Полюбит ли Трамп Россию и Путина?

Проблемы с Москвой для США по важности находятся не ближе, чем на четвертом месте - после исламского мира, Китая и Европы.


В случае победы республиканского кандидата особо благоприятного будущего для России не прослеживается.© Фото с сайтаwww.donaldjtrump.com

Остался почти месяц до выборов президента США (они состоятся 8 ноября). Россия отчаянно болеет за республиканца Дональда Трампа. Примерно, как любители футбола болеют за «Челси». Вроде не наш, но нашенский. Надеются болельщики на то, что Трамп повернется лицом к Путину, признает его величие, снимет санкции, а то и вообще, глядишь, вновь поделит мир пополам с Россией.

Мечтать, как говорится, не вредно. Однако при рациональном анализе вероятных перспектив российско-американских отношений при президенте Трампе особо благоприятного будущего не прослеживается.

Прежде всего, следует заметить, что в среднем на протяжении многих лет разнообразные президенты-республиканцы значительно жестче смотрели на СССР и Россию, чем демократы. Рональд Рейган втянул нас в трудную гонку вооружений, сильно способствовавшую кончине СССР. Джордж Буш-младший откровенно игнорировал желание Путина участвовать в управлении миром. Лишь Ричард Никсон запомнился разрядкой международной напряженности.

 

 

Зато с демократами мы откровенно союзничали. Франклин Делано Рузвельт заключил альянс с СССР против Германии, хотя мог бы спокойно отсиживаться за океаном. Билл Клинтон пытался по мере сил поддерживать реформы Бориса Ельцина. И даже Барак Обама устроил на пару с Дмитрием Медведевым «перезагрузку», не сильно, правда, преуспев в этом деле.

Впрочем, оптимист современной разрядки может, конечно, сказать, что Трамп не настоящий республиканец. Настоящие его не любят, и он будет делать все им назло. Теоретически, конечно, такое возможно, однако есть ли у Трампа настоящие стимулы, чтоб разворачиваться в сторону Путина? Прослеживается ли в таком повороте рациональная логика, а не только желание быть оригинальным?

От Америки пропутинского поворота я бы стал ждать в последнюю очередь. Скорее уж развернется Европа. Ведь европейские страны в какой-то мере страдают от наших продуктовых санкций, а кроме того некоторые политики Старого Света могут надеяться на политику умиротворения потенциального агрессора. Мол, если считать, будто Россия им угрожает, то надо не раздражать медведя и задабривать Путина пророссийской политикой. При этом США от закрытия нашего внутреннего рынка для импорта продовольствия совершенно не страдают. И русской агрессии не боятся.

 

 

Более того, Россия для США вообще во внешней политике находится сегодня месте, так, на четвертом. После исламского мира, который Америке непосредственно угрожает террором, Китая, который может угрожать в будущем благодаря своей экономической мощи, и Европы, которая не угрожает, но, напротив, является важнейшим торговым партнером.

Иными словами, у Трампа при возможном восшествии на президентский пост будет много хлопот помимо России. Без особой нужды ему нет смысла что-то коренным образом менять в своей российской политике. Тем более, в целом американцы негативно смотрят на последние действия Путина. В отличие от европейских граждан, которые сегодня настроены более прагматично, американцы имеют мессианские представления о своей роли в распространении демократии. И если они видят, что где-то есть авторитарный лидер, не слишком демократию уважающий, то трудно заставить их такого человека полюбить.

С какой же стати Трамп будет любить Путина вопреки мнению значительной части своих избирателей? Приобрести здесь что-то ему будет довольно трудно, а потерять часть с трудом собранной политической поддержки при проведении такого курса можно запросто. Поэтому Трамп не станет бежать впереди паровоза.

 

 

Если он и будет рисковать, двигаясь навстречу Путину, то, разве что, к концу своего президентского срока. Причем лишь в том случае, если захочет переизбираться. В такой ситуации можно рискнуть. Вдруг Путин станет добрым и ласковым в ответ, скажем, на снятие санкций. Тогда Трамп сможет отчитаться перед избирателем: демократы, мол, прошляпили Россию, а он ее вернул. Но для успеха на «российском фронте» нужно, чтобы Путин всерьез пошел навстречу своему американскому партнеру и где-то отступил назад, предоставляя Трампу возможность показать успех избирателю. А Путин ведь уже сейчас совсем разучился отступать. Что ж будет с ним через четыре года?

Впрочем, все эти мотивы ничто перед основным мотивом, который будет ориентировать Трампа во внешней политике. Те цели, которые он полагает главными, вообще никакого отношения к России не имеют. Трампа волнуют три направления американской внешней политики, которые частично пересекаются с теми традиционными направлениями, о которых говорилось выше.

Во-первых, Трамп набирает голоса на ксенофобии – как политической, так и экономической. В политическом плане он чрезвычайно жесток к мусульманам, как к потенциальным террористам. С экономической – к латиноамериканцам, как разрушителям традиционной американской культуры (белой, англосаксонской, протестантской) и «захватчикам» рабочих мест. Соответственно, у Трампа будет множество забот в отношениях с Ближним Востоком, Центральной Азией и Латинской Америкой. Тут про Россию и вовсе забудешь.

 

 

Во-вторых, Трамп хочет, чтобы американский бизнес не уходил из страны в поисках дешевой рабочей силы. И здесь он должен будет обратить внимание на страны Дальнего Востока. Не только Китай, но и Вьетнам, Индонезию, Малайзию, Таиланд, Бангладеш. Именно там сегодня выгодно создавать различные сборочные производства. А в Индии с ее широким знанием английского языка, размещены колл-центры для американских потребителей.

В общем, Дональд Трамп разочарует россиян, если вдруг победит на выборах. Не будет он нашим другом, хотя и большим врагом, скорее всего, не будет. А вот чем действительно Трамп интересен, так это тем, что возможная победа человека с подобными взглядами коренным образом переламывает всю традиционную политику западных стран. Понять это можно, если отрешиться от мысли, будто бы мир вращается вокруг российских проблем.

Примерно на протяжении последних ста лет главным в жизни западных стран был конфликт между правыми и левыми. Условно говоря, между теми, кто хочет снижать налоги ради развития бизнеса, и теми, кто хочет их повышать с целью перераспределения богатств в пользу бедных. В конечном счете, конфликт затих, поскольку ни правые, ни левые сегодня не рискуют радикально менять сложившееся положение дел. Сильно снизишь налоги – потеряешь бюджетные средства для поддержки малоимущих избирателей и проиграешь выборы. Сильно повысишь налоги – потеряешь бизнес, а вслед за этим и бюджетные доходы, необходимые все для той же цели завоевания миллионов голосов.

 

 

Выборы на Западе стали скучными даже в ситуации, когда неизвестно, кто победит. Поскольку, кто бы ни выиграл, больших перемен все равно не случится. А вот с Трампом, похоже, перемены случатся, только не в рамках того заскорузлого конфликта, который существует уже сто лет. При Трампе конфликт полностью сменит свой характер. Теперь он будет касаться не правых с левыми, а глобалистов с антиглобалистами.

Мы привыкли считать антиглобалистами нагловатых смутьянов, вылезающих на площади больших городов. Но вот появился самый, что ни на есть, капиталист. И выступает с тем же. Даже более последовательно. Трамп за капитализм, но против глобализма. Против того, чтоб бизнес работал там, где ему выгодно (на Дальнем Востоке, к примеру). Против того, чтобы в США работали те, кто обеспечивает выгоду местным работодателям (дешевые латиноамериканцы). Против того, чтобы люди (мусульмане, в частности) свободно передвигались по миру и приносили пользу той стране, где хотят обосноваться.

Если Трамп победит, то за ним рано или поздно последуют близкие по духу европейские политики. Скажем, Марин Ле Пен во Франции. Эти политики понимают, что в их странах есть миллионы избирателей, ставящих во главу угла не вчерашний конфликт левых с правыми, а новые проблемы, которые как левым, так и правым представляются неполиткорректными.

Впрочем, если Трамп победит, то он вызовет тем самым революцию и в противоположном политическом лагере. Среди тех, кто выступает за свободный рынок, за толерантность. Эти политики вынуждены будут перегруппироваться, чтобы давать отпор своим усилившимся противникам. В общем, мир станет иным. Появятся иные задачи. Провозглашены будут иные лозунги.

Но это только если Трамп победит.

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/10/05/1555713.html

5 Октября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов