Турция расколота пополам

 


Политические противоречия в Турции могут привести к гражданской войне и превратить ее в аналог Сирии.© Фото Евгения Евдокимова, ИА «Росбалт»

После неудачной попытки военного переворота правоконсервативный режим президента Тайипа Эрдогана энергично закручивает гайки. В стране на три месяца введено чрезвычайное положение. Только по официальным данным арестованы более 7500 человек, разгромлена верхушка турецкой армии — традиционного защитника светского курса развития страны. Одна из последних новостей — турецким ученым запретили выезд за границу, продолжаются массовые увольнения среди преподавателей. Турция всерьез готовится вернуть смертную казнь.

При этом репрессии коснулись даже тех офицеров и генералов, которые сейчас задействованы в операциях против курдских сепаратистов и отрядов исламистов. И, судя по всему, это только начало. «Росбалт» спросил экспертов о том, как действия Эрдогана по укреплению личной власти отразятся на политическом режиме в стране и, в том числе, на самом болезненном вопросе для страны — курдском.

 

 

По словам члена научного совета московского Центра Карнеги Алексея Малашенко, «очень много зависит от эмоционального настроя самого Эрдогана, а также от того, как будет складываться ситуация в Сирии, и от того, как будет складываться взаимодействие в Сирии между курдами и американцами».

В то же время эксперт считает, что «пока президент Турции не заинтересован в том, чтобы обострять ситуацию. Хоть он сейчас и победитель, ему совершенно не нужно обострения отношений с курдами, тем более, что он уже когда-то искал с ними общий язык и имеет опыт договоренностей». Помимо этого, напоминает Малашенко, курды «очень значимый фактор в Турции», поскольку они составляют, как минимум, 20% населения этой страны.

Стоит также учитывать, считает Малашенко, что «после того, как Эрдоган разгромил верхушку армии, не очень понятно, кто с ними будет воевать». С другой стороны, «ожидать от Эрдогана абсолютно логичного поведения я бы не стал», — говорит аналитик.

 

 

Специалист по Ближнему Востоку Михаил Магид обращает внимание на то, что после попытки военного переворота Эрдоган «решил расправится со своими противниками или просто нелояльными элементами в армии, судебной системе, системе образования».

«Уволены или отстранены от работы тысячи людей, арестованы тысячи других. Это огромных масштабов чистка всей государственной и общественной системы, которая может привести к обострению конфликтов, если начнутся протесты студентов или работников системы образования», — отмечает эксперт.

«Станет ли Эрдоган на фоне этого обострения мириться с курдами?», — задается вопросом специалист. По его мнению, «пока нет никаких намеков на это. Единственное, это то, что турецкая армия находится сегодня в неопределенном состоянии и масштабные военные действия как внутри Турции, так и за ее пределами Эрдогану не слишком выгодны. Но пока нет даже намеков на замирение с курдами».

 

 

По словам Магида, «за Эрдогана и его партию (Партия справедливости и развития, ПСР) голосует примерно половина Турции. В основном, это глубинка — консервативное небогатое население турецких сел и маленьких городов. Но ПСР получила большинство и на выборах в Стамбуле и Анкаре».

Магид считает, что «успехи Эрдогана связаны с турецким экономическим бумом. Его левые и лево-либеральные противники не любят об этом говорить, но это факт. Экономический бум продолжался около 10 лет и был основан на либерализации экономики. Он связан как с развитием местного бизнеса, чьи права и интересы в Турции неплохо защищены (в отличии от РФ или Украины), так и с резко увеличившимся потоком иностранных инвестиций.

Так, Турция превратилась в пятого в Европе производителя автомобилей. Экономический подъем привел к тому, что значительная часть жителей глубинки переселилась в крупные города, где бурно росла экономика. Впрочем, эти люди (зачастую временные рабочие, мелкие и мельчайшие торговцы), живут довольно бедно. Они религиозны и голосуют за Эрдогана, например, потому, что он для них „свой“, в отличие от светских партий, а еще потому, что они получают некоторую социальную помощь по каналам религиозных организаций, связанных с Эрдоганом и ПСР».

 

 

«Не надо забывать, что Эрдоган связан с так называемыми „зелеными капиталистами“ — богатыми суфийскими орденами, контролирующими значительную часть турецкого бизнеса. (Вообще, ситуация уникальна — по замечанию известного российского специалиста по Турции Александра Сотниченко, это как если бы христианских демократов в Германии финансировал Орден тамплиеров). Среди сторонников Эрдогана есть владельцы небольших преуспевающих предприятий и определенная часть лиц интеллигентных профессий», — отмечает специалист.

С другой стороны, продолжает Магид, «голосование не всегда и не везде обязательно связано с конкретными экономическими выгодами. Есть такое явление, когда беднейшие очень консервативные группы населения голосуют за консерваторов-неолибералов, предлагающих, например, урезать социальные программы. Консерватизм в данном случае беспроигрышный вариант».

«Есть другая половина Турции, которая не принимает Эрдогана с его ориентацией на суннитский политический ислам, попытками консервативных реформ в общественной жизни, исламизацией системы образования или запретом на уличные поцелуи. Половина Турции, которая не поддерживает Эрдогана, это национальные и конфессиональные меньшинства, прежде всего, курды и алевиты (синкретическая религиозная секта шиитского толка), а также светское образованное население крупных городов и значительная часть рабочего класса крупных предприятий.

 

 

Все эти социальные группы частично пересекаются, например, алевиты традиционно поддерживают светские партии, кемалистов. С курдами Эрдоган одно время пытался замириться и вел переговоры, но сейчас в Турецком Курдистане (Бакур) идет полномасштабная война.

Таким образом, применительно к Турции совершенно ошибочна аналогия „креативный класс против условного Уралвагонзавода“. Ситуация здесь намного более сложная и интересная. Движение на площади Таксим, направленное против Эрдогана, на пике своего развития вышло далеко за пределы Стамбула. Оно включало в себя около 600 тыс. человек и было поддержано рабочими, проводившими всеобщую забастовку», — напоминает Магид.

В целом специалист отмечает, что не видит «хороших перспектив в противостоянии таких сил. Половина на половину Турции: это может привести к гражданской войне и превратить страну в аналог Сирии».

Александр Желенин

http://www.rosbalt.ru/world/2016/07/21/1534162.ht

 

21 Июля 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов