На этой неделе мы узнали две вещи о председателе правления Сбербанка России Германе Грефе. Во-первых, он не хочет возвращаться в правительство. Во-вторых, он хочет правительство радикально реформировать. И это не взаимоисключающие желания, как может показаться на первый взгляд.

«Я, наверно, подвергался критике больше, чем любой другой чиновник, когда я был в правительстве (ну, это Герман Оскарович просто про Чубайса забыл. — Прим. ред.), и я не хотел бы пройти через все это снова. Я пообещал инвесторам, что я не оставлю Сбербанк, пока мы довольны его модернизацией и эффективностью... Потом я хочу уйти в бизнес», — сказал Герман Греф в интервью журналу Institutional investor. (Тут, конечно, дотошный читатель может прикопаться к словам: это что же получается, сам Греф не считает Сбербанк бизнесом, если после работы в главном банке страны собирается «уйти в бизнес»? Но не стоит придираться: конечно, никакая системообразующая государственная компания в России не является чистым бизнесом. Впрочем, не только в России.)

Практически одновременно с этими откровениями главы Сбербанка о своем будущем газета «Ведомости» сообщила о подготовленной Грефом совместно с чиновниками и так называемым «открытым правительством» (его когда-то придумали по американскому образцу в бытность президентом Дмитрия Медведева) презентации реформы госуправления в России.

О том, что государство у нас управляется неправильно, Греф публично заговорил еще весной прошлого года. (Некоторые экономисты, отдельные политики, а также рядовые обыватели, не утратившие способности анализировать реальность вроде динамики курса рубля, личных доходов, ассортимента и цен в магазинах, количества пустующих рекламных щитов на автотрассах, догадывались о чем-то подобном и раньше.) Причем Греф не просто заговорил, но еще и представил президенту доклад о реформе госуправления. Тогда глава Сбербанка предложил президенту создать некий центр реформ вне правительства — при самом президенте.

Прошел год. Теперь вместе с группой товарищей из правительства глава Сбербанка подготовил более развернутые предложения по изменению системы госуправления. Конечно, речь идет не о политических реформах или смене курса (не рубля). А о том, как эффективнее управлять именно экономикой. Главная идея, которую продвигают глава Сбербанка и его соавторы, — перейти от ручного управления к проектному. Сейчас цель разных лоббистов — пробиться к президенту, добиться положительной резолюции и поручения правительству. Без поручения первого лица госмашина с места не трогается. Греф со товарищи хотят сделать так, чтобы правительство не ждало поручений президента, а работало после одобрения конкретных наиболее значимых для государства проектов неким проектным офисом, который будет создан внутри или при участии аппарата правительства. Причем этот офис должен не только одобрить проект, но и, видимо, как-то следить за его исполнением.

Пока это выглядит примерно столь же эффектно, как если бы Белый дом правительства перекрасили в зеленые корпоративные цвета Сбербанка. Нет, разницу люди, конечно, увидят: белый фасад и зеленый фасад — это фасады разного цвета. Но речь-то идет о том, что творится за фасадом. Понятно, что без визы президента не будет создан тот самый проектный центр при правительстве, который каким-то чудесным образом должен преобразить нашу экономику. Но, главное, без президента — это признают сами авторы презентации — не начнутся и сами структурные реформы в экономике, о которых имеющий уши да слышит уже второе десятилетие. В итоге ничего, по существу, не меняется: все будут ждать указаний и резолюций одного человека, а потом с разной степенью честности, эффективности, адекватности и активности исполнять высочайшие распоряжения.

О том, как это работает, есть хорошая история из уже достаточно давних времен. Но совершенно точно не утратившая актуальности в наши дни. В 2007 году президент Путин приехал с визитом на Камчатку, чтобы проверить, как исполняются его поручения. И говорит: я, мол, три года назад поручил построить газопровод, чтобы газифицировать Петропавловск-Камчатский. Построен ли он? Выясняется, что строить даже не начинали. Почему же вы даже не начинали строить, спрашивает президент. А один из чиновников простодушно (тогда времена были менее суровые, чем сейчас) отвечает: «Мы думали, что вы, Владимир Владимирович, к нам больше не приедете».

Вот, собственно, и вся нехитрая российская модель госуправления экономикой. А на вопрос, почему Греф не хочет возвращаться в правительство, за него отчасти ответил давний соратник Германа Оскаровича по работе в Кабинете министров, бывший вице-премьер Алексей Кудрин. Выступая на ежегодном Пенсионном конгрессе в Москве 17 марта, он сообщил, что ситуация с бюджетом России намного хуже, чем сообщают власти, — каждый четвертый рубль государственных расходов не обеспечен живыми деньгами. «Дефицит бюджета у нас планировался 3%. Фактически ситуация хуже намного. Дефицит бюджета в этом году без дополнительной индексации будет выше 5%, может быть, 5,5% ВВП», — сказал Кудрин (цитата по ТАСС).

Расчетная величина ВВП, указанная в законе о бюджете, на которую ссылается экс-глава Минфина, — 78 трлн 673 млрд рублей. Дефицит, по его оценке, составляет 4,327 трлн рублей. Запланированный на 2016 год объем расходов федерального бюджета — 16,089 трлн рублей. Таким образом, из расчетов Кудрина следует, что реальными налоговыми поступлениями обеспечено лишь 74% трат государства. Каждый четвертый рубль расходов не подкреплен живыми деньгами.

Так что вряд ли Герман Греф не хочет возвращаться в правительство, потому что боится критики. К критике он как раз относится вполне конструктивно. Просто едва ли человеку, имеющему относительно высокую степень самостоятельности, руководя крупнейшим банком страны, хочется работать в правительстве, которому приходится в пожарном режиме затыкать дыры, часто образующиеся совершенно в других местах и совсем не по вине Кабмина. Да еще и в условиях нарастающей острой нехватки денег, чего не случалось в бытность Грефа министром экономического развития. У Сбербанка хоть есть какая-никакая прибыль, а правительство все последние годы просто шарит по дну вместе с экономикой и рассказывает нам сказки о невероятных успехах импортозамещения или пользе санкций.

Тоска зеленая. Хотя дом по-прежнему Белый...

http://www.banki.ru/news/columnists/?id=8786889&utm_source=nwsmail&utm_medium=2016-03-18&utm_campaign=8786889

Автор либеральных реформ, поставивших страну в экономическую зависимость от Запада, требует передать управление правительством в руки альтернативной «комиссии»

Председатель правления Сбербанка Герман Греф подготовил проект масштабной реформы государственной системы: предлагается создать специальную комиссию, которая возьмет на себя функции контроля за кабмином и оценки эффективности выполнения ключевых проектов.

Основной задачей центра должен стать контроль за эффективностью министерств и ведомств. Для этого планируется ввести критерии KPI. Сообщается, что комиссия будет учить министерства реализовывать проекты. Результаты проверок на эффективность будут публиковаться и оцениваться международными экспертами. В том, что касается кадровой политики, авторы реформы предлагают ввести индивидуальные планы развития для каждого чиновника, отмечая отсутствие «четкой связи между оценкой результатов и кадровым ростом».

Реформа «от Германа Грефа» пока не одобрена, в настоящее время близка к реализации идея создания проектного офиса под руководством Дмитрия Медведева и Игоря Шувалова, сообщают СМИ со ссылкой на источники в правительстве.

Если идея экс-министра будет реализована на практике, в стране появится альтернативный центр государственной власти, уполномоченный оказывать влияние на действия кабинета министров. Несомненно, в том случае, если реформа Грефа получит одобрение, глава Сбербанка приложит все усилия, чтобы в комиссию вошли деятели с комплементарными ему идеологическими установками — сторонники либерализма в экономике и внешней политике.

И смех, и Греф

Следует отметить, что мысль о структурном реформировании системы госуправления экс-министр экономического развития вынашивает уже давно. В начале 2015 года Греф озвучил данную идею в ходе экспертного совещания в Ново-Огарево, где глава государства собрал высших экономических чиновников и руководство ЦБ для обсуждения перспектив реализации антикризисного плана. По словам присутствовавшего на совещании Алексея Кудрина, Владимир Путин «серьезно» отнесся к предложениям главы Сбербанка. Греф предложил внедрить проектно-целевую систему управления, раскритиковав «ситуативность» в работе правительства.

В последнее время глава правления Сбербанка выступает с активной критикой российской экономики и системы госуправления. Наибольший резонанс вызвали слова, сказанные Грефом в начале 2016 года на Гайдаровском форуме: он сообщил, что в связи с падением мировых цен на углеводороды Россия «проиграла» и «перешла в стан стран-дауншифтеров». И поделился рецептом «излечения» болезни: по его мнению, начать следует с изменения всех государственных систем.

 

Слова о «стране-дауншифтере» вызвали настоящую лавину возмущения в обществе, вице-спикер Госдумы Николай Левичев даже призвал Грефа уйти в отставку. Однако большинство комментаторов обратили внимание на суть высказывания, в то время как самым странным в данной ситуации является тот факт, что наиболее резкая критика в адрес российской экономики звучит из уст человека, несущего непосредственную ответственность за сложившееся положение. С 2000-го по 2007-й Греф занимал пост министра экономического развития и торговли, именно он является одним из основных авторов «Стратегии социально-экономического развития РФ до 2010 года». «Стратегия-2010» была реализована только на треть, при этом данный документ нередко подвергался резкой критике за чрезмерно «рыночный»  уклон. По мнению оппонентов, Греф сконцентрировал все усилия на проведении либеральной экономической политики. Например, он был активным лоббистом вступления РФ в ВТО, при том что это решение негативно сказалось на российских товаропроизводителях.

«Легализация экспорта капитала» обернулась отменой валютного регулирования, что сделало Россию беззащитной перед колебаниями мировой конъюнктуры, пишет о реформах Грефа экономист Михаил Делягин, критикуя итоги деятельности чиновника на посту министра экономического развития.

Таким образом, говоря о «стране-дауншифтере», Герман Греф невольно дал негативную оценку и собственной работе: сегодня Россия пожинает плоды либерального курса в экономике, ярым сторонником которого он является. Главная особенность такой политики — отказ от принципа экономической автономности, упование на «мировое разделение труда», в рамках которого РФ отводится роль экспортера сырья. Введение экономических санкций против России наглядно продемонстрировало все изъяны такого подхода (стране пришлось спешно импортозамещаться по большинству направлений), однако это не переубедило либеральных деятелей.

Например, тот же Герман Греф, комментируя 16 марта текущий курс национальной валюты, заявил, что модернизация экономики «автоматически» означает закупку больших объемов оборудования за рубежом. Хотя, по мнению некоторых экспертов, именно зависимость от импорта средств производства представляет наибольшую угрозу для отечественной экономики.

Алексей Кудрин и Герман Греф (слева направо) на конференции «Стратегия-2010: итоги реализации и новые вызовы». Фото: Антон Луканин / ТАСС

Грабли экономического либерализма

Активно критикуя сложившуюся в России систему госуправления, Герман Оскарович не предлагает менять ее коренным образом. По его мнению, «главной является задача развития существующих управленцев». Предлагаемая им реформа подразумевает создание своеобразной надстройки над уже существующими ведомствами, призванной «научить» министерства реализовывать проекты. Возникает вопрос: а имеют ли право чиновники, не умеющие работать, занимать свои места в правительстве, или разумнее было бы просто заменить их на более компетентных специалистов, вместо того чтобы создавать дополнительный госорган для «обучения»? Впрочем, сомнительно также и то, что подобная комиссия, собранная под руководством Грефа и других апологетов либерализма вроде Алексея Кудрина, сможет научить чиновников чему-то действительно полезному, ведь именно последствия рыночного перекоса в экономике, организованного ранее именно этими людьми, являются сегодня набольшей угрозой и тормозом развития страны.

Конечно, российское правительство действительно нуждается в реорганизации: зачастую работа по важнейшим направлениям попросту саботируется. К примеру, по словам вице-премьера Дмитрия Рогозина, в начале прошлого года глава государства начал управлять военно-промышленной отраслью в «ручном» режиме; видимо, набранные в профильное ведомство чиновники попросту не способны работать самостоятельно.

Однако если исполнительная власть и нуждается в контроле и замене кадров, то только не под руководством уже дискредитировавших себя либеральных политиков и экономистов. Именно их деятельность и привела к существующим по сей день проблемам — зависимости национальной экономики от импорта, а также от малейших колебаний на мировых рынках энергоносителей и валют.

Хозяйственная несамостоятельность государства является прямой угрозой его суверенитету. Известно, что военная мощь страны должна опираться на развитую экономику. У нас же на протяжении долгих лет вместо строительства новых промышленных предприятий предпочитали вкладывать средства в американские казначейские облигации или же хранить капитал мертвым грузом в кудринской «кубышке».

Герман Греф и другие радикальные сторонники «рынка» один раз уже использовали Россию в качестве полигона для экспериментов. Как оказалось, очень неудачных.

Здравая логика подсказывает, что продемонстрировавшие некомпетентность специалисты должны в лучшем случае уйти на покой, а в худшем — понести ответственность за результаты своей деятельности. Однако ни того, ни другого не происходит: они продолжают занимать руководящие посты и активно вмешиваться в управление государством. За идеей по замыканию работы исполнительной власти на некой комиссии, которую лоббирует команда Грефа, может стоять не только желание навязать свои правила игры правительству, но и стремление получить большую долю власти в стране.

В действительности самой эффективной реформой системы госуправления явилось бы полное ее очищение от пагубного влияния деятелей, подобных Герману Грефу.

«Кадры решают все», — говорил Иосиф Сталин. Уж он-то прекрасно разбирался в методах повышения эффективности системы государственного управления.

http://rusplt.ru/society/pod-grefom-vreditelstva-22281.html