Всем плохо, но России будет хуже

В 2016-м экономический вес нашей страны опять упадет. Но важнее другое: все выигрышные роли расхватают другие.


Российская экономика стремительно теряет позиции на мировой арене© CC0

Сравним итоги 2015 года с прогнозами на 2016-й.

В прошлом году мировой ВВП вырос на 3%, а международная торговля уменьшилась на 11%. Тем временем российский ВВП упал на 3,7%, а товарооборот нашей державы сократился на 33%.

Из 20 крупнейших экономик мира наша показала наихудшие результаты.

В этой двадцатке на первое место по темпам роста впервые в XXI веке вырвалась Индия (7,3%). А всего скорость подъема, превышающую среднемировую (т.е. от 3%), в 2015-м показали шесть экономик: индийская, китайская, индонезийская, саудовская, испанская и турецкая.

В восьми странах (США, Корея, Британия, Таиланд, Австралия, Мексика, Германия, Франция) наблюдался умеренный или слабый рост – от 1% до 3%.

Еще в четырех (Канада, Иран, Италия, Япония) была стагнация – зафиксированный рост ВВП (от 0% до 1%) не выходил за пределы статпогрешности.

И, наконец, в четвертой по счету группе, представленной двумя державами, был крупный спад – в Бразилии (-3,0%) и у нас (-3,7%).

Теперь о наметках на 2016-й. Прогнозов циркулирует много, но выбираю из них тот, который в январе опубликовало агентство Bloomberg. Эксперты, которых оно опрашивает, - люди с репутацией. Что же до нашей экономики, то на фоне других предвидений, особенно появившихся за последние недели, оценки Bloomberg выглядят чуть ли не самыми благожелательными.

 

 

Уточню, что Иран оказался слишком крепким орешком даже для блумберговских аналитиков и в прогноз не вошел. А ни в одной из прочих девятнадцати главных держав эксперты каких-либо великих хозяйственных переворотов не предвидят. Знатоки всегда любят предсказывать на завтра то, что происходит сегодня. Впрочем, угроза рецессии, если и не в мировых масштабах, то во многих странах, в их глазах сейчас растет.

Первое место среди мировых тяжеловесов в 2016-м опять отведено Индии (прогнозируемый рост - 7,4%), вновь уверенно обгоняющей Китай (6,5%). На третью позицию по ожидаемым темпам подъема поставлена Индонезия (5,2%) – стремительно растущая трехсотмиллионная держава. В группе с ускоренными темпами роста останется, по мнению Bloomberg, Турция, а Испанию и Саудовскую Аравию, в которых ожидаемая скорость экономического подъема чуть снизится, сменит Таиланд.

Группу держав с умеренным или слабым ростом, возглавляемую Соединенными Штатами (2,5%), формально пополнят также Италия и Канада, для которых эксперты прогнозируют рост чуть выше 1%.

Япония продолжит стагнировать. А в двойке самых неудачливых государств, продолжающих идти вниз, эксперты намечают рокировку: спад в России, по их оценкам (-0,5%), будет на этот раз менее тяжелым, чем в Бразилии (-2,5%).

Повторю, что для нашей страны блумберговский прогноз оптимистичнее почти всех других. Большинство экспертных структур и предсказателей-одиночек обещают России в 2016-м более глубокое снижение (от -1% до -2%). Впрочем, принципиальным образом эта разница в предвидениях картины не меняет.

Более интересен вопрос, почему другая бывшая энергетическая сверхдержава, Саудовская Аравия, в отличие от нашей, довольно бодро росла в 2015-м (3,4%) и выглядит в глазах экспертов способной продолжить рост и в 2016-м (1,9%). Ведь падение цен на нефть вроде бы должно было ударить по всем одинаково.

 

 

Ответ элементарен. Накопив гораздо большие, чем Россия, резервы, саудиты смело пустили их в ход. В 2015-м бюджет Саудовской Аравии был сведен с дефицитом в 19% ВВП, но объемы импорта заграничных товаров были сохранены на докризисном уровне (в России бюджетный дефицит составил 3% ВВП, а импорт товаров упал вдвое).

При этом за 2015 год саудовские резервы уменьшились с $732 млрд до $660 млрд. То есть до момента, когда они достигнут критического уровня, можно жить еще лет пять. При нынешней волатильной политической и экономической международной обстановке срок огромный.

В целом же в 2015-м российская экономика оказалась самой неудачливой из двадцати крупнейших в мире. Ее вес уменьшился, роль в международной торговле резко упала, а круг покупателей сырья, остающегося главным экспортным товаром, сузился. Отпала Украина. На глазах отпадает Турция. Вес Евросоюза в российской торговле снизился с предкризисных 50% до 40% в первые месяцы этого года. Зависимость от торговли с Китаем растет, не сопровождаясь ростом зависимости Китая от торговли с Россией, которая для него была и будет лишь партнером даже и не второго, а скорее третьего ранга.

Но самый интересный экономический вопрос 2016 года таков: а не начнется ли глобальный хозяйственный кризис? Здесь нет места, чтобы разбирать многообразные трудности Евросоюза, Китая и Соединенных Штатов. Достаточно напомнить, что они велики.

Блумберговские эксперты, понимая, что надо как-то откликнуться на явную угрозу, вывели для каждой страны на 2016-й не только усредненные цифры ожидаемых темпов роста, но также вероятность въехать в рецессию. И одна только Индия оказалась свободна от малейших экспертных подозрений. Для Германии вероятность вхождения в рецессию в 2016-м, по их мнению – 8%. Для Китая – 12%. Для США – 15%. Для Кореи – 18%. Но хуже всего дела обстоят у Японии (30%), у России (65%) и у Бразилии (75%).

 

 

Не вдаваясь, опять же, в детальный разбор, можно допустить, во-первых, что всемирного спада в 2016-м все-таки не будет. Во-вторых, что нескольким большим экономикам рецессию пережить придется. И в-третьих, что экономика России почти наверняка попадает именно в эту неудачливую группу. 2016-й год, как и два предыдущих, станет для российской хозяйственной системы временем нарастания проблем, а не решения тех, которые уже накопились.

Впрочем, процесс ухудшений может замедлиться, переживать эти беды предстоит не совсем в одиночку, а утешаться в печальные минуты можно будет еще и видом какой-нибудь Венесуэлы, экономика которой не просто «переживает трудности», а вообще летит вниз, кувыркаясь и разваливаясь на части.

Главная драма все-таки в другом. Мировые центры экономической мощи, которых всего четыре – США с их североамериканским окружением, Евросоюз, Китай с группой экономических вассалов, а также с натяжкой Индия – именно сейчас все глубже уходят в поиски новых ролей, собираясь то ли замкнуться внутри себя, то ли, наоборот, выстроить какие-то суперобъединения.

Воплощением второго из этих путей являются проекты Транстихоокеанского торгового партнерства, соглашение о котором было в феврале подписано представителями двенадцати стран, включая пять экономических гигантов (США, Японию, Канаду, Мексику и Австралию), а также Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (США плюс ЕС), переговоры о котором близки сейчас к кульминации.

Если эти планы окажутся удачными, в мире будет один суперцентр (США плюс их партнеры вдоль Тихого и Атлантического океанов) и два просто гигантских центра (Китай с вассалами и, возможно, Индия). Если же они провалятся, центров будет, как и сейчас, четыре. Ведь даже в довольно гипотетическом случае распада Евросоюза, Германия вместе со странами ее хозяйственного окружения все равно сохранит роль экономической сверхдержавы.

 

 

При любом повороте событий, ни одна из прочих стран, даже таких огромных, как Россия или Бразилия, не сможет сыграть собственную игру. Им придется либо причаливать к одному из больших блоков, стараясь устроиться повыгоднее и поудобнее, либо коснеть и медленно гнить в собственной отгороженности.

Траектория, по которой Россию интуитивно ведет наше начальство, лежит где-то посредине между двумя этими возможностями.

Надо только уточнить, что единственным блоком, в который есть некоторый шанс втянуться, становится сейчас китайский. Потому что с другими все меньше точек хозяйственного соприкосновения. Москва планомерно приучает Запад к тому, что российские энергоносители лучше не покупать. Остается Китай, не нуждающийся в газе, который ему зря пытаются навязать, но готовый брать российскую нефть, а со временем и другое сырье.

Пребывание в китайской орбите на скромном положении одного из хозяйственных сателлитов, приобретателей ширпотреба и поставщиков сырья, вполне совместимо с высокой степенью изоляционизма.

Россия почти не вовлечена в мировые цепочки добавленной стоимости и с годами имеет все меньше шансов в них включиться. Внешние экономические связи нашей державы хиреют. Судя по итогам первых двух месяцев 2016-го, российский импорт, резко сократившийся даже по сравнению с кризисным 2015-м, может в этом году опуститься уже до индонезийского уровня ($140 млрд в 2015-м), далеко отстав от польского ($188 млрд) или таиландского ($196 млрд) импорта, не говоря уже о турецком ($204 млрд).

Если 2016-й и последующие годы станут временем глобального кризиса, тем быстрее пойдет перестройка мировой хозяйственной архитектуры. Непонимание нашими вождями необходимости для страны в этих новых координатах бороться за выигрышную экономическую роль означает, что все такие роли будут быстро распределены между другими.

Сергей Шелин

http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/03/11/1497192.html

13 Марта 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов