Россия уже ничего не может предложить Белоруссии, а Запад — еще ничего не может: вот и «телепаемся». Как выкручивается Александр Лукашенко

«Мы телепаемся!»

Этим емким словом Лукашенко определил нынешние белорусско-российские отношения


Россия уже ничего не может предложить Белоруссии, а Запад — еще ничего не может. Фото: РИА Новости

Лет 15 назад острословы называли Беларусь «Притрубьем»: страна, вся жизнь в которой строится вокруг трубы газопровода. От нее кормятся, ею угрожают, ее лелеют. В общем, государствообразующая труба. Тогда все было очень просто: труба действительно была собственностью государства и козырем в колоде, а еще — оплотом союзнических отношений с Россией на протяжении многих лет. Правда, газотранспортная система Беларуси уже 5 лет принадлежит «Газпрому»: первую половину акций «Белтрансгаза» россияне выкупили в 2007 году, вторую — в 2011 году. Но на межгосударственные отношения переход трубы почему-то никак не повлиял.

Тогда, 5 лет назад, в обмен на продажу «Белтрансгаза» Беларусь получила большую скидку на газ. Платя в третьем квартале 2011 года 286 долларов за 1 тысячу кубометров, после продажи «трубы» она платила уже 164 доллара за тысячу кубометров. И все эти 5 лет цены рассчитывались по формуле, закрепленной в межправительственном соглашении: цена на газ для Беларуси состоит из цены на газ для Ямало-Ненецкого автономного округа плюс стоимость доставки до белорусской границы и хранения в российских газохранилищах.

Пять лет формула работала, но весной белорусская сторона стала требовать равнодоходного ценообразования из-за снижения цен на газ в Европе и изменения формулы расчетов. Не дождавшись ответа от России, Беларусь начала платить столько, сколько сама посчитала нужным: 73 доллара за тысячу кубометров.

В результате долг за газ перевалил за 200 миллионов долларов, в ответ Россия сократила поставки нефти в Беларусь, а недавно вице-премьер Аркадий Дворкович опроверг все оптимистические утверждения, будто бы союзники снова договорились. Никаких договоренностей, сказал он, нет, ничего не согласовано. И когда 20 сентября в Минск прилетел госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота, Александр Лукашенко отчитал его, а заодно и союзников, как школьников: «Мы телепаемся (иначе не скажешь) и уже несколько месяцев не можем договориться по цене на газ. В связи с этим Россия снизила поставки нефти в Беларусь. Мы это воспринимаем как давление на Беларусь, но давления я не потерплю, и белорусы тоже». Вот так. Почти ультиматум.

Досталось, конечно, и Россельхознадзору, который по разным причинам ограничил поставки 42 белорусских предприятий и не пропускает их продукцию в Россию. Все давно заметили, что в России враг номер два для Александра Лукашенко (после Дворковича, разумеется) — глава Россельхознадзора Сергей Данкверт: «Когда мы поставляем качественный товар по приемлемым ценам в Россию, мы бьем по карманам олигархов от сельского хозяйства в России. Они давят на правительство (там связи, вы знаете не хуже меня, какие), а правительство дает команду «фас» разного рода чиновникам, от Россельхознадзора и так далее».

Странное совпадение, но почему-то именно в моменты обострения нефтегазовых отношений между союзниками в белорусском молоке непременно обнаруживаются смертельно опасные бактерии. В принципе, по официальным сообщениям на сайте Россельхознадзора, легко определить, в какой стадии отношений находятся сейчас Беларусь и Россия: в любви или в ненависти.

Читайте также:

«Чиж — это Чижман. Он похож на еврея, но он не еврей». За что арестовали главного олигарха Белоруссии

Дальше — больше, Александр Лукашенко намекнул Григорию Рапоте на возможный выход из ЕврАзЭС:

«Мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие, прежде всего в Евразийском экономическом союзе. Если так будет продолжаться — зачем нам там держать кучу чиновников? Там, по-моему, уже около тысячи в так называемом правительстве в ЕАЭС. И какой результат? Зачем платить деньги на содержание в Москве высококлассных специалистов? Мы лучших туда отдали. Мы им найдем работу здесь, а то, что там будут приниматься решения, мы с ними согласимся, потому что их практически нет. Мы нарушаем все, о чем договорились… Я почему открыто об этом говорю? Потому, что уже надоело, это уже через край, дальше так продолжаться не может».

Александр Лукашенко очень верно определил свое собственное состояние последнего времени: он действительно «телепается». Раньше мог себе позволить обойтись без этого, потому что за спиной всегда маячила богатая и щедрая Россия, которая продавала союзнику газ по внутрироссийским ценам, подбрасывала миллиардные кредиты в то самое время, когда очередная миссия МВФ уезжала из Минска с выводом о мертвой экономике советского образца, которую ни в коем случае нельзя кредитовать — только после нормальных рыночных реформ. А сейчас Россия, может, и хотела бы, да просто не может себе позволить быть щедрой и финансировать союзные объятия.

Фраза «Денег нет, но вы держитесь» — это уже не про Крым. Это про всех. И Александр Лукашенко начал «телепаться» в разные стороны.

Он назначает в палату представителей члена оппозиционной партии ОГП Анну Канопацкую, что должно стать движением в сторону Запада (только давайте не будем употреблять слово «выборы» — мы же взрослые люди!). В то же время спортивный чиновник из делегации белорусских паралимпийцев на открытии Игр достает российский флаг — и за этим следует комментарий пресс-секретаря Лукашенко о том, что жест чиновника был не самодеятельностью, а выражением государственной позиции.

Власть неожиданно разрешает давно и прочно запрещенному в Беларуси рок-музыканту Сергею Михалку и его группе Brutto провести концерт — правда, не в Минске, а в Гомеле, но все-таки на родине. И в то же время Александр Лукашенко говорит в интервью ТАСС, что главное для него — это строительство Союзного государства.

Власть впервые не разгоняет оппозиционную акцию «Проспект национального флага» 19 сентября, а ОМОН не бьет тех, кто пришел с национальными бело-красно-белыми флагами, — хотя раньше за эти флаги били и сажали в тюрьмы. И в то же время Александр Лукашенко произносит фразы: «Мы и есть русский мир» (но Абхазию не признает, по поводу Крыма не высказывается, зато белорусский МИД предостерегает белорусов от поездок на эти территории). Ах да, вышиванки в Беларуси нынче тоже приветствуются, но и смертные казни продолжаются.

Так что Александр Лукашенко прав: он изо всех сил «телепается». Так осьминог, почуяв опасность, но не видя ее источник, — на всякий случай выстреливает чернилами во все стороны. Авось в каком-нибудь направлении сработает. Тут нет никакой политической составляющей. Лукашенко не выбирает вектор, он ищет деньги. Россия уже ничего не может предложить, а Запад еще ничего не может предложить, вот и получается тупик, из которого выбраться еще труднее, чем из кризиса 2011 года.

И нет ничего удивительного в том, что на прошлой неделе Александр Лукашенко выпустил из тюрьмы своего бывшего главного «кошелька» Юрия Чижа, арестованного в марте за уклонение от уплаты налогов. Совсем недавно председатель КГБ Валерий Вакульчик на пресс-конференции говорил о том, что никаких оснований для освобождения нет. Но 14 сентября Чиж был освобожден. Формально — из-за того, что возместил ущерб и написал прошение о помиловании. Ущерб, предъявленный обвиняемому следствием, — 13 миллионов долларов. Но сколько в действительности он заплатил — пока не знает никто, кроме разве что самого Лукашенко. За три дня до его освобождения из тюрьмы Александр Лукашенко заявил журналистам, что Чиж «готов платить». И что в экономических делах — к примеру, о неуплате налогов — действует принцип не просто возмещения ущерба, а многократного: «Умножайте на три, а некоторые на пять, платите за все, что украли у государства, и идите работайте».

Так сколько заплатил Чиж — 13 миллионов долларов, 39 или 65?

Кстати, летом, когда Юрий Чиж сидел в тюрьме, в Национальном кадастровом агентстве была зарегистрирована продажа принадлежащего ему торгового центра ProStore площадью почти 23 тысячи квадратных метров за 21 миллион долларов. Имя покупателя неизвестно. И еще в это же время кинотеатр Silver Screen внутри торгового центра «Арена-Сити», тоже принадлежащего Юрию Чижу, был продан неизвестному покупателю за 74 миллиона долларов. Согласитесь, при сумме ущерба в 13 миллионов — слишком масштабные продажи имущества. Значит, или некие серьезные люди «дожимали» Чижа в тюрьме, чтобы продавал активы, — или же выставленный ему неофициально счет был куда выше, чем объявленная следствием сумма. В любом случае, Чиж заплатил по счетам и, очевидно, пообещал платить по первому требованию.

А раздражение Александра Лукашенко, случайно излившееся на оказавшегося поблизости Григория Рапоту, понять можно: Россия по-прежнему не дает газ бесплатно, да еще требует погасить долги за 2016 год. И это после триколора на Паралимпиаде в Рио?! А Евросоюз, в свою очередь, буквально на днях потребовал реабилитации бывших политзаключенных, хотя казалось, что о них уже все забыли. Ну и как тут телепаться, среди врагов и предателей?

Минск

http://www.novayagazeta.ru/economy/74652.html?print=1

22 Сентября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов