Если мы доведём уровень нашей коррупции хотя бы до итальянского, у нас образуется второй бюджет

М.ДЕЛЯГИН: Здравствуйте, дорогие друзья! Меня зовут Михаил Делягин, я экономист. Событий у нас так много, и они такие интересные, что у меня даже глаза разбегаются, поэтому, давайте, мы начнём с опроса. Маленькая вводка. В мае 2015 года, ровно год назад, первый вице-премьер правительства господина Медведева господин Шувалов, который начинал ещё, помнится, юристом у господина Березовского, зафиксировал: кризиса в России больше не наблюдается. После этого в 15-м году экономический спад составил 3,7 процента, розничный товарооборот, то есть потребление людей упало на 10 процентов. Если убрать статистические нюансы, то 90 процентов населения сократили уровень потребления на четверть или больше, и соответственно в октябре прошлого года уже заместитель министра финансов господин Орешкин заявил: экономический кризис в России закончился. Обратите внимание: не правительство закончило, а он закончился как бы сам собой. И это правда, потому что правительство, в общем, никаких усилий внятных в этом направлении не предпринимало, и, судя по всему, не считает это своей обязанностью. И вот в мае 16-го года, буквально только что, министр экономического якобы развития Российской Федерации господин Улюкаев, который даже людьми из «Единой России» зовётся водолазом, потому что он уже пятое или шестое дно находит для российской экономики, он объявил об окончании кризиса в России, и действительно это получило некоторую огласку, у нас сегодня нефть впервые превысила 50 долларов за баррель, некоторые очень сильно обрадовались, поздравляют друг друга с будущим повышением бонусов у топ-менеджеров «Газпрома» и других замечательных крупных корпораций, потому что, понятно, что для нас с вами эти деньги, скорее всего, не дойдут, но радостно, что, хоть, кому-то будет, хоть, как-то лучше. И вот у меня вопрос к вам. Вот, судя по себе и по вашему окружению, согласны ли вы с официальными оценками. Если действительно вы видите в себе или вокруг себя, что экономический кризис у нас закончился, тогда, пожалуйста, звоните +7-495-134-21-35. Если вы видите по себе и вокруг себя, что все эти бесконечные заявления враньё, или в лучшем случае неадекватность, и кризис продолжается, пожалуйста, звоните +7-495-134-21-36. Мы с удовольствием принимаем ваше голосование. Значит, теперь – на каком статистическом фоне всё это развивается. Действительно есть хорошая новость: у нас в промышленности в апреле рост. В феврале был рост на один процент, а апреле – на полпроцента. Но, учитывая, что в апреле прошлого года был спад 4,5 процента, это новость хорошая. Вдвойне хорошо то, что прошлые улучшения ситуация были связаны с добывающей промышленностью. То есть там нефть подорожала, её стали больше добывать, выросло потребность Китая в нефти, стали больше экспортировать. А вот в апреле впервые за всё время кризис с января 14-го года у нас обрабатывающая промышленность вышла в плюс, у нас экономический рост в обрабатывающей промышленности, пусть, даже и на 0,6 процента, но всё равно больше, чем для экономики в целом. Вырос грузооборот железнодорожного транспорта на 2,2 процента – это очень много для столь инерционной сферы. То есть действительно какое-то оживления есть. Я сейчас был во Владивостоке, во Владивостоке перевалка через порт выросла за последние годы на 60 процентов, и, хотя, из-за кризиса немножко снизилась, кризис они ощущают с лета прошлого года, серьёзно, но, тем не менее, общий позитивный настрой сохраняется, потому что просто город сделали единым, построив мосты к саммиту 12-го года, город сделали единым, и люди живут в новой реальности, и не могут надышаться новым воздухом и новыми возможностями. Это действительно правда. Но, с другой стороны, мы имеем очень серьёзные, глубокие проблемы. Главное, что, не знаю, как вас, что касается меня. Реальные доходы населения в апреле снизились более чем на 7 процентов, по официальной статистике. То есть официальная статистика объединяет Абрамовича с нормальными людьми, официальная статистика, как показали социологические исследования в прошлом году, занижают инфляцию вдвое, и всё равно, даже по такой официальной статистике, в апреле реальные доходы упали более чем на 7 процентов. При этом дефицит бюджета. У нас всё очень было неплохо в январе и феврале, но в марте он составил 8,7 процентов ВВП, и в апреле он составил 8,6 процентов ВВП – это очень много, это неприемлемо много. И неиспользуемые остатки средств на счетах федерального бюджета за эти два месяца сократились на 2 триллиона рублей, правда, в основном это сокращение вызвано укреплением рубля – там всё-таки валюта – но, тем не менее, на порядка 5 миллиардов долларов сократился и резервный фонд. Конечно, 7,8 триллионов рублей – это колоссальные деньги, этих денег по-прежнему достаточно для того, чтобы построить страну. Кроме того, колоссальные деньги у Банка России накоплены, которые избыточны, с точки зрения обеспечения валютной стабильности. Но, если ничего не делать, то ничего и не произойдёт, потому что государство – это мозг и руки общества. И, когда вот я общаюсь с людьми, то самое страшное ощущение – от осознания безысходности. Понимаете, большинство людей не может даже представить себе, даже не может вообразить какую-то сказочку, которой они сами могу обмануться. Вот не то, что нет никакого светлого будущего, нет никакой возможности галлюцинировать об этом светлом будущем. То есть люди были бы рады обмануться, что кто-нибудь вышел такой в белом и сказал: ребята, ничего, через 20 лет мы построим коммунизм, всё будет в порядке, строить будем вот так. Но этого нет. Ведь на самом деле много строят. Вот я сейчас гляжу на карту Москвы, такое ощущение, что взбесившаяся землеройка, понятно, откуда, ищет то ли нефть, то ли газ. Ну, да, действительно это логично: люди приехали из Западной Сибири, там огромные пространства с большими месторождениями нефти и газа, и представить себе, что есть такая большая поляна, как Москва, и нет никаких месторождений, достаточно сложно. Но, тем не менее, стройка есть, а результатов нет. И здесь я хотел бы вернуться к затронутой только что теме о дорогах. Понимаете, государство делает всё плохо – это правда. Но оно делает, оно добивается той цели, которую оно перед собой ставит – это оборотная сторона медали. И, когда речь идёт о дорогах, главный вопрос заключается в том, а чего хочет государство, когда организовывает строительство дорог. Потому что, если оно хочет, чтобы по дорогам ездили, чтобы была экономическая активность, и чтобы из этого росло общее благосостояние, ну, и, естественно, его налоги и зарплаты его чиновникам и всё про-честному, тогда понятно, это одна мотивация. Но, когда я разговариваю с дорожниками, а такое иногда бывает, мотивация совершенно другая. Они честно говорят: родной, мы строим дорогу, для того чтобы потом её ремонтировать. Смысл строительства дорог в том, чтобы превратить эти дороги в чёрные дыры бюджета, чтобы бюджет вечно и всегда платил за ремонт этой дороги. Дорожник, который сегодня строит дорогу хорошо и качественно, он режет курицу, которая не просто несёт золотые яйца, а несёт золотые яйца конкретно ему. Я допускаю, что есть исключения из общего правила, и дело на самом деле не в дорожниках, а дело в том, что государство принципиально устранилось от исполнения своих служебных обязанностей по контролю качества поставляемых услуг и выполняемых работ. Государство в принципе не контролирует, на мой взгляд, качество дорожного строительства. А, если так, то дороги строят для того, чтобы было, что ремонтировать, а не для того, чтобы по ним ездить. И мы являемся заложниками этой ситуации. Не только в экономике, но и в дорожном строительстве тоже. Вот только что сообщили: у нас за один день почти в 1,6 раза выросли площади лесных пожаров, Россия горит и будет гореть, потому что лесной кодекс, принятый в нулевые годы в интересах бизнесменов и, чуть не сказал, жуликов, но, наверное, и жуликов тоже, он уничтожил лесную охрану в том виде, в котором она была в СССР ещё даже в царской России. А, если вы не будете ухаживать за лесом, если вы не будете контролировать его, если вы не будете ограничивать браконьеров, извините, лес будет гореть. Так что лесные пожары у нас заложены на основе законов, спасибо великой партии «Единая Россия» за эти чудесные законы, из-за которых Россия не только в 10-м году горела. Но и горит каждый год, и, к сожалению, это не лечится. Так вот у нас произошло два громких события в экономической сфере, очень громких, очень серьёзных. Первое мы все слышали. Господин Медведев решил, как я сильно подозреваю, принял огонь на себя, он отвлёк внимание общественности от освобождения украинской убийцы Савченко, потому что это освобождение выглядит так, что теперь украинские нацисты получили право убивать граждан Российской Федерации. То, что Савченко займётся любимым делом, как она говорит, «убивать русню», я цитирую дословно, извините, это не мой французский, это их французский. То, что, когда она отлежится, она поедет, скорее всего, по тюрьмам и украинским СИЗО и будет там пытать и сладострастно убивать граждан России, я думаю, это сомнений не вызывает. Человек совершенно не скрывал, что ему нравится, что он делал, и свидетельства людей, которых она пытала, и получала от этого огромное человеческое удовольствие, ли нечеловеческое, в общем-то, эти свидетельства все слышал, кто хотел, слышал, кто интересовался темой.  Но есть и другая тема, что теперь украинские нацисты понимают, что, если они будут убивать граждан России, то, даже если их поймают на этом прекрасном занятии, то им ничего не будет. Да, их немножко подержат в каком-нибудь СИЗО, но их будет поддерживать вся прогрессивная общественность, и не только Украины, но и мира, а потом по рекомендациям российских бывших журналистов Евгения Киселёва и Савика Шустера, которых в любой момент, я думаю, многие российские СМИ с огромным удовольствием возьмут на работу и будут платить им колоссальные деньги, глубоко плюя на интересы нашего народа и нашей страны. И эти люди призовут брать в заложники граждан России, наших граждан будут брать в заложники, президент Российской Федерации подпишет как зайка постановление о помиловании, убийцы будут возвращены, встречены триумфально, получат героев Украины и будут наслаждаться жизнью, у них всё будет в жизни хорошо с этого момента. Я подозреваю, что это, вот этот мотив поведения объяснён каждому украинскому нацисту, что это на Украине у него нет перспектив, у него всё плохо, у него действительно кризис, у него нет денег, но, если он будет убивать русских, то у его всё будет хорошо. Это такой «месседж», и я не могу винить в этом «месседже» украинских нацистов, вы этом виноваты совсем другие люди. Да, конечно, вы правы. Мне тут пишут, что это не экономика, я понимаю, но это экономика, потому что это атмосфера, в которой мы с вами живём. Как вы думаете, производительность труда у человека, у гражданина России, который понимает, что украинский нацист имеет право и возможность безнаказанно убивать его и его близких, эта производительность труда вырастет или снизится? Вот как? Или останется прежней? Я думаю, что снизится. Эти, так называемые, внеэкономические факторы, в которых мы живём, дороги, по которым мы ездим, милиция, вы знаете, начальник московской милиции, извините, полиции, милиция, конечно, так не поступала бы, милиция всё-таки народ защищает от бандитов, а не по-другому, но начальник московской полиции пожурил сотрудников ГИБДД, которые позволили в воскресенье глумиться над собой мажорам на дорогой машине, включая сына вице-президента «Лукойла». Там ролик выложен в интернете, эти детишки золотые глумятся откровенно над полицией, и полиция боится, вообще, тронуть их пальцем, и только, когда они стали совсем агрессивно, практически атаковать полицейских, те выписали им штраф в пять тысяч рублей. То есть для этих людей это ничто. То есть, понимаете, мы с вами законопослушные граждане, поэтому о нас с вами можно вытирать ноги, поэтому у нас прав нет, а вот с ног вице-президента «Лукойла», вот, обратите внимание, начальник московской полиции, он не говорит о том, что поймать этих преступников, ну, в лучшем случае, крупных хулиганов, хотя я думаю, по уголовному кодексу всё это оформляется легко и соответствует статьям уголовного кодекса, о не говорит поймать этих людей, он не объявляет их в федеральный розыск за глумление над сотрудникам правоохраны – нет, она наказывает сотрудников правоохраны, а что с них взять? Сотрудник ГИБДД прекрасно понимает, что, если он остановит какого-нибудь мажора, у нас уже был прецедент с вице-президентом «Лукойла» на Ленинском шоссе, что, если он поведёт себя некорректно, как-то ограничит его свободу глумления над собой, то, извините, он в лучшем случае вылетит с работы, и в этот же «Лукойл» приползёт на четвереньках, унижаясь, и будет себе выпрашивать там рабочее место хотя бы на четверть ставки. Я думаю, что такова ситуация. Но к мажорам серьёзным претензий нет, они там где-то извинились, и всё у них в порядке. Как вы думаете, вот  понимание вот этого вот феодального строя, установленного у нас «Единой Россией», оно как: повышает производительность труда или понижает? Оно способствует экономическому, или оно не влияет ни на что вообще? Как вы думаете? И вот господин Медведев принял удар на себя. Я считаю, что лидер «Единой России» всё сделал правильно, он в очередной раз отлил в граните, вы все знаете эту замечательную фразу о том, что денег на индексации пенсий нет, вы тут терпите. Ну, у человека есть, как минимум, зачатки совести, потому что после этого очень быстро слинял, он не стал рассказывать пенсионерам, как чудесно они живут, хотя крымские пенсии всё равно более чем вдвое выше украинских. И в Крыму это понимают. Другое дело, что на них всё равно жить крайне затруднительно, а то и нельзя. Но самое главное не в этом. В высказывании господина Медведева, лидера «Единой России», как и во всей политике его правительства , фундаментально проявляются две вещи. Первая – это непонимание приоритетов. Вот, если любого человека, я думаю, того же Медведева спросить: уважаемый, скажите, пожалуйста, а вот бюджет для человека, или человек для  бюджета? Вот правительство для людей, или люди для правительства? Он даст правильный ответ. В крайнем случае, он там сверится с Конституцией, с уголовным кодексом, президента, может быть, спросит, и в конце концов даст правильный ответ, что да, бюджет существует не для того, чтобы там правительство жировало и в хорошем костюме на хорошей машине после проведения праймериз «Единой России» за 450 миллионов рублей объясняло бы людям, что никакой индексации им не будет для пенсий в 8 тысяч рублей, что нет, наоборот, это правительство должно служить людям, оно служит людям, но вот детский вопрос: а государство отличается от нас с вами тем, что оно не просто может, оно обязано эмитировать деньги по потребности экономики, и, если правительству на что-то не хватает денег – да, если не хватает на полёты в космос, от полётов космос на худой конец можно отказаться – но, если не хватает на жизнь людей, то оно должно расшибиться в лепёшку и эти деньги добыть. Ну, как бы, если нет денег, извините, не пробовали ли вы поменьше воровать, уважаемые коллеги? А, если поменьше воровать не получается – я напоминаю, что господин Медведев достаточно давно говорил о том, что при госзаказах триллион рублей уходит, неизвестно куда, и что-то никаких победных рапортов о том, что деньги стали тратиться лучше, не поступали, и отчёты Счётной палаты об эффективности исполнения бюджета читаются как сценарий к фильму ужасов. Так вот, даже если меньше воровать не получается, ну, я понимаю, социально близкие, чьи-то родственники, вообще, просто хорошие, симпатичные люди, я понимаю, но, коллеги, вы можете взять деньги взаймы. И, вы знаете, удивительное вяление природы: только что правительство с воплями восторга отчитало о том, что оно 1 миллиард 750 миллионов долларов взяло взаймы по 4,75, по моему, процентов годовых, что чуть выше рынка для такой страны, как наша, но вполне себе ничего, терпимо, брали в недавнем прошлом и под более высокие проценты. И был такой большой спрос, нам рассказывают, что в принципе можно было бы и побольше взять взаймы. Коллеги, а вы вот эти вот денежки людям дать не пробовали? Если вы существуете для людей, а не для собственной фанаберии и не для каких-то жуликов, которые всё это разворовывают, да. А, если вы не можете брать взаймы совсем, то, извините, вы обязаны напечатать, и чёрт с ней, с инфляцией, потому что вы должны обеспечить жизнь людей. И, если вы обеспечиваете индексацию граждан бедным, и даже если из-за этого возникает инфляция, хотя, она не возникает в наших условиях, как многократно было экспериментально доказано, то как бы бедные всё равно остаются в выигрыше, страдает средний класс, и страдают богатые, которые в принципе о себе должны заботиться сами. То есть этим заявлением господин Медведев, лидер «Единой России», председатель правительства, обнажил принципиально порочный подход  государства и его личный подход у гражданам. На словах, и формально признавая, что они существуют для граждан, они исходят из того, что это мы с вами  существуем для них. Рабы мы для них или крепостные крестьяне, или просто быдло и ватники, которых нужно сжигать  заживо, я не знаю, я у них свидетельских и признательных показаний не получал, но подход такой, и он виден из всей экономической политики этих замечательных прекрасных людей. А второе. Что он сказал – он сказал потрясающую фразу, всё почему-то прицепились к тому, что он пожелал всего хорошего, всего доброго, потом Песков его разоблачил, что у него нет полномочий желать людям всего доброго, но это же хорошо, вас же не просто послали, вас послали вежливо. Как говорил Аль Капоне, при помощи доброго слова и пистолета можно сделать значительно больше, чем при помощи одного только пистолета. Мне резануло слух совершенно другое. Мне резануло слух, что господин Медведев сказал, что нет денег. Понимаете, это поразительная ситуация. Если бы он полез в карман, и вывернул бы карманы, и оказалось, что он случайно не взял с собой кошелек, я понимаю, премьеры кошельки не носят. У нас один премьер, придя на работу, положил кошелёк в ящик стола, и, когда его увольняли с должности премьера, и она забирал свои вещи, вытащил этот ящик, увидел кошелёк, и с детским удивлением сказал: надо же, за всё это время ни разу не пригодился. Это история из жизни, это реально так было. Но ведь господин Медведев не о своих карманах говорил, он говорил о наших карманах, он говорил о бюджете России, а в бюджете Российской Федерации без движения валяется 7,8 триллиона рублей. Вы знаете, это полугодовые расходы. Полгода можно не собирать налоги, таможенные пошлины, штрафы не брать, пени. Никто, кроме бухгалтеров казначейства, этого не заметил. Коллеги, вы представьте себе, что у вас есть деньги на полгода безбедной запланированной жизни. Вот вам полгода не нужно зарабатывать себе на жизнь, потому что у вас есть такая заначка. Ну, нас слушает, конечно, Москва, хотя, судя по истерике, которая здесь есть, Киев нас тоже очень интенсивно слушает. Но у большинства-то людей по-другому. Россия – это не Москва, Москва – это не Россия. Это как бы одна страна, но разные миры, разные образы жизни. Вот, чтобы мне так не хватало денег, как не хватает господину Медведеву. Я не знаю, он действительно не знает, или он безграмотен, или он искренне думает, что эти деньги для Америки, а не для граждан, а что эти деньги должны быть выведены из страны для хозяев, я это понимаю, что, может быть, такая у него логика. Но то. что он сказал, неважно, это сознательная ложь, или это глупость, но это неправда. И проблема не в том, что кто-то говорит неправду, иногда надо лгать людям, это, к сожалению, азбука управления, это ужасно звучит, но любой человек, которому приходилось управлять более чем взводом, даже более чем отделением, он, я думаю, признает мою правоту. Есть вещи неприятные, но необходимые. Но ведь нельзя говорить неправду так, чтобы это видели все, нельзя говорить неправду, вытирая ноги о свой народ и свою страну. Премьер Медведев, не так уж и давний президент Медведев показывает своими действиями не только личную мотивацию, но и мотивацию партии, которую он возглавляет. И, пожалуйста, не забывайте об этом, когда будет голосовать. Сейчас мы уходим на рекламу, а потом поговорим про якобы смену якобы экономической политики. Спасибо! Здравствуйте снова, дорогие друзья! Новости закончились, мы продолжаем принимать телефонные звонки +7-495-73-73-948, мы продолжаем принимать СМС +7-925-88-88-948. Но, реагируя на то, что вы пишете, ну, во-первых не надо унижать господина Медведева, это не, что вы пишете, это председатель правительства, это человек, который реально осуществляет управление экономикой и не только экономикой. Это человек, который во многом определяет лицо государства и определяет, собственно говоря, среду, в которой мы живём. Не надо его унижать, это отнюдь не то, что вы пишете, это второй по влиятельности человек в стране. Второй по значимости человеку в стране, и мы с вами живём в среде, которая в значительной степени создана им. Значит, здесь люди приводят в большом количестве примеры бланков налоговой и квитанции по ЖКХ, на которых написано «Денег нет, но вы там держитесь». Значит, коллеги, это очень смешно, но упаси вас, боже, поступать так в реальности, потому что вы, если вы будете следовать примеру лидера «Единой России», то вы совершите очень серьёзное нарушение правил, и вы будете за это очень жестоко наказаны. Потому что, что позволено лидеру «Единой России», то не позволено тем, кто за него голосуют, и за эту партию голосуют, тем, кто уклоняется от своего выборы, и тем, кто это всё терпит. К сожалению, это реальность, поэтому шутить хорошо, шуточки – это прекрасно, только не вздумайте пытаться превратить это в реальность. Тут, значит, товарищ пишет: на пенсии денег нет, сказал председатель правительства и поехал в свою резиденцию жрать рябчиков.  Ну, во-первых, кушать, а не жрать, что за невежливость, и, во-вторых, вполне возможно, что он на диете, откуда вы знаете? Может быть, он поехал управлять, или, может быть, он поехал проверять праймериз «Единой России», которую он возглавляет, всё может быть. Значит, у нас прошла дискуссия очень важная экономическая в присутствии президента Путина, к которой я всё никак не могу подойти, описывая многие экономические новости, где было обсуждено три варианта. Я сразу скажу людям, которые недостаточно внимательно следят за процессом, что никакого решение и не предполагалось – это был мозговой штурм, просто чтобы товарищ президент заслушал разные точки зрения. Я с изумлением узнал из многих, так сказать, людей, которые поддерживают официальную позицию и всячески хвалят нашу власть, что, оказывается, это была единственная возможность для президента услышать собственного помощника по экономике господина Белоусова и собственного советника господина Глазьева. Как говорят многие люди, которые поддерживают наше государство, нашу социально-экономическую политику, оказывается, других возможностей, кроме как собрать совещание, услышать собственных помощников и советников и у президента не было. Ну, им, наверное, виднее. Три разных точки зрения. Позиция Улюкаева, министра экономического развития, чтобы нужно в принципе проводить политику прежнюю, нефть дорожать не будет, она будет максимум 50 долларов в течение ближайших трёх лет. Ну, не нужно издеваться, я тоже ошибся, я думал, что мы 50 долларов или, может быть, 55 долларов за баррель увидим в конце этого года, а мы 50 долларов за баррель увидели сегодня. И Улюкаев говорит, что экономика не будет расти при сегодняшней модели более 2 процентов в год, и это абсолютно не допустимо, и это святая правда, я с ним полностью  в этом согласен. Даже стоящие часы два раза в сутки показывают правильное время. Даже господин Улюкаев часто говорит разумные и правильные вещи, ну, иногда, по крайней мере. Но прогноз господина Улюкаева заключается в том, что люди будут беднеть, при этом будет расти прибыль корпораций, то есть люди будут, судя по всему, беднеть от того, что их будут грабить монополии, и корпорации по непонятным причинам начнут инвестировать средства в ограбленных ими, ну, монополии будут инвестировать средств в ограбленных ими, и у нас всё расцветёт и заколоситься. Ну, любой человеке понимает, что в ограбленных не инвестируют. Если я, монополия, отобрал у вас деньги завышением цен или ограничением конкуренции, то я разрушил экономическую среду, я подорвал рынок, я будут деньги выводить, а не вкладывать, но господин Улюкаев это, судя по всему, не понимает. Поэтому идея продолжать всё по-старому. Все понимают, что это тупиковая идея, и всерьёз эта тема даже не обсуждается, и поэтому об этой позиции обычно забывают. Есть позиция Белоусова и Титова, которая называется «целевая эмиссия». Смысл заключается в том, что у нас искусственно создан денежный голод, денежный голод душит экономику – значит, экономике нужно дать денег, но дать денег так, чтобы эти деньги не поступили на валютный рынок. Я подозреваю, что здесь имеет место вмешательство нашего доброго бизнеса, который не хочет системно ограничивать валютные спекуляции, и, вообще, финансовые спекуляции – он с ними слишком тесно связан, он к ним слишком сильно привык – поэтому есть идеология контроля за деньгами, так называемых, окрашенных денег. То есть не системны меры, а меры, грубо говоря, структурные: вот мы даём деньги по отдельным видам проектов, таким образом, чтобы эти деньги не могли попасть на валютный рынок. Грубо говоря, за каждым миллионом долларов будет ходить инспектор и проверять. Я должен сказать, что это не работает, Как человек, который имеет опыт практики государственного управления, и практики хозяйственного управления, это не сработает в масштабах страны по двум причинам. Во-первых, невозможно обеспечить достаточно тщательный контроль за достаточно большим количеством проектов, а значит, неминуемо будут точечные мероприятия. А мы сейчас находимся в условиях, когда нужно идти широким фронтом, обеспечивать всё развитие в каждой точке, а не в отдельных точках. Уже точечные меры ни к чему не приведут, уже экономика находится на другом уровне, на другой стадии деградации. А, с другой стороны, невозможно проконтролировать деньги индивидуально. В конце концов, даже если кто-то украдёт миллион долларов – это деньги, на которые можно вполне спокойно и вполне безбедно жить во вполне приемлемых странах. Это слишком большой соблазн, и в массовом порядке, к сожалению, это работать не будет, как мы это проходили в конце СССР. То есть это очень правильная идея, но сделано поблажка нашим спекулянтам, что ограничение финансовых спекуляций производится не системно, а производится достаточного локально, что резко ограничивает масштабы возможного развития. При этом не говорится, может быть, я не очень внимательно смотрел, не говорится  о том, куда именно вкладывать эти деньги, потому что это же тоже очень важно. Мы можем по-либеральному говорить, что вот, пусть бизнес приходит с проектами, какие ему нужно, и мы будем эти проекты рассматривать. Но очень низкая вероятность того, что бизнес придёт с теми проектами, которые нужны не только ему, а стране в целом – это немножко разные интересы, разные системы мотивации. И эта политика, в общем-то, проваливается. Государство – мозг и руки общества, и оно должно организовывать развитие, а эта направляющая немножко ослаблена в этой идее. То есть идея Белоусова и Титова выросла из идеи Глазьева. На мой взгляд, идею Глазьева здорово выхолостили. Но, тем не менее, это движение в правильном направлении, это то, что можно развивать. Вероятно, поэтому эту идею и не поддержали, потому что давление и финансовых спекулянтов, и наших либералов, которые обслуживают интересы глобального бизнеса, слишком велико. В мэйнстриме сейчас находится позиция Кудрина, который, по сути дела, воспроизводит либеральные мантры 92-го года, даже не 90-х, а 92-го года. Он говорит очень чётко и прямо, что, господа, низкий экономически рост, в отличие от Улюкаева он говорит, это не катастрофа, это нормально. Ну, если у вас не получается обеспечить стране экономический рост, значит, нужно сказать, что это правильно, так и надо, что рост должен быть низким, ничего страшного не произойдёт. И нужно, с одной стороны, бороться с инфляцией, причём чрезмерно жёсткой финансовой политикой, то есть ещё сильнее устроить денежный голод по сравнению с сегодняшним, то есть затянуть пояса уже не на поясе, а уже на шее нашей экономики. Вот это первая его позиция, и эта позиция абсолютно порочна, потому что в условиях денежного голода инфляция вызвана не избытком денежной массы, не тем, что у пенсионеров слишком много денег, и они зажрались – отнюдь нет – инфляция вызвана ростом издержек, инфляция вызвана произволом монополий. Но для наших либералов произвол монополий – это главное выражение свободы предпринимательства, насколько можно судить, поэтому они произвол монополий не ограничивают. В результате ужесточения финансовой политики лишь ограничено снизится инфляция – максимумов 6 процентов, но при этом оно разрушит экономику и придётся осуществлять девальвацию для подстёгивания экономики, для наполнения федерального бюджета. Я напоминаю, что у нас уже два месяца дефицит федерального бюджета совершенно кошмарный, больше 8,6 процента. То есть это абсолютно кошмарная ситуация, абсолютно неприемлемая, и для поддержания бюджета придётся делать девальвацию. А девальвация подстегнёт инфляцию, и в результате кудринская и в целом либеральная попытка ограничения инфляции оборачивается, как показывает опыт экспериментально, многократно, с 92-го по 2015-й годы, только эти люди жмурятся, не хотят этого видеть, что чрезмерно жёсткая финансовая политика в среднесрочном плане не снижает инфляцию, а, наоборот, её разгоняют. Она снижает инфляцию следующего месяца, а инфляцию следующего года она повышает. И вторая идея Кудрина – структурные реформы, о которых ничего внятного не говорится. Проводится невнятный разговор о том, что нужно улучшить работу судов, правоохранительных органов, что нужно снизить коррупцию, но, простите, а почему борьба с коррупцией, по Кудрину, должна привести к торможению экономического роста – это де нонсенс, это же бред. Борьба с коррупцией высвобождает колоссальные деньги. Если мы доведём уровень нашей коррупции хотя бы до итальянского, у нас, извините, второй бюджет образуется. Где же здесь торможение экономического роста? Наоборот, успешная борьба с коррупцией обеспечивает резкий экономический рост, соответственно это означает, что всё это пустые слова для господина Кудрина, ритуальные. А реальные слова – это о приватизации. О главном он старается молчать или проговаривать мельком. Но вот разграбление страны и лишение нас национального суверенитета при помощи приватизации в стиле 92-го года – это главное, что Кудрин понимает под своими структурными реформами. При этом его риторика показывает, что он, как и все остальные либералы правительства Медведева и «Единой России», в принципе не понимает, что может быть такая штука как производство. Я приношу извинения, нам пишут, что невозможно проголосовать, срывают звонки, пишет Елена.  Давайте, что-нибудь с этим сделаем. Он говорит, что нельзя стимулировать экономику при помощи спроса. Дадим денег, действительно кто-то что-то закажет, но через два года деньги кончатся, и с ними кончится экономический рост. Человек в принципе не понимает, что может быть не трата денег, а может быть инвестирование денег. Что может бюджет, или банки могут дать деньги таким образом, что возникнет производство, которое будет постоянно генерировать прибыль. Не то, что Кудрин говорит, что мы даём деньги, и пока мы даём деньги, экономический рост будет, деньги перестанем давать, экономический рост прекратится. Но это же бред, это же безграмотность, это даже бухгалтер, окончивший по-старому ПТУ, по-нынешнему колледж, или, пусть, даже университет, понимает это. А человек, который у нас претендует быть премьером, а то и президентом этого, судя по всему, не понимает. При этом чудесны выражения людей из Сбербанка. Сбербанк говорит, что денег у банков достаточно, нет спроса на кредиты, поэтому не нужно давать экономике давать дешёвые деньги, у Сбербанка деньги есть. По-другому, как глумление, я это расценить не могу. Причём, это говорит очень хороший специалист, я его не называю фамилии, потому что это хороший специалист, но человек в принципе не понимает, что, во-первых, стоимость кредитов абсурдно завышена, и наша банковская система подыхает от собственного монополизма, когда она аккумулировали колоссальные деньги, н они не хотят снижать их стоимость, и соответственно никто не может взять кредит, когда цена кредита выше рентабельности большинство наших отраслей. А, с другой стороны, Банк России, тоже контролируемый либералами, вводит настолько жестокие, жёсткие требования, что банкам кредитовать реальный сектор, даже если им хочется, даже если реальный сектор согласен на высокие проценты, извините, невозможно, потому что, помимо наличия денег и их цены, есть ещё бухгалтерские формальности, есть ещё ограничения по выполнению разного рода бюрократических регламентов, разного рода нормативов, и вот выполнить эти нормативы можно, только кредитуя финансовых спекулянтов. И на этой почве у нас развелось страшное явление, от которого я хочу вас предостеречь. Я столкнулся с этими людьми один раз, второй, третий, я понимаю, что это явление статистически значимое: у нас сейчас берут кредиты, чтобы выжить. Люди берут кредиты заведомо без возврата в банках не чтобы что-то купить, а люди берут кредиты, чтобы просто поддержать своё существование, потому что других возможностей у них нет. И это будет реальная проблема всей нашей банковской системы. Но я обращаюсь к вам: если есть люди, которые действительно находятся в катастрофической ситуации, и они реально погибнут, если не будут брать кредиты, но, если у вас есть малейшая возможность обойтись без взятия кредитов в наших банках, ради бога, я вас заклинаю, не берите – это билет в один конец. Пожалуйста, вы в эфире, говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день! Это Фрог. Я давно хочу спросить у вас, у меня два вопроса. Но ы помёте, на какой сможете ответить, может быть, на оба. Первый. 90 лет назад в Штатах была сложная экономическая ситуация, мы знаем об этом, и, как я слышал, американское правительство боролось с тем, что изымало денежную массу из оборота, то есть это ровно то, что пытается сейчас делать Кудрин. И американцы поняли после этого, что они больше никогда не будет бороться с кризисом таким способом изъятия денежной массы. Таким образом, что делает Кудрин, когда он осуществляет это. И второй вопрос. В декабре, когда «Единая Россия» снова победит, и вы поймёте, что ваша миссия просветительская провалилась, а это может произойти, что вы будете делать тогда? Потому что народ может остаться политически аморфным.

М.ДЕЛЯГИН: Значит, я могу сказать точно, что я не буду делать. Я не возьму в руки оружие и не буду взрывать мосты и дороги. Вот этого я не сделаю точно. Не потому что я плохо стреляю или плохо снаряжаю там какие-то шашки, меня в хорошем месте учили в армии, я в хорошем месте служил, в правильном, но потому что, пока есть малейшая возможность заниматься политической борьбой, защищать интересы народы легальным мирными способами, нужно использовать легальные мирные способы. 

Полностью -  http://govoritmoskva.ru/interviews/1250/

27 Мая 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов