Год простоять да два продержаться. Какую стратегию выхода из кризиса выбирает правительство

Особых идей по выведению страны из кризиса, кроме как ждать улучшения международной ситуации, у правительства все еще нет. Планируя бюджет, кабинет министров исходит из того, что для достижения хотя бы минимального роста экономики придется экономить на всем, и все больше за счет населения. После президентских выборов, видимо, придется резко повышать налоги, сборы, сокращать социальные обязательства. Собственно, из этого стоит исходить и гражданам.

Кризис идей — пожалуй, главное, о чем свидетельствуют новые бюджетные планыправительства в сочетании со свежей статьей его председателя в журнале «Вопросы экономики». Слова говорятся правильные, лозунги провозглашаются привлекательные, а прорывных идей, как выводить экономику страны из состояния пике, — не видно и не слышно. Только — как экономить за счет населения.

Сегодня с особым интересом читается статья Медведева «Россия, вперед!» семилетней давности, опубликованная в «Газете.Ru». Вот уж где прорывных задач хватало. Достаточно напомнить буквально несколько.

 

Нам обещали превратить страну в одну из лидирующих «по эффективности производства, транспортировки и использования энергии». Разработать и вывести на рынки новые виды топлива, а также поднять на «новый качественный уровень ядерные технологии». Влиять на глобальные информационные сети, «используя суперкомпьютеры и другую необходимую материальную базу». Создать «собственную наземную и космическую инфраструктуру передачи всех видов информации». Наконец, занять «передовые позиции в производстве отдельных видов медицинского оборудования, сверхсовременных средств диагностики, медикаментов для лечения вирусных, сердечно-сосудистых, онкологических и неврологических заболеваний».

Там же еще было про создание «предельно открытой политической системы».

В полной мере не реализовано ничего, а где-то работа, похоже, просто не начиналась.

По сравнению с тем текстом нынешняя статья Медведева выглядит как пошаговая инструкция по тому, как правительство собирается «сводить дебет с кредитом». Хорошая новость в том, что чуть ли не единственный конкретный пассаж статьи Медведева посвящен тому, что правительство не планирует включать печатный станок. Плохая — что больше ничего особенного кабмин, похоже, делать тоже не собирается. Слов про «структурные реформы» в статье много, но что под ними подразумевает премьер, непонятно.

Кто-то скажет, что жанр статьи продиктован форматом научного журнала. Но если иметь в виду контекст — свежее бюджетное планирование, — то логичнее предположить другое: экономика окончательно перешла в подчиненное «геополитическим» задачам положение.

Об этом, собственно, говорит и сам Дмитрий Медведев, который отмечает «политизацию экономической жизни». Правда, он говорит только о «разного рода санкциях», да еще — не без некоторой обиды — намекает, что колебания цен на нефть не обошлись без «политических договоренностей», очевидно, врагов России. Так, будто на протяжении всех нулевых экономисты не предупреждали: нефть за сто — это не навсегда.

Но главное, похоже, он переносит на остальной мир сегодняшнюю установку российской власти на то, что политика важнее экономики, безопасность — благосостояния. Достаточно вспомнить яркую иллюстрацию этого подхода, выражающуюся в ответе Владимира Путина на предложение Алексея Кудрина снизить геополитическую напряженность — «мы своим суверенитетом не торгуем».

Именно в этих жестких рамках работает сегодня любое экономическое планирование.

Вот и обещает Медведев «всем людям... дать возможность свободно работать, и они заработают — и для себя, и для всей страны». Так, кстати, сделало правительство Евгения Примакова в кризисном 1998-м, и люди действительно сами худо-бедно выкарабкались. Но поскольку сегодня стоит задача сохранить монолитность элит, то актуальны слова того же Примакова о том, что «армия чиновников, ищущих, что еще можно отрегулировать, добьет экономику куда надежнее, чем все санкции, контрсанкции, военно-ориентированный бюджет и дешевеющая нефть, вместе взятые».

Премьер также обещает повысить пресловутое «благосостояние населения», пока его министры на этом фоне планируют уже в следующем году опережающими темпами увеличивать тарифы на жилищно-коммунальные услуги, в том числе на газ и свет. Стоит напомнить, что от инфляционной индексации правительство отказалось: как объяснил тот же Медведев, лучше один раз дать пять тысяч рублей, чем «размазывать» повышение по всему году.

Спустя семь лет после объявления планов о создании «предельно открытой политической системы» премьер уже ставит во главу угла сохранение «политической стабильности». А его министры строят планы, исходя из «отсутствия геополитических шоков». Хотя за львиную долю этих «шоков» в последние годы ответственны как раз сами наши власти. Более того, создав не в теории, а на практике предельно закрытую политическую систему, вероятно, только этими шоками и смогли отвлечь внимание от нарастающих экономических проблем.

 
 

Премьер гордится тем, что Россия устояла перед ухудшением сырьевой конъюнктуры и санкциями, и иронизирует над словами Обамы о том, что российская экономика «порвана в клочья». Но он просто не учитывает, что для западного политика падение реальных доходов населения на 7% за год, в общем-то, и есть те самые клочья. Просто в нашей стране, по тонкому замечания социолога Льва Гудкова, в «тучные годы» вырос уровень потребления, но не изменилась его структура: люди не стали больше вкладывать в жилье, образование, здравоохранение, солидарные отношения с окружающими.

Вот и закончился потребительский бум не протестами против ухудшения уровня жизни, а уменьшением ожиданий по формуле: «могло быть и хуже».

С таким долготерпением народа власти, конечно, удобно рапортовать о том, что институты, выстроенные ей, выдержали кризис. И других способов дать экономике переждать неблагоприятный период, кроме как постепенно забирать деньги у населения, не видно. Премьер пишет о повышении инвестиционной привлекательности, но о чем тут говорить, если курс на противостояние развитому миру — читай, источнику инвестиций — никто не отменял?

Характерно, что авторы бюджетной стратегии исходят из того, что в ближайшие три года санкции не отменят. Значит, не ждут, что Запад и Россия пойдут навстречу друг другу.

Так что стратегия, судя по всему, вырисовывается одна — дотянуть год до президентских выборов, желательно не сильно раздражая население. Показать небольшой рост, чтобы сказать — вот, процесс пошел, «от дна оттолкнулись». А после выборов, судя по всему, придется резко повышать налоги, сборы, сокращать социальные обязательства. Собственно, исходя из этого стоит строить свои планы и гражданам. Год до выборов будет относительно спокойным, потом — станет тяжелее. Можно что-то успеть накопить за этот год или принять какие-то важные для себя решения.

Правда, если выборы президента решат проводить досрочно, то и этого года в запасе не будет.

http://www.gazeta.ru/comments/2016/09/22_e_10209929.shtml

 

23 Сентября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов