Экономист Евгений Гонтмахер: в конце года может наступить экономический коллапс

«Все упирается в волю Владимира Владимировича - он не хочет никаких реформ»

Уже Министерство финансов – и то признало: не будет структурных перемен в экономике, при 50 долларах за баррель – долгосрочный кризис. Альтернативу предлагает Евгений Гонтмахер, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений, член Комитета гражданских инициатив (председатель – Алексей Кудрин). 

«Нам не нужна приватизация ради приватизации»

-  Евгений Шлемович, какова правительственная антикризисная программа – поможет ли она нашей кризисной экономике?

- Мое отношение к жанру нынешних антикризисных программ негативно по причине того, что они, по сути, ничего не меняют. Это просто набор пунктов по точечному вливанию денег в различные отрасли. От кризиса нам поможет избавиться только программа настоящих реформ, а не очередное лихорадочное латание дыр под названием «антикризисная программа».

- В программе есть положение о приватизации. Путин потребовал, чтобы участники процесса имели исключительно российскую юрисдикцию. То есть, иностранцы отсекаются от приватизации. Хорошо ли это?

- Безусловно, я считаю, что отсечение иностранного бизнеса от данного процесса - плохо. Конкуренция — это всегда хорошо. Когда иностранный бизнес отсекается, получается «конкурс» среди своих, а с иностранцами этот фокус проделать все-таки посложнее. Поэтому в нашем случае можно будет сделать заявку от имени какого-нибудь кипрского офшора, за которым на самом деле будут стоять «свои» люди.

Если в целом говорить о приватизации, которая предполагается согласно программе, я вообще не считаю ее таковой. Можно продать какие-то небольшие пакеты наших госкорпораций, типа «Роснефти» или РЖД, но владельцы таких пакетов не будут иметь никакого влияния на их политику. Возьмем «Газпром»: вы можете пойти на биржу и купить его акции, но это не значит, что вы как миноритарий можете на что-то повлиять, потому что свыше 50% акций принадлежит государству. Значит, «Газпром» делает ровно то, что ему диктует правительство России. Отсюда мы наблюдаем неповоротливость, неэффективность и непрозрачность корпорации, как это все уже признали. С моей точки зрения, приватизация - это когда государство отдает в частные руки бÓльшую часть активов, на конкурсе, в котором участвует широкий круг инвесторов, и не только российских. Приватизация не должна приводить к появлению суперсобственников, которые должны владеть 60-70% компаний, как это было в нашей стране в первой половине 90-х прошлого века. Нет, приватизация XXI века - это когда конкретное физическое лицо владеет не более чем 2-3% компании. Кстати, по такой схеме выстроены практически все крупные производственные компании Запада. Вот если будет именно так, я согласен называть это приватизацией.

"Ту приватизацию инициировал Верховный Совет РСФСР, большинство было у левых. Правительство в лице Гайдара и Чубайса было вынуждено пойти именно на такой тип приватизации""Ту приватизацию инициировал Верховный Совет РСФСР, большинство было у левых. Правительство в лице Гайдара и Чубайса было вынуждено пойти именно на такой тип приватизации"РИА Новости/Игорь Михалев

Дело еще и в том, что этот процесс не должен быть институционально изолирован. Взяли и приватизировали какую-то компанию, а все остальное вокруг осталось прежним. Это неправильно и не даст желаемых результатов. Надо работать над системным повышением прозрачности, конкуренции. Вот что такое, с моей точки зрения, настоящая приватизация.

- На ваш взгляд, активы, которые предложит государство инвесторам, они вообще привлекательны? Не побоится ли бизнес покупать их, зная незавидную судьбу некоторых крупных бизнесменов, которые в итоге потеряли собственность? Говорят, в России нет крупных собственников - просто назначенные.  

- Это вопрос философский. Конечно, вы правы, и российский, и иностранный бизнес не доверяют нашему государству, которое может в любой момент отобрать активы, посадить в тюрьму и так далее. Поэтому мы должны во что бы то ни стало изменить отношение бизнеса, в том числе российского, к работе в России. Как я только что сказал, приватизация сама по себе, без того, чтобы улучшить ситуацию в целом, бессмысленна. Приватизация — это лишь часть большого пакета реформ, который должен включать не только экономические преобразования, но даже и внешнеполитический вектор. Россия живет под санкциями, и если вдруг какой-то зарубежный инвестор захочет купить часть российской собственности, он столкнется с большими политическими рисками. Чтобы стали покупать активы в России, нужно вернуть доверие к себе, чтобы с нами можно было работать без риска - и политически, и экономически. Без этого заявленная приватизация невозможна, если даже кто-то что-то купит, это не принесет никакого эффекта. 

- У вас, таким образом, есть уверенность, что приватизация не станет повторением чековых аукционов второй половины 90-х, когда огромные куски госсобственности задарма ушли «своим» олигархам взамен на продление режима увядающего Ельцина? То есть: не выйдет ли так, что новая волна приватизации только укрепит неофеодальное устройство нашего общества? И потом, есть стратегические отрасли, связанные с безопасностью страны. 

- Во-первых, я же не говорю, что нужно приватизировать все до последнего гвоздя. Согласен, что «Росатом» или «Ростехнологии» — это специфические корпорации, связанные с нашим ВПК, поэтому я вовсе не призываю их приватизировать. Во Франции, например, демократической и с рыночной экономикой, бÓльшую часть электроэнергии производят атомные станции, принадлежащие государству. 

"Приватизация сама по себе, без того, чтобы улучшить ситуацию в целом, бессмысленна""Приватизация сама по себе, без того, чтобы улучшить ситуацию в целом, бессмысленна"РИА Новости/Алексей Даничев

Я говорю, что драйверы нашей экономики - нефть, газ, железные дороги и еще много чего, уже плохо работают в руках государства. Им нужны эффективные частные собственники. Да, конечно, в народной памяти приватизация несет негативный шлейф: появился каламбур «прихватизация». Но должен напомнить, что ту приватизацию инициировал Верховный Совет РСФСР, в котором большинство было у левых. А правительство в лице Гайдара и Чубайса было вынуждено пойти именно на такой тип приватизации. Это мало кто помнит, но это так. Не отрицаю, что тогда были допущены ошибки с ваучерами, которые сконцентрировались в руках разного рода дельцов, далеко не самых эффективных в качестве управленцев. Потом был этап залоговых аукционов, на мой взгляд, совершенно безобразный. Повторять все это не нужно. 

Надо подготовиться, изучить опыт прошлого, чтобы избежать ошибок. Еще раз акцентирую: нам не нужна приватизация ради приватизации. Нам нужно радикально повысить эффективность экономики. 

- То есть просто приватизация как средство для преодоления кризиса не годится? 

- Совершенно верно, главной задачей настоящей приватизации, что я пытаюсь донести, не является извлечение средств для бюджета. Ну, продаст правительство России часть каких-то активов, получит 200 или даже 500 млрд рублей и закроет очередную дыру. Но никакие экономические процессы качественно не изменятся. Кардинальное повышение эффективности экономики - вот, повторюсь, кардинальная цель приватизации. 

«Современная экономика и наша политическая система — два взаимоисключающих явления»

- Остается вопрос: где брать средства при истощении Резервного фонда?

- Это правильный вопрос. Если нефть в среднем за 2016 год будет стоить 30-35 долларов за баррель, до конца года Резервный фонд будет исчерпан. Еще раз повторю: получится что-то продать из государственной собственности и за счет этого решить какие-то текущие задачи, но только на этот год. А что вы будете делать дальше, в последующие годы? Опять продавать собственность - и так до бесконечности? Это же физически невозможно. Так, может быть, лучше начать готовить настоящую приватизацию, цель которой — не латание дыр, а повышение качества экономики? 

- Не только вы, либерал, критикуете правительственную программу. Со стороны Глазьева, Болдырева, Делягина мы видим то же неприятие и призывы, наоборот, не приватизировать, а национализировать, ввести протекционизм, вливать больше денег, к примеру, в сельское хозяйство. Выходит, правительственная программа - ни вашим, ни нашим. В чем же замысел? Чьи интересы она отражает?

- Да поймите, что вся эта антикризисная программа просто для галочки. Насколько я помню, в прошлом году у нас уже была подобная программа. Почитайте отчеты Счетной палаты о ее выполнении - и всё становится понятным. Так зачем еще раз работать по той же схеме? В экономике развивается кризис, правительство уже не может игнорировать этот факт, поэтому и придумывает всякие эвфемизмы, типа «антикризисной программы», чтобы мы с вами поверили в то, что о нас волнуются, что что-то делается для исправления положения. При этом там не могут предложить и начать реальные масштабные реформы, которые могли бы вытянуть нашу экономику из кризиса. Потому что все упирается в политическую волю Владимира Владимировича. Он не хочет никаких реформ, он считает, что всё как-нибудь утрясется само собой: надо только сюда немного денег добавить, туда дотации увеличить, а остальные как-нибудь сами выкрутятся. Вот и получается какой-то паллиатив - ни то, ни сё. Ни «либералы», ни «государственники». Вполне естественно, что таким подходом недовольны. 

"Дмитрий Анатольевич Медведев выступал на съезде «Единой России», и что он сказал про кризис? Да ничего!""Дмитрий Анатольевич Медведев выступал на съезде «Единой России», и что он сказал про кризис? Да ничего!"РИА Новости/Дмитрий Астахов

А что касается экономистов типа Глазьева, то они просто отраслевые лоббисты, в частности, ВПК и ряда других отраслей экономики. Только призывы дать побольше денег - что от них еще ожидать? Ну а чем все это закончится? Напечатают дополнительные деньги, отдадут их нашему крайне неэффективному «реальному сектору», где всем распоряжаются «свои люди», и там их либо просто проедят без сколько-нибудь видимого результата, что мы уже можем наблюдать на примере ВПК, либо будет еще худший вариант: бÓльшая часть этих денег будет конвертирована в валюту и выведена из страны. 

- А если воля президента качнется в сторону настроений тех самых левых, Глазьева и его единомышленников? Ну, смогут они его убедить в том, что надо срочно поддержать сельское хозяйство или там производство танков и ракет, все национализировать, увеличить налоги на крупный бизнес. И что тогда?

- Опасаюсь, это вполне возможный вариант. У нас отсутствует настоящая дискуссия. По всем канонам, если признано, что в стране кризис и его дно мы еще не прошли, то президент выходит к народу и говорит что-то вроде «Братья и сестры…». Еще в 2013 году, когда нефть стоила больше 100 долларов за баррель и не было никаких санкций, ВВП вырос всего на 1,3%. Уже тогда все сказали, кстати, вроде и тот же Глазьев, что эта экономическая модель обанкротилась, изжила себя, ее нужно менять. Но разве вы видели, чтобы президент бил в набат и заявил, что пришло время перемен? Может быть, он попытался устроить конкурс программ выхода из кризиса? Нет. При этом, у Путина есть так называемый Экономический совет. Но он не заседал, насколько я знаю, уже года два. А для чего тогда Владимир Владимирович его создал?

Вот и получается, что правительство продолжает заниматься паллиативами для «галочки», видимо ожидая, что цены на нефть вдруг снова вернуться к показателям двухгодичной давности. Недавно Дмитрий Анатольевич Медведев выступал на съезде «Единой России», и что он сказал про кризис? Да ничего! Только что-то насчет того, что не будем брать налоги с репетиторов, сиделок, нянь, мастеров бытовых услуг. И это председатель правительства России! Вот это и есть результат того, что вся экономика зависит от воли одного человека. Это говорит об отсталости нашей политической системы. Современная успешная экономика и наша политическая система — два взаимоисключающих явления. Вот и всё.

«Горизонт завершения кризиса очень длинный»  

- Вы только что сказали, что дно кризиса еще не достигнуто. Но, насколько я помню, Путин в конце прошлого года говорил, что мы его прошли. Так, кому верить? 

- У нас любят судить о глубине кризиса по динамике ВВП. В прошлом году он, кажется, упал на 3,7%, в этом году падение продолжится, хоть темпы могут быть чуть поменьше. Нащупываем дно? Конечно, нет. И дело не в изменениях на уровне десятых долей процента. Чтобы выйти из нынешнего системного кризиса, нам нужен рост ВПП не менее 5% в год. Всё, что меньше этой цифры, – кризис. Но без кардинального изменения экономической модели и столь же глубокой реформы государства такой рост в обозримой перспективе нам не светит. 

Если мы к этому не подступимся, то уже начавшееся наступление на уровень жизни нашего населения будет «успешно» продолжаться. Возьмем, к примеру, пенсии. В этом году они фактически снижаются, а у нас, между прочим, пенсионеров около 40 млн человек. И эта тенденция надолго, чудес не случится. Даже если будет вторая индексация пенсий, о которой говорят в правительстве, она будет приурочена исключительно к выборам в Госдуму. Но реально даже на нее нет денег.

"У нас, между прочим, пенсионеров около 40 млн человек""У нас, между прочим, пенсионеров около 40 млн человек"РИА Новости/Владимир Федоренко

Потом, посмотрите, что происходит со льготами: их отменяют под любыми предлогами. И хотя в Краснодарском крае люди начали в открытую протестовать, и местные власти, испугавшись, всё вернули назад, в других-то регионах страны это происходит сплошь и рядом. Или те же дальнобойщики, о которых все уже писали и говорили: по благосостоянию этой группы ударили со всего размаху. У россиян снижается реальная зарплата: за прошлый год в среднем на 10%. И никаких перспектив, что она будет увеличиваться, нет. Взглянем на здравоохранение, доступность которого для населения падает, а государственные расходы на него год от года сокращаются. Это только некоторые показатели реального кризиса страны. 

Но в чем еще проблема? Чтобы выйти из кризиса, нужны, как я уже сказал, реформы. А чтобы даже просто  начать их, нужны годы на подготовку, не говоря уже о времени на реализацию. А эффект - в случае успеха - мы сможем увидеть только через несколько лет. Так что горизонт завершения кризиса очень длинный, и скачки ВВП на процент вниз, на процент вверх здесь ни при чем. 

«Надо нормализовать отношения с Европой и с внешним миром»

 

Полная версия: Одним словом, чтобы приступать к давно назревшим масштабным и глубоким реформам, надо прежде всего навести порядок в государстве. 

Полная версия: https://www.znak.com/2016-02-15/esli_neft_budet_stoit_35_dollarov_do_konca_goda_rezfond_budet_ischerpan
©Интернет-газета ZNAK.com

16 Февраля 2016
Поделиться:

Комментарии

Для загрузки изображений необходимо авторизоваться

Архив материалов