида Шалимова.

— Кто-то должен отвечать. 

— Стоп, но неудачи на старте случаются, крупных ЧП не было, а главное – была ли необходимость снимать человека?

— Этот прерогатива руководства. Как раньше говорили, этот вопрос мне не по зарплате. Вспомните взрыв ракеты [конструктора Михаила] Янгеля в 1960 году на Байконуре, когда погиб маршал [Митрофан] Неделин. Это была крупная катастрофа, Янгель тогда получил по голове от [генсека ЦК КПСС Никиты] Хрущева, но тем не менее остался руководить.

— Вот вы только что говорили об амбициозных задачах по освоению Луны и Марса, которые ставит перед собой Россия, а кадры для этого у нас есть, хватит профессионализма? Например, у гендиректора «Роскосмоса» Игоря Комарова, который по образованию экономист и до октября 2013 года работал то в «Норникеле», то в «Ростехе», то командовал «АвтоВАЗом»?

— И опять же – вопрос мне не по зарплате... Решение принимало высшее руководство страны, значит сочло его целесообразным. Кадры у нас есть, хотя был период, когда в 90-е люди уходили. Об этом я могу судить по ситуации в ракетно-космической корпорации «Энергия». Сейчас ситуация меняется, молодежь снова пошла в ракетно-космическую отрасль. Слава богу, существенно повысились зарплаты. 

— Молодежь потянет такие проекты?

— Скажу так, раньше все рисовалось на кульманах дяденьками и тетеньками в белых халатах. Сейчас все стало иначе, рисуется на компьютерах, и дяденьки и тетеньки в белых халатах этого уже не тянут, а молодежь, которая с пяти лет с планшетами и смартфонами ходит, тянет.

— Вот прямо сейчас есть что-то, чем российская ракетно-космическая отрасль может похвастаться?

— Мы запустили первого человека в Космос – Гагарина…

— Это было полвека тому назад.

Полностью - https://www.znak.com/2016-10-13/kosmonavt_aleksandr_laveykin_o_novyh_zadachah_kosmonavtiki_i_ugrozah_zemle

13 Октября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов