Выборы в бассейне без воды

Выборы в Госдуму в 2016 году проходят без больших потрясений. Кремль успешно выполняет свою обычную задачу — обеспечить большинство партии власти. В этот раз большинство может оказаться даже конституционным — благодаря одномандатникам.

Стратегия Кремля восторжествует: десять малых партий соберут на всех примерно 15% голосов, выступят одним коллективным спойлером и передадут голоса четырем старым парламентским партиям. Гораздо меньше вероятность, что у одной из малых партий образуется микрофракция в Госдуме, но и это не имеет большого значения.

Реформистское движение («демкоалиция») находится в кризисе после бурного подъема 2009–12 годов. После захвата Крыма и начала борьбы за Новороссию либеральный электорат больших городов окончательно растерялся.

Позади — воодушевленное голосование за Прохорова, за Навального и даже за «Справедливую Россию». Позади — движение наблюдателей, массовые митинги с требованием честных выборов.

Впереди — торжество «махровой реакции» и мракобесия, в котором дружно сливаются бюрократы и патриотические общественники. Цифры опросов показывают, что либерально-реформистские партии не получают больше 2% — что на старте избирательной кампании, что за две недели до голосования.

Кремль нетерпим к тем, кто способен мобилизовать 20% городского электората, но к партиям, которые едва способны преодолеть барьер, относится спокойно. Либеральная фракция человек в 10–15 только украсит новый состав пропутинского парламента. Ответственный за выборы Вячеслав Володин призвал к проведению честных выборов, а Сергей Собянин подтвердил, что это будут самые честные выборы в истории России. Обеспечивает честность новый глава ЦИК Элла Памфилова, назначенная вместо «волшебника Чурова».

Все это похоже на те страны Латинской Америки, где власть была узурпирована и пережила некоторый период укрепления. Часть сторонников демократии уже вынужденно бежала из страны, другие уезжают, не дожидаясь преследований, третьи уходят во «внутреннюю эмиграцию», четвертые — в культурные и благотворительные проекты, и только пятые все-таки становятся кандидатами.

Таков Лев Шлосберг — известный журналист и псковский общественный деятель, который в большом интервью радио «Свобода» обосновал, почему он принял решение стать кандидатом.

В то же время Гарри Каспаров считает, что участие в этих выборах — большая политическая ошибка либеральной оппозиции.

Явлинский, Касьянов и Ходорковский привлекли на выборы много молодежи. Образовались штабы и волонтерские группы из совсем юных людей, для которых участие в такой политической работе является увлекательным жизненным опытом. 15 тысяч подписей в Центральном округе Москвы собрали волонтеры штаба Марии Бароновой, хотя многие считали, что это невозможно. Молодые волонтеры запомнят это как важную победу, сколько бы Баронова ни набрала.

В сети ожесточенно спорят сторонники и противники участия в выборах. Сторонники хорошо сознают всю бесперспективность борьбы с режимом на выборах, но считают, что надо тренировать «демократический мускул», чтобы быть готовыми к так называемым «опрокидывающим выборам», то есть к ситуации, когда диктатор ослаб или умер и можно осуществить массовую мобилизацию в пользу политических реформ.

Сторонники бойкота — так называемая «диванная партия» — справедливо возражают, что в момент «опрокидывающих выборов» наружу выходят не те, кто долго упражнялся в компромиссных выборах при диктатуре, а совсем другие люди. Участие в имитации выборов — как тренировки по плаванию в бассейне без воды.

Кто прав в этом споре? Прав ли Гарри Каспаров, который считает, что участие в выборах после Крыма недопустимо? Да.

Прав ли Сергей Пархоменко, который занимает ровно такую же позицию по Крыму, но считает, что «Дмитрий Гудков в Госдуме нам не помешает»? Да.

Прав ли Ходорковский, решивший из эмиграции поддержать сомнительную молодежь на выборах? Да, потому что не все из них, повысив свою публичную популярность за счет кампании, в дальнейшем станут коллаборационистами.

Прав ли Навальный? Не имея возможности участвовать в выборах, он не стал публично выступать за бойкот, а поддержал своих сторонников из Фонда борьбы с коррупцией, выдвинувшихся по списку ПАРНАСа. И он прав тоже.

Правы те, кто не пойдет голосовать? Да. А кто пойдет? Тоже.

Остатки реформистского движения не могут ни создать коалицию, ни, наоборот, призвать к бойкоту. Все эти вопросы «правоты» можно вынести за скобки, поскольку 19 сентября наступит очень быстро. Хорошего сценария на этих выборах нет ни для пропагандистов участия, ни для тех, кто хочет держать руки чистыми.

Выборы будут позади, и все останется по-прежнему. Одни останутся во внутренней эмиграции, другие — в правозащитном движении, третьи — за границей, четвертые — в либеральных медиа, пятые будут преподавать, шестые засядут в общественные советы при министерствах или в комиссии кудринского форума, седьмые...

Но все они после 19 сентября снова окажутся в одной лодке. Перед всеми будет стоять вопрос: как взаимодействовать дальше? И правы окажутся лишь те, кто сможет закончить предвыборные споры о стратегии и начнет формировать новый политический альянс.

https://snob.ru/selected/entry/113221

7 Сентября 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов