Владимир Путин вновь пообещал бизнесу защиту от правоохранителей

Мы продолжим дальнейшую либерализацию и улучшение делового климата», – заявил президент Владимир Путин на XX Петербургском экономическом форуме. Он пообещал уменьшить возможность для незаконного уголовного преследования, ввести персональную и уголовную ответственность силовиков за разрушение бизнеса, повышать ответственность судей, а само судопроизводство делать более прозрачным. Кремлевская рабочая группа мониторинга и анализа правоприменительной практики в сфере предпринимательства продолжит свою работу, а прокуратура, Следственный комитет и МВД – отслеживать ситуацию на местах, пообещал президент.

Чего ждал бизнес

Нового в докладе президента бизнес не услышал, говорят опрошенные «Ведомостями» бизнесмены. Были ожидания, что будут более четкие сигналы, рассказал председатель совета директоров группы «Илим» Захар Смушкин. «Мы видели двух Путиных – один читал доклад про экономику и хмурился, второй – долго, эмоционально и с удовольствием говорил о противниках», – заметил другой топ-менеджер крупной компании: второй – настоящий, все это понимают.

Несколько крупных бизнесменов сочли доклад невыразительным. А резкие фразы Путина нивелировали примирительную речь итальянского премьера Маттео Ренци, считает сотрудник крупной компании.

Участник списка Forbes констатировал, что президент говорил об очевидных вещах, которые повторял не раз. Президент говорил о важных вещах – в частности, о защите бизнеса и судах, но он говорит об этом довольно часто – хотелось бы перейти от слов к делу, солидарны собеседники «Ведомостей».

Давление растет

Президент обещает облегчить условия для ведения бизнеса много лет (см. врез на стр. 04), но этого не происходит. Например, указ об исключении возможности решения хозяйственного спора при помощи уголовного преследования подписан еще в мае 2012 г.

С тех пор число уголовных дел и заключенных предпринимателей выросло на 70%, говорится в докладе бизнес-омбудсмена Бориса Титова. За 2015 г. возбуждено 234 620 уголовных дел – максимум с 2010 г., но только 15% из них дошли до суда. Уголовное преследование подменяет спор в гражданском суде, указывают авторы доклада, и превратилось в способ устранить конкурента. «Около 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес, – признавал сам Путин в конце 2015 г. – То есть их попрессовали, обобрали и отпустили».

На четверть выросло число зарегистрированных преступлений по всем составам ст. 159 Уголовного кодекса (мошенничество; см. график). Бизнес просил вернуть в УК утратившую силу по решению Конституционного суда статью о мошенничестве в сфере бизнеса (159.4), но кремлевская рабочая группа вместо этого дополнила ст. 159 частями, квалифицирующими мошенничество в сфере предпринимательства, а за остальные виды мошенничества даже предложила ужесточить наказания. Число уголовных дел по налоговым статьям также выросло – за 2015 г. на 62%, а число приговоров – на 16%.

На 1 февраля 2016 г. в сизо по экономическим статьям находилось 6539 человек – на 70% больше, чем в апреле 2012 г., говорится в докладе Титова. В то же время к ответственности за нарушения в ходе следствия привлечено 145 000 должностных лиц, но практически все они получили замечания или выговор, констатирует доклад.

Судебная реформа

Объединение Верховного и Высшего арбитражного суда (ВАС) президент назвал позитивным шагом для единства судебной практики. Но при слиянии судов утерян принцип обязательности правовых позиций высшего суда для нижестоящих, указывает партнер «Пепеляев групп» Роман Бевзенко, бывший руководитель управления частного права в ВАС: непредсказуемость позиций суда очень высока, а даже при плохой, но единообразной практике можно оценить риски.

В судах общей юрисдикции нужно неуклонное соблюдение позиций вышестоящих судов, согласен партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов: в арбитражных судах это отстроено, плохо или хорошо, а районные суды часто не следуют позициям областных, областные не считаются с позицией Верховного и Конституционного судов. Высшие суды работают вхолостую, сетует Степанов, а ведь рассматривают самые важные вопросы.

Нужно увеличивать независимость судей, считает руководитель Института проблем правоприменения, эксперт КГИ Вадим Волков: сейчас они подчиняются председателям судов, у них, как правило, нет опыта работы вне аппарата суда.

Реформы как спасение

Обещания президента даны из-за проблем с бюджетом, кроме реформ, обещать уже нечего, полагает главный экономист БКС Владимир Тихомиров, но реформы требуют ограничения власти Кремля. Все, о чем Путин сказал, так или иначе повторяется многие годы, продолжает он, а заявлений, которые могли бы реально изменить ситуацию, не прозвучало.

За четыре года ничего не изменилось, скептичен Волков: в 2013 г. президент поручал покончить с обвинительным уклоном в уголовном судопроизводстве, но процент обвинительных приговоров растет, а не снижается. По данным Института проблем правоприменения, только 0,3% подсудимых оправдываются в делах, где велось расследование; вероятность изменения или отмены вышестоящим судом оправдательного приговора – 30%, обвинительного – 3%. Как ни призывал президент привлекать к ответственности за незаконное уголовное преследование, суды почти не принимают заявлений о неправомерном возбуждении уголовных дел, а если и принимают, то процессы не заканчиваются в пользу предпринимателей, знает Волков: реальных перемен никаких нет.

http://www.vedomosti.ru/business/articles/2016/06/20/645956-putin-opyat-dal-slovo

20 Июня 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Материалы категории
Pro-читай

Архив материалов